Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Проза » Рассказы

Империя. Пролог.

Автор: SVS
Фандом: Проза
Жанр:
Фантастика


Статус: в работе
Копирование: разрешено
ИМПЕРИЯ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРОЛОГ

3121 год Эпохи Экспансии.
Звездная система Офелия.

Торпеда пронзила ослабленный щит, врезалась в борт «Эдары» и прошла навылет. Тяжелый удар низким, протяжным стоном разнесся от носа до кормы. Несколько жутких мгновений казалось, что стрингеры и шпангоуты корабельного «скелета» готовы лопнуть от чудовищной нагрузки, и крейсер переломится пополам. Изображение на главном экране расплывалось, звезды выделывали немыслимые кульбиты – корабль, полностью утративший управление, вращался во всех трех плоскостях одновременно. Компенсирующее поле, смягчавшее перегрузку, залило рубку дымчатым блекло-зеленым свечением, и все равно у Джалайны Наэли потемнело в глазах. Огромная сила втиснула ее тело в амортизационное кресло так, что она не могла даже вздохнуть. Капитан «Эдары» сжала зубы, не давая крику боли прорваться наружу, когда широкий подлокотник вдавился в ребра. Она почти наяву слышала треск собственных ломающихся костей.
«Крепко нам досталось… Это конец?» - обреченно подумала маллурианка. На что-то большее она сейчас не была способна.
Но кровавая пелена перед глазами рассеялась, и Джалайна поняла, что снова может дышать, хотя каждый вдох отдавался слепящей вспышкой боли в груди. Похоже, хрустнувшие ребра ей не померещились. Не без труда капитан Наэли заставила себя разжать пальцы, мертвой хваткой сжимавшие подлокотники кресла. Она чувствовала, как ледяной пот крупными каплями стекает по лицу. В висках стучало. Сердце отчаянно колотилось, подстегнутое адреналином, но, проклятье, могло быть и хуже!
Джалайна Наэли быстро приходила в себя, и одновременно оправлялся от удара ее корабль. Попадание не стало фатальным. Исправно отработала автоматика, не дожидаясь команды от человеческих существ, которых так легко вывести из строя, и «Эдара», выбрасывая короткие импульсы ионизированного газа из маневровых дюз, выровнялась на курсе. Тяжелые герметичные заслонки перекрыли поврежденные отсеки, прекратив утечку воздуха. Датчики сети контроля повреждений выдавали на центральный пост управления информацию о полученном уроне. Пострадавшие отсеки подсвечивались красным на трехмерной схеме. Маллурианский крейсер был потрепан, но все еще жив. Надолго ли?
Джалайна бросила взгляд на личный дисплей, оценивая повреждения корабля, и подавила злую гримасу. Капитану не пристало выказывать эмоции перед подчиненными, даже если многие из них старше командира и повидали больше сражений. Пожалуй, особенно – в таком случае.
- Капитан Наэли, торпеда прошла через секции «F» и «G», палубы с третьей по восьмую, - начал докладывать капитан-лейтенант Киррен, глава команды обеспечения живучести «Эдары». Он был пятью годами старше Джалайны и держался с каменным спокойствием, словно корабль и не обстреливали сразу с нескольких направлений.
- В правом борту пробоина в триста квадратных метров. Генераторы щитов пятого сектора верхней полусферы перегружены, минимальное время на восстановление – четыре минуты. Вышла из строя башня главного калибра «Гамма», повреждены…
Джалайна подняла руку, и мужчина умолк.
- Я все вижу, - сказала капитан. – Но мы еще можем сражаться. Связист, сообщите командору Райселу: «Эдара» остается в строю.
Никто не возразил, никто не выказал ни намека на страх или неуверенность. Все были готовы драться до конца. Об этой черте уроженцев Маллурии знал весь Обжитый Космос: пока они могли сражаться, маллурианцы сражались. Хотела бы сама Джалайна ощущать такую же уверенность, как ее люди, но проклятую предательскую мысль не удавалось выбросить из головы.
«Какого дьявола мы здесь забыли? Это же не наша война. Астренцы пытаются подавить очередной мятеж на границах своей Империи – что нам до их неурядиц?»
Не в первый раз она напомнила себе о том, что в таких вопросах нет смысла. Маллурианцы просто отрабатывают плату. Маллурия – Звезда Наемников. Ее уроженцам никогда не было дела до чужих раздоров, идеалов или амбиций, но они веками сражались за того, кто платил. А Ее Величество Теодора Астренская платит щедро. Не имперскими стандартами или драгоценными металлами, хотя и этим, конечно, тоже – целыми планетами. Слишком большой соблазн, чтобы пройти мимо, и вот она, цена алчности…
Капитан Наэли бросила взгляд на главный обзорный экран, который целиком занимал выгнутую в форме подковы фронтальную стену боевой рубки. Офелианская система состояла из желтой звезды G-класса и восьми планет. Сражение развернулось возле четвертой – ничем не примечательного по космическим меркам газового гиганта с собственной свитой из пары дюжин разнокалиберных спутников. Огромный шар, покрытый бежево-коричневыми разводами, повис высоко над головой и смещался из угла в угол по мере того, как крейсер разворачивался, совершая маневры уклонения. На удалении мерцал серебром узкий серп одной из ледяных лун гигантской планеты. Вокруг «Эдары» множество кораблей вели между собой ожесточенную перестрелку: некоторые были достаточно близко, чтобы различить их силуэты, но большинство казались просто яркими искрами, выписывающими замысловатые кульбиты на черном фоне. Они окрашивались бледно-сиреневым, когда корабль давал очередной залп; выстрелы лучевых пушек, как тонкие блестящие нити, сплетались в затейливый, постоянно меняющийся узор на черном полотнище. Время от времени одна из светящихся точек вспыхивала ярче – попадание! Разбитые корабли безвольно дрейфовали в пустоте, подхваченные мощной гравитацией газового гиганта. Огромные оплавленные пробоины зияли в их бортах, смертоносные орудия молчали, и короткие вспышки озаряли покалеченные корпуса – те из команды, кому посчастливилось остаться в живых, спешили катапультироваться в спасательных капсулах, пока не вышла из-под контроля реакция распада в главных двигателях.
Зрелище на экране было эффектным, но не особенно информативным. Объемная схема, формируемая стереопроектором посреди поста управления, гораздо лучше помогала составить представление о ходе битвы. Здесь, внутри сферической клетки из параллелей и меридианов, разбитой на секторы и градусы, синие светлячки отмечали корабли маллурианцев и союзников из астренского Императорского флота, а красные – враждебный флот астренских же мятежников, которые сами именовали себя Ассамблеей Династий. Флажки с символами обозначали флотилии, дивизионы и эскадры. Точки смещались по мере того, как тактический компьютер обрабатывал поступавшую информацию и обновлял карту. Когда очередной корабль получал роковой удар, его отметка на проекции вспыхивала ярче, а затем исчезала. И не нужно было долго таращиться на карту, чтобы понять: синие огни гасли чаще красных. Не говоря о том, что их ровные линии и эшелоны смешались, с каждой минутой строй все больше терял порядок и управление, превращаясь в хаотически движущуюся тучу. Было очевидно, что астренцы и маллурианцы проигрывают битву за Офелию. Пока что они держались – исключительно благодаря численному перевесу – но, сколько времени нужно их соперникам, чтобы низвести это преимущество к нулю? Если ничего не изменится – увы, немного…
Как истинной дочери Звезды Наемников, Джалайне было безразлично, что не поделила имперская метрополия с колонистами из системы Офелия. Это был далеко не первый подобный инцидент за последние два десятка лет. После смерти последнего императора из рода, правившего Астреной больше четырех веков, военная аристократия попыталась забрать власть в свои руки – так и сформировалась Ассамблея Династий. Приверженцы новой Императрицы удержали столицу и центральные доминионы, но периферийные области, где метрополию традиционно недолюбливали, поддержали мятежников. Часть вооруженных сил также перешла на сторону Ассамблеи. То, что начиналось как банальный дворцовый переворот, переросло в полномасштабную гражданскую войну.
Эта война растянулась на несколько лет и завершилась не слишком-то почетно для лоялистов. Власть над центральными областями Императрица Теодора сохранила, но с потерей пограничных владений вынуждена была смириться. Болезненный удар по престижу великой Астренской Империи. Не приходилось удивляться, что после этого восстания вспыхивали то в одной, то в другой звездной системе по всем доминионам, оставшимся под властью Императрицы. Несомненно, к большинству таких инцидентов были причастны агенты Ассамблеи. Мятежники-аристократы не оставили надежду вернуться в метрополию как победители.
Обычно такие восстания подавляли без особого труда и не привлекали в помощь наемников-маллурианцев, однако на Офелии события приняли гораздо более серьезный оборот. Непримечательная сама по себе, эта звездная система на границе Альденского и Трайонского Доминионов выделялась своим выгодным расположением – здесь сходилось несколько важных метапространственных трасс. Кто контролировал Офелию, держал в кулаке весь прилегающий сектор космоса. Естественно, что Ассамблея Династий воспользовались представившимся шансом, и когда имперский экспедиционный корпус появился в системе, там их уже ждал флот мятежников. Астренцы не приняли неравного боя, но было очевидно, что они не отступятся. Для Императрицы Теодоры, которая и без того не пользовалась любовью у собственных подданных – особенно среди военных – потеря Офелии могла стать тем роковым ударом, после которого она не удержалась бы на троне.
Никто не сомневался в том, что назревает большая драка, и Джалайна Наэли не удивилась, когда ее «Эдаре», в составе восьмого дивизиона ударного соединения «Наитера», было приказано присоединиться к астренскому Преторианскому Флоту, спешно переброшенному к одной из военных баз в Трайонском Доминионе. В тот момент маллурианка ощутила прилив энтузиазма – для нее предстоящее сражение было первым в капитанской должности. Стать командиром тяжелого крейсера в неполные тридцать лет почетно само по себе, и Джалайна была исполнена решимости доказать, что командующий соединением не ошибся, представив ее к повышению.
Каковы будут истинные масштабы предстоящего дела, она осознала немного позднее, в точке сбора, когда увидела астренские эскадры, готовые к броску на Офелию. Здесь собралась, по меньшей мере, четверть прославленного Преторианского Флота. Больше восьми сотен кораблей – линкоры, крейсеры, мониторы. Сражения между армадами такой численности даже во время гражданской войны происходили редко. Все знали, что Императрица Теодора предпочитает решать споры, не доводя дело до драки, но на этот раз правительница Астрены явно потеряла терпение.
Вместе с маллурианским соединением численность имперцев почти достигла тысячи вымпелов. Вскоре пришел ожидаемый приказ – выступать к Офелии – и армада синхронно ушла в метапространство. Странствие вне пределов привычного пространства-времени, в попутных потоках Звездного Ветра, заняло почти трое суток и прошло без неожиданностей. Спустя семьдесят часов соединенный флот в образцовом порядке вышел в обычный космос в Офелианской системе. И здесь его, разумеется, ждали.
Офелианские инсургенты и их покровители из Ассамблеи собрали свой флот на орбите одного из спутников четвертой планеты. Бой вспыхнул сразу и в полную силу, астренцы и мятежники набросились друг на друга, давая выход застарелой ненависти. Сторонники Ассамблеи на треть уступали противникам в численности, зато командовал ими ни кто иной, как Лорд-адмирал Дареш Кан собственной персоной. Тот самый Дареш Кан, который в годы гражданской войны не раз громил превосходящие силы астренцев, изрядно подмочив репутацию Преторианского Флота. Его талант флотоводца позволил свести вничью знаменитую Битву Армад в системе Феррат, что вынудило Императрицу пойти на переговоры и подписать постыдный мир накануне собственной победы. Лорд-адмирал и сегодня не собирался сдаваться и, несмотря на численный перевес неприятеля, атаковал с присущей ему решительностью.
Для астренского командующего, адмирала Бертрама Палькрена, поражение было столь же неприемлемо. Эскадры Преторианского Флота ударили по атакующим кораблям Ассамблеи, прорвали их строй и заставили податься назад, к безымянному спутнику газового гиганта, потом нанесли контрудар мятежники, и уже астренцам пришлось отступить. После этого обе стороны, не решаясь на новую атаку, какое-то время ограничивались торпедной дуэлью на дальней дистанции, не причинившей заметного ущерба ни тем, ни другим. Вскоре Палькрен потерял терпение, и линкоры Преторианского Флота снова двинулись вперед.
До поры маллурианцев придерживали в резерве, и Джалайна имела возможность наблюдать за дракой со стороны. Поначалу бой шел на равных, без особенных тактических изысков. Астренцы, полагаясь на численное превосходство, давили на врага колоннами тяжеловооруженных линкоров, а мятежники оборонялись, избегая прямых столкновений, и время от времени огрызались фланговыми контратаками. Тогда у маллурианки впервые появилось тревожное чувство: что-то идет не так. Для человека, прославившегося талантом побеждать врага не числом, но умением, сегодня Лорд-адмирал Кан действовал удивительно прямолинейно. Казалось, все складывается удачно, и подвоха ожидать неоткуда, но Джайлайна не могла избавиться от мысли, что имперский флот идет прямиком в западню, и маллурианцы вместе с ним.
Затем решительная атака астренской шестой линейной эскадры вице-адмирала Дегреля пробила зияющую брешь в оборонительных порядках флота Ассамблеи. Преторианцы, разумеется, воспользовались возможностью и нажали с удвоенной яростью, пока враг не оправился от замешательства. Весь боевой порядок мятежников дрогнул, их корабли рассеялись, астренцы преследовали. Бертрам Палькрен в тот момент, должно быть, ликовал, а капитан Джалайна Наэли затаила дыхание – если командующий флотом Ассамблеи замыслил ловушку, то захлопнуться она должна была именно теперь.
И предчувствие не обмануло маллурианку – в следующую минуту часть тяжелых кораблей Ассамблеи, казавшихся разбитыми до полной небоеспособности и оставленных без внимания, внезапно вернулись к жизни, огрызнулись в унисон торпедными залпами. Шквал снарядов в упор ударил по астренцам, что стало для тех полной неожиданностью. За считанные минуты было потеряно не меньше двадцати тяжелых кораблей, наступление остановилось, а затем по флангам растянувшейся в пространстве астренской армады ударили отряды быстроходных линейных крейсеров. Больших потерь имперцам они не нанесли, но еще сильнее расстроили их боевые порядки. Бертрам Палькрен окончательно утратил контроль над собственным флотом. Астренские корабли маневрировали в полной неразберихе, чудом избегая столкновений, и пока имперцы не оправились от неожиданности, главные силы Дареша Кана, прервав ложное отступление, контратаковали. Это окончательно ввергло преторианцев в хаос. Численно они все еще не уступали врагам, но сражались беспорядочно, каждый отряд был сам за себя, тогда как флот Ассамблеи, ведя концентрированный огонь, выбивал один астренский корабль за другим.
Только теперь адмирал Палькрен понял, что очередной раз позволил Кану заманить себя в ловушку. Спасая положение, он наконец-то отдал приказ наемникам из соединения «Наитера» - атаковать. Маллурианцы выдвинулись вперед, обходя мятежников с уязвимого правого фланга, и… как оказалось, вражеский командующий предусмотрел и это. По эскадрам наемников открыли ураганный огонь с дальней дистанции его мониторы, до поры скрывавшиеся в тени спутника.
На таком удалении пушки маллурианских кораблей не могли достать врага, и мониторы повстанцев расстреливали наемников почти безнаказанно. Канониры флота Дареша Кана демонстрировали впечатляющую выучку. Джалайна Наэли восхитилась бы ими, не будь ее собственный корабль одной из мишеней. За четверть часа маллурианцы потеряли три линкора и одиннадцать крейсеров, многие корабли получили серьезные повреждения, «Эдара» Джалайны в их числе. Маневр «Наитеры» был остановлен. Прорываться к мониторам в лобовой атаке означало бы понести еще большие потери, и к тому же слишком удалиться от астренцев, что, несомненно, также входит в план адмирала Ассамблеи. Ситуация складывалась, мягко говоря, неблагоприятная – по правде, на языке у Джалайны Наэли вертелись другие определения. Дареш Кан очередной раз доказывал, что его по праву считают лучшим из ныне живущих флотоводцев. Уступая врагу в численности, он крепко удерживал инициативу и, проклятье, его дивизионы уже начинали теснить астренцев, обходя их с нескольких направлений! Маллурианцы связаны боем и не могут прийти на подмогу союзникам. Было похоже, что Лорд-адмирал намерен устроить флоту противника классический разгром по частям.
Что еще больше подхлестывало бессильную ярость Джалайны, у Империи по-прежнему оставалась возможность переломить ход сражения. Дареш Кан одерживал верх, но он уже бросил в бой все, что имел, тогда как Палькрен еще сохранил часть резерва. Флагманская эскадра оставалась в стороне от сражения, а это – дюжина сильнейших линейных кораблей Преторианского Флота и отряд мобильной поддержки. Ударь Палькрен сейчас, когда силы мятежников полностью связаны боем, и это могло бы стать той самой соломиной, которая сломает спину верблюда.
Джалайна прикинула в мыслях, что можно сделать. Сначала – вымести с орбиты спутника эти проклятые мониторы. Они смертоносны на дальней дистанции, но уязвимы в ближнем бою. Если избавиться от них, маллурианцы получат прекрасную возможность ударить по флоту Ассамблеи с фланга, и гениальный замысел Дареша Кана обернется против него же! Если только астренский командующий решится на рискованную атаку, поставив на кон собственную жизнь…
Но Бертрам Палькрен бездействовал. Колебался он или внезапно сошел с ума, или – возможно и такое! – втайне сочувствовал Ассамблее, Джалайна Наэли не знала. Все, что она видела: астренский флот был на грани поражения, а верховный командующий не делал ничего, чтобы исправить ситуацию.
Очередные торпеды ударили по «Эдаре» со стороны левого борта. На этот раз повезло: залпы скорострельных излучателей перехватили большую часть снарядов на подлете, а остальные, обманутые ложными целями-маячками, сбились с курса. Несколько боеголовок прошли в опасной близости, но ни одна не зацепила щиты. Маллурианский корабль огрызнулся всеми уцелевшими орудиями; громоздкие боевые башни развернулись на борт и выбросили потоки фиолетового огня. Залп был направлен точно, и беззвучные взрывы сверкнули у борта легкого крейсера Ассамблеи, неосторожно подобравшегося слишком близко. От корпуса подбитого корабля полетели обломки, один из лучей прошел насквозь, как игла, пришпилившая насекомое. Крейсер с ало-серебристым гербом Ассамблеи на борту промчался мимо «Эдары», разваливаясь на глазах, и Джалайна ощутила злое, но вместе с тем бессмысленное удовлетворение. Это был всего лишь один вражеский корабль. Да, маллурианцы не сдаются, пока могут драться, но много ли пользы сейчас от этого?
- Капитан Наэли! – старший помощник неожиданно кивнул в сторону стереопроектора. – Посмотрите!
Джалайна повернулась к светящемуся диску, над которым висело в воздухе объемное схематичное изображение боя. Синие и красные точки по-прежнему танцевали на проекции – свои и чужаки. Хаоса в происходящем стало еще больше прежнего. Но внимание помощника привлекло не это. Пока астренцы и мятежники терзали друг друга, небольшая группа голубых точек быстро смещалась, обходя противника. По отметкам над ней Джалайна опознала отряд – та самая флагманская эскадра Палькрена, о которой она только что думала так нелестно. И эскадра явно готовилась к атаке на вражеские мониторы!
- Проклятье, - процедил сквозь зубы старпом. – Этот недоделанный имперский аристократишка все-таки на что-то решился! Я уже почти ожидал, что он предпочтет бежать с поля боя!
- Не знаю, что там происходит, - заметила Джалайна. – Но это наш шанс. Связист, мне нужно переговорить с командиром восьмого дивизиона.
- Капитан Наэли, только что сообщили: «Рисанта» получила тяжелые повреждения и не может продолжать бой. Пока неясно, жив ли командор Райсел. Нам поступает…
- Передать сигнал по всему дивизиону! – перебила маллурианка. – «Эдара» принимает командование» и «Следовать за мной!».
- Капитан…
- Вам не ясен приказ?
- Приказ ясен, капитан! – не сказать, что старший связист выглядел уверенно, да и многие другие – тоже. Но они подчинялись.
Джалайна сама понимала, как сильно рискует. Будучи младшей среди капитанов, она не могла отдавать приказы остальным, и уж тем более перехватить командование дивизионом. Но никто другой не проявил инициативу, приказов сверху не поступало, а время сейчас бесценно.
«Отчего бы нет? – мысль была шальной, исполненной злого, бесшабашного веселья. – Чем я рискую? Если дело выгорит, «Эдара» прославится после боя, а героев не расстреливают. Ну, а если нет, все равно мне не дожить до трибунала. Ха, но почему-то мне кажется, что на флагмане астренцев кто-то сейчас рассуждает так же!»
- Не знаю, очнулся ли Палькрен от спячки, или кто-то среди астренских офицеров не стал дожидаться его одобрения, - процедила Джалайна. – Но мы поддержим имперцев, и если звездные демоны будут на нашей стороне, может быть, даже выберемся живыми из этой безумной заварушки!



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?

SVS
Заглянуть в профиль SVS


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус