Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Танго со Смертью

Танго со смертью 2. Глава 11. Последний танец

Автор: Olivia | Источник
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Психология, Романтика, Ангст, Драма, Гет, Фантастика,


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Ей приходилось ко всему привыкать заново. К шумным светлым улицам, заполненным пестро одетыми представителями разных рас, к сияющим разноцветными огнями рекламам, к обилию магазинов, клубов и неимоверному количеству азари вокруг. В глазах рябило от разнообразных оттенков синего, идеально сложенные тела и бесстрастные лица были так похожи друг на друга, что стали казаться Лауре абсолютно одинаковыми.

Квартира, предоставленная им, была просторной и достаточно меблированной, к тому же — находилась совсем недалеко от офиса, в котором работал Эйрон. Дрелл уходил утром и возвращался вечером, а девушка откровенно скучала. Ходить по магазинам она не любила, ее вообще мало интересовали «всякие женские штучки», тяга к одежде, украшениям и косметике заглохла в Лауре очень давно. 

Посещать клубы? «Afterlife» до сих пор был ей поперек горла, к тому же, находясь в толпе, она невольно напрягалась, ежеминутно ожидая нападения. Девушка старалась пореже покидать квартиру, она никак не могла привыкнуть к Иллиуму вообще и к своей новой жизни в частности.  Когда Эйрон был дома — всё было замечательно, Лаура чувствовала себя необходимой ему, ласковые глаз дрелла, его руки, губы, весь он принадлежал ей каждый вечер и ночь, но — наступало утро, и Эйрон уходил на работу, оставляя её одну.

На робкие попытки соседей познакомиться, в особенности жаждала общения с ней молодая азари, живущая в квартире напротив, девушка отвечала холодно-вежливой улыбкой и ничего незначащими словами. Соседи быстро поняли, что черноволосая красотка, живущая с дреллом, не настроена на общение и отстали. Продолжала попытки завязать отношения только азари. Лаура избегала её общества, а та, словно не понимая, продолжала выискивать повод для разговора. Окончательно расставила все точки над «И» попытка соседки погладить девушку по руке и красноречиво-похотливый взгляд. Лауру буквально передернуло от отвращения, но она нашла в себе силы спокойно сказать:

— Меня не интересует ничего из того, что ты можешь мне предложить. Ты зря тратишь своё и моё время, — она наклонилась к азари и процедила, — и не советую проделывать подобное с Эйроном, если жить охота! Всего доброго, — уходя, она так пожала руку соседки, что та скривилась от боли и поспешно ретировалась. Больше она их не беспокоила.

А ещё девушка вдруг обнаружила, что не может равнодушно смотреть на детей, причем, независимо от расы. Раньше она просто не замечала их — этих маленькие порождения чуждого ей семейного счастья, а теперь они постоянно попадались ей на глаза: крохотные азари, турианцы, саларианцы, забавные шарики — волусы, люди. Когда Лаура на них смотрела, с ней происходило что-то странное — губы невольно растягивала улыбка, и ей всё сильнее хотелось подхватить маленькое существо на руки и потискать. Она не понимала, что происходит и решила, что попросту сходит с ума от безделья. Звонок одного из старых заказчиков оказался весьма кстати.

— Лаура, есть неплохая работа. Несложная и хорошо оплачивается. Возьмешься? — человек выжидательно смотрел в глаза девушки.

— Возьмусь, все равно нечего делать. Давай координаты.

— Вот, — собеседник переслал на её инструментрон файлы.

— Хорошо, все будет сделано, — она прервала связь и начала собираться: достала винтовку, вытащила свой неизменный черный комбинезон и с удовольствием в него облачилась. «Больше никаких убийств, Лаура, — говорит ей Эйрон, — смерть уже получила своё». 

Девушка опустилась в кресло и сжала голову руками. Лаура снова слышала её — чарующую мелодию танго, под которую была партнершей Смерти последние пять лет. Сейчас Смерть снова позвала её, элегантно протянув руку, вот только от руки этой веяло могильным холодом, грозящим превратить и саму Лауру в бестелесного призрака.

— Лаура, ты куда-то собралась? — голос Эйрона заставил девушку поднять голову. Дрелл стоял рядом, скрестив руки на груди и укоризненно глядя то на неё, то на винтовку. — Мы же говорили об этом!

— Говорили, — она вздохнула, — но я не привыкла проваливать задания. Это ненадолго. Максимум — три дня, работа несложная.

— Я не спросил «как надолго» или «степень сложности». Ты сейчас же перезвонишь и откажешься.

— Что? — она недоуменно уставилась на дрелла, словно впервые его увидев. — Что ты сказал?

— Ты откажешься от этой работы. И вообще больше НИКОГДА не возьмешься за это, понятно? — он говорил спокойно, но глаза горели гневом.

— Это ты решил? — процедила она сквозь зубы. — А моё мнение забыл спросить, а?

— Мы договаривались, еще на Кахье, что с убийствами будет покончено. Ты со мной согласилась. Почему же сейчас я вижу вот это? — Эйрон указал на «Гадюку» и боевую экипировку девушки, — ты передумала?

— А если и так? — Лаура уставилась в глаза дрелла. — Ты что-то имеешь против?

— Имею. Против. Я повторяю — никаких убийств — что непонятно?

— Почему ты решаешь за меня — вот что мне непонятно! — её фигуру окутало темно-синее биотическое поле. — Почему ты мне указываешь? Кто дал тебе это право?! — она взмахнула рукой и ударной волной впечатала в стену попавшиеся на пути вазочки и стул, на пол посыпался дождь осколков и щепок. — А у меня ты спросил?! — следующая волна прошла совсем рядом с ним, но Эйрон не шелохнулся. — Каково мне сидеть в четырех стенах и ждать твоего возвращения?! Об этом ты спросил?! — об ту же стену разлетелся журнальный столик. — Или это тоже не имеет значения?! — она яростно замахнулась на дрелла, но он перехватил её руку, не давая ударить ни биотикой, ни ладонью.

— Прекрати крушить мебель, — спокойно сказал он, но от слов повеяло угрозой. — Она перед тобой ни в чем не провинилась! Хватит истерить, слышишь? — Эйрон взял Лауру за плечи и сильно встряхнул, приводя в чувство, потом прижал к себе. — Я не подумал о том, что тебе будет здесь неуютно. Прости. Я просто не предполагал, всё станет настолько плохо, что убийство покажется лучшей альтернативой. Почему ты молчала? Неужели так сложно было просто со мной поговорить? Мы бы нашли выход вместе, — дрелл поднял ее голову за подбородок, заглянул в глаза. — Почему ты молчала?

— Не знаю... — эмоциональный взрыв схлынул, оставив только неестественное безразличие. — Ты нашел свое место, Эйрон, а я — нет... Здесь все не так: эти улицы, магазины, реклама, азари, эти дети. Всё не так. Я чужая тут, понимаешь? Чем я могу заниматься? Сидеть перед терминалом или смотреть по голо-телевизору бесконечные фильмы о вымышленных войнах и надуманных чувствах? Читать? Пить? Что мне делать на этом прилизанно-блестящем Иллиуме? Я убийца, Эйрон, я девять лет этим занималась. Сейчас я чувствую себя лишней, ненужной никому, даже тебе.

— Глупости, — дрелл прикоснулся губами к ее губам, — ты просто еще не нашла себя, вот и всё. И, похоже, я знаю, чем тебе стоит заняться!

— Чем? Вышивать крестиком? Вязать крючком? Пыжаков дрессировать? — она невесело улыбнулась. — Чем мне заняться, чтобы не сойти с ума окончательно?

Он не успел ответить — раздался резкий писк инструментрона Эйрона. На связи была Айна, и дрелл поспешил ответить.

— Здравствуй, мама! Что-то случилось? — встревожено спросил он, видя взволнованное лицо матери.

— Случилось, Эйрон! Лаура далеко?

— Я здесь, здравствуйте, Айна, — девушка улыбнулась дрелле. — Что у вас случилось?

— Боюсь, мне придется просить вас о помощи. Я никак не могу связаться со своей подругой, не отвечает ни ее инструментрон, ни домашний терминал. Ходят слухи, что их поселение стали посещать батарианские работорговцы. Арашу, как же я за них боюсь!

— За них? Кто еще там должен быть, кроме твоей подруги?

— Эйла живет со своей дочерью и внуком. Она переехала после смерти мужа, хотела сменить обстановку, оказаться подальше от всего, что было связано с утратой. Я отговаривала её, но... Потом к ней прилетела дочь с трехлетним Лайном. Мы общались практически каждый день, но вот уже вторые сутки я не могу до них достучаться. Я боюсь, Эйрон. Очень боюсь. Это их поселение никогда не было достаточно защищено.

— Успокойся, мама. Мы сегодня же вылетим на Кахье. Всё будет нормально.

— Но будьте очень осторожны и обязательно загляните ко мне! Я буду ждать! Да благословит вас Арашу! — Айна прервала связь.

— Ну что же, видимо, придется вмешаться! — Лаура взяла в руки «Гадюку» и вопросительно посмотрела на Эйрона. — Или ты считаешь иначе?

— Нет. Не считаю. Здесь возможен только один вариант, — дрелл быстро забронировал билеты до Кахье, затем достал отцовский «Стилет», перезарядил, нахмурился. — Боюсь, у нас нет иного выбора. Если здесь замешаны батарианцы — соваться в это дело без оружия не стоит. Я ведь реалист, Лаура.

— Я знаю, — её глаза сверкнули, — с этим сбродом можно разговаривать только через вот такой переводчик! — она любовно погладила «Цикаду», укрепила на поясе.

— Согласен. — дрелл кивнул. — Готова?

— Давно! — в черных глазах девушки мерцало радостное возбуждение, а на губах то и дело мелькала улыбка. Лаура снова чувствовала себя нужной, и ей хотелось только одного — скорее оказаться на Кахье.

Эйрон бросил взгляд на сияющее лицо Лауры и молча покачал головой. Для него предстоящая поездка была печальной необходимостью, но ни в коем случае не радовала. Дрелл знал, что легко сможет снова нажать на спусковой крючок, теперь это не было проблемой. Убить сложно только в первый раз. Однажды отняв чужую жизнь и сохранив при этом рассудок, можно делать это не задумываясь, не испытывая эмоций множество раз. Эйрон черту переступил. Убийство перестало быть для него невозможным, но и не превратилось в потребность. Однако, дрелл прекрасно понимал и Лауру: не так-то просто резко изменить свой образ жизни. Тем более, если ты привык смотреть на мир сквозь оптический прицел в течение почти десятка лет.

***

Поселение, в котором обосновалась Эйла с дочерью, было одним из самых дальних и незащищенных. Дело в том, что дреллы стали активно селиться здесь всего несколько лет назад, потому что купол возвели совсем недавно. Лаура и Эйрон прилетели сюда на аэрокаре и еще издалека заметили корабль работорговцев — старый, изрядно потрепанный, служивший когда-то турианцам, судя по хищным очертаниям корпуса. Он высился около самых крайних домов поселения, стоящих особняком. 

Эйрон припарковал аэрокар достаточно далеко, чтобы не привлекать излишнего внимания. Выручали наступившие сумерки, которые помогли Лауре и дреллу незаметно подобраться к шаттлу. Они скользили двумя тенями, скрываясь за валунами и деревьями, наконец, до них донеслись голоса двух батарианцев, стоявших на страже у трапа корабля.

— Мне надоела эта дыра! — сплюнул один из них. — Какого рахни мы вообще сюда прилетели?

— Ты что, не в курсе? Кто-то заказал боссу ящерку, маленькую. На хрен кому сдался этот дреллский недоносок — я не знаю.

— Может, у заказчика зоопарк дома? И ему для коллекции ящерица нужна? — хохотнул пират. — Говорящая!

— Все может быть, не наше это дело. Мы нашли детеныша, можно бы и убраться, пока никого не принесло.

— А кого принесет? О чем ты? Песок из ушей вытряхни, красный! — теперь в остроумии изощрялись оба. — Что-то я не слышу грозной поступи закона! Это самое убогое поселение на планете, кого может принести? Кому есть дело до нескольких ящериц, не там решивших нору вырыть?

— Мы еще вчера должны были убраться, так пилот — скотина, в полный ступор впал! Переусердствовал с выпивкой. Да и сам босс не лучше. До сих пор «лечится» — те две ящерицы здорово его подрали, пока живы были, он же сам решил детеныша выцарапывать.

— Ага, и теперь у него три глаза осталось, четвертый старуха выдрала!

— Да уж... Говорят, сегодня стартовать должны. На Омегу хочу, у меня там...

Но кто или что у батарианца там, его напарник не узнал никогда. Они оба больше ничего не узнали — почти одновременно их шеи были свернуты, а  тела, уже молча, упали на землю. Увлекшись интеллектуальной беседой, пираты не заметили внезапно появившихся, одетых в черное, девушку-человека и дрелла.

— Интересно, сколько их в корабле? — шепотом спросила Лаура, доставая любимый молекулярный клинок и снимая с предохранителя «Цикаду».

— Не знаю, — так же шепотом ответил Эйрон, проделывая тоже со своим «Стилетом», — это неважно. Нужно найти Лайна. Любой ценой. Ты же слышала — они забрали его.

— Тогда — не будем задерживаться, — девушка первой скользнула в темное чрево корабля.

Это было жутко и красиво одновременно: Лаура и Эйрон прошлись по шаттлу, как вестники смерти, щедро даря ее полупьяным пиратам. Батарианцев впечатывало в стену «броском» и «ударной волной», «деформация» сносила их щиты, а дрелл, пользуясь выигранными секундами, отправлял пиратов за океан точными выстрелами. Батарианцев на корабле было десять, сейчас в живых остался один — предводитель этой шайки.

Он попытался было забаррикадировать дверь в каюту, но затея с треском провалилась. Лаура яростно отбросила его к стене, пока «барьер» девушки гасил выпущенную им очередь, c удовольствием наблюдая, как его туша медленно сползает по переборке. Подняться пират не успел — Эйрон наступил ногой на его горло и направил в лоб пистолет:

— Где маленький дрелл? — вопрос был задан спокойно и холодно.

— Тебе надо — ты и ищи! — прохрипел батарианец.

— Погоди, Эйрон. Он сейчас всё расскажет, — Лаура приблизилась к лежащему на полу бандиту, поднесла к его оставшимся глазам молекулярный клинок и спросила, четко выговаривая каждое слово. — Где маленький дрелл? Я его найду и сама, но если ты мне поможешь — умрешь быстро и безболезненно, будешь упорствовать — твоя смерть будет мучительной и долгой.

— Да пошла ты к рахни, дреллская шлюха! — батарианец буквально выплюнул эти слова и тут же взвыл от боли, потому что лезвие прошлось по его шее и груди.

— Неправильный ответ! Ты это что же — хочешь меня разозлить? Зря... Я знаю несколько способов медленно тебя убить. Но, пожалуй, я просто посмотрю — сколько кусков можно будет от тебя отрезать, пока ты не сдохнешь! И учти, — она вновь резанула лежащего пирата, на сей раз, прочертив кровавую полосу у него на лбу. — Жизненно важные органы я оставлю напоследок. А в анатомии твоей поганой я разбираюсь. Проверим? — девушка хищно улыбнулась работорговцу и подмигнула ему.

— Внизу. В грузовом отсеке. Отдельно от других рабов, — быстро выговорил батарианец.

— Вот и умница! — Лаура замахнулась для последнего удара, но её опередила пуля из пистолета Эйрона.

— Хватит! — его спокойный голос заставил девушку убрать клинок и выпрямиться.

— Ты прав. Меня снова занесло, — она уткнулась лбом в его плечо. — Прости.

— Не страшно. И неважно. Пойдем. Нужно вытащить отсюда малыша! — дрелл направился к выходу. Лаура слегка помедлила, с сожалением глянула на мертвого батарианца — чертовски везучий поганец попался, так легко отделался, и поспешила за Эйроном.

Они спустились в грузовой отсек, и тут Лаура вновь увидела так часто встречавшуюся ранее картину. Только здесь она была доведена до абсурда, словно батарианцу мало было лишить пленников свободы, заперев их на корабле. Этот ублюдок держал рабов в клетках, обычных металлических клетках, такие же Лаура видела в фильмах о прошлом и о старинных земных зоопарках. 

Однако, в документальных лентах прошлых веков, в таких клетках содержали животных, а здесь были три совсем молоденькие азари, турианский подросток, а также два юных крогана. Все они были заперты в небольших металлических клетках, вот только замки были не железными, как века назад, а электронными, и металлические прутья дублировались силовым каркасом, чтобы у пленников не было ни малейшего шанса выбраться самостоятельно.

Когда Лаура и Эйрон вошли сюда, все рабы испуганно уставились на них. Особенная паника была в голубых глазах азари — судя по их измученному виду, команда часто пользовалась ими для определенных целей, и сейчас азари, дрожа от страха, ожидали новой порции издевательств. Но, вместо пиратов, на пороге стояла затянутая в черный комбинезон девушка и дрелл с пистолетом в руке.

— Невероятно, — вырвалось у Лауры, — я думала — таких клеток больше нет...

— Как видишь, есть, — Эйрон подошел к ближайшей клетке, поколдовал над замком и через несколько минут дверь была открыта. Пока он освобождал пленников, Лаура обходила отсек в поисках малыша.

Он сидел, сжавшись в комочек, в огромных глазенках застыл панический ужас, крохотные ручонки были оцарапаны и окровавлены — его кровь или нет, было непонятно. По щекам малыша, не переставая, текли слезы, и когда Лаура увидела всё это, то дыхание перехватило и мучительно сжалось сердце — он был таким маленьким и беззащитным.

— Эйрон! Я нашла его! — крикнула она, и дрелл мгновенно оказался рядом, взломал замок и протянул руку, желая достать малыша. Но тот отполз в дальний угол клетки, а паника в глазах ребенка достигла апогея.

— Погоди, давай я попробую, — Лаура подошла к дверце, присела и протянула руки:

— Не бойся, иди сюда, ну, — такой мягкости и нежности в её голосе Эйрон еще никогда не слышал, она поманила малыша. — Иди сюда, Лайн. Я не обижу тебя. Ну, давай. Я заберу тебя отсюда, никто больше тебя не обидит. Ну, иди ко мне, маленький. — Её голос дрожал от переполнявших девушку, новых для неё чувств. — Иди ко мне, — она снова поманила Лайна и тот, продолжая, не отрываясь смотреть в её полные тепла и сострадания глаза, сделал несмелый шаг, потом — еще один, и вдруг — бросился к ней, обвил шею девушки ручонками и прижался к Лауре всем дрожащим крохотным тельцем.

Она обняла малыша, чувствуя, как заколотилось  сердце, а в горле возник ком, мешающий дышать.

— Вот и умничка, молодец, — Лаура погладила ребенка по спинке, прижимая его еще теснее, стараясь согреть теплом своего тела.

Маленький дрелл изо всех сил вцепился в её шею, зарылся личиком в волосы, касаясь шеи девушки носиком. Он не произнес ни слова, только всё так же беззвучно плакал, и его слезы текли по ее коже.

— Ну, вот и всё, всё кончилось. Всё будет хорошо, — шептала Лаура, целуя тоненькую шейку ребенка, — ты же сильный мальчик, правда?

Малыш не ответил, но его тельце перестало дрожать, хотя слезы продолжали течь по шее девушки.

— Он совсем замерз, Эйрон, — она подняла на дрелла глаза, — чем можно его укрыть?

— Сейчас, — он осмотрелся и обнаружил брошенное на пол клетки одеяльце. Вероятно, пираты прихватили его вместе с Лайном. Эйрон наклонился, поднял его и осторожно набросил на плечики ребенка.

Вдруг малыш оторвал лицо от шеи Лауры, серьезно, по-взрослому, посмотрел в её глаза и что-то быстро, неразборчиво сказал. Она расслышала только одно слово «Сиха» и бросила на Эйрона вопросительный взгляд.

— Ты понял, что он сказал?

— Похоже, не я один считаю тебя Ангелом. Он сказал, что мама рассказывала ему об Ангелах, которые защищают детей. Вот он и решил, что ты и есть тот самый Ангел. Он прав! — улыбаясь ответил дрелл.

— Я не Ангел, Лайн, — она улыбнулась ребенку, легонько поцеловала его в щечку, — но это неважно. Теперь всё будет хорошо. Ты мне веришь?

Малыш кивнул и снова крепко к ней прижался, положил головенку на плечо девушки и глубоко вздохнул. Лаура держала Лайна на руках, слышала, как колотится его маленькое сердечко, как отчаянно старается он больше не плакать, как доверчиво прижимается к ней, и всё это вместе вдруг что-то с ней сделало. 

Она подняла на Эйрона глаза, ее губы дрожали, девушка кусала их, пытаясь взять себя в руки, но не смогла и вот по её щеке потекла слеза, за ней — вторая, а дальше слезы полились, словно прорвав невидимую дамбу. Она плакала впервые за последние семь лет. Даже смерть Кейна не заставила Лауру расплакаться, а сейчас этот доверчиво прижавшийся к ней малыш сломал все возведенные девушкой барьеры и превратил из хладнокровной убийцы в обычную женщину, нашедшую, наконец-то, своё настоящее предназначение.

— Успокойся, Лаура, что с тобой? — ошарашенный видом её слез Эйрон подошел и обнял девушку и малыша. — Не надо плакать, не сейчас, хорошо? Нам нужно позаботиться об этих детях. Всё остальное — потом, ладно?

— Ладно, — она всхлипнула, — сама не знаю, что со мной... Я не помню, когда плакала в последний раз. Но сейчас, и правда, не до этого. Что ты предлагаешь?

— Можно вызвать Службу Безопасности, но у них возникнут вопросы о причинах скоропостижной смерти батарианцев.

— А кто видел, что это сделали мы? Да и разве могли мы вдвоем убить их всех? — она состроила невинную гримаску.

— Возможно. В любом случае, детей нужно куда-то определить, хотя бы пока не найдутся их родители.

— Извините, — юный турианец подошел к ним и сказал, глядя на Эйрона. — Вы не могли бы дать и мне пистолет? Пираты могут вернуться!

— Не могут! — дрелл положил руку на плечо подростка. — С того света не возвращаются. Лучше ты скажи, где искать твоих родителей?

— У меня их нет... — буркнул турианец, — отец погиб, а от отчима я сбежал.

— Понятно, — дрелл повернулся к Лауре, — тогда сейчас вызовем Службу безопасности, нужно увести отсюда детей.

— Согласна, но что делать с Лайном? Я поняла, что его мать и бабушка мертвы. Он совсем один, что с ним будет? — в глазах Лауры плескалось беспокойство.

— Не знаю, определят в приют, мама говорила, что отца у него тоже нет. Он не один такой, — Эйрон набирал номер на своем инструментроне и поэтому не увидел гневных искр, вспыхнувших в её взгляде, после этих слов.

— В приют? Ты с ума сошел?! Он совсем крохотный, ему семья нужна, а не приют! Понимаешь?! — новые нотки в её голосе заставили Эйрона отвлечься от вызова. Дрелл прямо взглянул в ее глаза:

— Ты ведь уже всё решила, правда? — он улыбнулся. — И спорить бессмысленно?

— Угадал! — теперь улыбнулась и она. — Я не отдам его ни в какой приют, Эйрон. У нас с тобой не может быть детей, у него нет матери и отца. Мы можем заменить Лайну родителей, а он нам — сына.

— Хорошо, я не стану возражать, — дрелл поцеловал её в лоб, — так действительно будет лучше для всех.

Сотрудники Службы безопасности появились достаточно быстро. Они не стали особо интересоваться истинной причиной смерти батарианцев. В конце — концов, работорговческой бандой меньше! У стражей порядка и так хватает хлопот. Сейчас вот нужно разобраться с найденными на корабле детьми, отыскать их родителей и отправить домой тех из них, кого будет возможно.

— Этот малыш тоже из партии? — офицер указал на уснувшего на руках у Лауры Лайна.

— Нет, — ответил Эйрон. — Это мой сын, пираты его похитили.

— Да? — сотрудник СБ подозрительно глянул на дрелла, перевел испытывающий взгляд на женщину-человека. — Ладно. Вот как мы поступим. Я не идиот и понимаю, что перестрелять друг друга эти уроды не могли. Они уже не первый раз сюда наведывались, а нам воевать с ними нечем, сил не хватает. Вы двое с батарианцами разделались. У меня и так теперь куча проблем с этими детишками, — он проводил взглядом подчиненных, выводивших детей из отсека. — Если ты говоришь, что этот малец — твой сын, так тому и быть. И спасибо вам, ребята, но я этого не говорил, хорошо? — он подмигнул Эйрону и Лауре и последовал за коллегами.

— Я сейчас позвоню матери, Лаура, она ждет новостей, — сказал дрелл, садясь в аэрокар.

— Хорошо, — мурлыкнула она, — девушка уже успела устроиться на сиденье, держа на руках тихонько сопевшего Лайна. Она вся была переполнена теплотой и неведомой ранее нежностью к этому крохотному существу, которое так доверчиво к ней прижималось. А малыш даже во сне продолжал цепляться за ее руку.

Он был чем-то похож на Эйрона, во всяком случае, цвет чешуи был таким же... Да и какая разница, на кого он на самом деле похож? Этот ребенок теперь её, и если кто-то попытается его отнять - Лаура недобро усмехнулась — умение убивать она оттачивала так долго, что оно впиталось в её кровь и плоть, стало второй натурой.

— Да, мама, мне жаль, но Эйла и её дочь мертвы. Лайн у нас. Скоро будем у тебя, — донеслись до неё слова Эйрона, — Лаура, думаю, ты не против заехать к матери? — он вопросительно глянул на девушку, вновь заметив на её лице мечтательно-счастливое выражение.

— Конечно, к тому же, нужно привести Лайна в порядок, накормить... А я не знаю, что едят такие малыши, — она улыбнулась Эйрону, — твоя мама ведь сможет мне помочь?

— Конечно, тогда не будем терять время, — дрелл поднял аэрокар в воздух и задал направление бортовому компьютеру.

***

Они сидели за столом втроем: Айна, Лаура и Эйрон. Маленький Лайн — отмытый и накормленный, мирно спал в комнате Эйрона.

— Значит, вы хотите оставить Лайна у себя? — улыбнувшись, спросила Айна.

— Да, — ответили одновременно Эйрон и Лаура и, переглянувшись, улыбнулись. 

— Так будет лучше для всех, мама, — сказал Эйрон, взяв руку девушки в свою. — У него никого нет, а в приюте не сумеют дать Лайну того, что сможем мы. Да и у нас иначе детей не будет. 

— А у меня — внуков, — Айна согласно кивнула, — думаю, формальности можно будет легко уладить. Вы оформите опекунство над ним? 

— Усыновление, — твёрдо сказал Эйрон, — только так. Пока он ещё совсем маленький и сможет легко привыкнуть к нам. 

— Вам решать... Только... 

— Минутку, — Лаура перебила Айну и встала. — Извините, но, по-моему, он плачет. Я сейчас.

Девушка вошла в спальню и увидела, что малыш сидит на постели, размазывая кулачками слёзы.

— Эй, что случилось, Лайн? — она присела на краешек кровати, и ребёнок тут же оказался у неё на руках: маленький, беззащитный и такой тёплый. — Давай мы вместе ляжем спать, хорошо? — сказала Лаура, и осторожно уложила малыша в постель, сама легла рядом, чувствуя, как его ручонки вновь обвивают её шею, и весь он доверчиво прижимается к её груди.

— Ты сейчас закроешь глазки и уснёшь, договорились? А я буду с тобой... Всегда, — она нежно гладила его по спинке, а потом обняла, услышала его глубокий, облегчённый вздох, поцеловала в носик. — У нас всё будет хорошо, понял?

— А ты не уйдёшь? — медленно выговаривая слова, часто запинаясь, вдруг прошептал Лайн, внимательно, испытывающе глядя в глаза Лауры. 

— Нет. Куда же я от тебя теперь уйду? — она улыбнулась ребёнку. — Но тебе пора спать. 

— Хорошо, — так же медленно произнёс Лайн, потом послушно закрыл глазёнки и засопел, полностью доверившись её рукам. 

Айна проводила взглядом Лауру, поспешно исчезнувшую в спальне, и обратилась у сыну:

— Ты действительно решил усыновить его, Эйрон? 

— Да. Лауре нужен ребёнок, Лайну — мать... Он ведь не пошёл ко мне на руки там, в грузовом отсеке корабля, а к ней — запросто, хотя вряд ли часто раньше видел людей.

— Ты прав, Эйрон, — Айна взяла сына за руку, — Я никогда тебя об этом не спрашивала, но ведь Лаура — убийца, так? 

— Да, — Эйрон твёрдо взглянул в глаза матери. — Она была убийцей достаточно долго. Теперь с этим покончено. 

— Уверен? — мать вопросительно глянула на сына.

— Совершенно. Лайн не даст Лауре скучать, ведь на Иллиуме она так и не нашла себе места, мама. Ей было очень тяжело, в какой-то момент я даже боялся, что она не выдержит и сорвётся, — дрелл усмехнулся, вспомнив их «биотическую войну», — ребёнок заполнит пустоту.

— Пусть будет по-твоему, я не стану вас отговаривать. 

— Спасибо. — Эйрон встал, поцеловал Айну в щёку, как в детстве, потёрся носом о материнскую ладонь. — Просто научи Лауру обращаться с маленькими дреллами, хорошо?

— Договорились. Это не такая уж и сложная наука, — улыбнулась она, и, видя нетерпение в глазах сына, добавила, — иди уже к ним! 

Эйрон тихо скользнул в спальню, и несколько минут стоял, молча созерцая открывшуюся перед ним в мягком свете ночника картину. Лаура и Лайн спали, тесно прижавшись друг к другу. Даже во сне ручонки малыша обнимали её шею, а рука девушки лежала на его спинке. 

— Вот и хорошо, — улыбнулся Эйрон, а потом быстро разделся и устроился на постели с другой стороны от Лайна. Так они и уснули все вместе — такие разные и так похожие в этот момент друг на друга. 

В эту ночь Лаура, Эйрон и Лайн спали очень крепко и не заметили, как Смерть неслышной тенью скользнула над ними и понеслась прочь, искать нового партнёра для вечного и прекрасного Танго. Здесь ей делать больше было нечего, потому что сердце Лауры теперь было полностью занято и принадлежало двоим — Эйрону и Лайну.

А мелодия Танго звучала всё тише и тише, пока, наконец, последние её аккорды не растаяли в ночном небе Кахье.

                                                            
БЛАГОДАРНОСТЬ


Итак, танец завершён. Мне осталось только сказать спасибо тем людям, которые  принимали непосредственное участие в написании второй части повести, превратившейся в роман.
LordRain — соавторство в создании первой главы, мудрые советы и поддержка.
Angeletta — практически все имена персонажей и нелегкая секретарская доля.
Батон— живая энциклопедия по миру МЕ и мой строгий, но справедливый критик.
Dark Scorpion — неоценимая помощь в создании реалистичных батальных сцен, и трезво-логичный взгляд на совершенно нелогичное повествование.
Земной вам всем поклон и БОЛЬШУЩЕЕ авторское «Спасибо»!



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус