Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Проза » Рассказы

Не торопись, детка

Автор: Джек
Фандом: Проза
Жанр:
Психология, Слэш


Статус: в работе
Копирование: разрешено

Второй курс медицинского университета начинался медленно, с неохотой и мерзкой погодой, которая уже в середине сентября «радовала» промозглым ветром и дождями. Студенты медленно, как сонные тараканы, съезжались в общагу из своих городов, обживались на новый учебный год, шумели, занимались своими делами. Жизнь бурлила в теплой, яркой общаге, но за окном моросил серый ледяной дождь.
Этан курил на крыльце, под протекающим козырьком подъезда, и провожал отстраненным взглядом щебечущих барышень, здоровающихся парней, незнакомых первокурсников. Стоял он в стороне и выглядел как привидение. Серый, ссутулившийся, мрачный. Воротник ветровки поднят, черные короткие волосы торчком, тлеющая сигарета в руке. Он ждал. В триста восемнадцатой комнате его блока не хватало еще одного студента. Уже завтра начнутся лекции и распределение на практику по больницам, а Дэнис до сих пор не приехал. Почему он ждет именно этого жизнерадостного паренька, Этан понятия не имел. Весь первый курс они толком то и не общались. Даже учились в разных группах. Этан – в педиатрии, а Дэн в судмедэкспертизе. Такой хрупкий мальчишка с живым огнем в голубых глазах, и вдруг судебный эксперт. Страшная профессия. Все лето Этан отрывался со своими друзьями в пригороде, раза три взяв учебник в руки. Алкоголь и развлечения, кстати, никак не повлияли на мысли о Дэнисе. И Этан ждал осени и встречи. Что он скажет? «Привет, как дела, давай дружить?» Нелюдимому мальчишке, который боится шумных компаний и живет со своими ботанами в комнате, которые его берегут как зеницу ока? Мальчишке, которому в глаза по пьяни кричал, что он отброс общества, раз признался всему курсу, что он гей? За это, конечно, Этана побили в темном парке, и он раз пятьсот пожалел о тех словах. Столько проблем Этан создавал Дэнису… но была самая главная проблема. Маркус. Красавец мужчина с улыбкой бога и аурой всемогущего владыки. Этот нахальный тип несколько раз за первый курс приезжал в общежитие на пару дней. В его присутствии все девчонки дружно текли, а парни боялись пикнуть и только лупили на него восхищенные взгляды. И Дэнис носил его фамилию. Вот это была проблема номер один.
К общежитию подъехала черная машина. В сумраке дождя и угасающего дня она казалась похожей на катафалк. Открылась дверь, отбросив тусклый теплый свет, сверкнули соломенные золотые волосы Дэна и он сам вышел в дождь, путаясь в лямках рюкзака. Этан тенью скользнул в подъезд и замер у двери со стеклянным проемом. Сердце застучало сильнее, сбивая все мысли. Это какая-то не здоровая херня – подумал парень, мотнул головой. Дэнис тем временем, забрал из машины здоровую сумку и пакет, накинул на голову капюшон куртки и двинулся к общаге. Этан ворвался в холл, просочился на лестницу и сделал вид, будто безмятежно спускается с этажа, чтобы… ну, допустим, покурить. И в дверях, «совершенно случайно» наткнулся на Дэниса. Тот выронил пакет, чертыхнулся и поднял взгляд вверх, на налетевшего наглеца. Капюшон сполз с его головы, открыв идеальной красоты лицо и… усталые потухшие глаза. Этана пробрало мурашками.
-О, Дэн! Салют! Ослеп что ли, на людей бросаешься!
В своем стиле затараторил Этан.
-Сам смотри куда прешь, придурок!
Огрызнулся паренек, поднял пакет и направился к лифту, стряхивая с золотых волос капли дождя. Этан скрипнул зубами и помчался за ним, на лету срывая с Дэниса тяжелую сумку и нажимая кнопку лифта.
-Давай помогу!
Дэн не ответил, пожал плечами, зашел в лифт и прижался спиной к дальней стенке. Вид у него был очень уставший.
-Долго ехали?
Спросил Этан. Дэнис поднял на него непонимающие грустные глаза. Настолько печальные, что хотелось сквозь землю провалиться или вот прямо здесь и сейчас вскрыть вены.
-Ну... у тебя вид такой помятый…
-Тебе не насрать?!
Ну конечно. А на что Этан рассчитывал? Что это чудо сейчас все как на духу выложит, расплачется на плече и полезет обниматься? Весь первый курс Этан не стеснялся в оскорблениях над такими, как Дэнис. Ведь на потоке этот парень был не один «такой». Когда подошли к комнате Дэниса, он грубо вырвал свою сумку, пробубнил «спасибо» и захлопнул за собой дверь. «Так мне и надо!» - подумал Этан, достал из пачки сигарету и поплелся на балкон – мокнуть под дождем.
Потом наступила золотая осень. Залитые яркими красками дни тянулись долго и весело. Медики делились впечатлениями от практики, от своих новых наставников. Этан пропадал в детской больнице и зубрил тонну информации. Конечно, он не забывал между делом, ненавязчиво, выведовать, как обстоят дела в морге соседней с общагой больнице. Дэниса любили все. Этот солнечный лучик радовал своим упорством в учебе, был приветлив со всеми сокурсниками. Но гулял один, уезжая куда-то, и никто не знал куда. Он мог прийти весь в синяках, с разодранной одеждой, но с улыбкой от уха до уха. Он постоянно висел в своем планшете, и смеялся в телефон, общаясь с любимыми ему людьми. В университете он так ни с кем и не дружил. Только его два соседа – ботаника, как псы на привязи, охраняли свое сокровище. Да и то только потому, что Маркус пригрозил им обоим руки вырвать и в жопу вставить.
Внезапно выпал снег. Да такой, что образовались сугробы. Никто не ожидал такого поворота. Поэтому после учебы весь блок дружно высыпал в парк играть в снежки. Кто-то тут же притащил вина из соседнего ларька, и веселье началось. Лепили снеговиков, бросали за шиворот снежки, матерились, смеялись. Самый близкий друг Этана, Стив, залепил ему снежком прямо в лицо. Этан хохотнул, зарычал, сгреб из-под ног огромную кучу снега и побежал за ним, поскальзываясь на снегу осенними ботинками. Догнав друга, Этан затолкал ему за шиворот весь снег, повалил в сугроб и не отпускал. Под дружный хохот однокурсников. Стив матерился, брыкался и, наконец, вырвался. Этан запустил в его сторону снежок, не глядя толком, куда именно метит. На пару секунд наступила гробовая тишина, ребята смотрели на Дэниса. Он стоял, сжимая в руках опрокинутый на куртку пластиковый стаканчик вина, а снег медленно сползал с его раскрасневшегося лица. Толпа взорвалась диким хохотом. Этану осталось только пискнуть «упс!» и дать деру куда подальше. В спину летел один снежок за другим, мат за матом, и тяжелое дыхание бегущего Дэниса. Этан выбежал из парка к общаге и уже подумал, что погоня отстала, как вдруг со спины на него накинулся Дэн, уронил лицом в сугроб и ощутимо сильно приложил кулаком в область почки. Этан заржал, перевернулся, попытался встать, но был опять примят в снег.
-Ты мне куртку испортил, говнюк!
Глаза Дэниса полыхали, щеки горели, на груди по куртке расползлось красное пятно. Из-под шапки выбились светлые отросшие волосы, и мальчишка был действительно зол.
-С тебя услуги химчистки, придурок! Понял меня? Или вообще новую купишь!
-Да ладно, ты чего завелся! Отчищу твою куртку, чего так орать?!
Дэнис быстро вскочил на ноги, обшарил все свои карманы, забрал вещи, стянул куртку и бросил Этану.
-Приступай!
И зашагал к подъезду в одном свитере. Этан поднялся, отряхиваясь, находясь в полном шоке от такого поворота. А мальчик-то не так прост, может за себя постоять. Геи бывают и такими? Не в слезы, не в истерику, а по почкам – нна! Сюрприз на сюрпризе. Тут же Этан отдал курточку Марие, напридумав слезную историю о младшем братишке, который уронил на себя в магазине бутылку. За поцелуй в щечку Мария была готова на все и согласилась с радостью, упорхнув в прачечную.
Куртка была в идеальном состоянии и пахла морозной свежестью. У Дэниса в этот выходной были занятия с самого утра, и Этан ждал его на балконе общежития, греясь кофе и сигаретами. С балкона открывался чудесный вид на нехоженый заснеженный двор, припорошенные снегом машины и небольшой садик с еще желто-зелеными листьями деревьев. Кто-то бежал со стороны автобусной остановки. Пальто нараспашку, светлые волосы дыбом, телефон прижат к уху. Это был Дэн. Сбиваясь с темпа, он влетел в подъезд, хлопнув дверью, затопал по лестнице. Этан даже не успел выскочить с балкона, как дверь в триста восемнадцатой взвыла от грохота. Этан подошел и услышал крики, ругань, возню. Не постучав, он открыл дверь и вошел в маленький коридорчик. Здесь он еще никогда не был, но очень хотел увидеть, как живут эти странные ребята. Увидеть так ничего толком и не удалось: Дэнис бегал по просторной комнате, спотыкаясь на ходу, бросая в рюкзак свои вещи. Ботаники помогали, как могли. Все стояли на ушах. Этан повесил чистую куртку на вешалку и прошел в комнату.
-Что за беспредел, чуваки?
Спросил он. Дэнис даже не остановился. Подпрыгнул только, и бросил в сумку еще вещей. Лаборант Игорь хмуро посмотрел на Этана.
-А ты какого хрена тут делаешь, мудак?
Вопрос остался без ответа. Дэнис застегнул рюкзак, что-то пролепетал в трубку и сунул телефон в карман. Этана он замечать отказывался.
-Машина здесь. Я… поехал. Отмазывайте меня, ребят, надеюсь на вас.
-Удачи, чувак!
Хором отозвались ботаники, а Дэнис собрался выходить. И только тут заметил Этана, чертыхнулся коротко.
-Тебя мне еще не хватало, ублюдок…
-Полегче на поворотах, засранец! Случилось что? Давай помогу!
-Знаешь, Этан, иди ты в жопу!
Серьезно, грубо, так уверенно. Дэн вышел из комнаты. Этан глянул на Игоря.
-Да что произошло то?
-Маркус разбился на мотоцикле. В фарш. Реанимация.
Этан сел на симпатичную яркую табуретку. По спине пополз холодный пот длинными каплями. Этан блуждающим взглядом осмотрел комнату. Так все аккуратно. Двухэтажная кровать и мягкий диван с небрежно брошенным мягким котиком. Аккуратные полки с медицинской литературой и уголовным кодексом, проектор под потолком и приставка последней модели. Полки ботаников были заставлены колбами и реагентами, под полками светились компьютеры. Беленький ноутбук Дэниса лежал возле дивана на тумбочке, мерцая надкушенным яблочком. Комната окутывала покоем, уютом и элегантностью. Здесь хотелось остаться пожить. Но Игорь легонько толкнул Этана в плечо.
-Ты чего расселся? Поднимай задницу и выметайся. И не лезь больше к Дэнису. Задумал загнобить парня, поиздеваться? Не выйдет! Вали отсюда на хрен!
-Ты не борзей, ботаник! Лучше номер Дэна дай.
-А пососать тебе не завернуть?! Вали говорю!
Вдвоем, ботаники вытолкали Этана и закрыли за ним дверь.
Неделя тянулась так медленно, что седая борода начала щекотать пупок, а радикулит и склероз прогрессировали. Безликие девушки по ночам не могли заполнить какую-то щемящую пустоту в груди. Стив смотрел на друга и качал головой. Признаваться ему во всем Этан не собирался. По вечерам он забывался за бутылкой, а по ночам с очередной красавицей. За неделей началась другая. Для всего курса из Германии приехал профессор и вел очень важные лекции. Но Дэниса все не было. Этана просто из себя выводило осознание того, что на этом парне свет клином сошелся. Можно ходить по роще, обнимать березки и вздыхать. Просто мыльная опера. Но больше всего пугали мысли по ночам. Когда он обнимал стройный женский стан, перед глазами мерещилось подтянутое молодое, и далеко не девичье тело с золотыми волосами. То, чего Этан так боялся всю жизнь, подкатывало внезапно. «Нет, это все просто блажь, это пройдет! Я не такой!» - думал он почти вслух, чтобы заглушить все остальные мысли.
Они сидели до поздней ночи и зубрили фармакологию. На носу маячил зачет. Стив в который раз принес пару кофе из автомата. Этан видел в справочнике жирную фигу и хотел спать.
-Слушай, чувак…
Стивен отложил учебники и в упор уставился на небритого Этана. Тот широко зевнул. Стив поцокал языком, собираясь с мыслями.
-Не могу не заметить, что с тобой в этом году какая-то мистика творится.
-Я начал тырить твои носки на пару с бабайкой?
-Дурить ты начал, мудак!
Этан смотрел на друга, ожидая продолжения. Стив выдержал этот суровый взгляд, выдохнул и махнул рукой.
-Бля, да ну тебя! НЕ буду я эксперименты ставить!
-Заинтересовал. Продолжай!
Заулыбался Этан. На уме у Стивена могло быть что угодно, от полетов на Марс до лепки из мастики трехметрового члена. Стив хохотнул, потер переносицу и стал серьезен как Чапаев на коне.
-Только так. Давай договоримся. Я ставлю эксперимент, а ты мне ничего не ломаешь. Согласен на леща по морде, но не больше! Для меня это тоже испытание, так что пойми…
-Харош уже воздух гонять, давай! Обещаю не сильно калечить.
-Окей. Закрой глаза.
Этан опять расхохотался. Стив ударил его книгой по голове.
-Закрой глаза, бля! И не подглядывай, мудила!
Они сидели на полу, друг напротив друга, под светом единственной настольной лампы. Что можно было ожидать? Кота в штаны, карандаш в нос? Этан перестал лыбиться и закрыл глаза. Минуту было абсолютно тихо. А потом по коже лица прошлось теплое дыхание. Этан не выдержал, заулыбался, не открывая глаз.
-Ты меня нюхаешь что ли?
-Бля, не смеши!
Ответил Стив так близко, что мурашки побежали по всему телу. Этан открыл глаза и увидел, как Стив завис в миллиметре от него, глядя на губы, приготовив свои для… Этан двумя руками оттолкнул друга, попятился назад, залезая на кровать. Для надежности кинул в этого идиота подушку и заматерился.
-Какого хрена, Стив?! Это что сейчас было?! Ты совсем поехал, чмо волосатое?!
-Тихо, тихо, чувак! Это был эксперимент! Бля, я не пидор! Это просто проверка! И ты ее прошел!
-Да пошел ты, поехавший ублюдок! Мать твою, фу!
Этан забрался под одеяло и свернулся калачиком, вспоминая этот инцидент. Заметно мутило и хотелось смыться куда подальше. Но куда денешься с подводной лодки? Стив все понял, погасил свет и улегся на свою постель, шумно раздеваясь. Потом затих и в темноте было слышно его усмешку.
-Слушай, а Дэна ты бы оттолкнул?
-Или в жопу, идиота кусок!
Пробубнил Этан. А волосы на затылке встали дыбом, когда в голове нарисовался образ Дэниса вместо этого патлатого чудовища. Вот кого бы никогда не оттолкнул. Закутавшись еще сильнее, Этан приказал себе не думать больше об этом.
В день зачета Этан вышел на балкон покурить и застыл, врастая в пол. На общем балконе стоял Дэнис, неумело зажав между пальцев тонкую сигарету. Пустой взгляд в небо, пальто на плечах.
-Привет, Дэн.
Поздоровался Этан. Но парень не ответил. Все так же стоял. Пепел на сигарете истлел в виде загогулины, сигарета давно не горела. Этан тронул ледяную ручку Дэниса, и тот мгновенно очнулся, нахохлился и даже зашипел бы, как испуганный котенок. Отшатнулся от Этана, закашлял.
-Эй, эй, спокойно. Это всего лишь я. Что с тобой?
-В… все в порядке. Ничего, все…
Дэн протиснулся к выходу, замер у двери и обернулся.
-Ни пуха, ни пера, Этан.
-К черту. И тебе.
-К черту.
Кивнул Дэнис. По его застывшему усталому лицу скользнула едва заметная улыбка, он отвернулся и быстро ушел в тепло. Этану показалось, что за спиной выросли крылья. Огромные, сильные. Захотелось сигануть с балкона в небо и унестись вверх. Улыбка растянулась на всю небритую морду, а сердце пылало в груди.
На зачет Этан шел, как на праздник с бесплатной выпивкой. Надушенный, побритый, причесанный и одетый в парадное. Но Дэнис сдавал одним из первых. Было понятно, что он торопится, что он приехал только на зачет. Этан пролез вперед очереди и тоже сдал, как мог быстро. «Удовлетворительно» в зачетке его вполне устроило. Дэна он нашел в холле возле мониторов с расписанием. Парень что-то печатал в планшет и выглядел почти призраком, стоя в сторонке от толпы. Этан просмотрел его расписание. Загруженность почти 100% и такие предметы, что прогулять нельзя. А после лекций практика до глубокого вечера. Не долго сомневаясь, Этан подошел к Дэнису.
-Жестоко у вас с расписанием…
-Согласен. Придется перестать ходить по клубам и бросить ролики…
Этан просиял. Дэнис говорил с ним! Говорил запросто, как с приятелем! Крылья за спиной опять раскрывались.
-Ролики?! Не знал, что ты любишь…
-Какая теперь разница…
Меланхолично оборвал Дэн, спрятал планшет в рюкзак, оттолкнулся от стены и пошел к выходу. На полпути он остановился, и легко обернулся.
-Идешь домой?
«Еще и спрашивает!» - взорвалась мысль. Этан зашагал за Дэнисом, а потом и рядом, пряча руки в карманы. Снег давно уже сошел, после ночного дождя остались редкие лужи, но солнце то и дело выглядывало из-за облаков, освещая этот чудесный день. Этан шел рядом с Дэном, украдкой глядя на него, восхищаясь каждым движением, завидуя ветру, который трепал его шикарные волосы. Надо было завязать разговор, но на ум ничего не шло. Вернее, в уме было слишком до хрена мыслей, чтобы выбрать хоть одну адекватную. Внезапно, заговорил сам Дэнис, глядя отрешенно перед собой.
-Сегодня пара комнат собирается у нас. Отмечаем сдачу. Наверное, будет много алкоголя и девчонок. Придешь?
-А ты?
Выпалил Этан и тут же проглотил язык. Ну да, глупо. Придешь ли ты в свою комнату на вечеринку? Да не, что я там забыл! Вот дурак!
-Мне придется остаться хотя бы на пару дней. Так что я вынужден быть.
-Ты прости меня, Дэн, но… я слышал, что с Маркусом случилось. Как там? Все в порядке?
Да, язык надо точно отрезать! От этого вопроса Дэнис остановился прямо посреди улицы и поднял грустные глаза на Этана. И выражение лица было такое, словно парень едва себя сдерживает, чтобы не сломать собеседнику нос одним точным ударом.
-Прости… я идиот, что спросил такое…
Дэн не ответил. Что-то в нем щелкнуло, он моментально закрылся, сорвался с места и побежал вперед по улице. Он не заметил даже остановку, пролетел ее и свернул в какую-то подворотню. Этан до крови прикусил себе губу, шлепнул себя по лбу ладонью. В общагу он возвращался чернее тучи.
Музыка и веселье было по всему блоку, не только в триста восемнадцатой. Но там-то и был эпицентр. Пьяные студенты выдумывали конкурсы, игры, на спор откалывали номера. Кого-то разрисовывали маркером, кого-то трахали в туалете, кто-то блевал в цветок в коридоре. Дэнис напился. Этан впервые видел это чудо с пьяными глазами, на ногах не стоящего. Он намерено надирался дешевого вина, придумывал движуху и был в центре внимания. Девки так и липли к этому красавцу, надеясь, что по пьяной лавочке им что-нибудь обломится. Даже ботаны хряпнули лишнего и играли в приставку на спор. Этан не спускал глаз с Дэна. Сидел тихо, медленно пил вермут. Стив, накидавшись гораздо быстрее друга, клеил уже третью деваху. Чтобы не сильно выделяться из толпы, Этан схватил соседку, усадил ее себе на колени и позволил ей болтать все, о чем ей захочется. Изредка щипал ее за задницу, чтобы та хихикала и верещала. Но как только в разгар пьяного буйства Дэнис отправился на перекур, Этан грубо скинул девушку с коленей и устремился за парнем.
В тишине и свежести улицы они остались одни. Дэна заметно шатало, он едва прикурил свою тонкую сигарету.
-Зачем ты так, Дэн? Курить еще начал…
Дэнис фыркнул, откинулся к стене и выпустил изо рта дым.
-Чего ты…
Дэнис закашлял, подышал и опять продолжил.
-Чего ты за мной ходишь хвостиком? Ты… ты вообще в курсе, что у меня парень есть? Лю-би-мый! Если тебе попробовать хочется, то пристань к Ваньке, он свободен и будет не против! Или…
Дэн хохотнул, посмотрел на Этана. Тот молчал, а глаза блондина пьяно сверкали.
-Решил, что я тебе дам, а потом ты всему универу разнесешь, да еще и видео снимешь, как ты педика опускаешь? Да?! А-а-а! Во-о-от! Молчишь!
-Ты бухой еще дурнее, чем трезвый!
Вдруг засмеялся Этан. Ему действительно стало смешно. Он и сам думал о подобном. И о Ваньке, и о «попробовать» и задавал вопрос, какого черта за Дэнисом начал таскаться? Только, злого умысла в этом всем не было и в помине.
-Между прочим, я еще трезв! Ну как… относительно!
Дэнис затянулся и опять закашлялся. Не умел этот ребенок курить, ну вообще. Этан подошел ближе, отнял сигарету и выкинул все с балкона, даже свою. Дэн смотрел на него снизу вверх открыто, смело, но пьяно до чертиков. Этан не решался до него дотронуться. Что потом будет? По пьяной лавочке понесет или скинет его тут же с балкона? Мысли оборвались, когда на балкон высыпала толпа студентов, весело голося. Этан схватил Дэниса за предплечье и утащил за собой с балкона. Пусть лучше дальше надирается в компании, чем несет всякую чушь наедине и наделает глупостей по пьяни.
Ясное дело, на лекциях после такого не было больше половины народа. Немецкий профессор все прекрасно понял, вошел в положение, провел всего одну лекцию и отпустил сонных похмельных студентов на все четыре стороны. Дэна на занятиях не было тоже. Этан купил минералки, молочных продуктов, и прямиком зарулил в триста восемнадцатую. Было не заперто. И тихо. Обоих ботанов не было. Стоял жуткий срач, а Дэнис спал на своем диване, обнимая плюшевого котенка. Кое-как Этан нашел мусорные пакеты и принялся убирать мусор. В итоге, выставил за дверь три здоровенных пакета и прилепил надпись «кто вчера тут бухал, прихватите до мусорки». А потом тихонько сел на краешек мягкого дивана, зачаровано глядя на спящее чудо. Волосы были в беспорядке, мышцы лица расслаблены, светлые ресницы лежали в покое, а чуть округлый аккуратный носик спокойно сопел. Только бледные губы были искусаны до трещинок и подсохли. Этан посидел так минут двадцать, открутил крышку минералки и поставил на тумбочку возле дивана. Хотел уже идти, но в дверях наткнулся на Игоря. Ботан открыл рот.
-Какого хрена, Этан?! Ты что тут…
И испуганный взгляд в комнату, на спящего Дэниса. Между прочим, раздетого, прикрытого тонким пледом. Игорь был в три раза тоньше Этана, да и ростом не великан, но припер того к стенке так, что Терминатор бы от зависти сдох. Его ручки потянулись к шее Этана.
-Ах ты, сука! Да я тебя щас…!!!
Этан спокойно взял паренька за запястья и отвел их в стороны.
-Успокойся, придурошный. Не трогал я ваше сокровище. Так, занес минералки и оказал услуги горничной.
-Ты в курсе, что с тобой Маркус сделает, если узнает?
-В отличие от тебя, я этого мудака не боюсь!
Этан оттолкнул Игоря и вышел. При упоминании Маркуса, у него развивалась мигрень, аллергия и чесотка.
Учеба отнимала абсолютно все время. Этан приходил с практики в тишину комнаты и падал трупиком вдоль кровати. Стив приползал чуть позже, в более страшном состоянии. По ночам снился детский плач и бешеные мамочки, которые не соглашались отдавать свое чадо практиканту. А по утрам в голову нужно было вбить кучу знаний, повторить анатомию и пролистать новости фармы. Дэнис приходил за полночь, хмурый и серый. После лекций его забирал «бобик» коронеров и вез в неизвестном направлении. Возможности просто пообщаться под пиво не было вообще. До самого кануна Хэллоуина.
В пятницу Этан столкнулся с Дэном на лестнице, и тот сиял, как золотой дублон. Глаза сверкали, улыбка тянулась на все личико. Парень тяжело и счастливо дышал, и вдруг бросился на Этана с обнимашками, обхватил его за шею и прижался. Всего пара секунд, от которых закружилась голова, от которых поплыл пол под ногами. А потом Дэн разжал объятия и проскочил мимо, обернулся и счастливо выпалил «Маркус приедет завтра! Он приедет ко мне завтра!» - и след его простыл, лишь по коридору было слышно звонкое «ура!». Эйфория сменилась черной злобой и ненавистью, руки сжались в кулаки. «Я убью его! Увижу, убью! Голыми руками просто на куски разорву!» - носилось в голове! А от одной мысли, что Дэнис дарит свои ночи, мысли, тело и душу этому Маркусу – просто сносили крышу напрочь. Этан ворвался в свою комнату, даже забыв, куда он до этого направлялся. Плечом задел Стива, плюхнулся на кровать и начал орать в подушку. Долго, от души, пока не начало нехватать воздуха. И только тогда Этан уселся в угол постели, поджал коленки к подбородку и заплакал. Стивен молча осел на край постели друга. Прошла пара минут. Этан вытер морду об коленки и поднял карие глаза на друга. Стив молчал, но вопрос так и читался на его заросшем лихой бородой лице.
-Стив, походу я педик…
Коротко выдал Этан. А Стив кивнул и пожал широкими плечами.
-Да я знаю. И влюбился в Дэниса. Тоже мне открытие. Ты чего ревешь то? Что случилось?
Этан не сразу обрел дар речи. То есть, получается, когда сам Этан поносил всю тусовку ЛГБТ в универе, друг был на его стороне. И теперь, когда Этан сознался в том, что случилось, Стив опять на его стороне. Это так дорого стоит, такая дружба. Как говорится, «и в печали и в радости». Осознав это за минуту, Этан широко улыбнулся другу и сопливо протянул «дружииищеееее!» и полез обниматься. Такое с Этаном было впервые. Эмоции невозможно было сдерживать. И он все выложил Стивену, заручаясь через слово клятвой, что дальше них двоих это никуда не уйдет. Выкладывая другу то, что он самому себе боялся признать, становилось так легко, словно целый Эверест с плеч упал. В прошлом были недомолвки, страх непонимания. Все было в прошлом. Друг подставил свое плечо и все понял.
-А теперь, послушай меня, братан.
Заговорил Стив, когда из Этана вылились все откровения.
-Не в того мальчишку ты влюбился. И мой совет – забудь его. Обходи его за три мили! Да, будет трудно, но все на свете можно пережить!
Этан опешил.
-Но… почему?
-Потому что этот твой Дэн со своим Маркусом очень долгое время! Очень долгое! И история их такой мрак, просто мурашки по коже. А самое говно, чувак, то, что этот Маркус смертник. У него рак последней стадии и он умирает. Разбился на мотоцикле?! Ты поверил? В снег? Кто в снег на мотоцикле на дорогу выйдет? Не думал? Просто у чувака приступы, и Дэнис не хочет проебать последние дни его жизни здесь, в общаге.
Как молот об голову. Этан сидел и боялся пошевелиться. Вот почему после зачета, при вопросе об аварии, Дэн убежал… вот почему он рвется к Маркусу…
-Пойми, Этан, Дэнис безумно любит своего Маркуса. Не лезь к ним, умоляю! Им так мало осталось! Лучше стань мальчишке другом. Поддержкой. Когда Марк умрет, Дэнис останется один. Совсем. Смекаешь? Кто у него есть? Эти два ботана?! Нет – нет, это смешно. Стань ему опорой. Если любовь не угаснет, то ты приручишь его…
Стив не успел договорить. Этан вскочил, умылся ледяной водой в ванной, сорвал с вешалки куртку и вышел вон.
Он долго бродил по городским сумеркам, не запоминая дороги, не видя улиц. В голове звучали слова Стивена. Все-все складываться начинало, в один некрасивый черно-белый пазл. Перегорела ненависть, перегорело безумие, ушел куда-то эгоизм. Этан влез в шкуру Дэниса и тогда у него остался только безумный страх и одиночество.
На Хэллоуин в студгородке Этан так и не пошел. На все выходные уехал в пригород к родителям, где пил со старыми приятелями и щупал девок. Трезветь не хотелось. Без алкоголя приходили мысли, а они были не нужны. Только по ночам, оставаясь в одиночестве, Этан искал разные комбинации имени Дэниса в социальной сети, в надежде найти свое чудо. Но либо его не было в этих сетях, либо имя для странички было вымышленное. Потом опять кружила и выматывала учеба. На горизонте маячило закрытие первого семестра и куча зачетов и экзаменов.
И вдруг, в один из сумеречных вечеров наступающей зимы, Стив с ноги выбил дверь в комнату и подскочил к Этану, который сидел за компьютером, просматривая видео по педиатрии. Стив еле отдышался.
-Бля, Этан! Там… Дэн… на крыше…. На краю… там это… МЧС и полиция приехали…
Этан даже пуховик забыл прихватить. Он пулей выскочил в коридор, где царила полная суета. За окнами мелькали огни сирены. Короткий и тайный путь на крышу знали не все. Этан и был «не всем». Пока полицаи пробирались через завал на лестничной клетке и искали ключи от решеток, Этан тенью скользнул на балкон последнего этажа, оттуда по пожарной лестнице, потом по чердаку к соседнему подъезду, а там выход на крышу был открыт.
Дэнис стоял одной ногой на самой крыше, а коленом на парапете. И спокойно курил. Распахнутая куртка, мех на капюшоне колышет ветром, золотые волосы спутанные, давно не мытые. И сигаретный дым. Под ногами валяется пустая бутылка. Этан вспомнил, что около месяца вообще не видел Дэна. Вообще! И не знал, где он! Ступая ногами по снегу в одних носках, Этан бесшумно подкрался сзади. И резко заключил парня в стальные объятия. Дэн подпрыгнул от неожиданности, выронил сигарету, вскрикнул и развернулся.
-Отпусти меня, придурок!
Заорал Дэн, и от него пахнуло алкоголем. Этан прижал парнишку к себе еще ближе.
-Никогда не отпущу, дурень!
Дэнис начал вырываться, материться, из его глаз лились слезы. А Этан просто держал это чудо крепко в руках, прижимая к себе, выдерживая все удары, пропуская мимо ушей все оскорбления. Держал до тех пор, пока эти тонкие озябшие ручки не обвили его за шею, пока это подтянутое, спортивное, но стройное тело не прижалось поближе в поисках защиты и поддержки. От Дэна несло не только алкоголем. Он, похоже, вообще забил на гигиену. Видимо, он просто безвылазно сидел в своей комнате, переживая все в одиночку. И сегодня – не выдержал.
-Маркус умер… Этан, он умер…
Всхлипывал Дэн хриплым, едва слышимым голосом, сквозь слезы и сопли.
-Он бросил меня… бросил здесь одного…. Я так хочу к нему туда…
-Останься здесь, Дэн. Останься и я буду с тобой. Буду твоим другом, твоей опорой, твоим товарищем по жизни. Только останься. Мы вместе все это переживем, Дэнис.
Дэнис плакал навзрыд. Ревел так, что тонкий свитер Этана пропитался насквозь и начал подмерзать на холоде. Носки и ноги давно уже промокли. Но все это было такой мелочью.
МЧС выбила дверь на крышу и толпа мужиков в форме спасателей оторопела. Перед их глазами стояли двое мальчишек, обнимаясь и промерзая на зимнем ветру. Укутав их теплыми пледами, всех спустили вниз, к машинам скорой помощи и полиции. Дэниса увезли, обколов успокоительным, а с Этана брали показания. Все это было бесконечно долго. Но удалось наврать, что попытки самоубийства не было. Что просто пара встречалась на крыше, и кому-то показалось, что человек хочет скинуться. Этан был убедителен, но его все равно проверили вдоль и поперек, как и Дэниса. После всего выписали штраф за нарушение порядка и отпустили на все четыре. Этан только к обеду следующего дня попал в палату Дэниса. Психиатрия. Стационар. Такие неприятные крашеные холодные стены, такие взгляды, говорящие, кричащие «вот еще один псих»….
Рука в руке. Глаза с искоркой внутри. Такая надежда во взгляде.
-Дэн, прости, что не пришел раньше. Многим раньше…
-Прости, что не звал, Этан. Мне хотелось тебе поверить, но я боялся, что ты…
-Знаю. Не говори. Я обещал. Я с тобой.
-Спасибо…
Защита курсовой была такой выматывающей, что нервы летели, как шлюха с 15го этажа. Лето разгоралось, звало на пляжи и тусовать ночи напролет, но медики не люди. Только что курсовая была позади, как начиналась официальная практика. У Этана в педиатрии на одном конце города, у Дэниса на другом конце города, в морге. НО друзья всегда встречались в общежитии вместе. Стив практически жил у ботанов, и, кстати, хорошо подтянул лабораторию и познакомил мальчишек-затворинков с замечательными девчонками.
В одну из свободных ночей Дэн и Этан, как обычно, выбрались на крышу общаги, зажгли где могли средства от комаров, разложили плед и улеглись. Бутылочка вина и предстоящие выходные радовали душу. Наверху никому не мешал свет фонарей, и звезд было на небе столько, что захватывало дух. Дэн лег на грудь Этана и обнял его одной рукой. Этан подставил плечо вместо подушки и улыбнулся.
-Мы уже почти третий курс… врачи. Несем в мир светлое, доброе…
-И уже ненавидим пациентов.
Засмеялся Дэнис. Хотя, ему ненавидеть было некого, у него все были дохлые. Он разбирался в причине смерти и составлял картину происходящего. И местные полицаи давно уже приметили такого талантливого эксперта и звали к себе. Они молча полежали, глядя в звезды, молча пригубили вина. И Этан обнял своего мальчика покрепче.
-Дэн?
-М?
-Давай снимем вместе квартиру и забудем все эти посиделки на крыше? Мы будем вдвоем. Нам не нужно будет убегать ото всех. По утрам я буду видеть твои глаза, а ты – мои.
Этан заметил, как Дэнис напрягся, и опять пожалел, что ляпнул эти слова. Рука его легла на плечико Дэниса, пальцы нежно и осторожно погладили плечо. Дэнис вдруг коротко хохотнул, поднялся над Этаном и улыбнулся ему в лицо. Он был таким красивым в свете звезд и фонарей, оставшихся внизу.
-Этан… мы не целовались ни разу, а ты уже о том, чтобы жить вместе? Може…
Он не договорил, потому что сильные руки Этана схапали парня за талию, подмяли под себя. Этан накрыл Дэна своим весом, навалился на него весь, провел горячей ладонью по лицу, глядя, как эти голубые глаза закрываются, а все его тело, все его существо, начинает трепетать и просить. Этан наклонился к розовым, ароматным губам Дэниса и вдруг остановился в миллиметре. Дэн даже не открыл глаз. Просто обнял покрепче и притянул сам. Поцелуй был первым. Долгим, глубоким, очень чувственным. Этан впервые целовал парня. И ему сносило башню по полной программе. Какая там квартира? Можно снимать вдвоем целую жизнь!
K.D.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Джек


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус