Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Танго со Смертью

Танго со смертью 2. Глава 9. Момент истины

Автор: Olivia | Источник
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Психология, Романтика, Ангст, Драма, Гет, Фантастика,


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора
Следующие три дня стали для Лауры самыми счастливыми и беззаботными за последние пять лет. Она выбросила из головы своё безрадостное прошлое и старалась не думать о предстоящей неминуемой встрече с Раймом Дейром. В эти дни реальными были только она и Эйрон, их родившаяся из отчаяния любовь. Благодаря счастливой  случайности, два одиночества встретились в бескрайней Вселенной и, обретя друг друга, стали единым целым.

Эйрон разительно отличался от Кейна. Он был более открытым, нежным, чувствительным. Относился к Лауре с трепетом и обожанием, без покровительственной властности Кейна. Девушка не пыталась их сравнивать и выбирать лучшего. Зачем? Тогда, девять лет назад, она была слабой девчонкой, которая обрела защитника и возлюбленного в одном лице. Сейчас она могла защитить не только себя, но и Эйрона. В её чувствах к дреллу переплелись материнская нежность и благодарность женщины, которой вернули способность любить, снова сделали полноценной — ведь до встречи с ним она не жила, а словно пребывала в постоянном мучительном, безысходном стазисе.

Кейн никогда не смотрел на неё с таким восхищением и не называл её Сиха — Ангел воительница. Эйрон не умел убивать, но и слабаком назвать его было бы нечестно. Он просто был другим, его судьба и предназначение не имели ничего общего с работой наемного убийцы. Если бы не его ненормальный отец, Эйрон нашел бы своё место в обществе, стал бы помощником какого-либо ханара и был бы счастлив. Но, Райм Дейр решил иначе, изувечив, безжалостно исковеркав три жизни: свою, жены и сына. Впрочем, стань Эйрон преуспевающим помощником высокопоставленного ханара, они никогда бы не встретились.

— Когда всё это закончится, я увезу тебя на Кахье,  — сказал ей Эйрон за ужином, — я хочу, чтобы ты увидела мою родину, познакомилась с моей матерью.

— Но, мы уже знакомы, — улыбнулась Лаура, — я же с ней разговаривала.

— Это совсем не то! Я хочу официально представить маме тебя, Сиха, и попросить благословения, — дрелл на секунду смешался, но нашел в себе силы продолжить, — на наш брак.

— Что? — девушка не поверила своим ушам и выронила вилку, та звякнула, ударившись о стоявшую на столе тарелку. — Что ты сказал?

— Я хочу, чтобы мы были вместе, Сиха, всегда, — Эйрон твердо и вопрошающе смотрел в её глаза. — Я не знаю, что говорят в таких случаях люди, но терять своего ангела не собираюсь. Если мы не умрем вместе от руки моего отца, то я хочу прожить остаток своей жизни с тобой, Сиха, — он взял её руку в свои, поднес к губам.

— Эйрон, — Лаура почувствовала, как сильно заколотилось сердце, — но, как твоя мать на это посмотрит? Я ведь не дрелла...

— Это неважно, — он слегка сжал её пальцы, — она всё поймет. Мама всегда понимала меня.

— Но, разве существуют браки между дреллами и людьми? — она продолжала задавать вопросы, оттягивая момент, когда нужно будет дать ответ.

— Не знаю, но и это тоже неважно. Я еще никогда и ничего не решал в своей жизни сам, за меня это делали другие, но это мой выбор и мой первый самостоятельный поступок. Ты согласна соединить свою руку с моей и, милостью Арашу, идти со мной рядом, пока один из нас не отправится за океан? — его голос дрожал, Эйрон запинался, но взгляда не опустил, и поэтому прочел ответ в её глазах прежде, чем девушка произнесла это вслух.

— Я согласна, только без милостивых богов, хорошо?

— Ладно, — широко улыбнулся дрелл, с плеч которого только что свалилась большая и тяжелая гора. — Зачем мне боги, если у меня есть Ангел? — его глаза сияли от охватившего Эйрона радостного возбуждения, он буквально подскочил со стула, подхватил Лауру и закружил ее по комнате, беспорядочно целуя в лоб, в глаза, в нос, волосы, во все, что попадалось. 

Она обвила руками его шею, радуясь не меньше, постепенно поцелуи становились все продолжительнее, чувственнее, и вот они уже стояли посреди комнаты обнявшись, тесно прижавшись друг к другу, чувствуя, как все чаще стучат сердца, как головы у обоих кружатся все сильнее, а руки ласкающее скользят по телам...

Резкий писк инструментрона Лауры был явно некстати.

— Не отвечай, — прошептал Эйрон, целуя её в шею, так, как ей нравилось.

— Не могу, это срочный вызов, подожди, пара минут ничего не изменят, —  девушка нехотя активировала инструментрон, принимая вызов Чанкуса.

— Приветствую, Лаура, — поздоровался саларианец. — О, дрелл до сих пор тут? Похоже, я не вовремя? — Чанкус кашлянул.

— В чем дело? У тебя проблемы? — спросила Лаура, чувствуя, как щеки заливает румянец: девушка только сейчас заметила, что почти все пуговицы на её блузке уже были расстегнуты и саларианец, ничуть не смущаясь, смотрит на ее обнаженное тело.

— Нет, не у меня, у тебя, — доктор хмыкнул, — вижу, моя методика борьбы с ядами себя оправдала. Более чем оправдала.

— Чанкус, короче, — она скрестила руки на груди, закрывая обзор своих прелестей, — что стряслось?

— Сегодня у меня побывал дрелл. Он сказал, что ищет сына. Тебя, Эйрон. Я не знаю, что у вас произошло дома, но мне показалось, он не просто хочет с тобой поздороваться.

— И ты ему все рассказал? — заранее зная ответ, спросила девушка.

— Я же не умею читать мысли! Он показал фотографии, был убедителен. Я поздно понял, что здесь не все гладко.

— Что ты ему сказал?

— Не надо так нервничать! Сказал, где искать сына. О тебе, Торн, не говорил ничего. Он спросил: «Один ли сын?». Я ответил «Да». Чувствую, скоро понадобится моя помощь!

— Ты умеешь обеспечить себя пациентами, — процедила Лаура, нахмурившись.

— Если что — вызывайте, помогу. Гарантирую скидку! — саларианец отключился.

Несколько секунд в комнате царила тишина, нарушаемая только их дыханием.

— Ну, что же, — девушка повернулась к неподвижно застывшему дреллу, ободряюще улыбнулась. — Предупрежден, значит — вооружен. Ожидание смерти страшнее её самой, Эйрон, — она взяла его руки в свои и крепко сжала. — Не волнуйся. Все будет нормально. Твой отец так же смертен, как и все мы. А это значит — его можно убить.

— Я знаю, просто боюсь, что он причинит тебе вред, — он привлек её к себе.

— Не бойся. Мы справимся. Но вот оружие стоит держать при себе всегда, неизвестно, когда он появится, нужно быть готовыми, — Лаура легонько коснулась его губ и решительно направилась за оружием, застегивая на ходу блузку — на это у них еще будет время. Сначала нужно выжить.

Дрелл шел за ней следом и уже безоговорочно принял протянутый девушкой пистолет-пулемет «Ярость». Достать еще одну «Цикаду» Лаура не смогла, но и это было неплохое оружие.

— Я не буду спрашивать, не забыл ли ты, что с этим делать. Если хочешь, можем попрактиковаться в стрельбе.

— Для этого нужно куда-то идти, — Эйрон заученными движениями перезаряжал «Ярость», по-новому ощущая смертоносный холод металла. Он не держал в руках оружия с тех самых пор, как провалил второе задание, но совершенная память не позволила утратить знаний и навыков. — Не думаю, что стоит покидать квартиру. На улице мы станем отличной мишенью, он ведь может быть где угодно. Если же мы останемся здесь, отцу придется прийти за мной.

— Логично, — Лаура удивленно взглянула на Эйрона, словно не узнавая, — ты прав, а говоришь — ничего не умею!

— Рассуждать все могут, — дрелл невесело улыбнулся, — вот только он не на состязание по ораторству хочет меня вызвать и не логикой собирается воевать...

— Эйрон, то, что твой отец здесь — хорошо. Чем скорее все это закончится, тем лучше! Жить с постоянно натянутыми нервами невозможно. Мы справимся, обо мне-то он не знает!

— Но может узнать. Он будет наводить справки, прежде чем сунется. Он работает тридцать пять лет. За все это время его ранили всего два раза... и то легко. Он — один из лучших.

— Перестань! Он — то, он — сё! Он — сумасшедший маньяк, потому что только полностью невменяемый способен охотиться на собственного сына, как на дичь! — Лаура начинала понемногу закипать. — Я уже говорила тебе, что ненависть не только помогает, но и вредит.

— Пусть будет по-твоему, — дрелл положил оружие на журнальный столик, — только скорее бы уже все решилось. Или он, или я! — он сел на диван, глядя сейчас не в ее глаза, а в своё прошлое...

— Вот мой сын, Наставник! — отец почтительно склоняется перед ханаром. — Я надеюсь, он не разочарует Вас!

— Совершенствующий Руку Ассасина приветствует тебя, Эйрон Дейр! — странная пульсация ханара и не менее странный голос приковывают внимание маленького дрелла, и он буквально пожирает того глазенками, даже не думая о почтительных поклонах.

— Наклони голову! — шипит отец. — Я кого учил всю дорогу?

— Не стоит наказывать малыша, Райм! Его глаза не модифицированы? Наставник прав?

— Да, я не успел сделать ему операцию... Мы заключали Договор о другом сыне, — в голосе отца звучат нотки печали, удивляющие Эйрона.

— Наставнику это известно. Значит, милостью Вдохновителей, операция будет сделана нами.

— Папа, папа, я не хочу никаких операций! Это больно... — захныкал Эйрон, и тут же стальные пальцы отца сильно сжали его кисть.

— Все будет так, как Вам угодно, — Райм вновь склоняется перед ханаром. — Я благодарен за заботу о нём.

— Совершенствующий должен заботится о своих учениках. Прощайся с отцом, Эйрон! — ханар удаляется в другую комнату, таинственно мерцая, а отец поднимает голову Эйрона вверх и, крепко держа за подбородок, говорит:

— Не вздумай меня подвести! Здесь нет твоей матери и плакаться будет некому. Ты — Дейр, и не должен никогда об этом забывать! Мой сын не имеет права быть слабаком! Понятно? И не дай тебе. Калахира, меня опозорить! — отец отпускает его подбородок, разворачивается и стремительно покидает комнату, оставив маленького Эйрона растерянно стоять, тщетно пытаясь подавить слезы. Но они всё-таки поползли по щекам, и таким его застал вернувшийся ханар — плачущим и размазывающим слезы по лицу.


— Если он кого-то и любил — то моего старшего брата, — медленно выговорил дрелл. — Убийцей должен был стать он. Его смерть всё спутала.

— Это было давно, Эйрон, — Лаура присела рядом, положила свою «Цикаду» рядом с его оружием, обняла дрелла, погладила по спине. — Не грусти. Все уладится.
Он тоже обнял девушку, положил голову на ее плечо и так они и сидели: он, она и два пистолета — полностью заряженных и готовых убивать.

***

Райм Дейр уже давно наблюдал за окнами квартиры, в которой скрывался ублюдок. Они были закрыты, и квартира казалась нежилой — возможно, саларианец обманул его? Стоит проверить и, если это так, ничтожество пожалеет о своих словах, благо, убить саларианца проще простого.

В этот момент на пороге соседней квартиры появилась пожилая человеческая женщина с кислым выражением лица, бросила злобный взгляд на квартиру, где скрывался сын, и со скучающим видом принялась высматривать хоть какого-то собеседника. «Вот он — мой шанс! Такие знают всё. Старые сплетницы одинаковы во всех расах, их даже уговаривать не надо. Достаточно правильно задать вопрос!» — пронеслось в голове дрелла, а через несколько секунд Дейр уже стоял рядом со старухой и говорил полным волнения голосом.

— Добрый день, мэм! Вы не могли бы мне помочь?

Женщина резко обернулась — внезапно раздавшийся за спиной голос испугал её, ведь принадлежал явно не человеку, а она нелюдей не жаловала. И верно — рядом стоял дрелл, они всегда напоминали Мэлис стоящих торчком ящериц, а всяких гадов она никогда не любила. Мало того, что та проститутка приволокла к себе ящера, за ним еще один притащился! Это уже перебор! Но лицемерить она научилась здорово, ведь проклятые нелюди так и кишели повсюду и невольно приходилось с ними мириться, во всяком случае — не показывать, насколько они ей отвратительны.

— Напугал! — недовольно изрекла Мэлис. — Что у тебя стряслось-то?

— У меня сын пропал, — Райм смотрел в мерзопакостную рожу старухи полными страдания глазами, — я его по всей Галактике ищу. Мы поссорились, и он уехал, даже не оставил своих координат.

С каждым словом дрелла старухе делалось всё любопытнее, выходит, что и у ящеров все не так гладко!

— Распустили, значит, сынка! — со знанием дела сообщила она, хоть самой Мэлис детей не было, она и замужем-то никогда не была, потому что долго выдержать ее — сварливую и злобную, не мог ни один кавалер. — Надо было строже воспитывать!

— Вы правы, — дрелл вздохнул, — я допустил излишнюю мягкость. Но это — мой единственный сын. Жена очень больна, мэм, она не могла больше иметь детей... Вот и баловала его, а я очень её люблю и не мог перечить. Она умирает сейчас, хотела проститься с сыном. Вот я его и разыскиваю. Мне сказали, что здесь недавно видели дрелла, вот я и подумал, что это может быть мой Эйрон.

— Хм, — старуха поджала тонкие губы, — похоже, твой сын в беде! Видела я дрелла недавно, недели две назад. Эта, — с презрительной ухмылкой она указала на дверь соседки, — притащила его к себе в квартиру. Пьяный он был, еле на ногах держался, и подрался с кем-то — кровищи натекло, жуть! Она его и поволокла к себе, а следом доктор этот рогатый прискакал, как ошпаренный, и долго возился в квартире.

— Простите, а кто ваша соседка? Чем она занимается?

— Кто-кто? Шлюха она! — Мэлис выплюнула это слово, а лицо ее перекосила злобная гримаса.

— Почему вы так решили? Её часто посещают разные мужчины?

— По-твоему, я не отличу шлюхи от порядочной девушки? Я не слепая! Живет одна, ни с кем не общается, часто где-то пропадает, шляется по кабакам, одевается дорого! Значит что? Содержанка чья-то! Так что, пропал теперь твой сын, испохабит она его! Смотри, как бы не обчистила!

— Спасибо вам, — дрелл улыбнулся, — вы мне очень помогли. А сейчас они здесь?

— А где же еще? Сидят и даже не появляются! Но там они, голубчики! Развратничают! И не совестно ей?! Каждый со своей породой сходится должен, а не так... Тьфу! — женщина в сердцах плюнула на тротуар.

— Я согласен с вами, — в голосе Дейра прозвучала холодная ненависть, — тем более, дома у Эйрона есть невеста, и вскоре должна была состояться свадьба. А он сбежал!

— Негодяйка! Почти женатого охмурила! — Мэлис буквально кипела от благородного негодования. — Вот мерзавка! Одно слово — шалава!

— Я не потерплю такого! — резко бросил дрелл. — Не позволю позорить моё имя!

— Вот и правильно! За шкирку сынка и домой! А шлюхе этой оплеух надавай, чтоб знала, как порядочных лю... — она осеклась, — как пакостничать!

— Так и сделаю, — улыбнулся ей дрелл, но от этой улыбки Мэлис вдруг захотелось немедленно исчезнуть. Да и глаза её собеседника из полных страдания вдруг стали пугающе холодными, а взгляд — тяжелым, как камень.

— Ой, заболталась я тут с тобой! Побегу уж...

— До встречи, — улыбка сползла с губ Райма, ассасин выждал, пока старуха скроется за дверью и подошел к нужной квартире. «Неужели этот пыжак прячется у проститутки? Какая мерзость! — Дейра передернуло, — но старая сплетница могла и придумать многое. Для таких любая молодая девушка — проститутка. Но, жить в одном доме с человеческой самкой?! За одно это стоит его пристрелить!»

Квартира была, естественно, заперта, но эту проблему Райм научился решать давно и быстро — взломать чей-то замок — что может быть проще! Несколько секунд, и дверь распахнулась, открывая взгляду дрелла самую отвратительную картину из всех возможных: Эйрон сидел спиной к нему и обнимал черноволосую человеческую самку, которая гладила того по спине. Ублюдок переступил все возможные границы. Такой ярости и ненависти Райм не испытывал еще никогда, кровавая пелена опустилась на его рассудок. Ассасин поднял пистолет, зная, что не промахнется:

— Калахира зовет тебя! — и выстрелил.

Лаура сидела лицом к двери и когда на пороге выросла фигура дрелла с пистолетом в руке, девушка сразу поняла, кто это, хоть никогда не видела отца Эйрона. Но ненависть в его глазах говорила лучше слов. Дрелл сказал что-то о Калахире и поднял оружие. Голова Эйрона находилась точно на линии огня, являясь превосходной мишенью. Времени на раздумья не оставалось. 

Лаура оттолкнула дрелла от себя и рванулась вперед, навстречу летящей пуле. Созданный ею биотический барьер сумел остановить пулю, но в это мгновение Райм взмахнул рукой, охваченной темно-синим пламенем — сильнейший бросок впечатал Лауру в стену, и сознание девушки померкло.

Два выстрела слились в один, разрывая тишину, и через мгновение их дополнил звук падения двух тел. А затем — безмолвие... абсолютное... звенящее... слабый стон, сдавленное проклятие, когда дрелл попытался подняться. Левая рука висела плетью, плечо прострелено навылет, кровь быстро пропитывает рукав, но всё это неважно... нужно встать, сначала — на колени, потом — во весь рост.

Мир слегка покачнулся пред глазами и вернулся на место. Эйрон бросил быстрый взгляд на тело отца и поспешно отвернулся. На неподвижном лице Райма в остекленевших глазах застыло недоумение, а вокруг головы расплывался кровавый ореол. Не обращая внимания на боль, дрелл поспешил к лежащей у стены Лауре. Лицо девушки было бледным, из ноздри стекала тонкая струйка крови, но она была жива, просто без сознания. Эйрон наклонился к ней, осторожно провел рукой по щеке.

— Лаура! Очнись! Ну же! Давай, — морщась от боли, Эйрон потряс её за плечо. — Очнись, Сиха!

Она тихонько застонала и открыла глаза, но взгляд оставался отсутствующим; прояснился лишь через секунду.

— Эйрон... Черт, голова кружится... и спина... болит...

— Ты не ранена? — дрелл с лихорадочной быстротой осматривал её в поисках ран или кровотечения. Но, кроме крови из носа, видимых повреждений не было.

— Нет, — она сморщилась, пыталась встать, — барьер — великая вещь! А вот ты — ранен! — девушка медленно поднялась, опираясь о стену и держась за его руку. — Нужно остановить кровь. И вызвать Чанкуса. Он нам скидку обещал, — она попыталась улыбнуться, но охнула от боли, — по-моему, я что-то сильно ушибла.

— Он все-таки своего добился — сделал из меня убийцу, — по губам Эйрона скользнула невеселая улыбка.

— Ты поступил правильно, — Лаура прикусила губу, сдерживая стон, и перетянула его плечо попавшимся под руку полотенцем.

Поддерживая друг друга, они подошли к телу Райма. Эйрон наклонился и поднял отцовский пистолет — «Стилет», изготовленный на заказ. Он был постоянным спутником отца последние несколько лет и отличался точностью и убойной силой. Если бы не биотический барьер Лауры — они встретились бы уже за океаном. Но останавливающего действия пули и силы отцовского броска хватило, чтобы лишить её сознания и причинить неизвестно насколько тяжелые внутренние повреждения. Плечо самого дрелла болело все сильнее, шок и прилив адреналина практически сошли на нет, и Эйрон почти не чувствовал руки.

Когда Лаура оттолкнула его в сторону и закрыла собой, дрелл не стал размышлять и планировать — тело реагировало быстрее. Он молниеносно схватил «Ярость», а палец, словно сам, нажал на спусковой крючок. Последовал сильный удар в плечо, но выстрел Эйрона успел достичь цели — лишил Райма Дейра части мозга и жизни.

— Да, Чанкус, ты мне нужен. Немедленно. Обоим требуется помощь, — донесся до Эйрона голос Лауры, звонившей саларианцу.

— Он сейчас подъедет. Держись, хорошо? — повязка была не ахти какой плотной, а затянуть сильнее девушка не могла — головокружение и слабость, перемежающиеся с приступами тошноты, мешали полностью взять себя в руки.

— Мне кажется, нам лучше присесть, — сказал Эйрон, голова которого кружилась не меньше, а ноги так же подкашивались. — Не хватало еще свалиться на пол, рядом с ним... — дрелл кивнул на труп отца.

— И то верно, — комната плыла перед глазами девушки и Лаура не стала возражать.

На этом самом диване их и застал появившийся вскоре саларианец:

— О, я вижу, встреча родственников была теплой и дружественной?!

— Чанкус, давай потом будешь острить? Эйрон ранен!

— Опять? — доктор улыбнулся. — Это уже входит в привычку.

Несмотря на острый язык, саларианец был мастером своего дела и через несколько минут плечо дрелла было обработано медигелем и профессионально перевязано. Тот пытался возражать и доказывать, что Лауре помощь нужнее, но она считала иначе, и Чанкусу пришлось заниматься Эйроном. Вколов дреллу лично им изобретенный коктейль из антибиотика, стимулятора и обезболивающего, саларианец занялся девушкой. Тщательно осмотрев и ощупав её, он вынес вердикт:

— Ничего страшного! Сотрясение мозга, сильный ушиб позвоночника и некоторых внутренних органов. Точнее скажу после обследования в клинике.

— Ничего страшного?! — глаза Эйрона гневно сверкнули. — Вы должны немедленно её госпитализировать!

— Юноша! Не стоит учить меня делать примочки! Лучше скажите — что будете делать с телом? Это действительно ваш отец?

— Да, — Эйрон нахмурился, — был. Я не знаю, что теперь с ним делать.

— Для начала — держите! — Чанкус снял инструментрон Райма и протянул его дреллу, — ему это уже без надобности, а вам может пригодиться! — так же быстро саларианец обшарил карманы ассасина, присовокупив к находкам несколько кредитных карт, — это тоже ваше, вы же его наследник. Что с телом? Хм, можно просто в утилизатор, как и весь мусор. Но — морально ли?

— Чанкус, — Лаура тоже получила фирменный «коктейль» и сейчас чувствовала себя вполне сносно, — а можно его кремировать, что ли?

— Трудно. Но можно. Есть у меня один знакомый. Кроган. Он этим занимается. Под началом хитрого волуса. Похоронная контора. Если кто-то не хочет расставаться с милым сердцу покойником — труп сжигают, пепел — в симпатичную урночку, и — вуаля! Никто ни с кем не расстается! Но, услуга дорогая.

— Возьмите, — Эйрон протянул Чанкусу одну из кредиток Райма, — если этого не хватит, я доплачу.

— Оригинально! Покойный сам оплатит собственную кремацию! Да, это оригинально! Тогда я сообщу Гарду. Пусть заберет тело.

— А у него не возникнет вопросов... относительно причины смерти? — подала голос Лаура.

— Он нелюбопытен! Где вы видели пытливого крогана? А волус больше любит кредиты, чем доискиваться до истинных причин смерти «клиента».

— Вот и хорошо. Тогда вызывай своих друзей.

— Минутку, — доктор включил свой инструментрон, — Гард? Есть работа. Срочно. Жду. Запоминай адрес. Нет. Лучше записывай, — саларианец продиктовал номер квартиры и отключил прибор. — Будут скоро. Увезут тело. Через пару дней получите урну. Лаура поедет со мной. Надо провести обследование.

— Хорошо, как скажешь, — девушка чувствовала, что, несмотря на стимуляторы, ее начинает клонить в сон, и положила голову на здоровое плечо Эйрона, прикрыла глаза, а из ноздри снова потекла кровь.

— Я поеду с ней. И не спорь! — это дрелл сказал уже Лауре, он повзрослел за это короткое время на несколько лет.

— Как хотите. Мне все равно. Но сначала надо дождаться Гарда.

Кроган не заставил себя долго ждать, явился, сопровождаемый четырьмя ворка. Он действительно не задавал вопросов. Рявкнул на ворка и те быстренько вынесли из квартиры из квартиры тело Райма, а следом за ними вышел и Гард. Теперь о происшедшей трагедии напоминало только большое кровавое пятно на ковре, перевязанное плечо дрелла и неестественная бледность Лауры.

Вскоре квартира опустела, потому что саларианец увез девушку в свою клинику, а Эйрон отправился вместе с ней, продолжая держать ее за руку, а потом — нервно мерить шагами приемную, пока Чанкус проводил обследование. Дрелл прекрасно знал, что внутренние повреждения могут быть куда опаснее внешних, а от невидимых глазу кровотечений вполне можно умереть. Наконец, саларианец соизволил позвать его в кабинет. Лаура была здесь же — сидела на кушетке, прислонившись спиной к стене и закрыв глаза. Эйрон сел рядом, взял её за руку и уставился полными тревоги глазами на доктора.

— Я уже говорил, — саларианец улыбнулся. — Ничего страшного. Ушиб позвоночника и внутренних органов. Ничего смертельно опасного нет. Лучше несколько дней провести в постели, — Чанкус окинул взглядом дрелла, а потом Лауру и добавил, — по отдельности!

— Чанкус! Прекрати! — девушка сморщила нос, — мне и дышать-то больно, а не то, что...

— Хм, ладно. Я вас предупредил. Как вы поступите — дело ваше! — доктор развел руками.

— Вот и договорились. Сколько с нас? — она поднялась, и следом встал с кушетки Эйрон.

— Ничего. Я тоже виноват в этой перестрелке. Я же его к вам отправил. — Саларианец смущенно опустил глаза, протягивая девушке лекарства, — это — антибиотики. Могут пригодится. Если что — обращайтесь.

— Хорошо, — дрелл пожал руку Чанкуса и вместе с Лаурой покинул клинику.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус