Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Танго со Смертью

Танго со смертью 2. Глава 4. Эйрон

Автор: Olivia | Источник
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Психология, Романтика, Ангст, Драма, Гет, Фантастика,


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора
Эйрон открыл глаза, вырываясь из мутной пелены забытья. Сознание возвращалось, а вместе с ним и воспоминания о драке в переулке и о спасшей его девушке. Дрелл осмотрелся и обнаружил, что находится в небольшой, уютной комнате на чистой, белоснежной постели. Больница? Но у него нечем расплатиться за лечение. Да и как он сюда попал? Эйрон шевельнулся и тут же пожалел об этом — движение отозвалось болью в профессионально перевязанной руке. Не мене качественная повязка красовалась и на его груди. Из одежды оставалось только бельё, всё остальное куда-то исчезло. «Наверное, девушка отвезла меня в клинику, — мелькнула в голове дрелла догадка, — а я её даже не поблагодарил...»

— С добрым утром! — дверь открылась и на пороге возникла вчерашняя девушка, — я вижу, ты уже проснулся.

— С добрым, — Эйрон улыбнулся ей в ответ, — ты пришла меня навестить?

— Навестить? — она улыбнулась. — Ты у меня дома. Так что это ты пришел... погостить. Кстати, меня зовут Лаура.

— Эйрон, — он хотел протянуть руку, но боль снова заставила дрелла поморщиться. Правую, перевязанную руку не стоило, пожалуй, лишний раз беспокоить.

— Очень приятно, — она подошла ближе и аккуратно поправила одеяло. — Не пытайся много двигаться. Тебе нужен покой, иначе разойдутся швы. Раны глубокие, Эйрон. К тому же, этот поганец пользовался ядом, чтобы раненые им умирали долго и мучительно. Ты вовремя успел подставить руку, иначе...

— Мы бы не разговаривали, — закончил фразу Эйрон.

— Да, рука не дала лезвию добраться до сердца. К тому же, твои мышцы крепче человеческих и убить тебя сложнее.

— Ты хорошо знаешь дреллов, — Эйрон все-таки протянул ей руку, только левую, — это удивляет.

— Скажем так, мне приходилось сталкиваться с представителями твоей расы. — Лаура пожала протянутую руку, ощущая, как по коже пробежали мурашки от прикосновения его пальцев. Последний раз она касалась подобной руки пять лет назад. — И давай не будем об этом. Сейчас я принесу тебе поесть.

— И одежду, — дрелл смущенно улыбнулся, — мне неловко, в таком виде.

— Прекрати, — девушка поморщилась, — эти пару дней тебе придется провести в постели. Яд все-таки попал в твою кровь, поэтому панацелин не оказывает такого эффективного воздействия. Раны будут заживать дольше, чем обычно. Желательно не проявлять особой активности.

— Но... — попытался возразить Эйрон.

— Никаких — «но»! — в голосе Лауры зазвенели металлические нотки. — Никаких лишних телодвижений! Это не обсуждается, — она бесшумно покинула комнату — стремительная, гибкая, как дрелла, женщина-человек.

Эйрон задумчиво посмотрел ей вслед — что же она скрывает? Откуда ей известны особенности дреллской анатомии? О таких подробностях знали очень немногие люди. Какие тайны она оберегает? Эйрону захотелось разгадать секреты Лауры, но как это сделать? Ему показалось, или в её голосе действительно звучала боль, когда она говорила о своем знакомстве с дреллами? Ну, пара дней у него точно есть, возможно, он успеет кое-что выяснить.

Размышления Эйрона прервало появление на пороге Лауры с подносом, на котором стояла пиала с чудесно пахнущим бульоном.

— Это же дреллские специи! — невольно вырвалось у Эйрона, этот запах он знал ещё с детства, именно их всегда добавляла в пищу его мать.

— Угадал! — девушка села на край постели. — Сегодня День национальной кухни!

— А где ложка? — осведомился Эйрон, не увидев столового прибора рядом с пиалой.

— Зачем? Не думаю, что удобно есть левой рукой, ты ведь правша. Я тебе помогу, бульон можно просто выпить, а я подержу пиалу. Идёт?

— Идёт, спорить ведь бесполезно, так? — дрелл медленно сел в постели, ощущая, как от малейшего движения усиливается боль, и невольно поморщился.

— Я же говорила тебе о лишних телодвижениях, — Лаура поднесла пиалу к губам Эйрона, — давай, а то остынет!

Спорить и возражать он не стал, голод уже напоминал о себе достаточно громким урчанием в желудке. «Представляю, как все это выглядит со стороны, — думал он, с удовольствием глотая густую, питательную и очень вкусную жидкость, —  она кормит меня, словно ребёнка. Ладно, как бы то ни было, готовит она замечательно... и убивает тоже...» Он не заметил, как опустошил пиалу, а Лаура осторожно вытерла его губы салфеткой, которую Эйрон все-таки попытался перехватить здоровой рукой:

— Я и сам могу, — его пальцы вновь коснулись её руки, и девушка поспешно убрала свою, вместе с салфеткой.

— Можешь, конечно. А сейчас, подожди, я принесу тебе сок, — она встала и поспешно вышла, словно его присутствие было тягостным, а легкое прикосновение — неприятным, а дрелл проводил Лауру задумчивым взглядом.

Эйрон не мог видеть, как девушка прислонилась к обратной стороне двери, чувствуя, как колотится её сердце, и тщетно пытаясь его успокоить. Находится ТАК близко к дреллу оказалось не так просто, как она думала. Всё её существо хныкало и скулило, напоминая Лауре о том, что вот уже пять лет, как в её жизни не было никого. Каждую свою ночь девушка проводила в одиночестве и старалась просто не задумываться об отсутствии мужчин в своей жизни. По крайне мере, так было все эти годы.

Всё изменилось вчера, когда она притащила бесчувственного дрелла в свою квартиру. Она связалась со знакомым саларианским врачом, потому что только у него были необходимые препараты, способные нейтрализовать яд, расползавшийся по организму раненого. В ожидании доктора, Лауре пришлось раздевать дрелла, потому что его одежда была перепачкана и залита кровью, своей и батарианской, а доктор Чанкус не любил неподготовленных пациентов. И когда она стала снимать окровавленную и разрезанную рубашку, и невольно прикоснулась к покрытой мельчайшими чешуйками изумрудной коже дрелла, вдохнула присущий этой расе запах, исходивший от него, то ощутила, как руки почему-то задрожали, а сердце забилось быстрее. 

Она тряхнула головой, отгоняя непрошенную и несвоевременную слабость, и быстро избавила раненого от остатков одежды, осторожно обмыла его раны — глубокие и скверно выглядевшие. Если бы не ладонь — его бы уже не было, потому что нож Фирка был длинным и острым, да ещё и яд. Худощавый, пропорционально сложенный этот дрелл сейчас, без одежды, еще сильнее напоминал ей Кейна. Но времени на погружение в прошлое не было. Лаура взяла себя в руки усилием воли, и успела привести всё ещё бесчувственного дрелла в порядок к приходу Чанкуса.

Саларианец стремительно вошёл в спальню и, не тратя лишнего времени на разговоры, занялся раненым. Девушка старательно помогала ему, поэтому они быстро закончили. Чанкус ввёл противоядие и вышел из комнаты, а Лаура осторожно укрыла дрелла, дыхание которого перестало быть частым и поверхностным, а выровнялось, и беспамятство плавно перешло в глубокий сон.

— Кто это такой? — спросил саларианец, когда она закрыла за собой дверь и подошла к нему.

— Ты будешь смеяться, но я даже не знаю, как его зовут, — девушка указала на кресло, в которое Чанкус уселся, удивленно воззрившись на неё:

— Ты начала подбирать на улицах подранков?

— Это долгая история. Фирк хотел его убить, я не дала.

— Надеюсь, батарианский недоносок больше никого и никогда не убьёт? Хотя, его жертвы часто становились моими пациентами. Те, кто оставался жив, конечно! — Чанкус усмехнулся.

— Правильно надеешься, — Лаура холодно улыбнулась. — Давно нужно было укоротить ублюдка. Фирк мёртв, а этот дрелл должен был стать его жертвой. Я немного опоздала, и парень успел получить удар отравленным лезвием.

— Несмертельно! Будет жить. Оставлю тебе антидот и антибиотики. Станет хуже — повторишь инъекции. Панацелин плохо действует, когда применяется такой яд. Знать бы, кто его создал. Мерзкая штука. Сложно нейтрализовать. Возможны осложнения. Дрелл будет обязан тебе жизнью! — быстро выговорил доктор.

— Разберемся. Сколько с меня на этот раз?

— Как постоянному клиенту — скидка! Пятьсот. Вместе с лекарствами — семьсот.

— Спасибо, Чанкус — Лаура перевела ему причитающееся.

— Не за что. Я пойду. Держи в курсе! Станет хуже — сообщи! Повязки меняй ежедневно. Следи за раной. Надеюсь, сепсиса и некроза тканей удастся избежать!

— Удачи тебе, — девушка проводила саларианца до дверей, вернувшись, заглянула в спальню: дрелл спокойно спал, его дыхание было ровным и глубоким. Девушка несколько минут молча смотрела на его лицо, а потом подняла с пола брошенную одежду, и оставила спящего одного.

Рубашка дрелла не годилась никуда: мало того, что залита кровью, так еще и разрезана ножом, и поэтому Лаура её просто выбросила в утилизатор. Брюки она отправила в стирку, предварительно вытащив из карманов содержимое. Инструментрон дрелла она сняла еще раньше, а сейчас положила рядом с ним найденные в карманах мелочи. Рыться в его вещах Лаура не собиралась — это было бы, попросту, некрасиво. Если дрелл захочет, сам расскажет о себе. Изучение инструментрона Фирка девушка решила отложить до завтра — сейчас ей самой тоже не помешает отдохнуть. Она приняла душ, постелила себе в гостиной, улеглась на диван, но уснуть сразу не смогла — старательно гнала от себя воспоминания о том дне, когда она заняла кровать Кейна, оказавшись его непрошеной гостьей. Сейчас ситуация была диаметрально противоположной — на её постели спал раненый дрелл, нуждающийся в её заботе.

Наконец, Лаура уснула, но вновь проснулась через несколько часов от собственного крика и грохочущего в ушах взрыва пятилетней давности. Несколько минут она лежала с открытыми глазами, слушая сумасшедший стук  сердца и изо всех сил надеясь, что не разбудила своего гостя. Но, в спальне было тихо, и девушка вновь задремала — до начала следующего витка оставалось еще несколько часов.

Все эти воспоминания промчались перед ней, пока Лаура убирала в мойку пиалу и наливала сок в высокий стакан. «Нужно скорее поставить его на ноги и отправить восвояси, пока я окончательно не потеряла над собой контроль. Непозволительно распустилась!» — отругала себя она и вернулась в спальню. Эйрон всё так же сидел на кровати, и робкая улыбка скользнула по его губам при её появлении.

— А вот и сок, — сказала Лаура, вновь садясь на постель и поднося дреллу стакан, — выпей, это полезно!

— Спасибо, — он уже не пытался брать стакан из её рук, а послушно пил сладкую оранжевую жидкость. К тому же, его начала мучить жажда, и прохладное питьё было именно тем, в чем он сейчас так нуждался.

Лаура заметила, как жадно Эйрон припал к бокалу и нахмурилась. Это могло говорить о повышении температуры и продолжении воспалительного процесса в организме. К тому же, ещё нужно было сменить повязки и сделать ему инъекции.

— Очень вкусный сок, — голос Эйрона, низкий, как у всех дреллов, вернул Лауру к реальности. — А можно — ещё?

— Погоди, — девушка поставила пустой стакан на тумбочку. — Мне нужно сменить твои повязки, наложить на раны медигель, и еще — сделать тебе парочку инъекций: антидот и антибиотик. Так что, придется потерпеть.

— Как скажешь, — дрелл потупился, — но, боюсь, мне всё же придётся встать. Некоторые помещения обязательны к посещению.

— Хорошо, я помогу тебе, только медленно, не спеши, — согласилась девушка. 

Она откинула покрывало, стараясь не смотреть на обнаженный торс дрелла, помогла ему подняться и проводила к двери нужной комнаты. Эйрон пытался поменьше на неё наваливаться, но, достаточно было встать, как голова закружилась, и комната поплыла перед глазами. Стоило признать, что плечо Лауры оказалось весьма кстати. Она терпеливо подождала, пока он снова появится на пороге, нахмурилась, увидев, что повязки начинают буреть от крови, но вслух ничего не сказала, просто проводила до постели и помогла на ней устроиться. 

— Сейчас сменим повязки, хорошо? — она развернулась, чтобы пойти за лекарствами и бинтами, но дрелл вдруг схватил её руку своей здоровой, его глаза, огромные и бездонные, лихорадочно блестели:

— Почему ты это делаешь? Зачем тебе возиться со мной? Я ведь не смогу тебе заплатить! Ты же убийца, так? Это как-то не вяжется с милосердием...

— Успокойся, Эйрон, — Лаура мягко накрыла его руку своей второй ладонью, — я тебе все расскажу. Обещаю. Но сначала — давай закончим процедуры, согласен? Нужно ввести тебе противоядие, иначе все пойдет прахом. Это новый, синтетический яд, и бороться с ним не так-то просто. Поэтому, не стоит терять времени.

— Хорошо, — дрелл облизнул пересыхающие губы, — пусть будет так! — изображение вновь начинало терять четкость, а, судя по невыносимой жажде, температура у него тоже поднялась.

Он терпеливо перенёс весьма болезненную процедуру смены повязок, потому что бинты прилипли к ранам, вид которых Лауре совсем не понравился. Девушка быстро и одновременно осторожно обработала их медигелем, заново перевязала; потом зарядила инъектор сначала антидотом, затем — антибиотиком. Во время всех этих манипуляций дрелл молчал, просто сильно прикусил губу, чтобы не застонать и не показать себя ещё более слабым.

Лекарства быстро оказали действие, и дыхание Эйрона нормализовалось, исчез из глаз горячечный блеск. Он со вздохом откинулся на подушку:

— Интересно, как долго я буду таким беспомощным? Что это за отрава?

— Не знаю, — Лаура аккуратно укрыла его, — какой-то новый яд. Чанкус оставил мне антидот, так что опасности для твоей жизни нет. Просто не пытайся ускорять события. Если я говорю, что не стоит вставать эти дни — послушайся. Я ведь не желаю тебе зла, Эйрон. Напротив — хочу помочь.

— Но, почему? — дрелл снова взял её руку в свою. — Ты обещала мне рассказать.

— Обещала, — Лаура взглянула в его умоляющие глаза, — это очень долгая и грустная история, Эйрон. Когда-нибудь я, возможно, расскажу тебе её полностью. Сегодня просто скажу, что почти десять лет назад со мной случилась большая беда... Помог мне выпутаться дрелл, он же научил меня защищаться.

— И убивать, — обронил Эйрон, внимательно глядя в её лицо — тогда ему не показалось, в глазах девушки действительно читалась боль — тёмная и кричащая.

— И убивать, — она невольно сжала пальцы дрелла, — иначе не выжить. Он помог мне, я помогаю тебе. А сейчас тебе нужно отдохнуть.

Она встала, забрала пустые ампулы и бинты, но у двери обернулась, взглянула на него:

— Иногда убийство — единственное, что помогает самому жить дальше, — она вышла бесшумно, словно тень, а Эйрон недоумевающее смотрел ей вслед: «Если она считает это объяснением, то я совсем не понимаю людей. И вообще ничего не понимаю. Ладно, всё разъяснится со временем, — мысли дрелла начали путаться, и он сам не заметил, как уснул — это был небольшой побочный эффект антидота.

Пока Эйрон спал, Лаура внимательно изучила инструментрон Фирка. Особо ценной информации на нём не было, кроме одного из предпоследних сообщений. Оно заставило девушку изменить своё решение не касаться инструментрона Эйрона. Дело в том, что батарианец хранил информацию обо всех выполненных им заказах, он планировал заниматься еще и шантажом заказчиков, дабы пополнять свой постоянно пустеющий бюджет.

Последний заказ был от некоего Райма с Кахье. Тот желал смерти дрелла Эйрона Дейра, причем, все нужно было обставить, как обычную уличную драку с убийством и последующим ограблением жертвы. Там же была настоятельная просьба удалить всю информацию, после прочтения. Но Фирк, вероятно, решил иначе и сохранил заказ, надеясь потом вытрясти из заказчика немало кредитов. 

«Оплата было разделена на две части, причем, аванс Фирк уже успел получить — достаточно солидный аванс. Странно, судя по дате, заказ сделан несколько дней назад, когда самого Эйрона еще не было на Омеге. Словно заказчику было известно заранее, что тот все равно здесь окажется рано или поздно. Выходит, этот Райм следил за передвижениями Эйрона. Что-то тут не так. Или парень — важная птица, или это — личный счёты. Причем, недешево обошедшиеся заказчику — отследить перемещения кого-то в системах Термина — удовольствие дорогое.

Кто такой Райм? Кахье? Это ведь там живут дреллы. Придется мне задать Эйрону несколько вопросов, но только потом. Сейчас загляну в его инструментрон», — решила Лаура, после нескольких минут мучительных размышлений и колебаний.  Но здесь её поджидал неприятный сюрприз — личные файлы Эйрона были скрыты паролем, а заниматься взломом девушка не хотела, да и не умела этого делать самостоятельно.

«Что же, я подожду, пока мой гость немного поправится, а потом он будет вынужден ответить на пару вопросов. И, кстати, что означает это слово „Сиха"? Кажется, так он меня назвал? Ругательство, что ли? Ладно, позже выясню, не горит», — она отложила инструментрон дрелла и направилась на кухню. Нужно было приготовить ужин для себя и Эйрона, а еще — придумать что-то с одеждой для него. Те немногие вещи Кейна, которые у неё оставались, Лаура бережно хранила, но так и не смогла заставить себя прикоснуться к ним — это было слишком больно. Они хранились в одном из ящиков шкафа, но отдать их Эйрону девушка тоже не могла — слишком много воспоминаний, слишком много сходства. Проще заказать все новое, благо для этого даже не нужно покидать квартиру.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус