Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Проза » Рассказы

Империя. Глава 11

Автор: SVS
Фандом: Проза
Жанр:
Фантастика


Статус: в работе
Копирование: разрешено
ГЛАВА 11

«Антарес» тяжело содрогнулся, вырвавшись из переходного тоннеля. Немедленно пробудились системы внешнего наблюдения, и лучи радаров обшаривали пустоту, собирая информацию. Компьютер обрабатывал поступающие сведения и выводил их в виде схем на экранах и объемных проекциях. Вокруг флагмана КСО продолжали вспыхивать ослепительно-яркие пятна – разрывы в барьере между трехмерной Вселенной и метапространством. Десятки военных кораблей покидали Бездну в лучах серебристо-белого сияния.
- Переход завершен благополучно! – докладывал один из младших офицеров. – Смещение минимально, выход произведен в пределах намеченной области. До Акерона-4 триста мегаметров. Эскадры занимают позиции согласно…
Гел Данмар поднял руку, и лейтенант замолчал.
- Я все вижу, Вирен. И этих тоже… - командующий тельвенским флотом скосил взгляд на ядовито-красные точки, обозначающие врага. Их было много – густая россыпь алых искр на границе тактической карты.
- Разведчики не ошиблись, - хладнокровно заметил начальник штаба Сил Обороны, контр-адмирал Нейдлис. – Ленг Дауэн собрал к Акерону все, что у него есть. У пиратов почти шестьсот вымпелов.
- Полагаю, это должно нам польстить, - сухо сказал Данмар.
- Но его замысел не оправдался. Если пираты хотели застать нас врасплох, они просчитались.
Командующий согласно кивнул, изучая проекцию. Тельвенский флот, едва завершивший переход между измерениями, торопился выстроить боевые порядки. Пиратская армада собралась в густой рой на геостационарной орбите над планетарными базами Акерона-4, недалеко от границы смертельного пояса, где гравитационное поле не позволяет раскрывать межпространственные тоннели. Со стороны Ленга Дауэна это был неглупый ход. Командующий пиратским флотом резонно предположил, что, собираясь разрушить базы обеспечения на Акероне одним внезапным ударом, тельвенцы покинут Бездну как можно ближе к планете. И попадут в ловушку: в момент перехода корабли наиболее уязвимы. Когда целый флот прорывается в обычное пространство, невозможно избежать неразберихи. Чтобы корабли восстановили строй и подняли щиты, а тактические компьютеры превратили флот в отлаженную боевую машину, управляемую из единого центра, нужно, по крайней мере, несколько минут, и пираты, заранее подготовившись к встрече, могли бы безнаказанно расстреливать врагов, как мишени на учебной дистанции. Сражение было бы проиграно тельвенцами, не успев даже по-настоящему начаться.
И если бы не предупреждение, план Императора Изгоев мог бы сработать, в мыслях признался себе адмирал Данмар. Он бы, несомненно, постарался вывести флот из метапространства поближе к цели, на границе смертельного пояса, не оставив пиратам времени приготовиться к бою, и сам оказался бы захвачен врасплох. Разведчики спасли тельвенцев от смертельной западни, но сражение и теперь далеко не выиграно. Даже если расчеты командования Сил Обороны верны, и подручные Дауэна не захотят без счета класть головы за своего предводителя, у пиратов более чем двукратный численный перевес. Шестьсот военных кораблей против двухсот пятидесяти. Превосходство тельвенцев в тяжелом вооружении отчасти компенсирует неравенство сил, но дело будет жарким.
- Начинаем, - произнес Данмар.
«И пусть Звездные Боги будут сегодня на нашей стороне, потому что иначе нам придется несладко…» - этого он вслух, разумеется, не сказал.

* * *
«Василиск» строился, как флагманский корабль и был оборудован автономным ЦТУ – центром тактического управления. Просторное помещение имело форму идеальной сферы; гладкие светло-серые стены были покрыты многочисленными кристаллическими дисками стереоизлучателей. Посередине сферический зал опоясывала галерея, где за постами наблюдения и связи несли вахту младшие офицеры. Узкий огороженный мостик вел к круглой платформе в центре сферы – здесь располагались места командующего флотом и его помощников.
Здесь был мозговой центр всего флота. Тактические компьютеры выводили на экраны и проекторы всю необходимую информацию, позволяя командующему быстро и точно оценивать обстановку. Отсюда же система связи передавала приказы младшим флагманам и капитанам кораблей.
Сейчас вращающееся кресло главнокомандующего на центральной платформе, разумеется, занял Ленг Дауэн. Самопровозглашенный адмирал Вольного Флота, облаченный в серо-черно-красный мундир, откинул голову на высокую спинку кресла и положил руки на подлокотники. Он выглядел расслабленным и невозмутимым, как будто собирался на скучноватую, но безопасную прогулку. Рейн Старроу встал, заложив руки за спину, справа от адмиральского кресла, где, согласно боевому распорядку астренского Императорского Флота, полагалось находиться начальнику штаба.
Стереографические излучатели на стенах окутались бледно-голубой мерцающей дымкой, создавая объемное изображение. Оно было настолько подробным и реалистичным, что у людей, находившихся в ЦТУ, невольно возникала иллюзия, будто бы стены внезапно исчезли, и они оказались посреди космической пустоты. Яркие звезды следили за ними тысячами холодных, немигающих взглядов. Багряно-серый, окутанный дымчатой вуалью атмосферы, шар Акерона-4, сиял в солнечных лучах. Со всех сторон можно было видеть готовые к бою корабли Вольного Флота. Тельвенские эскадры на таком удалении представлялись всего лишь цепочками крошечных огоньков. Они медленно смещались по мере того, как противник выравнивал строй. Тельвенцы могли позволить себе действовать без лишней спешки – оба флота оставались далеко за пределами досягаемости артиллерийского огня.
Посреди зала, перед платформой командующего, появилась тактическая карта, где позиции неприятеля можно было рассмотреть во всех подробностях. Тельвенцы выстроились несколькими длинными, редкими шеренгами; флагман и тяжелые корабли держались в центре построения. Тонкие светящиеся линии отмечали траектории отдельных эскадр, тут же поблескивали флажки с пояснениями: численность отрядов, скорость, время выхода на дистанцию поражения и тому подобное. Тельвенский флот насчитывал более двух сотен вымпелов, включая двенадцать линкоров, восемь линейных крейсеров и три десятка тяжелых. Внушительная сила, особенно по меркам Нейтральной зоны. Тельвенцы, несомненно, выжали из собственной звездной системы все ресурсы до последней капли, чтобы построить такую армаду. Даже при явном численном перевесе пиратов, им противостоит сильный и упорный противник. Для тельвенцев поражение означает крах их родного мира, и драться они будут до последнего. Старроу не стал лишний раз подчеркивать очевидное перед Дауэном. Предводитель Вольного Флота понимал все это не хуже, чем он сам. Но, несмотря ни на что, он не выказывал ни малейшего беспокойства. Что это: показная бравада перед лицом подчиненных, или Император Изгоев действительно насколько уверен в себе?
- Вы избрали интересное построение, - заметил Старроу. – Я бы сказал, весьма нестандартное.
Пират невозмутимо пожал плечами:
- Не люблю быть предсказуемым.
- Выбор отрядов для авангарда тоже… интересен, - добавил эмиссар Ассамблеи.
На это самозваный адмирал ответил только ухмылкой. Старроу не стал дальше развивать тему. Действительно, в авангарде шли эскадры именно тех кланов, вожаки которых представляли наибольшую угрозу для Дауэна как единоличного вождя пиратской вольницы. Это не могло быть случайным совпадением. Похоже, Император Изгоев вознамерился при Акероне подстрелить двух птичек одной пулей: не только покончить с непокорными тельвенцами, но и ослабить соперников внутри собственной империи.
Два флота шли на сближение. Расстояние сокращалось медленно, но неотвратимо. Было в этом что-то мрачное и пугающее, словно противники пытались сломить волю друг друга, демонстрируя силу и решимость. Не было сделано ни одного выстрела, пока пираты не пересекли рубеж в сто миллионов метров. Только тогда Ленг Дауэн небрежно взмахнул рукой:
- Флангам: удерживать место в построении и ждать приказов. Всем дивизионам центра: начинаем!

* * *
- Противник открыл огонь! – в голосе лейтенанта Вирена, как бы ни пытался он казаться уверенным, послышались нотки страха. – Торпедный залп! Общее число выпущенных снарядов: более четырех тысяч!
- Чего и следовало ожидать… - Гел Данмар сохранял внешнее хладнокровие, хотя внутри у него все было натянуто, как струна. – Ничего особенного, лейтенант, это классика жанра. Приказ по всем эскадрам: ответить.
Сейчас два флота разделяло около ста тысяч километров, и они, уравняв скорость и направление движения, оставались почти неподвижны относительно друг друга. Тельвенцы выстроились тремя эшелонами: в авангарде эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Керрена и четыре подразделения легких крейсеров, за ними – линкоры и тяжелые крейсеры под командованием самого Данмара, и далеко в тылу, на безопасном удалении – немногочисленные мониторы и корабли поддержки. «Летучие отряды», составленные из быстроходных эсминцев и крейсеров второго ранга, прикрывают фланги. Достаточно стандартное, но эффективное построение, позволяющее быстро перейти от обороны к атаке и наоборот. Пираты, напротив, сформировали весьма оригинальный боевой порядок: главные силы Вольного Флота сбились в плотную, довольно-таки бесформенную тучу, которую окружало несколько концентрических колец, сформированных из быстроходных корветов и фрегатов. На тактической карте это построение напоминало огромного, жирного паука, засевшего в центре неряшливой паутины.
Какое-то время противники выжидали, оценивая друг друга и не переходя к активным действиям, но, наконец, у пиратов лопнуло терпение. На обзорных экранах торпедный залп, разумеется, не был виден, но на объемной тактической схеме от причудливого строя Вольного Флота внезапно отделилась густая туча крошечных алых точек. Быстро набирая скорость, тысячи торпед мчались сквозь пустоту к передовым эскадрам тельвенских Сил Обороны.
«Ну, вот и началось…» - подумал Данмар. Это странным образом принесло ему облегчение. Время сомнений и размышлений ушло, теперь осталось только драться, и выбор прост. Победа или гибель, третьего не дано.
Адмиралу не нужно было отдавать приказы по флоту. Радары тельвенских кораблей засекли залп, и надежная автоматика немедленно отработала сама, без вмешательства человека. Сорвались с пусковых ферм быстрые ракеты-перехватчики, составляющие первую линию обороны. Навстречу плотному облаку пиратских торпед двигалась не менее плотная стена противоракет. И тотчас же последовал ответный залп тельвенцев по вражескому флоту: Гел Данмар почувствовал легкую вибрацию под ногами и услышал приглушенные звуки ударов, когда все сорок пусковых шахт флагманского линкора «Антарес» отправили в космос тяжелые снаряды с разделяющимися боеголовками. Теперь и к пиратскому флоту приближался смертоносный рой, и несмотря на численное превосходство врага, вес тельвенского залпа немногим уступал залпу Вольного Флота.
Хронометры бесстрастно отсчитывали секунды и минуты. На тактической схеме противоракеты сближались с пиратскими торпедами. Электронные взрыватели с идеальной точностью определили оптимальный момент для подрыва, и на пути вражеских снарядов образовалась стена из мелкой, быстрой шрапнели. Момент столкновения был почти не заметен на обзорном экране – разве что, напрягая зрение до предела, можно было рассмотреть крошечные, как булавочные уколы, белые точки света, мгновенно вспыхнувшие и так же быстро пропавшие. Ракеты-перехватчики не остановили вражеский залп, но заметно его проредили. Почти половина багряных искр на карте-проекции погасла за считанные секунды.
Сотни снарядов были уничтожены, но не меньше прорвалось сквозь завесу. Корабли тельвенцев встретили их шквалом огня скорострельных излучателей и маячками-обманками. Торпеды Вольного Флота взрывались в пустоте, пораженные точно направленным выстрелом, или сбивались с курса, отвлеченные ложными целями. Они, в свою очередь, сбрасывали фальшивые боеголовки, забивали тельвенские системы наведения радиопомехами. Безмолвная дуэль велась на колоссальных скоростях; когда космическая торпеда выходит на траекторию поражения, на перехват отпущены доли секунды. Человеческая реакция здесь бессильна, только машины могут вести такую схватку на равных.
Сближаясь с целью, торпеды разрывались и десятками выбрасывали разделяющиеся боеголовки. Пираты использовали стандартные ударные боеприпасы типа «Молот». Они не несли взрывчатого заряда, да взрывчатка и не нужна: главным поражающим фактором становилась огромная энергия столкновения. Когда кусок металла врезается в корабль на скорости в несколько десятков километров в секунду, броня бессильна. Только энергетические щиты могут выдержать попадание торпеды, но и их запас прочности не бесконечен. Подавляющее большинство пиратских снарядов было перехвачено на подходе к целям – не больше одной боеголовки из ста попали в тельвенские корабли. Но даже этого оказалось достаточно для того, чтобы флот понес первые потери. Тактический компьютер «Антареса» выводил на один из дисплеев перед креслом адмирала сведения о погибших и пострадавших кораблях. Первый залп пиратов стоил Силам Обороны двух легких крейсеров и трех эсминцев. Немного для флота в две с половиной сотни вымпелов, но за считанные мгновения почти тысяча тельвенских астролетчиков погибла вместе со своими кораблями. Данмар запретил себе думать об этом. Пока бой не кончится, жертв будет еще намного больше…
- Проклятье… - адмирал сузил глаза, видя, как волна пиратских торпед разделяется надвое: «Молоты» в авангарде, а за ними – более массивные и медленные снаряды. – «Стилеты»! Слишком жирно для этой швали… - проворчал он. - Несомненно, подарок от друзей из Ассамблеи!
В отличие от стандартного «Молота», торпеды класса «Стилет» не несли разделяющихся боеголовок. Их скорость также меньше, и оборонительной сети проще сбить их на подлете. Но «Стилеты» имеют существенное преимущество перед «Молотами»: они оборудованы системой проникновения, которая при попадании окутывает снаряд оболочкой из высокоэнергетической плазмы, что позволяет пронзить защитный экран. Пираты применили классическую тактику «двойной волны»: быстрые «Молоты» отвлекли на себя оборону тельвенцев и расчистили путь для уязвимых «Стилетов». Плазменные буры не были совершенны, и далеко не все торпеды прошли сквозь защитные барьеры, но еще несколько тельвенских кораблей погибло или покинуло строй.
Короткая белая вспышка сверкнула у корпуса «Антареса» - щит принял на себя удар пиратской боеголовки - но единственное попадание не могло повредить флагману. «Антарес» всего лишь потерял десять процентов энергии на одном из экранов. Другие линкоры и тяжелые крейсеры тоже обошлись без повреждений, и с точки зрения беспристрастной логики, Силы Обороны отделались минимальными потерями. А затем тельвенские торпеды достигли вражеского флота, и теперь уже огни пиратских кораблей начали гаснуть на тактической карте. Потери Вольного Флота, впрочем, тоже оказались невелики. Вскоре пираты, перезарядив пусковые шахты, повторили залп. Через минуту тельвенцы ответили собственными торпедами.
- Все это может затянуться надолго, - прокомментировал контр-адмирал Нейдлис. – Дуэль на дальних дистанциях редко бывает эффективной.
- Я понимаю, - согласился Данмар. – Но сейчас это играет нам на руку. Сомневаюсь, что у головорезов Дауэна надолго хватит терпения. Прежде они хорошо показывали себя в стремительных рейдах, но затяжной бой – не их стихия.
Заместитель кивнул, соглашаясь. Тельвенцы и их противники по-прежнему выдерживали дистанцию в сто мегаметров, недосягаемую для самых дальнобойных пушек, и торпедная дуэль продолжалась. Два флота обменялись несколькими залпами, и Данмар не мог не признать правоту своего начальника штаба: особенного эффекта перестрелка не имела. На такой дистанции слишком много времени было у защитных систем, чтобы перехватывать неприятельские снаряды. Больше всего это напоминало тактическую игру, и довольно-таки монотонную. Корабли пиратов и тельвенцев удерживали статичные позиции, стреляли по врагу и, в свою очередь, пытались уничтожить как можно больше вражеских торпед на подлете. От людей здесь мало что зависело, всю работу выполняли радары и баллистические вычислители. Оценивая результаты дуэли, адмирал Данмар прикинул, что соперники растратят боезапас гораздо раньше, чем причинят друг другу хоть сколько-то заметный урон.
Конечно, не все торпеды уничтожались системами перехвата или проходили мимо цели. И пираты, и тельвенцы несли потери. Это не выглядело эффектно: мгновенная беззвучная вспышка на обзорном экране, и очередной рубиновый или изумрудный огонек внезапно пропадает с трехмерной тактической карты. Но каждый такой огонек – корабль с десятками людей на борту, испарившийся в мгновение ока.
Перестрелка продлилась почти час с идеальной, механической размеренностью. Могучие машины загоняли в жерла пусковых шахт новые торпеды взамен истраченных, автоматы исправно вели отсчет и сообщали о расходе боеприпасов и количестве снарядов, оставшихся в хранилищах. Радары наведения удерживали цели, и от оператора требовалась только нажать кнопку выстрела, чтобы очередной снаряд ушел в космос. Два флота, казалось, прощупывали оборону соперников, не решаясь перейти к более активным действиям. И хотя урон, причиненный обеими сторонами друг другу, был невелик, Гел Данмар не без удовлетворения отметил, что красные точки на проекции исчезают заметно чаще зеленых. Защитные системы пиратских кораблей пасовали перед более совершенными тельвенскими торпедами, и после шестого залпа терпение Ленга Дауэна, очевидно, было исчерпано. Строй Вольного Флота пришел в движение. Набирая скорость, пираты направлялись навстречу тельвенцам.
- Все-таки не выдержали! – процедил адмирал. – Внимание всем! Удерживать прежние позиции и приготовиться открыть огонь!
Он наблюдал за тем, как выгибаются, деформируются линии вражеского построения. Главные силы Вольного Флота продвигались вперед сравнительно медленно, и легкие быстроходные корабли на флангах вскоре оторвались от них. Пиратский авангард наступал быстро, но без четкого порядка. Отдельные отряды и эскадры, разные и по численности, и по составу, группировались вокруг собственных вожаков. И все же их было много. Более ста пятидесяти кораблей в авангарде, еще не меньше трех сотен на флангах построения. И ядро Вольного Флота – позади.
Расстояние сокращалось с каждой минутой. Компьютер вел отсчет: восемьдесят тысяч километров, семьдесят пять, семьдесят… Торпедная перестрелка временно прекратилась – противники предпочли приберечь оставшийся боезапас. Строй Вольного Флота растягивался все больше, и только «личная гвардия» Императора Изгоев, державшаяся в тылу, сохраняла более-менее ровные боевые порядки. Гел Данмар удовлетворенно улыбнулся. Пираты вели себя именно так, как и следовало от них ожидать.
- Приказ по флоту. Открыть огонь из всех орудий по авангарду противника, как только тот войдет в зону поражения. Сосредоточить обстрел на флагманах пиратских эскадр. Повторяю: прежде всего выбивать вожаков! Тогда, пожалуй, остальные гиены разбегутся сами… - вполголоса завершил тельвенец.
Первыми, с дистанции в пятьдесят миллионов метров, открыли огонь сверхмощные дальнобойные орудия мониторов из третьей линии тельвенского флота. Залп, второй, третий – в предельном темпе, с каким механизмы заряжания успевали изготовить оружие к новому выстрелу. Тельвенские мониторы стреляли довольно метко, и удачные попадания превращали пиратские корабли в облака раскаленных докрасна обломков. С тридцати тысяч километров в бой вступила тяжелая артиллерия линкоров и крейсеров, и потери пиратов немедленно возросли. Наконец, с двадцати мегаметров к обстрелу присоединились и легкие корабли. Теперь весь тельвенский флот вел сосредоточенный огонь по вражескому авангарду. Пираты отвечали, но их залпы выходили заметно более рассеянными и неточными. Тельвенцы почти не понесли потерь.
Адмирал Гел Данмар видел немало космических баталий, и все равно, картина поражала воображение: повсюду вокруг сотни огненных лучей рисовали причудливые узоры на бархатисто-черном полотнище. Когда очередной корабль, пораженный точно направленным артиллерийским залпом или торпедой, взрывался, в безграничной тьме вспыхивал слепящий свет. Абсолютное безмолвие только добавляло происходящему странный, почти сюрреалистический эффект. Безумная пляска серебристых огней среди ажурного сплетения фиолетовых молний, и тот, кто окажется недостаточно проворным, обречен на гибель посреди ледяной пустоты.
Выполняя приказ командующего, тельвенцы сосредоточили огонь на флагманах эскадр, и вскоре пираты лишились половины предводителей. Это произвело ожидаемый эффект: их подчиненные явно растерялись. Все больше кораблей прекращали огонь, сворачивали с курса и выходили из боя. Их примеру последовали другие, и после ожесточенной, но недолгой перестрелки передовые эскадры Вольного Флота были полностью рассеяны. Некоторые отступали назад, к главным силам, но большинство просто бросились врассыпную, торопясь убраться подальше от тельвенских пушек. Гел Данмар не удержался от презрительной усмешки, глядя на то, как один за другим пиратские корабли открывают межпространственные тоннели и ныряют в Бездну.
- Чего и следовало ожидать, - проворчал адмирал себе под нос. – Грабить приятнее, чем воевать…
- Вы правы, адмирал, - согласился Нейдлис. – Пиратский флот, похоже, распадается. Но эти… - он кивнул на главные силы Вольного Флота, собравшиеся вокруг флагманского линкора «Василиск», - пока еще держатся вместе. И их достаточно много, чтобы серьезно угрожать нам.
- Значит, подстегнем их, - Данмар быстро оценил обстановку. – Внимание всем! Легкие флотилии «Эпсилон» и «Каппа», ваша цель – правый фланг. Контр-адмирал Керрен, ваши линейные крейсеры также атакуют на правом фланге. Рассейте пиратов любой ценой. Легкие флотилии «Гамма» и «Дельта» - нанести удар по левому крылу противника. Ваша задача: связать пиратов боем и удерживать на месте. Флотилии «Сигма» и «Дзета» остаются в резерве вместе с ударными дивизионами. Нет нужды напоминать о том, что зависит от исхода сражения, и пусть каждый сделает все, что в его силах. Вперед!
Пиратский авангард частично отступил, частично был разгромлен, и тельвенский флот, наконец, пришел в движение, разделившись на несколько дивизионов. Центр оставался на месте в ожидании приказа; левое крыло, меньшее по численности, выдвинулось вперед, перекрывая путь пиратским фланговым эскадрам. Одновременно более многочисленные отряды правого крыла, усиленные восемью линейными крейсерами эскадры адмирала Тейла Керрена, на предельной скорости пошли в решительную атаку.
Вольный Флот встретил нападающих торпедным залпом в упор – предсказуемо, но все равно опасно. За одну минуту четырнадцать тельвенских кораблей, включая один из могучих линейных крейсеров, были уничтожены или выведены из строя, но это не остановило прорыв. Эскадры КСО врезались в неприятельскую армаду, как закованный в латы кавалерийский клин в ряды ощетинившейся копьями пехоты, и битва разгорелась с отчаянной силой. Ни та, ни другая сторона не уступала: тельвенцы защищали собственный мир и сражались с яростью отчаяния, ни и их противники отнюдь не были трусами. И все же пиратам не хватало выучки. Они дрались упорно и бесстрашно, но каждый отряд атаковал или отступал сам по себе, по приказу собственного предводителя. Недостаток дисциплины сказывался: несмотря на численный перевес врага, тельвенцы крепко удерживали инициативу. Их эскадры наступали, пиратам оставалось только обороняться.
За каких-то полчаса строй Вольного Флота был полностью разрушен. Только в центре личная гвардия Ленга Дауэна, все еще не вступившая в дело, по-прежнему сохраняла видимость порядка, но вокруг нее воцарилась полная неразбериха. На левом фланге бой шел на равных: Вольные не могли опрокинуть врага, но и тельвенских кораблей было слишком мало, чтобы рассеять их. Тельвенцы и не давили чрезмерно – их главной задачей было только удерживать пиратов Дауэна на месте. Более стремительно и жестко развивались события на правом фланге. Здесь тельвенцы ударили большими силами, навязав противнику бой на предельно малой дистанции. Особенно страшным врагом для пиратов стали линейные крейсеры. Эти корабли уступали в живучести полноценным линкором, но их силовые щиты были достаточно прочными, чтобы выдерживать попадания из пушек легких пиратских кораблей, а мощные башенные орудия главного калибра точными залпами разносили в клочья фрегаты и эсминцы Вольного Флота.
Конечно, пираты не сдавались так просто. Они атаковали с разных направлений, используя преимущество в подвижности – словно рой разъяренных ос окружил огромного, могучего зверя, пытаясь жалить отовсюду одновременно. Но исполин выдерживал многочисленные уколы и отбивался. Теряя один корабль за другим, отряды Вольного Флота, наконец, не выдержали и начали подаваться назад. Положение пиратов становилось по-настоящему тяжелым. Ленг Дауэн не мог не понять очевидного, и адмирал Данмар не удивился, увидев на тактической карте, как от главной массы пиратского флота, еще не ввязавшейся в бой, протянулось длинное багряное щупальце. Спасая правый фланг от полного разгрома, предводитель Вольного Флота был вынужден направить туда резервы, ослабляя собственный центр.
«Вот оно! – Данмар сжал кулаки. - Этого я и ждал!»
- Внимание всем эскадрам второго эшелона! – отчеканил он. - Следовать за флагманом! Цель атаки – главные силы пиратского флота. Вперед!
Крупная дрожь пронизала «Антарес», и гулкий, раскатистый звук разнесся по всем отсекам от кормы до носа, когда главные двигатели линкора взревели в полную силу. Стремительно набирая скорость, флагман шел навстречу врагу. Ядро тельвенского флота наконец-то вступило в бой: двенадцать линейных кораблей, тридцать тяжелых и сорок легких крейсеров. Расстояние между противниками быстро сокращалось; сближаясь, оба флота вели ожесточенный огонь. У Ленга Дауэна все еще было превосходство в численности, но тяжелых кораблей у него оказалось меньше, чем у Данмара. В мощи залпа тельвенцы не уступали соперникам, и защитные поля их линкоров и крейсеров лучше противостояли обстрелу. Пираты понесли большие потери, и вскоре Данмар заметил, как под огнем тельвенцев расходятся в стороны, рассеиваются эскадры Вольного Флота. Адмирал не сдержал злую, ликующую усмешку. Все-таки они не выдержали!
- Крейсерским эскадрам: прикрывать линкоры от противника, - приказал Данмар. – Линейная эскадра: сосредоточить атаку на флагмане пиратов. Повторяю: линейная эскадра, цель – «Василиск»…
Неожиданно тельвенец осекся. Пираты продолжали отступать, разделившись на небольшие группы, но позади их неплотного роя, где сбились в неровную сферу немногочисленные тяжелые корабли Вольного Флота, он заметил какое-то движение. Крейсеры и эсминцы с серо-красной маркировкой на бортах подались назад, освобождая дорогу, и вперед выдвинулось широкое кольцо, сформированное из одинаковых, как капли дождя, неказистых кораблей. Их было около сорока – крупнее легкого крейсера и меньше тяжелого, с грузными, широкими угловатыми корпусами. Особенно гротескным их силуэты делала единственная, непропорционально огромная артиллерийская башня, вооруженная парой не менее впечатляющих лучевых пушек. С этой неуклюжей башней, возвышавшейся над приплюснутыми надстройками, радарными антеннами и турелями оборонительной сети, корабли напоминали причудливых металлических мутантов. Короткие голубоватые вспышки сверкали у их бортов – маневровые двигатели компенсировали момент вращения, пока громадные башни разворачивались, направляя жерла орудий в сторону тельвенских линкоров и крейсеров.
Гел Данмар стиснул зубы. Мониторы! Прежде пираты никогда не применяли в боях корабли этого класса, и тельвенский адмирал был уверен, что их нет в составе Вольного Флота. Казалось бы, для такой уверенности есть основания: неповоротливые мониторы мало подходили для излюбленной пиратами маневренной тактики в стиле «укусил-отскочил». Но Ленг Дауэн припас для соперников козырь в рукаве.
Торжество тельвенца мгновенно уступило место ярости и леденящему отчаянию человека, осознающего, что сейчас должно произойти, и бессильного помешать этому.
- Всем эскадрам: разделиться! Маневр уклонения! – выкрикнул адмирал Данмар, отчетливо понимая, что уже слишком поздно…

* * *
- Изобретательно, адмирал Дауэн, - оценил Рейн Старроу. – Весьма изобретательно.
Он видел на стереопроекции, как тельвенские корабли мчатся прямо на кольцо мониторов Вольного Флота. Вероятно, командующие КСО уже осознали угрозу, но вряд ли могли что-то изменить за последние мгновения, что были им отпущены.
Действительно, нельзя не отдать должное Ленгу Дауэну: он доказал способность к нестандартным решениям. Примененная им тактика бесцеремонно попирала все каноны космического боя, но имела достаточно шансов на успех, чтобы рискнуть. Мониторы неповоротливы и медлительны, да и их защитные экраны не слишком прочны. Вся их сила – в сверхмощных лучевых орудиях, дополняемых внушительным весом торпедного залпа. Это предопределяет их использование в качестве кораблей огневой поддержки на дальней дистанции. В ближнем бою они слишком уязвимы. Но сейчас, когда враг захвачен врасплох…
Старроу вынужден был признать, что пиратский адмирал искусно заманил неприятеля в ловушку. Сначала бросил в бой худшую часть своего флота, понимая, что прихвостни из союзных кланов не продержатся долго под огнем. Их бегство убедило тельвенцев в слабости противника, разожгло азарт и спровоцировало на непродуманную лобовую атаку. И вот…
Если тельвенский командующий и понял, что происходит, у него уже не осталось возможности что-то изменить. Мониторы дали первый залп; их гипертрофированные пушки метнули слепящее фиолетовое пламя. Десятки раскаленных струн вытянулись навстречу тельвенским кораблям. Подобно пороховому дыму, отстрелявшиеся орудия окутали быстро тающие облака газа: охладители продували перегретые стволы сжатым азотом, пока автоматы заряжания загоняли в каморы сжатия новые боевые заряды – цилиндрические капсулы с деструктиумом. Одновременно с артиллерийским залпом по три десятка торпед покинули пусковые шахты по бортам каждого монитора. Почти двенадцать сотен снарядов быстро приближались к вражескому флоту.
Пиратов и тельвенцев разделяло чуть больше пяти миллионов метров – почти «в упор» по космическим меркам. С такого расстояния даже силовые барьеры линейных кораблей не могли защитить от чудовищных пушек мониторов. Лишь отчасти рассеянные защитными полями, убийственные потоки частиц вонзались в корпуса крейсеров и линкоров Сил Обороны. Тяжелее всего пришлось флагманскому «Антаресу». За считанные секунды не меньше десяти огненных клинков ударили в его борта, срывая внешнюю броню, выбивая из корпуса тучи раскаленных осколков и оставляя глубокие, уродливые шрамы. Несколько лучей прошли навылет, проделав в корпусе тельвенского флагмана сквозные тоннели, достаточно широкие, чтобы в них мог пройти космический катер. Оплавленный металл внутри пробоин излучал желтовато-алое свечение. Никакой корабль не мог выдержать таких повреждений. «Антарес» сбился с курса, неуклюже разворачиваясь вокруг продольной оси. Вспомогательные двигатели выплевывали огонь в тщетных попытках выровнять корабль, но еще два сверкающих луча вонзились в него, и «Антарес» начал выгибаться всем корпусом, переламываясь надвое. Многочисленные обломки отделялись от гибнущего корабля, подхваченные мощными потоками воздуха, что рвались в пустоту через зияющие бреши во внешней оболочке. Тельвенский флот остался без командующего.
Первым же залпом вместе с флагманом было уничтожено еще три линкора и несколько крейсеров, и многие корабли получили тяжелые повреждения. Тельвенские эскадры разделились, огрызнулись в ответ, но теперь их стрельба была беспорядочной и неточной. Без флагмана, объединяющего флот общей тактической сетью, командиры отдельных отрядов и капитаны кораблей остались предоставлены сами себе и, похоже, растерялись. Они разделили огонь между слишком многими целями, и, хотя многие пиратские корабли получили повреждения, всего два из тридцати восьми мониторов оказались выбиты из строя.
Второй залп пиратских пушек причинил тельвенцам еще больший ущерб, а затем и остальные отряды Вольного Флота, кольцом окружив соперников, присоединились к перестрелке. Тельвенцы оказались в фокусе огромной линзы – десятки лучей вспыхивали и гасли каждую секунду, взрывы многочисленных торпед слились в сплошное желтовато-белое зарево. Один за другим корабли Сил Обороны вспыхивали и разлетались на куски под сосредоточенным огнем. Стоя позади адмиральского кресла Дауэна, Рейн Старроу с бесстрастным лицом наблюдал за бойней. «Василиск» вел интенсивный огонь из всех башен главного калибра. Лучевые орудия не создавали отдачу, но глухие, низкие звуки выстрелов отчетливо доносились до зала управления.
Конечно, тельвенцы тоже не сдались без боя. Они сопротивлялись с яростью и упорством обреченных на смерть. За четверть часа пираты лишились шести мониторов, четырех крейсеров и девяти эсминцев, но свирепая перестрелка уже стихала, и победа Вольного Флота не вызывала сомнений. Из восьмидесяти тельвенских кораблей не больше двадцати смогли вырваться из огненной западни. Были уничтожены все двенадцать линкоров и почти все тяжелые крейсеры. Разбитые корабли уносились прочь в открытый космос – беспомощные, неуправляемые, с зияющими пробоинами в бортах. За какие-то пятнадцать минут ядро Сил Обороны было уничтожено.
- Впечатляет… - с показным хладнокровием промолвил Старроу. – Поздравляю, адмирал Дауэн.
Пират не удостоил его ответом, но военный советник был уверен, что тот доволен. Еще бы! Его личное войско с честью прошло испытание: вступило в открытое сражение с сильным врагом и одержало верх. На флангах бой еще продолжался, но исход его был предрешен. Этот день, без преувеличения, стал переломным для Вольного Флота и для всей Нейтральной зоны. Сегодня пираты перестали быть просто пиратами.
Тем временем Ленг Дауэн раздавал последние приказы своим подручным.
- Бернс!
На одном из дисплеев появилось широкое мужское лицо, украшенное старым шрамом через всю левую щеку. Старроу хорошо знал его: Альгор Бернс, один из ближайших помощников Императора Изгоев еще с тех времен, когда тот только начинал свое восхождение к власти на Стивее. За преданность Бернс был удостоен звания командора. Он был закаленным воякой и не менее безжалостным, чем сам предводитель Вольных.
- Адмирал? – в устах Бернса это обращение прозвучало до странности естественно.
- Бернс, бери третий и пятый дивизионы и выбей тельвенцев на левом фланге. Мониторы поддержат тебя огнем издали. Остальным: внимание! Первый, второй и четвертый дивизионы следуют за «Василиском»! – Ленг Дауэн дождался, пока пришли подтверждения от командиров соединений, и коротко, холодно отчеканил:
- Вперед!
* * *
Битва за систему Акерон продлилась менее четырех часов, и тельвенцы потерпели полное поражение. Космические Силы Обороны были уничтожены. После того, как попали в ловушку и погибли отборные эскадры центра, пираты решительно атаковали по флангам. Пожалуй, в тот момент тельвенцам следовало отступить – их поражение было уже неизбежно, и продолжать бой не имело смысла. Но они не отступили. Даже окруженные, они сопротивлялись до последнего и погибли почти все. Из двухсот пятидесяти военных кораблей Сил Обороны не больше тридцати ушли через межпространственные тоннели и взяли курс к родной системе.
Надо отдать тельвенцам должное: они взяли кровавую дань с собственных победителей. Флот Ленга Дауэна уменьшился в числе на треть. Но Рейн Старроу подозревал, что и этим втайне доволен расчетливый пиратский Император. Его замысел осуществился в полной мере: Дауэн не только сокрушил Силы Обороны, но и избавился от соперников внутри собственной организации. Многие кланы, пожалуй, не смогут оправиться от понесенных сегодня потерь, и Вольный Флот поглотит их один за другим.
Бой стих, тельвенцы ушли – те немногие, кто смог вырваться из ловушки. Вольный Флот подсчитывал ущерб, и пираты ликовали. Их предводитель, впрочем, оставался сосредоточен и холоден. Что бы Дауэн ни чувствовал по поводу победы, он никак этого не проявлял. Напротив – не позволяя подчиненным преждевременно погрузиться в победную эйфорию, адмирал раздавал новые приказы. Потрепанные и рассеянные пиратские эскадры вновь собирались вместе. Их командир не собирался останавливаться на достигнутом.
- Бернс! – коротко бросил Дауэн.
- Слушаю, адмирал! – немедленно откликнулся Альгор Бернс с одного из экранов.
- Бери свои дивизионы и немедленно направляйся к Тельвену-5. Твоя задача – захватить тамошние орбитальные верфи. Учти: именно захватить. Неважно, какой ценой, но они должны остаться в целости. Ты понял приказ?
- Да, адмирал, - Рейна Старроу впечатлило, как легко мрачный, вечно озлобленный Бернс принял новое титулование предводителя. Впрочем, нельзя не признать: Ленг Дауэн показал себя адмиралом лучше многих, которых знал Старроу.
- Тогда действуй немедленно. Как только закончим собирать эскадры, я выступаю к Тельвену-4 с главными силами Вольного Флота.
- Так значит, вы не оставите тельвенцев в покое? – прокомментировал Старроц. – Теперь вы атакуете их метрополию?
- Разумеется, - холодно ответил пират. – Иначе все, чего мы сегодня добились, стоило бы недорого. При должном старании, любые потери можно возместить, хватило бы времени. Ну, так я не дам тельвенцам достаточно времени. Мы отправили их в нокдаун и должны добить прежде, чем они успеют подняться на ноги.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?

Космоопера, SVS
Заглянуть в профиль SVS


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус