Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Танго со Смертью

Танго со смертью 2. Глава 7. Райм

Автор: Olivia | Источник
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Психология, Романтика, Ангст, Драма, Гет, Фантастика,


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора
Райм Дейр спешил домой. Ему срочно нужно было выйти в экстранет и попытаться разыскать Фирка. Батарианская сволочь взяла аванс и пропала. На запросы о выполнении задания он не отвечал, словно провалившись сквозь землю. Это бесило дрелла. Намного проще было ликвидировать неудачника самому, но Райм не хотел марать руки — этот пыжак недостоин такой чести! Удел таких, как Эйрон — быть избитыми до смерти и отдать Калахире душу в грязной подворотне помойки типа Омеги. Такая смерть — самое справедливое завершение никчемной жизни.

Как же так случилось? Чем он настолько прогневил Амонкиру, что она позволила родиться на свет и выжить этому недоразумению — Эйрону? Райм с горечью вспомнил умершего старшего сына — тот был его точной копией, как внешне, так и внутренне. Ассасин уже заключил Договор на обучение старшего сына, как вдруг, вмешалась судьба и Калахира отняла у Райма надежду на достойного продолжателя рода. Словно в насмешку, выжил Эйрон — самый слабый, никчемный, плакса и слюнтяй. Райм до последнего надеялся, что обучение сделает из сына настоящего ассасина, переломит в нем слабости. Тот, и правда, делал успехи в теории, и на какое-то время Дейр успокоился. 

Сокрушительный провал Эйрона не стал для Райма особым потрясением. В глубине души он знал, что сопляк не справится. Так и случилось. Такого стыда дрелл еще никогда не испытывал. Молча проглотил упрёки Наставника и тогда еще принял решение  уничтожить никчемного сына. Зачем такому жить?

Райм внимательно следил за сыном, периодически проверяя инструментрон жены и домашний терминал. Он хладнокровно выжидал момента, когда же Эйрон лишится покровительства азари и станет легкой добычей. Убить сына самому — соблазн был велик, но Райм решил дать тому возможность порезвиться. К тому же, ассасину не хотелось, чтобы Айна заподозрила его в причастности к смерти Эйрона. Втайне Райм надеялся, что сын не протянет долго в жестоком галактическом зоопарке, но тот не торопился умирать, а напротив — неплохо себя чувствовал под крылом подруги Айны. 

Терпение Райма подходило к концу, когда, наконец-то, появилась отличная возможность ликвидировать сына, не засветившись самому. Эйрона занесло на Омегу, где находился старый знакомый Райма — батарианец Фирк, готовый за деньги выполнить любую работу. Дейр пересекался с ним в прошлом, и тот с удовольствием ухватился за заказ. Угодить Райму — это многое значило!

Батарианцы, кроганы, азари, люди, саларианцы — Райм ненавидел и презирал все иные расы, кроме ханаров, служение которым почитал за честь, высшую честь для любого дрелла. С представителями других рас Дейр общался с ледяной вежливостью, стараясь избегать малейшего физического контакта, кроме случаев ликвидации, когда шея жертвы так легко ломалась от резкого и сильного рывка его стальных рук, да и после этого Райм старательно вытирал руки, прикосновения к инопланетянам вызывали в нем брезгливую дрожь. 

Но больше всего дрелла бесили люди. Эти новички в Галактическом сообществе всюду успевали проникнуть, везде совали свои носы. Они стремились выбраться на самый верх, доказать всем свое превосходство. Их самки... Райм помнил, как одна из них откровенно липла к нему, когда дрелл наблюдал в баре за следующей жертвой. От самки отвратительно воняло алкоголем и потом, а в затуманенных хмелем глазах читалась ничем не прикрытая похоть, она облизывала свои мокрые, и без того, губы языком, считая этот отвратительный жест безумно привлекательным. Самка даже попыталась схватить Райма за руку, но дрелл молниеносно отвел свою ладонь, смерил женщину презрительно-ледяным взглядом и обронил не менее холодным тоном:

— Мне не нужна шлюха. Убирайся!

Та попыталась что-то возразить, но Райм не стал слушать, просто покинул это место, тем более, всё нужное он уже успел узнать. Но эта картина еще долго преследовала дрелла своей омерзительностью. А его сыночек не брезговал работать на азари, ту синекожую стерву, с которой Айна дружила в молодости. Он заставил жену оборвать все контакты, и та послушалась, но устроить Эйрона к подруге на работу успела. 

Райм припарковал свой аэрокар около дома и стремительно поднялся по ступеням. Открыл дверь и первое, что он увидел, было дуло его собственного пистолета, смотревшее дреллу в лоб. 

— Что это значит, Айна? — спокойно и холодно спросил Райм у жены, которая стояла напротив и целилась в него. — Положи оружие, оно может выстрелить, — дрелл сделал шаг вперед и услышал:

— Стой, где стоишь, Райм, не приближайся, — приказала она, снимая оружие с предохранителя. Голос супруги никогда еще не звучал так — угрожающе и сухо. 

— Айна, что стряслось? — Дейр демонстративно замер на месте, разведя руки в стороны. 

— Я не понимаю, в чём дело?

— Ты всё прекрасно понимаешь. Как ты мог? Планировать убийство собственного сына? — оружие дергалось в ее руках, и дрожал голос. 

— О чём ты говоришь? Кто тебе это наплел?

— Неважно, кто... Важно то, что мне известно о твоих связях с батарианцем... Ты заказал ему Эйрона! Он же твой сын! О чем ты думал?!

— Мой сын? — Райм скрестил руки на груди и презрительно взглянул на жену. — Мой сын не может быть таким слюнтяем! Я не знаю, кто его отец! Может, стоит об этом спросить у тебя, Айна? Меня достаточно часто не было дома, так что, кто угодно мог им стать! Мой сын и моя дочь умерли, а кто дал жизнь ублюдку и слабаку должно быть лучше известно тебе. Может, наконец, скажешь мне правду? — он намеренно выводил её из себя, стараясь отвлечь от оружия. — Так кто, Айна? Скажи мне?

— Что ты несёшь Райм?! — дрелла смотрела на мужа и не узнавала его. — Ты же знаешь, что это не так!

— Не так? — он убийственно вежливо смотрел в её полыхающие гневом глаза. — Гадёныш даже внешне на меня не похож! Мой сын стал бы ассасином, прославил бы своё и моё имя, а этот ублюдок опозорил меня перед Наставником. Он перечеркнул все мои заслуги своей трусостью. Я хочу исправить ошибку и отправить недоноска за океан, где ему и место!

— Я не позволю тебе убить его! Эйрон — мой последний ребёнок, и ты не отнимешь у него жизнь! — Айна нажала на курок, но Райм готов к этому.

Дрелл легко ушёл с линии огня, тело окутало темно-синее сияние биотической энергии — молниеносное движение руки, и Айну подняло в воздух и отбросило к стене со страшной силой. Райм спокойно наклонился над выпавшим пистолетом, поднял его и подошел к лежащей у стены жене. Дрелла не потеряла сознание, но жуткая боль, раздирающая тело, говорила о том, что одно или несколько ребер сломаны. Она до крови прикусила губу и, стараясь не делать глубоких вдохов, смотрела на приближающегося мужа — спокойного и неумолимого, как сама Смерть. 

— Не стоило становиться на моем пути, Айна, — холодно сказал дрелл, наклоняясь над женой. — Это ошибка, а за ошибки нужно платить. Кто рассказал тебе о моем договоре с батарианцем?

— Калахира тебя подери, Райм, — она спокойно встретила его взгляд, — я никогда не смела тебе возразить, позволила увезти Эйрона. Всегда соглашалась с тобой. Но так больше нельзя, и поэтому я не скажу тебе ничего... — ей было трудно говорить, из прокушенной губы текла кровь, но страха в глазах жены Райм не увидел. Айна больше его не боялась, и он понял, что может, как угодно жестоко, её пытать, но не добьется ничего. 

— Ты хорошо подумала, Айна? — он направил на неё пистолет. — Разве он стоит того, чтобы ты умирала из-за него? Мальчишка оказался слабаком. Я устраню это пятно, и мы будем жить, как прежде, без этого позора. Я ведь люблю тебя, Айна, и не хочу убивать.

— Любишь? — она вздохнула глубже и застонала от боли. — Ты никого не любишь, Райм. И никогда не любил. Жаль, что я так поздно это поняла. Не тяни. Решил убить меня — убивай. Только быстрее. 

— Ты сделала выбор, — дрелл положил палец на спусковой крючок, но она продолжала спокойно и твердо смотреть в его глаза. 

...Вот он прилетел на Иллиум, чтобы выполнять очередную ликвидацию. На одной из улиц Райм видит её — молоденькую дреллу с огромными глазами, искрящимися от смеха. Она шла рядом с такой же молодой азари и что-то той рассказывала, весело смеясь. Хрупкую фигурку выгодно подчеркивало скромное, но изящное платьице. Райм замер, не в силах отвести от неё взгляда, а всегда размеренно бьющееся сердце вдруг бешено заколотилось. Бесшумно и быстро он последовал за подругами, слыша их разговор и наслаждаясь теплым и ласковым голосом дреллы. Райм проводил их до самой квартиры, а на следующий день подкараулил девушку одну и познакомился с ней. То, что она будет принадлежать ему, Райм решил в тот самый момент, когда ее увидел, а он слов на ветер не бросал никогда. 

Воспоминание пронеслось мгновенно и заставило его опустить оружие. 

— Я не убью тебя, Айна. Но знай, что жить Эйрону осталось ровно столько, сколько мне понабиться, чтобы его найти. Не советую мне мешать. 

— Райм, одумайся, — по её щекам потекли слезы, а взгляд мог бы разжалобить и камень, но не ассасина. 

— Я всё сказал. Я подарю ему легкую смерть, — он отошел от лежащей у стены жены и вызвал врача: — Да, несчастный случай. Похоже, переломы ребер. Нужна госпитализация. Жду. Тебя увезут в больницу, Айна. А мне не стоит здесь задерживаться, — он взял со стола её инструментрон, включил, но не нашел никаких зацепок — она успела все удалить. 

— Ты неглупая, следы замела, — дрелл недобро усмехнулся, — но это неважно. Я все равно его отыщу. Просто маленький ублюдок проживет немного дольше. 

— Райм, прошу тебя, не трогай Эйрона! — она все еще пыталась достучаться до мужа, но тот её не слышал. Быстро собрал оружие, необходимые вещи и покинул квартиру за несколько минут до прибытия врачей. 


Для начала нужно было найти Фирка, которому Омега покажется тесной, если он не придумает достойного оправдания своему молчанию. Райм заказал себе место в шаттле и терпеливо ожидал его прибытия. Летел дрелл молча, не вступая ни с кем в разговор, да и ни у кого из пассажиров не возникло желания завести с ним беседу — настолько холодным и непроницаемым был взгляд черных глаз ассасина. 

Прибыв на Омегу, Райм Дейр отправился в «Afterlife», потому что именно там обычно обретался Фирк и ему подобный сброд. Дрелл вошел а клуб, невозмутимо проследовал к стойке, сделал заказ, бросил изучающий взгляд на бармена-турианца и спросил, придав голосу любезность, которой вовсе не испытывал, ведь отвратительное лицо турианца будило в ассасине не самые теплые чувства:

— Здесь всегда так много посетителей? — дрелл отхлебнул из своего бокала. — Превосходный коктейль! Я давно здесь не был. Успел отвыкнуть от клубной суеты. 

— По всякому бывает, — бармен решил поддержать беседу с новым, хорошо одетым и дорого экипированным посетителем. Дрелл выгодно отличался от того наемнического сброда, что обретался здесь в последнее время. Особенно много стало людей, а их турианец не очень жаловал. — Сегодня пока спокойно. Людишек еще мало, вот через пару часов начнется веселье. У них одна программа: напиться и в драку.

— Не любишь людей? — Райм улыбнулся уголком рта. — Я тоже. От них одни неприятности. Жаль, что вы не поставили их на место в той войне, — он намекнул на Войну первого контакта. 

— Да уж, чего теперь жалеть. Они скоро и в Совет выберутся, но мне без разницы. Цитадель далеко, а на Омеге свои законы. Здесь не по расе встречают, а по умению убивать. Да это всем известно.

— Я тоже это знаю, — дрелл протянул бармену пустой бокал, — повтори! Налей и себе, за мой счет. 

— Спасибо, — турианец быстро наполнил бокалы, поднял свой. — Твоё здоровье! Кого-то ищешь?

— Угадал, — ассасин снова улыбнулся одними губами, глаза оставались пугающе серьезными. — Мне нужен Фирк. Эта тварь мне кое-что должна. 

— Если бы только тебе! — турианец наклонился к дреллу. — Он тут много кому задолжал. Красный песок стоит недешево, а Фирк плотно на нем сидел в последнее время. Много должен?

— Порядочно. Где я могу его найти? — Райм внимательно смотрел на бармена. 

— Боюсь, тебе придется забыть о своих кредитах, — он хохотнул, — навсегда!

— Фирка нет на Омеге? Куда он направился?

— В открытый космос без скафандра, прямым сообщением через утилизатор. Он отдельно, голова — отдельно. Во всяком случае, нашли её отдельно, крысы, что ли оттащили? Так что, должок свой ты не вернешь. 

— Расскажи мне, как все это случилось. Я заплачу за информацию. «Неужели сопляк сумел защититься, да еще и убить? Не может быть!» — пронеслось в голове Райма. 

— Да чего уж там, слушай. Фирка давно не видели, а пару недель назад — объявился, с двумя такими же уродами. Кого они хотели тряхануть, я не в курсе, но только — просчитались ребятишки наши, четырехглазые. Не на того наехали. Утром в переулке три трупа нашли: у одного глотка перерезана, другому в ухо клинок всадили, а сам Фирк — без головы, она около мусорного бака валялась. Кровищей все было залито — кошмар! Нервных да впечатлительных откачивать бы пришлось, если бы такие нашлись. Разбойнички наши кого-то обчистить хотели, давно Фирк этим промышлял, да у них самих интструментроны поснимали и карманы вывернули. Так что он с тобой теперь не рассчитается. Никогда, — бармен сочувственно глянул на дрелла. 

— А кто мог с ними расправиться? — деланно равнодушным тоном спросил Райм. 

— А вот этого я тебе не скажу. Тут таких специалистов много. А Фирк в последнее время наглеть начал, шантажом промышлял. Так что кто его укоротил — неизвестно, мало ли было желающих. 

— Ты не слышал, случайно, за кем охотился батарианец в тот вечер? — поинтересовался дрелл. 

— Нет. Этого я тоже не знаю. Он ничем не брезговал. Говорили, вроде, собирался простачка какого-то ограбить. Но это слухи, просто слухи. Поговори с Торком, — бармен кивком указал на официанта-батарианца, — он работал в тот вечер, может, чего и слышал или видел. 

— Спасибо, я обязательно спрошу, — Райм отошел от стойки, переведя предварительно турианцу сумму, значительно превышавшую ту, что причиталась за напитки. Бармен довольно хмыкнул — вот как удачно заработал на дохлом батарианце!

Райм шел сквозь танцующую, пьющую, исходящую похотью толпу — прямой, холодный, подтянутый. На него несколько раз натыкались опьяневшие наемники из различных группировок, но никто из них не решился затеять свару — им достаточно было одного взгляда в ледяную бездну глаз дрелла, чтобы всякое желание нарываться на драку тут же испарялось. Этот не из тех, кто шутит. 

Батарианец испуганно вздрогнул, когда на его плечо легла тяжелая рука и оглянулся. Около него стоял дрелл и вежливо улыбался, вот только от этой улыбки по коже мурашки бегали, хотелось бросить все, и немедленно убраться подальше из клуба в частности, и от Омеги вообще. 

— Ты — Торк? — вопрос был задан холодно и бесстрастно. 

— Я, а мы разве знакомы? — батарианец угодливо улыбнулся. 

— К твоему счастью — нет. Мне нужна информация. Где можно спокойно поговорить? И не бойся, я тебе заплачу, — дрелл слегка сдавил плечо Торка, и тот зашипел от боли — пальцы были словно из металла. 

— Поговорить... А тут, в комнате отдыха для персонала, — батарианец так и не сумел сдержать дрожь в голосе. 

— Пошли. И не вздумай попытаться сбежать, — отрывисто бросил ассасин. 

— Я и не думал. Чего мне бояться? Я ничего не сделал, — Торк вел дрелла за собой, проклиная тот день, когда устроился официантом в этой клоаке. «Развелось тут дреллов в последнее время! То годами ни одного, а тут уже второй за последние две недели. Вот только, тот первый совсем другим был», — промелькнуло в голове официанта, пока они входили в комнату отдыха. 

Дрелл закрыл дверь и спросил, глядя в перепуганные глаза батарианца:

— Ты работал в ту ночь, когда убили Фирка? Припомни-ка хорошенько. 

— Я, чего тут припоминать-то? Не каждый вечер кто-то троих на тот свет отправляет, да еще так... 

— Жестоко? — в голосе дрелла звучала ирония. 

— Нет. Странно. До этого вечера Фирка долго не было, а тут вдруг пришел, вместе с двумя дружками. Тот вечер вообще необычным был. Молодой дрелл объявился, я запомнил его, потому что... 

— Дреллы — нечастые гости Омеги? Так? — Райм старался не показать Торку своей заинтересованности именно в этом дрелле. — Может, убийца? Задание?

— Нет! Какой убийца! — хохотнул батарианец. — У него даже оружия не было! Я ещё удивился, кто же по Омеге вечером без оружия ходит? Да еще и в этот клуб? Но парень, похоже, не от мира сего был, он так же на убийцу был похож, как я на азари-стриптизершу! Другой совсем, не такой, как... — он осекся под тяжелым взглядом дрелла. 

— Как я? — закончил за него Дейр. 

— Как ассасин... Повадка другая. Но он недолго сидел, вино допил и ушел, а следом и Фирк с дружками, — Торк хотел добавить, что за ними поспешила Лаура, но вспомнил треск ломающейся руки и промолчал. В конце концов, дрелл не спрашивал его о девушке, так зачем её упоминать? Память Торка здорово отличалась от дреллской и он, в свою угоду, мог выборочно забывать некоторые события и лица. 

— Это все, что ты запомнил? Так кто же все-таки убил Фирка? — спокойно и почти равнодушно спросил дрелл. 

— Этого я не знаю. И никто тебе не скажет. Даже за очень большие деньги. Это Омега, тут каждый о своей голове беспокоится, а не о чужой. 

— Ладно, Торк, держи, заработал, — Райм перевел батарианцу довольно крупную сумму, развернулся и бесшумно покинул комнату, оставив того тупо пялиться на за свой инструментрон. 

«Значит, недоносок был здесь, — думал дрелл, покидая переполненный клуб и направляясь к гостинице, в которой всегда останавливался, бывая на Омеге. — Идиот даже оружием не обзавелся! Хотя, зачем такому винтовка? Вместо дубинки? Фирк собирался выполнить задание, но кто-то ему помешал. Кто? — Райм ни на секунду не допускал мысли, что Эйрон сам смог разделаться с тремя батарианцами. Это так же реально, как ворка-профессор! Кто-то еще вмешался в стройный, выверенный план, разработанный ассасином. Трупа гаденыша не нашли, а значит, тот до сих пор жив. — Где же ты прячешься? В какую нору успел залезть? С чего начинать поиски? — дрелл задумался. — А что, если неудачника тоже ранили? Ведь неизвестный мог вмешаться чуть позже. Стоит, пожалуй, опросить нескольких врачей, занимающихся подобными делами. И пусть Амонкира поможет мне быстрее напасть на след!»

Доктор Чанкус был четвертым саларианским врачом, в кабинет которого Райм Дейр вошел, через три дня после прилета на Омегу, с озабоченной миной на лице:

— У меня к Вам дело, доктор! Срочное. 

— Вы больны? — саларианец окинул дрелла внимательным взглядом. — Не похоже, чтобы Вам был нужен врач!

— Не мне. Вы правы, но в помощи я все-таки нуждаюсь. Я ищу своего сына. В последний раз его видели на Омеге. Он попал в беду, — в голосе дрелла звучала искренняя и глубокая тревога, но глаза оставались холодными, — возможно, его ранили. Среди ваших пациентов за последние две недели случайно не было дрелла?

— Дрелла? — Чанкус тут же вспомнил об Эйроне, но не спешил давать ответ. — А как он выглядел? Хотелось бы уточнить... 

— Вы не верите, что я ищу сына? — укоризненно покачал головой Райм. — Я вас не виню. На Омеге никому нельзя верить на слово. Вот мой сын, — он активировал свой инструментрон и показал саларианцу несколько фотографий Эйрона, начиная с младенчества и до последних дней. На одном из снимков они были изображены вместе. Это фото было сделано незадолго до провала Эйрона. 

— Ну, вы видели его? Я заплачу вам за информацию о нем. Видите ли, у нас с Эйроном возникли некоторые разногласия, он ушел из дома и отправился путешествовать по Галактике. Периодически сын сообщал нам с женой, что с ним все в порядке. Но недавно замолчал. Понимаете, моя жена очень больна, — дрелл опустил голову, словно склоняясь под грузом горя. 

— Синдром Кепраля? — быстро спросил доктор, сочувственно глядя на собеседника. 

— Увы, ей немного осталось. Мы прожили вместе тридцать лет, понимаете? Эйрон — наш единственный сын. Она хотела попрощаться с ним перед тем... — голос дрелла дрогнул, — как отправится за океан. Если вам что-то известно о моем сыне, умоляю вас, помогите мне его отыскать. 

— Что же, — саларианец кашлянул, — соболезную, мне жаль вашу супругу. А вашего сына я видел. Я лечил его.

— Что с ним случилось, доктор? — Райм схватил врача за руку, внутренне содрогаясь от отвращения и стараясь не переиграть. — Он жив?

— Жив. Почти здоров. Его достаточно сильно ранили в драке. Использовали яд. Я успел ввести антидот. Ваш сын выжил. 

После этих слов, быстро сказанных саларианцем, Райму понабилось все его самообладание, чтобы тут же не свернуть этому ничтожеству шею. Как это было бы легко! Одно движение руки, и одним саларианцем меньше. Но не стоило оставлять за собой трупы, его пребывание на Омеге должно оставаться незамеченным, он не хотел оставлять за собой кровавый след, сея смерть без особой нужды, тем более, задерживаться в этой галактической помойке Дейр не собирался, а поэтому умоляюще заглянул в глаза доктора:

— Где я могу его найти?

— Пожалуй, я скажу вам... Надеюсь, вы увезете отсюда сына. Ему не место на Омеге. 

— Конечно, как только найду его, увезу домой. Место Эйрона рядом с матерью. «В космосе его место, среди отбросов и мусора, которые болтаются в межзвездном пространстве», — добавил Райм про себя. 

— Вот адрес, — саларианец переслал дреллу координаты квартиры Лауры, — в последний раз, неделю назад, я видел его там. 

— Он один в этой квартире? — спросил Райм, бросил тяжелый взгляд на доктора. 

— М-м-м, один, — что-то помешало Чанкусу сказать дреллу о том, что хозяйкой квартиры является Лаура. Его остановило несоответствие между заботливым тоном и внезапно ставшим таким холодным взглядом незнакомца. «Если ему нужен сын, пусть забирает! Зачем сообщать еще и о Лауре?» — подумал саларианец. 

— Что же, спасибо вам, доктор. Да благословит вас Арашу! «И поскорее призовет Калахира!» — мысленно добавил Райм, покидая клинику и тщательно вытирая руки после прикосновения к саларианцу. 

Завтра он отправится по этому адресу и узнает, там ли его негодный сын, и действительно ли он один. Последний ответ врача показался Райму подозрительным, особенно — заминка в начале фразы. Сюрпризы ассасин не любил, а значит, стоит, как следует, подготовиться, тщательно спланировать свое появление, чтобы не дать Эйрону ни малейшего шанса уцелеть.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус