Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Акуза

Акуза. Акт IV «Трио» [конец]

Автор: Ватрикан
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Экшн, Проба пера


Статус: завершен
Копирование: с указанием ссылки
«Человека можно уничтожить,
но его невозможно победить»

21:53 25.08.2177 «станция Арктур, тюремный блок, комната допросов»

— Что же, с этим все понятно. Скажите... — капитана прервала трель входящего вызова, он нажал на инструментрон, буркнул «Иду» и обратился к Джейн, — на сегодня все, отдыхайте. Конвой! Сопроводите сержанта в камеру.

Хмурый надзиратель нацепил наручники на поднявшуюся со стула Шепард и вывел ее из камеры, дальнейшая дорога была идентична той, которой с утра сержанта вели на допрос. Бронированная дверь камеры захлопнулась за спиной, и Джейн осталась совершенно одна. Она машинально потерла зудевшие запястья и за неимением другого занятия улеглась на койку.

Ее мучила одна мысль: «Что же произошло с взводом Тумса?» Все, что она знала, на них напали молотильщики, но не могли же они сразу уничтожить весь взвод! Кто-то должен был выжить. И еще эта встреча с капралом... он явно был не в себе, возможно, контужен. Что же происходило с ними от последнего выхода на связь до той встречи? Джейн никогда не получить ответ на этот вопрос, и она это знала.


08:24 22.08.2177 «Акуза, северная окраина Киллона, склад 14-5»

— Черт, так нельзя. У него вроде ребра сломаны.
— Так вроде или сломаны? Ты у нас врач, а не я.
— Покажи мне врача, который на глаз определит сломаны ли ребра у человека, облаченного в бронекостюм и я возьму у него автограф! Ладно, надо занести его в помещение, только аккуратно, возможны обширные внутренние повреждения. Мы можем сделать ему очень больно.
— Дерзайте. Больнее чем сейчас мне уже врядли будет, — прохрипел Тумс, уже минуту слушающий над собой сей дивный диалог.
— Командир, ты в сознании?
— Как видишь... — капрал попытался подняться, но грудную клетку и левую руку пронзила острая боль, и он был вынужден снова упасть лицом в землю. С большим трудом ему удалось повернуть голову так, чтобы рассмотреть своих собеседников. Ими оказались рядовые 1-ого и 2-ого классов Эдисон и Данн.
— Что случилось? — спросил Тумс и снова отрубился.

Открыв глаза, капрал понял что больше не упирается носом в сухую землю а созерцает потолок, покрашенный белой краской. Он попытался встать и к своему удивлению безболезненно поднялся на ноги, оказалось, что он лежал на диване, в том самом кабинете, где вчера обнаружил информацию о «НИИ КИ». С него сняли броню и верхнюю часть комбинезона, грудь была забинтована, а на руке имелись следы от уколов.

— Я вколол двойную дозу панацелина и меломин-Н, что бы кости быстрее срослись, — сообщил появившейся в дверях Данн.
— Чего-чего ты мне вколол? — подозрительно спросил Тумс, недолюбливающий всякие инъекции.

Рядовой видимо ожидал такого вопроса поэтому устало махнул рукой и пояснил:

— Меломин-Н — обогащенный кальцием субглюогенный препарат типа AMX-14n, применяется при механических повреждениях, а так же...
— Достаточно! По-человечески можно?
— Тумс, я в конце концов медик. Клятву Гиппократа давал, между прочим, так что можешь мне доверять.
— Ладно. Как обстановка? Последнее что я помню — нападение тварей.
— Ты не так много пропустил. Кстати, судя по документам, эти твари называются молотильщиками, здесь над ними какие-то эксперименты ставили.
— Так я и думал. Погоди, какие такие документы?
— Здесь за углом жмур лежал, а при нем планшет, а в планшете всякие декларации, описи ну и подобная хрень. Так вот там между делом говорится про молотильщиков, «купол», эксперименты, но ничего конкретного.
— Так, с этим разбираться некогда, валить надо. Что с отрядом?
— Нет больше отряда, — грустно сказал Джеймс.
— Как нет?!
— А вот так. Тебя как эта тварь шандарахнула, нас три молотильщика обложили. Пока всех свалили... трое нас тогда осталось, я, Медокс и Дрешлер. Мы уж думали все, а тут с высотки по нам снайпер отработал, — Данн повернул голову и взгляду открылся длинный шрам от прошедшей по касательной пули, — парней сразу свалило, а меня цепануло только, ну я мертвым прикинулся и где то час лежал. Потом из склада Эдисон вышел, ну как вышел — выполз, я сначала подумал, что он мол крыса, отсиживался пока парни гибли, но ему еще в самом начале боя снайпер ногу через окно прострелил. Оказывается, этот стрелок, сука, наблюдал, как нас на куски рвут, а когда мы всех свалили, он нас добил. В общем, я чуток ногу Тому подлатал, потом мы тебя нашли, ну а дальше ты сам догадаешься.
— Весь взвод коту под хвост! — капрал в ярости схватил со стола стеклянную сову и со всей силы швырнул ее о стену. К удивлению обоих с виду хрупкая статуэтка не разбилась, а лишь громко загудела и укатилась под стол.
— Двадцать минут на сборы. Выступаем через полчаса.
— Есть, сэр!

Данн утопал на нижний уровень, а Тумс отыскал свой бронекостюм и отточенными до автоматизма движениями стал одеваться, попутно окунувшись в мрачные мысли. Его грызла совесть, за то что не уберег своих парней, нет, конечно он и раньше терял подчиненных, в одном задании на Суцибу Тумс потерял в бою с террористами больше половины личного состава, да и сам еле выбрался. Но что бы за двадцать минут боя потерять все подразделение... хотя, в общем, нет особой разницы, боль утраты и чувство вины всегда одинокого преследовало его после гибели солдат. Один тиран как то сказал «Смерть одного человека — трагедия, смерть миллионов — статистика», капрал был полностью согласен с этим изречением, на этой земле погибло несколько сотен тысяч людей, но гибель двадцати двух своих бойцов вызывала у него большую горечь, чем гибель колонистов. Проверив винтовку, он вышел из кабинета и спустился по железной лестнице на складской уровень. Бойцы уже были готовы, опасения капрала не подтвердились — Эдисон уверенно стоял на ногах, как будто и не был ранен.

— Так, слушать вводную: сейчас выступаем, наша цель центральная площадь города, то есть точка «Хоутел», там мы объединимся с отрядом «Энигма», если Шепард не выйдет в точку сбора, будем прорываться к станции связи, то есть к точке «Хоутел 2», вызовем подкрепление и эвактранспорт. Вопросы есть?
— Сэр, что насчет «купола», молотильщиков и прочего? — спросил Эдисон.
— На это у нас нет ни времени, ни сил, предоставим это компетентным органам. Если вопросов больше нет, то выступаем.

Они выбрались из своего убежища и трусцой направились в сторону центра города, оставляя за спиной место, которое они никогда не забудут и еще долго им будет сниться этот проклятый склад на окраине мертвого города. Тумс обернулся и печально обведя взглядом тела своих товарищей, мысленно попросил у них прощения за то, что не мог достойно проводить их в последний путь. Через десять минут Эдисон, идущий в авангарде, поднял раскрытую ладонь и присев на одно колено сказал:

— Нельзя дальше.
— Что там? — спросил капрал, но уже через секунду понял все сам. Из-за угла одного из домов показалось тупое рыло БМР (Боевая Машина Разведки) М-20р «Челенжер», машина на скорости влетела на дорогу, смяла нос припаркованного аэрокара и лязгнув гусеницами остановилась. Экипаж машины не видел космопехов, кравшихся вдоль стены пятиэтажного дома, но сенсоры уже давно их засекли и до того момента когда стальной монстр примется за них всерьез оставались считанные секунды.

Оценив диспозицию, Тумс энергично махнул рукой и кинулся во дворы, сзади сквозь топот солдат доносились приглушенные звуки металлического характера, которые свидетельствовали о том, что БМР не собирался упускать намеченную жертву. Поняв, что петляя от врага не уйти, капрал свернул к ближайшему дому и на ходу выбив дверь вломился в подъезд. Дождавшись, когда к нему присоединятся бойцы, он плотно закрыл двустворчатую дверь и припер ее столом консьержа, только после этого капрал позволил себе осмотреться. Вообще интерьер дома показался Тумсу странным — дверь была на петлях, такую конструкцию не использовали уже лет сто (не считая бедных стран на Земле), стол которым он припер створки был из дерева, стены оклеены цветной бумагой, капрал не мог сказать с уверенностью, но кажется это называлось «обои», пол был покрыт керамической плиткой. Напомнив себе о грозящей опасности, Тумс отложил этот сто шестнадцатый вопрос и поудобнее перехватив винтовку побежал вверх по лестнице. Прислонившись к стене и выглянув в узкое окошко Тумс с высоты пятого этажа увидел, как бронемашина остановилась посередине двора, из раскрывшихся задних дверей выскочило четверо бойцов в черной униформе «солдат удачи». Они разделились на пары и направились к двум домам, расположенным напротив того, в котором укрылись космопехи. Капрал подумал, что пока враг идет по ложному следу можно осторожно выбраться из здания и «по-тихому» уйти от преследователей. Но медленно вращающаяся башня «Челенжера», между прочим оснащенная 105-мм масс ускорителем, поставила крест на его плане, оставалось только наблюдать и ждать.Через минуту Эдисон, стоящий рядом с командиром начал что-то насвистывать, вероятно, от нервов, и вскоре Тумс смог расслышать слова старой песни:

— ...но сегодня опять как вчера, обложили меня, обложили, гонят весело на номера. Из-за елей хлопочут двустволки, там охотники прячутся в тень, на снегу кувыркаются волки, превратившись в живую мишень...

Капрал давно заметил за своим подчиненным привычку в сложных ситуациях напевать себе под нос и не обращал на это внимание. Но сейчас слова давно забытого автора вызвали панические чувства, хотелось что-то делать, лишь бы не стоять на месте в ожидании трагической развязки. Подойдя к ближайшей квартире, он открыл дверь и подав сигнал солдатам вошел внутрь, в помещении пахло йодом и еще какой-то химией, обставлена она была в том же стиле «а-ля двухтысячные». Проходя через гостиную Данн вдруг остановился и удивленно посмотрев на шкаф со стеклянными дверцами сказал:

— Командир, если это то что я думаю, то у меня есть идея.
— Что там, Джеймс?

Вместо ответа рядовой подошел к шкафу, раскрыл створки и радостно вздохнув, стал перебирать какие-то склянки с надписями. Капрал подошел ближе и увидел то, что так заинтересовало его подчиненного — полки шкафа были заставлены различными реагентами и химикатами.

— Что, решил отравиться, что бы не попасть в лапы к врагу? — ехидно осведомился Эдисон.

Данн проигнорировал вопрос товарища и разглядывая содержимое одной из баночек спросил капрала:

— Тумс, тебе что-нибудь говорит название «смесь КС»? Ну, или «коктейль Молотова»?
— Ну... это что-то вроде смеси для поджога танков, ей давно... погоди, ты что, хочешь ПОДЖЕЧ БМР!?
— Именно! Я когда на врача учился, до армии еще, увлекался химией, ну и по молодости делал всякие... смеси. А тут просто Клондайк!
— Ну так вперед! Чего ждем?

Джеймс подтащил к себе журнальный столик и начал деловито расставлять на нем склянки с порошками и эссенциями, закончив он оторвал кусок ткани от лежащий на полу рубашки, положил его на край столика и, подняв полные нездорового азарта глаза на хмурых сослуживцев, сказал:

— Мне нужна бутылка, обязательно стеклянная и желательно большого объема.
— Ты в спальню, я на кухню, — приказал Тумс Эдисону и направился на поиски.

Перерыв все полки и тумбочки, капрал наконец нашел пухленькую бутылку коллекционного коньяка. Без сожаления сорвав крышку, он стал выливать почти бесценный продукт в раковину. Закончив, Тумс вернулся в гостиную и вручил бутылку рядовому, тот тут же принялся за дело — начал высыпать порошки в бутылку при этом бормоча себе под нос:

— Так, бертолетова соль... сера... хорошо. Немного загустителя... отлично!
— Химик, давай быстрее! Они сюда ломятся! — сообщил Эдисон, наблюдающий за противником из окна.
— Не сбивай меня! Я не занимался этим пять лет, хочешь, что бы оно взорвалось у меня в руках?

Том лишь отмахнулся и продолжил наблюдение, при этом снова насвистывая песенку. Тем временем Тумс подошел к окну и воочию убедился в том что подчиненный был прав. Солдаты противника уже выбили дверь и вероятнее всего сейчас прочесывают нижние этажи, а это значило что у них оставалось всего несколько минут для того что бы приготовится к бою.

— Эдисон, занимаем оборону! Встретим врага на входе. Данн, сколько тебе нужно времени?
— Не больше пары минут... где этот чертов керосин?!

Кивнув, капрал направился в прихожею, остановившись у двери он достал последнею гранату и прилепил ее на пол возле входа, предварительно отключив таймер, дабы она не взорвалась раньше положенного. Затем он проверил оружие и присев на одно колено в широком проеме, уводящем вглубь квартиры, стал целиться в дверь, которая в любой момент могла открыться. Рядовой Эдисон встал над командиром и тоже поднял винтовку к плечу, при этом он опять начал напевать что-то, настолько тихо что находящейся в одном шаге от него капрал смог разобрать слова только после того как прислушался:

— Идет охота на волков, идет охота. На серых хищников, матерых и щенков. Кричат загонщики и лают псы до рвоты, кровь на снегу и пятна красные флажков...

Тумс уже собирался приказать заткнутся певуну, но не успел.

— Готово, мужики! — громко сказал Данн держа в одной руке бутыль с светло-коричневой жидкостью и белой тряпкой торчащей из горлышка, а в другой «автогеновую» зажигалку.

К сожалению рядового, услышали не только сослуживцы. Дверь раскрылась от мощного толчка и два наемника ворвались в помещение, откуда их тут же вынес мощный взрыв. Клубы пыли заволокли квартиру, Тумс откашлялся и ринулся к выходу, повинуясь внутреннему инстинкту, как оказалось, интуиция не подвела его. Он выскочил из квартиры как раз в тот момент когда еще один противник собрался швырнуть в помещение гранату. Капрал перехватил его руку и с силой ударил врага локтем в нос, тот не ожидавший нападения не смог дать отпор и рухнул на спину. Но и этого было недостаточно, последний наемник, расположившейся на лестнице начал поднимать оружие. Тумс на рефлексах выхватил гранату из руки обезвреженного им врага и швырнул ее в противника. Плоский диск взорвался, пролетая возле головы супостата и естественно превратил его тело в кровавое месиво, взрывной волной капрала бросило на пол, когда он смог перевернутся на спину, увидел что оглушенный противник уже пришел в себя и теперь целится в него из пистолета. Тумс даже не успел испугаться, голова наемника взорвалась фонтаном кровавых брызг, и тот рухнул замертво, а над телом стоял Эдисон с поднятой к плечу винтовкой. Капрал с кряхтением поднялся, отыскал винтовку и махнув бойцам побежал вниз по лестнице. Когда они уже почти достигли первого этажа здание вдруг содрогнулось от взрыва, космопехи полетели на пол и пару метров прокатились по лестнице.

— «Челенжер» отработал, — прокомментировал Данн, поднимаясь на ноги.
— Эдисон впереди, Данн замыкающий. Вперед! — приказал Тумс.

Спустившись на первый этаж, они почувствовали что пол под ногами дрожит. Идущий впереди рядовой неожиданно развернулся и с криком «Атас!» кинулся на пол. В ту же секунду дверь и часть стены разлетелась вдребезги и в помещение влез тупой нос БМРа, башня с жужжанием повернулась и экипаж открыл огонь из пулемета. Тумс лежал и боялся пошевелится, он и его солдаты были в «мертвой зоне», но пока разум не мог объяснить это инстинктам, кричащим во все горло «Опасность!». Казалось что пули летят все ниже и ниже и вот уже скоро снесут пол черепа... мысль о том что бронемашине достаточно проехать всего десяток метров для того что бы раздавить их в какаху вернула капралу контроль над телом.

— Данн! Твой выход!

Вспомнив про свою задачу, рядовой как будто забыл об опасности, резво повернулся в сторону «Челенжера», щелкнула зажигалка, загудело пламя и бутылка объятая огнем устремилась к цели. Разбилось и стекло и горящая жидкость брызнула в разные стороны, чудом не задев космопехов. Сперва показалось что грозная машина даже не заметила огненной атаки, горящая она продолжала пускать очереди над головами пехотинцев, но потом что-то громко треснуло и стрельба прекратилась. Раздались приглушенные крики, пару раз танкисты ударили в боковую дверь, но бесполезно — ее намертво заклинило.

— Спеклись голубчики, — сказал Эдисон, поднимаясь на ноги.

Тумс тоже принял вертикальное положение и осмотрел поврежденную машину — она полыхала от гусениц до башни и больше не представляла угрозы. Бойцы воодушевились после победы над противником — Эдисон хвалил Джеймса за идею с «коктейлем Молотова», а тот лишь пожимал плечами и утирал пот со лба. В помещении становилось слишком жарко, к тому же воздух наполнился смрадом паленого мяса, поэтому космопехи решили поскорее выбраться из многострадального здания, главный вход был теперь заблокирован, и им пришлось выбираться через окна первого этажа, благо удар прикладом открывал любой замок.

— А теперь ходу отсюда! Сейчас сюда все наемники сбегутся.

Минут десять они неслись через дворы и переулки, когда они наконец сбавили темп, Данн, идущий замыкающим, спросил:

— Командир, откуда ты знаешь, что те, кто на нас нападает — наемники?
— Я не знаю кто они такие, но надо же их как то называть.
— Зато я знаю, — заявил Эдисон, чем тут же привлек к своей персоне два пристальных взгляда, — ну, догадываюсь. Может, слышали о группе «Цербер»?

После этих слов капрала аж переклинило, один раз он имел дело с отрядом «Цербер» и это закончилось для него разжалованием в рядовые.

— А-а, — разочарованно протянул Данн, — корабельные байки.
— И ничего не байки! — возразил Том, — говорят, что якобы у Альянса есть секретное подразделение «Цербер», профессионалы высшего класса, занимаются всякими грязными делишками и подчиняются только высшему составу ОК (Объединенное Командование). Кстати, поговаривают, что их бойцы носят черное обмундирование в знак своих жестоких методов.
— Да брехня все это, — махнул рукой Данн.
— Может, и они, — сказал Тумс, при этом решив умолчать о своем знакомстве с ними.
— Командир, ну ладно этот, но ты то куда?
— А ты сам подумай. Во-первых: кому как не Альянсу создавать в человеческой колонии подземный бункер — лабораторию для незаконных экспериментов? Во-вторых: эти черные молодчики явно убирают следы причастности Альянса ко всему этому дерьму, они вполне могут быть той самой группой «Цербер», — Тумс остановился, оглядел шоссе, через которое им надо было пройти, что бы попасть в точку «Хоутел» и продолжил, — Да и вообще, все это в духе правительства — угробить целую колонию, прибрать за собой руками убийц на службе у системы, а потом свалить на батарианцев или пиратов. Но вот незадача — патрульный крейсер словил сигнал с АОС и выслал на планету аж полсотни космопехов, то бишь нас. Как там Эдисон ты пел? «Идет охота на волков»? Ну вот на нас охоту и устроили, только обложили покрепче чем тех волков. И еще, парни, если выберемся... когда выберемся отсюда, молчите как партизаны и твердите что отряд уничтожили неизвестные животные, никаких «куполов», «Церберов», и «молотильщиков», ясно? Мариновать месяца три будут, если не проболтаетесь, то обвинения снимут, и может даже медаль на грудь повесят.
— А если проболтаемся? — осторожно спросил Джеймс.
— Тогда в расход. Так, мы что-то заболтались, пора дело делать. Вперед, порядок прежний.
— Подожди Тумс, — сказал Эдисон, указав на юг, — слышишь?

Капрал прислушался и действительно — на юге разгоралась перестрелка.

— Канонада, — подтвердил его догадку Данн.
— Это Шепард, больше некому!

Через полчаса они миновали северный район города и вошли в парк с искусственно созданным микроклиматом. Стрельбы больше не было слышно, она прекратилась сразу после мощного взрыва, и оставалось только надеяться, что взвод сержанта вышел победителем. Космопехи осторожно продвигались между деревьями и ничто не предвещало беды, но уже через минуту ситуация в корне изменилась. Внезапно на прозрачном куполе, нависающем над всем парком, зажглось несколько прожекторов, и яркие лучи ударили в рощицу, в которой притаились солдаты.

— Внимание! — неожиданно возвестил громогласный голос, — Солдаты космической пехоты, вы находитесь на карантинной территории и подлежите немедленной депортации! Вы окружены, сопротивление бесполезно! Сдавайтесь и вам сохранят жизнь! Выходите по одному, на размышления даем пять минут, после этого открываем огонь на поражение.
— Через мегафон вещает, а? — задал риторический вопрос Эдисон, прислонившись к стволу дуба.
— Вот влипли... — прокомментировал ситуацию Джеймс, — может, сдадимся?
— Космопехи не сдаются! — отрезал Тумс, — к тому же если ты сдашься тебя тут же шлепнут.
— Ну, что делать будем? Такой расклад, что куда ни кинь, всюду пи...
— Клин, — перебил Данн Эдисона.
— Да нет, именно пи...
— Так, есть план, — сообщил капрал и дождавшись когда внимание бойцов сконцентрируется на нем продолжил, — их слишком мало что бы оцепить весь парк, пока вы тут языками чесали я кое-что приметил. Северо-восточное направление контролируется врагом плохо и при желании можно проскочить, но мы все равно не успеем. Поэтому... я приказываю вам уходить, я их отвлеку.
— Нет, уйдем вместе! — запротестовал Том.
— Это приказ, рядовой! Вместе мы не успеем... когда выберетесь отсюда, идите к точке «Хоутел 2», свяжитесь с «Меркавой», пусть вас эвакуируют, за мной не вздумайте возвращаться. Эдисон пару секунд смотрел Тумсу в глаза, потом хлопнул его по плечу, махнул Данну и они скрылись за деревьями.
— Осталась одна минута, выходите по одному или погибните!
— Что, сука, хочешь, что бы я вышел? — прошипел капрал, — ладно, потрепыхаемся еще. Тумс отбросил винтовку и зашагал на голос, на выходе из рощи его встретили двое наемников и тыкая винтовками в спину повели к своему командиру. Им оказался невысокий, на голову ниже капрала, азиат в точно такой же черной броне, как и остальные, в руках он держал маленькую желтую коробочку, видимо с ее помощью он и вещал на весь парк. Рядом стояли еще два бойца, но Тумс не обратил на них абсолютно никакого внимания, его больше интересовал низкорослый командир, ведь он его знал. Перед глазами Тумса вспыхнул почти забытый отрывок из памяти.


16:35 15.04.2175 Суцибу, операция «Хаски»

— Держись О’Нил! — крикнул лейтенант Тумс своему товарищу которого батарианцы зажали в одном из
помещений административного здания.
— Тумс, отступаем! — приказал Нильсон, ответственный за операцию.
— Нет! Там О’Нил! Я его не брошу!
— У нас приказ! Через десять минут вся база взлетит на воздух, мы уже потеряли двадцать человек, хочешь пополнить список?
— Я без него не уйду! Я его не брошу.
— Ну и дурак! — выпалил Нильсон и дал пару очередей в совсем обнаглевших террористов, — Всем подразделениям, отступаем к точке «Хадсон».

Последний раз взглянув на Тумса он надел маску и побежал прочь. Лейтенант взглянул на комнату, где погибал его друг и выругался:

— А-а, мать вашу! Чтоб вас всех!

Вломившись в помещение лейтенант оттеснил огнем противника и нашел взглядом товарища — лейтенант О’Нил был тяжело ранен в грудную клетку, и был без сознания. Тумс взвалил его на спину и на самой большой скорости, на какую был только способен побрел назад, к своим...«

Операция «Хаски» была испытательным полигонам для двух параллельных проектов Альянса: отряд «Скай» и группа «Цербер». В ходе операции должно было выясниться, какой из проектов более перспективный. Во время операции погиб почти весь отряд «Скай», говорят не без помощи командиров группы «Цербер», которые были назначены ответственными за операцию. Из рапортов «Цербера» следовало что отряд «Скай» допустил преступную халатность во время боя с батарианскими террористами и был почти полностью уничтожен противником.

— Командир, валить его? — спросил один из бойцов.
— Нет, оставьте нас.
— Но...
— Это приказ!

После того как они остались наедине Тумс пристально посмотрел в глаза командиру «черных» и сказал:

— Ну здравствуй... Нильсон.
— Тумс, ты жив?
— Помнишь операцию «Хаски»? Конечно ты помнишь, когда ты бросил меня и раненого О’Нила. Я тогда пять километров пер его на себе с батарианцами на хвосте. Он умер прямо на точке эвакуации, от потери крови, потому что транспорта не было. Ты приказал не ждать нас?
— Я... я думал ты погиб.
— Нет, я две недели прятался в ядовитых болотах, потом смог угнать челнок у террористов, чуть ноги не лишился. Когда вернулся к своим меня списали на берег, впрочем, как и всех оставшихся парней из отряда «Скай». Ну а теперь как видишь, должность у меня маленькая, хожу вот, дерьмо за такими как ты прибираю.
— Знаешь... у меня приказ ликвидировать всех космопехов на планете.
— Какое совпадение! У меня тоже приказ, спасти всех в этой грёбаной колонии, но на тебя я тратить время не буду.

Нильсон что-то почувствовал и даже успел немного отклонится в сторону, но все было зазря. Тумс молниеносным движением выхватил нож из-за пояса и воткнул его в горло предателя. По нему тут же должны были открыть огонь, но этого не произошло, из кустов напротив капрала вылезли Эдисон и Данн и огнем из двух стволов стали прижимать противника, сгруппировавшегося на опушке, к земле. Тумс пару раз удивленно хлопнул глазами, затем схватил винтовку Нильсона и на ходу стреляя, побежал к солдатам, которые укрылись за поваленным взрывом деревом. Плюхнувшись рядом, капрал посмотрел на рядовых, ради спасения которых и заварил эту кашу и принялся на них орать:

— Вы какого хрена тут делаете?! Я куда вас отправил! Вы что, совсем полоумные?!
— Остынь, командир, — сказал Эдисон, — мы своих не бросаем! Но если хочешь, можешь объявить мне выговор. С занесением в личное дело.
— Я приказал...
— Знаешь что, засунь в жопу свои приказы! — необычно для себя грубо перебил Данн, — Ты сколько раз из-за нас жизнью рисковал? Пришло время отдавать долги!

Том вдруг прекратил стрелять и начал всматриваться в лесной массив. Тумс то же выглянул из-за укрытия и увидел врага, стоящего на одном колене и держащего на плече странный агрегат, смахивающий на гранатомет из старых фильмов.

— А вот теперь мы точно влипли... — протянул Эдисон.

Противник выпустил светящийся шар, который устремился на позиции космопехов. Что было дальше капрал помнил смутно, помнил, как вылез из под ствола дерева, которым его придавило и побрел куда-то, глаза застлала кровавая пелена, ноги не слушались и передвигались сами собой, в голове была леденящая пустота, лишь изредка всплывали картины из прошлого. Вот вспомнилась фотография, весь его взвод в увольнительной на Элизиуме, он в центре, справа стоит Эдисон, слева Данн и Медокс, он приабнимает их за плечи. Операция «Хаски», переломный момент в его жизни, они с О’Нилом сидят в челноке приближающемся к базе террористов и обсуждают кто куда поедет в отпуск. Вот выпускной в офицерской академии, мама кладет ему руку на плечо и говорит что он стал таким взрослым и очень похож на отца. «Меркава», Шепард муштрует своих бойцов, бой баба, как говорят в народе, иначе не скажешь. Потом воспоминания исчезли, сквозь пелену он увидел лицо сержанта Джейн Шепард, она говорила что-то но он не понимал ни слова, лишь мучительно пытался вспомнить сколько было бойцов в его взводе. Потом он отчетливо услышал крик Джейн «Нет!» и затем все потухло.

* * *

Тумс открыл глаза и в лицо тут же ударил ослепительный свет, он попробовал встать но оказалось, что он привязан. Вдруг источник света заслонила, чья-то фигура в белом халате и со шприцем в руках.

— Прекрасный экземпляр! Благодарю, полковник Призрак, теперь мы добьёмся большего успеха.
— Профессор Ганте, надеюсь, на этот раз все пойдет по плану? — спросил кто-то находящейся вне поля зрение капрала.
— Конечно! На этот раз мы все предусмотрели...

«Вот влип...» — это была последняя мысль капрала Тумса, перед тем как он окунулся в беспробудный наркотический дурман.

Эпилог

13:17 22.08.2185 «Нормандия SR-2, каюта капитана»

Шепард сидела в кресле и наблюдала за незатейливой жизнью рыбок в аквариуме. В одной руке она держала полупустой стакан с виски, а в другой сжимала армейские жетоны. Не те, что подарила ей Лиара во время своего визита на Нормандию с гравировкой «N7», а те, что она хранила уже восемь лет. «Серж. Джейн Шепард. Взвод 02 крейсер Меркава» гласила надпись на жетонах. События, произошедшие ровно восемь лет назад до сих пор не шли у нее из головы, два года назад она узнала, что капрал Тумс оказывается жив! Но каких то ответов на свои вопросы она так и не получила, хотя она и не позволила капралу застрелится тот умер через два дня, врачи сказали — остановилось сердце.

— Капитан, через десять минут мы прибудем на место, — сообщила голограмма СУЗИ, появившаяся над терминалом.

Акуза встретила Джейн точно так же как и в прошлый раз — палящим солнцем и песком. По иронии судьбы челнок приземлился в той же точке, из которой Шепард эвакуировалась восемь лет назад. Она вытерла выступивший на лбу пот и зашагала в сторону города. Через пол часа Джейн уже шла по заросшим лишайниками дорожкам мертвого города и вспоминала те ужасные события. У нее была конкретная цель — сразу после уничтожения колонии Альянс установил здесь первый памятник памяти жертв этой трагедии. На четырех громадных плитах были выбиты имена всех погибших здесь, в том числе пятидесяти космопехов. Город сильно изменился за прошедшее время, многие здания под воздействием местного климата разрушились, остальные сильно истрепались и проржавели почти насквозь. Из-за опасения очередной атаки молотильщиков тела погибших убирали в спешке, и кое-где еще можно было встретить высушенные ветром скелеты и кости. Через час Шепард достигла цели своего путешествия — выставленные полукругом плиты с именами погибших. Джейн подошла к одной из плит и нашла взглядом пятьдесят имен, внесенных в рамку, она сняла перчатку и приложила ладонь к именам своих погибших товарищей. Когда ставили этот памятник из-за спешки внесли имя Джейн в список погибших, а исправить никто не удосужился, да, наверное, и незачем кто здесь этот памятник видит? Смахнув слезу, капитан вытащила сержантские жетоны, положила их к подножью монумента и прошептав «Простите», развернулась и пошла прочь. Сержант Джейн Шепард умерла здесь, на Акузе восемь лет назад, вместо нее появилась будущий капитан, СПЕКТР и надежда галактики Джейн Шепард.


В рассказе использованы материалы из песни В.Высоцкого «Охота на волков»
Ред. MrRick 10/07/11




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?

Ватрикан, акуза, фанфик, Mass Effect
Заглянуть в профиль Ватрикан


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус