Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » World of Warcraft » Рассказы World of Warcraft

Обещай мне. Глава 2: Горечь победы (начало)

Автор: Катари С | Источник
Фандом: World of Warcraft
Жанр:
Экшн, Даркфик, Фэнтези, Ангст, Драма, Гет, AU


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора

Шестью годами ранее…

Тук-тук… Сильвана лежала с открытыми глазами слушала. Ее пальцы бездумно проделывали один и тот же маршрут, изучая рельеф мышц на его руке. Его ладонь, тяжелая и неподвижная, покоилась на ее голове.
Тук-тук. Оно уже не заходилось бешеным стуком, выровняло ритм, успокоилось. Ровно билось в груди, отмеряя время своими собственными секундами. Тук-тук…
- Что притихла?
- Я слушаю…
Его голос ворвался в уши, заглушая этот мерный стук. Ладонь пришла в движение, погладив по волосам. Минута бездумного блаженства кончилась.
- Слушаешь?
- Твое сердце…
Артас усмехнулся. От этого смешка внутри эльфийки шевельнулось что-то темное, горькое, злое. Она вновь почувствовала себя грязной. Любимая игрушка Артаса Менетила. Ее пальцы скрючились от поднявшейся волны омерзения, царапнули коготками по бледной коже.
- Когда-нибудь, - прошептала Ветрокрылая. – Я выдеру его из твоей груди, напьюсь твоей проклятой крови и сожру…
Он неторопливо, движением почти ленивым, взял ее за волосы и потащил вверх, заставляя оказаться лицом к лицу. Другой рукой обхватил тонкое запястье, предупреждая возможность получить истерическую пощечину.
- Не сегодня, - ухмыльнулся принц, глядя в прищурившиеся от боли красные глаза, на оскалившийся рот. Затем притянул к губам ее ладонь, влажно поцеловал, провел языком вдоль указательного пальца и прикусил его кончик. Рука Сильваны дернулась, но она не предприняла никаких попыток к сопротивлению.
Артас выпустил ее, упавшую, как сломанная кукла, и встал. Он никогда не оставался. Никогда не позволял себе уснуть в ее постели, каким бы выматывающим ни был день, и каким бы сладким не оказалось его завершение. Сильвана молча смотрела, как он одевается и уходит. Он ей не верил. Спал с ней, воевал с ней, бросил кусок этой роскоши к ее ногам, но не доверял ни на секунду. Она это почти уважала.
Дверь за самоназванным королем Лордерона закрылась. Ветрокрылая перевернулась на спину, раскинув руки и бездумно глядя в потолок. Внутри нее остывали последние крохи живого тепла, ее тело тоже остывало. Не бояться холода и непогоды, но жаждать этого жара в себе. Так глупо.
- Леди Сильвана…
Эльфийка не пошевелилась.
- Теперь я «леди»? – едко переспросила она. Если задуматься, то именно так. Леди с ворохом платьев в шкафу, с личными покоями во дворце и венценосным любовником. Неплохо устроившаяся леди…
Демон стоял, где стоял. Она его не видела, только чуяла запах серы. А ведь после него не проветришь, это подземелье.
- Вы с человеческим принцем стали близки… Ты готова исполнить свое обещание?
- Он мне не доверяет.
- Он никогда не станет тебе доверять. Но время не ждет.
Сильвана смотрела в потолок. Она могла завершить начатое. В любой день, или точнее, в любую ночь, если бы у нее было оружие. Точно так же, как она могла сделать это тогда, в лесу. Одним ударом. Но тогда ее месть не была бы и вполовину так сладка, как ей хотелось.
- Принеси мне кинжал и парализующий яд. Я выполню твою просьбу, но выполню ее по-своему. Этот ублюдок должен страдать перед смертью.
- Хорошо, - согласился натрезим. – Мы встретимся через два дня…
- Не здесь. После зловония, что ты развел, за мной будут и в спальне следить. В лесу после заката. На том же месте, где я чуть не прирезала щенка. Ты знаешь, где это?
- Я знаю. Как ты собираешься туда добраться?
- Это моя забота. Я следопыт, я сброшу «хвост».
- Через два дня, - повторил Вариматас, если, конечно, это был он. Сильвана никогда их не различала. По голосу – тем более.

***
- У тебя снова был приступ, мой король?
В голосе Кел’Тузада звучала озабоченность. Артас устало потер шею.
- Не такой сильный. Повелитель мертвых пытается говорить со мной. Он слабеет…
- Тебе нужно возвращаться в Нордскол.
- Не теперь. У меня есть еще немного времени.
Лич покачал клыкастой костяной башкой.
Чтобы сделать хоть что-нибудь осмысленное, падший принц подошел к столу с картой. Ничего не изменилось. Крестами отмечены сожженные деревни и хутора, фишками стоят заставы и разъезды.
- Я не могу оставить Лордерон демонам. Твои тени работают плохо!
Артас стукнул кулаками по столу, заставив ближайшие фигуры подпрыгнуть.
- Мне казалось, ты не должен быть раздраженным, - ехидно заметил некромант. – Более того, ты должен быть умеренно счастлив. Учитывая, сколько времени ты уделяешь…
- Не будем о Сильване.
- Ты играешь в опасные игры, мой король. Вполне возможно, что она в сговоре с Повелителями Ужаса.
- Конечно она в сговоре с демонами, - отмахнулся Артас. – Но, знаешь, говорят, держи друга близко, а врага еще ближе. Что бы там ни было, я выясню это.
- Мы не можем потерять тебя. Не сейчас.
- Даже не надейся, старый хрыч, - усмехнулся рыцарь смерти. – До сих пор я ни разу не ошибся. Иногда мне кажется, что сама судьба ведет меня.
- Тебя ведет твоя похоть, - вздохнул Кел’Тузад.
- Хватит. Не строй из себя… Утера, - Артас поморщился.
С грохотом распахнулись тяжелые двери тронного зала, заставив обоих повернуть головы.
- Легка на помине, - тихо пророкотал лич.
Сильвана выглядела почти прилично. В приторном гардеробе Калии она отыскала охотничий костюм и сверху нацепила свой старый плащ с капюшоном, увы, не закрывающим свежий засос на шее, расплывшийся, как трупное пятно. За эльфийкой топал кадавр-соглядатай, ее извечный сопровождающий при королевском дворе, зримый, но далеко не единственный. Ветрокрылая с великолепнейшим презрением его не замечала. Она отсчитала ровно положенных шагов и опустилась на колено.
- Мой король.
Артас оставил свои бесполезные карты и взошел к трону, небрежно развалившись на нем.
- Говори.
- Мои банши обнаружили старую крепость в твоих землях. Ее пытаются отстроить и обжить фанатики Света.
- Сколько еще мне придется убить этих червей… - скучающе произнес принц и вопросительно глянул на Кел’Тузада. Тот смотрел на тень за плечом эльфийки. Помедлив, он кивнул.
- Прикажи мне их уничтожить, - с неподдельной страстью попросила Сильвана. Убивать она любила не меньше любого мертвеца, и ненависть к хозяину ей в этом не мешала. А народ Лордерона не вызывал в ней чувства жалости.
- Хорошо. Отправляйся со своими банши. Я хочу, чтобы к закату ты принесла мне вести о победе.
Ветрокрылая поднялась с колен, поклонилась и вышла столь же стремительно, как появилась. Кел’Тузад поставил на карту новую фигурку.
- Далеко, - оценил Артас.
- Она что-то задумала. Я пошлю культистов вместе с тенью…
- Нет. Я поеду за ней.
- Но мой король…
- И ты тоже, - мужчина ухмыльнулся. – Мы ведь не можем меня потерять.

***
Сильвана задержала дыхание, и стрела тихо и коротко свистнула о стылый воздух, уходя в цель. Она постоянно забывала, что дышать не обязательно. Что незачем гонять что-то по мертвым легким, впускать в себя эту сырость, потом выпускать обратно, не согрев ни на градус. Можно было просто не дышать, но она дышала. Можно было просто умереть, но она существовала. Можно было, наконец, просто сбежать от этого ублюдка, сбежать сейчас и никогда больше не вспоминать. Но она зачем-то бредила своей жаждой мести, и у нее был план.
Повелительница банши неспешно подошла к подбитому ею человеку сквозь разгромленную оборону живых. Ее новые призраки, ее сестры, убитые и замученные некромантами на Тропе Мертвых, наводили порядок, отлавливая недобитков. Не слишком жаркий бой, пожалуй, даже слишком прохладный. Людей в Лордероне становилось все меньше, и если еще были те, кто мог оказать отпор Артасу, они должны были затаиться и собирать силы после кошмарного поражения в роще. А не отстраивать старые башни у всех на виду.
Сильвана присела рядом с человеком на колено, выхватила мизерикорд из голенища его сапога, и вогнала узкое лезвие под ребра. Это был один из малочисленных плюсов ее нынешнего существования – ей нравилось убивать.
- Вот так… - пробормотала эльфийка, поднимаясь на ноги, и посмотрела на небо. Виднеющееся сквозь хмарь больное солнце клонилось к горизонту. Она не успеет в Лордерон до заката. Она в любом случае не успеет, но тени уже несут своему повелителю вести о победе. Пусть несут. Пусть все несут, проклятые доносчики. – Возвращайтесь, сестры!
Банши со всех уголков этого недоукрепления стянулись в горестный клин и поплыли на восток. Сильвана проводила их взглядом, запахнула драный плащ поплотнее и побежала.

К тому времени, как она добралась, в черном небе уже висела луна. Вырубка кончилась, снова сдвинулись елки. Вон за той она пряталась, ожидая принца-предателя. Вот оттуда появился проклятый Кел’Тузад со своими мертвяками, лишивший ее законного права на месть. А сегодня там ждал демон, готовый дать ей второй шанс и восстановить справедливость.
Эльфийка хищно улыбнулась.
- Леди Сильвана, - приветствовал ее глубокий бас.
- Вариматас, - ответила Ветрокрылая коротким кивком. – Ты принес то, о чем мы договорились?
- Разумеется, - в когтистой лапе натрезима блеснул металл. – Этот кинжал не просто облит ядом. Он зачарован, и его магия не уйдет после одного удара.
Сильвана подошла ближе, требовательно протянув руку. Получив оружие, она осторожно повертела его в пальцах, держа за плоскую сторону клинка, разглядывая. Лезвие изгибалось волнами, как у большинства ритуальных орудий некромантов. Рукоять отлита из золота и украшена чудовищной мордой со страшным оскалом. Ничего более неприметно Повелитель Ужаса, конечно же, найти не мог. Его извиняло лишь то, что кинжал был маленький, и его легко было спрятать под одеждой.
- Эта магия достаточно надежна? – с сомнением спросила эльфийка. – Я хочу, чтобы он целиком и полностью был в моей власти. Чтобы не мог не то что шевельнуться – даже позвать никого не мог. Даже мысленно.
- Не бойся, Ветрокрылая. Это заклинание уже само по себе принесет юному принцу мучение, а ты сможешь сделать с ним все, что пожелаешь. Этим кинжалом можно обездвижить даже демона, а принц всего лишь человек, несмотря на всю силу Ледяной Скорби.
- Даже демона… - отстраненно повторила Сильвана.
- Как видишь, Повелители Ужаса выполнили свою часть сделки. Очередь за тобой, Сильвана Ветрокрылая. Я даже открою для тебя портал, чтобы ты могла вернуться вместе со своими банши. Нам ведь не нужно, чтобы тебя искали…
- Они не будут меня искать, - уверенно сказала эльфийка, подбрасывая кинжал в воздухе и ловя за рукоять, взвесила в руке, проверяя балансировку. – Они уже здесь, демон.
Сильвана ударила без замаха. Движением выверенным и точным, беспроигрышным, поскольку они находились слишком близко друг к другу. Волнистое лезвие вошло в живот Повелителя Ужаса по рукоять. На секунду они оба замерли. Сильвана напряглась и толкнула демона плечом, заваливая на спину. Кинжал выскользнул из демонической плоти, такой же светлый и чистый. Эльфийка шагнула вперед и присела над поверженным, так что ее плащ наполовину скрыл их, как стыдливых любовников, и, помедлив, ударила снова. Встала, разворачиваясь к лесу.
- Мой король.
Как и в прошлый раз, они появились беззвучно. Артас верхом на Непобедимом и верный Кел’Тузад, сверкающий в темноте синими глазницами. С ними ехали телохранители принца, его первые рыцари смерти.
- Признаться, такого я даже не ожидал, - хмыкнул Менетил, созерцая поверженного натрезима. – Как тебе, некромант?
Лич проговорил что-то едва слышимое. Самоназванный король спрыгнул с коня и подошел к демону. Сильвана тенью отшагнула в сторону, пропуская его. Мужчина склонился, изучая скалящуюся тварь, выдернул из его живота мизерикорд.
- Надо же, какая простая и какая эффективная вещица, - задумчиво пробормотал Артас и скомандовал: - Берите эту тушу, парни. У нас к нему будет много вопросов.
На стоящую рядом молчаливую эльфийку он посмотрел почти с восхищением. Сильвана под его взглядом только опустила ниже голову и плотнее запахнула плащ.

***
Это было забавное чувство, когда она вошла в темный каменный мешок, где воняло серой и горячим металлом, и с ироничной улыбкой произнесла: «Вариматас». Они поменялись местами. Теперь демон был в цепях, скрепленных для надежности магией, а она – почти свободна. Не то чтобы Сильвана злорадствовала. Она не испытывала к Повелителям Ужаса и сотой доли той ненависти, что отдавала Артасу. Но она им не верила. Демоны собирались использовать ее, эльфийка же использует демонов. Все честно.
Но сейчас Сильвана думала не об этом. Сейчас она думала только о том, какое горячее у Менетила дыхание.
Странно, но сделав мертвую эльфийку своей любовницей, Артас никогда не бывал с ней жесток. Жестким – да. Он мог сжимать ее запястья до костяного хруста, таскать за волосы, оставлять расплывшиеся кровоподтеки, впиваясь в нее зубами в порыве страсти. Он был прямолинеен, брал, что хотел и как хотел, не оглядываясь на ее желания, никогда не пытался быть нежным. Но именно жестокости Сильвана в нем не чувствовала, не чувствовала злости, по крайней мере, той, с которой он изнасиловал ее в камере в самый первый раз. И пусть все это оставалось по-прежнему унизительным, униженной и грязной она ощутит себя после. Сейчас ей было просто тепло.
Артас бросил ее на подушки и навалился сверху. В спину уперлось что-то твердое. По позвоночнику пробежал холодок.
В опасные игры ты играешь, Ветрокрылая. Далась тебе эта месть, дались тебе страдания человеческого принца. Можно было давно прирезать его осколком зеркала. Или придумать еще десяток способов, но нет. Под подушкой спрятан зачарованный кинжал, и именно он сейчас так неудобно упирается в лопатку рукоятью. Если Артас его найдет, он убьет ее во второй раз, и это точно не будет легкой смертью.
Сильвана закричала – прочувствованно, со всхлипом. Проклятому принцу нравилось, когда она кричит. Он заводился, становился резче, иногда впивался в шею, чтобы продлить ее крик. Как сейчас. Было больно. Так кричать становилось проще.
- Ты притворяешься, Ветрокрылая. Тебе не нравится, - прошипел Артас ей в ухо.
- Но тебе нравится, - ответила эльфийка, обнимая его ногами.
- Разве это важно для тебя?
Сильвана промолчала. Он прикусил ей мочку.
- О чем ты говорила с демоном?
Язык у человеческого мальчишки тоже был горячим. Он изучал им рельеф эльфийкиного уха, и это очень мешало думать.
- Я обещала убить тебя.
Артас негромко рассмеялся.
Вариматас не верил Сильване так же, как Сильвана не верила Вариматасу. Но у него не было выбора. Он мог бы уповать на помощь своих братьев, но скорее рыцарь короля мертвых убил бы его, сочтя бесполезным. Вариматас жил лишь потому, что был предателем. И еще – по настоянию Ветрокрылой. Их новая сделка предполагала союз, но в этот раз – лишь двоих. Пленный отдавал жизни двух оставшихся натрезимов как залог. Правда, забрать эти жизни ставленникам Плети предстояло самостоятельно. Сильвана взамен обещала ему смерть Артаса. Вариматас мог искать подвох сколько угодно, но одно знал точно – ненависть эльфийки к своему убийце неизбывна.
- И как ты это сделаешь? – прошептал принц, сбиваясь с дыхания.
- Я-а-а-а… - Сильвана запрокинула голову, с удовольствием процарапывая борозды на его спине. – Я приготовлю острый осколок зеркала специально для тебя и спрячу его под подушку…
- Вот как…
- И когда ты снова придешь ко мне, я выберу момент. Тот самый, когда ничто в этом мире тебя не будет волновать. И ударю. Вот сюда…
Она двумя пальцами указала место против его сердца. Казалось, Артаса это только возбудило еще сильнее.
- Прекрасный план, - задыхаясь, прохрипел он. – Вот только… В твоей спальне больше нет зеркал.
Мужчина перехватил ее руку и прижал к постели. Еще несколько грубых толчков, и Сильвана почувствовала, как обжигающая жизнь изливается в нее. Артас замер, уткнувшись лицом в ее ключицу. Эльфийка сильнее сжала бедра, словно хотела удержать, но почти сразу за этим отпустила. Падший принц скатился с нее и вытянулся на спине, тяжело дыша.
- Иди сюда…
Ветрокрылая не двинулась с места.
- Иди сюда, - повторил рыцарь смерти устало, сгребая, по обыкновению, ее за волосы. – Ты же любишь это… Слушай. Слушай…
Сильвана неловко приложилась щекой к его груди. Сейчас он увидит… Но Артас только удовлетворенно вздохнул и привычно положил ладонь ей на голову.
- Слушай… Тебе никогда его не получить.
Сейчас был тот самый момент. Ее убийца безмятежно дышал, упиваясь своей абсолютной властью. Его сердце колотилось о ребра: тук-тук-тук-тук… Так громко, что звук резонансом отдавался в ней самой. Нужно было лишь протянуть руку.
Эльфийка осторожно потянулась, украдкой задвинула кинжал обратно под подушку и прикрыла глаза.
Тук-тук…

***
- Демон не соврал. Они идут через перевалы. Тысячная армия, довольно хорошо вооруженная и, скорее всего, обученная.
Артас расставил на карте новые фигурки и задумчиво потер подбородок.
- Откуда ему взять столько обученных людей? – Сильвана внимательно рассматривала диспозицию, прикидывая варианты.
- Собрать по всем чумным землям, например. Проклятые феодалишки. Нужно было не полениться и нарезать их на поганищ, когда я шел за прахом Кел’Тузада.
- Полагаю, эта участь их еще настигнет…
Принц повернулся к ней.
- Как мы будем действовать?
- Ты у меня спрашиваешь? – опешила эльфийка. Артас усмехнулся.
- Ну, ты же мой генерал. Мне интересны твои предложения.
Ветрокрылая бросила на карту еще один оценивающий взгляд.
- Это очевидно. Мы дождемся их в столице.
- И это говорит женщина, которая вымотала мне все нервы своими лесными налетами на пути через Кель’Талас!
- Что, неужели мне все же удалось тебя зацепить?
- Ну, в конце концов, ты проиграла, - буркнул Менетил, понимая, что сказал лишнего.
Сильвана пожала плечами.
- Осаждать Лордерон бесполезно. Город полон нежити, которой не нужна ни вода, ни пища, ни отдых. Одного живого принца можно кормить и поить годами, не прибегая даже к колодцам, на случай, если их отравят. Штурмовать столицу еще глупее. Обороняющиеся всегда в более выгодной позиции. Один меткий лучник настреляет пару десятков живых врагов. Я уже не говорю о том, что твои некроманты задушат осаждающих чумой еще до исхода первого дня.
- В этом есть определенный смысл, - кивнул Артас.
- Но тебе не нравится.
- Мне не нравится то, что именно на это они и рассчитывают. Они идут на столицу, значит, у них есть осадные машины. Ведет их демон, и его возможностей мы наверняка не знаем. Их много, значит, они могут позволить себе неравноценный размен. Тем более, это не дремучие крестьяне, они умеют сражаться. И самое главное, что ты упускаешь: у нас не один противник. А что сейчас делает второй, мы понятия не имеем.
Его доводы были весомы. Как ни противно было получать щелчок от человеческого мальчишки, Сильвана не могла не согласиться.
- Ну а что тогда предлагаешь ты? – спросила она, сложив руки на груди.
- Встретим их на марше.
- В поле?
- Нет. В ущелье.
Артас обошел стол и ткнул пальцем в змеистую темную молнию.
- Вот здесь. Идеальное место для засады. Детерок вынужден будет растянуть силы, и если заранее закрепиться с нашей стороны, небольшого отряда хватит, чтобы сдерживать их. Сверху атакуют гаргульи, а основные силы в это время ударят в тыл…
- Где-то я это уже видела.
- Отлично сработало, между прочим, - обиделся принц.
- Твоя армия – не летучий отряд эльфов на горных прыголапах. На то, чтобы обойти ущелье с нашей стороны, тебе потребуется время, которым мы не располагаем, потому что они туда подойдут уже завтра. Так что скорее люди Детерока обойдут наши силы сверху и сметут защитников. И не забывай, что часть армии тебе придется оставить в столице – у нас ведь не один противник. Нас задавят числом. Не говоря уже о том, что только дурак полезет в идеальную для засады глотку, не вылизав все подступы вдоль и поперек, не натыкав повсюду стрелков, и уж точно он не сунется туда на марше. Даже если они не планируют встречи с нами в пути. Они встанут перед ущельем, разошлют разведку, укрепят позиции, дождутся подхода всех имеющихся сил – и только тогда форсируют его.
Артас и Сильвана посмотрели друг на друга.
- Значит, мы сделаем то, чего от нас не ожидают.
- Ударим по ним с той стороны ущелья.
- От столицы до ущелья два дня пешего перехода…
- Сутки для нежити, которой не нужно спать.
- Большая армия – это значит, обозы. Они будут подтягивать все, минимум, три дня.
- Обозы нужно охранять – значит, силы будут растянуты.
- Тени Кел’Тузада разведают все вражеские посты.
- Мои банши перебьют караульных.
- Я проведу основную часть армии через ущелье, а ты…
- Я убью командиров.
- Я хотел дать тебе отряд гаргулий.
- Я пройду тенями.
- Ты собираешься сунуться в сердце тысячной армии одна?!
- Ты мне не доверяешь?
- Я не хочу так бездарно терять генералов!
- Думаешь, только ты можешь врезаться в строй с Ледяной Скорбью наперевес и решать в одиночку исход боя?! – оскалилась Сильвана.
- Что здесь происходит?
Разгоряченный принц и оскорбленная в лучших чувствах эльфийка повернули головы к вплывшему Кел’Тузаду.
- Хорошо, - отрывисто бросил Артас. – Сделаем, как ты сказала.
- Хорошо?.. – вскинула брови Ветрокрылая, но тут же вернула себе невозмутимый вид и кивнула.
- Подготовь войска. Выступаем сегодня.
Сильвана поклонилась и вышла.
- Невозможная девка, - выдохнул Менетил, стоило дверям за ней закрыться. – Почему я до сих пор ее не упокоил?
- Рискну предположить, что тебе с ней интересно? – притушил свои глаза-огоньки Кел’Тузад. – Я уже говорил, что вы чем-то похожи?
- Да, и я уже приказал тебе заткнуться.
- Мой король… - некромант цокнул и покачал головой. – Осторожнее.
- Я достаточно осторожен. С чем ты пришел?
Лич помедлил, оглянувшись на тени по углам тронного зала.
- Я всесторонне исследовал тот кинжал, что ты извлек из тела Повелителя Ужаса. И не обнаружил на нем ни следов яда, ни остаточных эманаций заклинания. Из этого можно сделать несколько выводов, но я склоняюсь к тому, что дело не в уникальном составе крови натрезимов.
- Ты хочешь сказать, что нас водят за нос? – помрачнел Артас.
- Как минимум, я хочу повторить, чтобы ты был осторожнее, мой король. У Сильваны может оказаться настоящий артефакт, которым был поражен демон. Не подпускай ее к себе в походе.
- Это будет недолгий поход, - пообещал принц хмуро.
- И, я верю, как всегда, победоносный, - пророкотал Кел’Тузад с улыбкой в голосе.

***
Летающая тварь принесла ее в предгорья и оставила на склоне, избегая подниматься выше линии горизонта. Сильване оставалось лишь обогнуть холм, и огромная вражеская армия оказалась прямо у нее под ногами. Зажигались первые огни, тянуло дымом, окрики солдат разносились далеко в прозрачном вечернем воздухе. Из-за гор выползал бледный бок луны. Когда она поднимется над вершинами на локоть, банши разом атакуют разведанные посты над ущельем, а падший принц поведет свое неживое воинство через расщелину. Кавалерия преодолеет ее за полчаса, но основным силам потребуется чуть больше. Они долго спорили на этот счет. Ветрокрылая считала, что перед превосходящим противником не стоит дробить войска, но Артас все равно сделает по-своему. Поэтому у нее всего полчаса.
Эльфийка спустилась по каменной насыпи и притаилась за огромным валуном. Стемнело стремительно. Луна уже не казалась бледной, облизанным с одного бока шаром она сияла над горизонтом. Принц выступил.
Сильвана в очередной раз задалась вопросом, зачем она это делает. Теперь у нее было и орудие мести, и близость с жертвой, и время, которое она каждый раз упускала. Упускала сознательно, оттягивая момент решающего удара, как заядлый курильщик откладывает свою последнюю щепотку табака. Возможно, оттого и так поданное холодным блюдо окажется еще слаще, но чем дольше она тянула, тем выше становилась вероятность, что что-то пойдет не так. Артасу надоест трахаться с трупом. Или зачарованный кинжал найдут в очередном ее тайнике. В конце концов, принц может банально умереть. Например, сегодня.
Но она хотела разделаться его руками с демонами. Зачем? Неужели ты, Сильвана, так боишься их мести? Неужели ты собираешься жить вечно, отвратительное мертвое чудовище? «За Кель’Талас». Ветрокрылая закрыла глаза и медленно вдохнула стылый воздух. Повелители Ужаса – такая же угроза, как и армия мертвецов. Нельзя оставлять этот гнойник рядом с ослабленным и разоренным королевством. Она нанесет удар по Плети, но для начала пусть проклятый принц хоть раз послужит на благо страны, которую разрушил. В этом она ему поможет. А потом насладится своей местью, потому что – нужно смотреть правде в глаза – скорее всего, убийство Артаса станет последним ее деянием в этом мире.
Бывшая банши выдохнула и скользнула из своего укрытия. Сегодня на ней был черный плащ вместо старой зеленой рванины. Короткий, до середины бедра, чтобы не путался в ногах на перебежках. Длинному эльфийскому луку она предпочла пару ножей на поясе. Сегодня она была не мастерским стрелком, не лесным следопытом и даже не генералом его несносного величества. Она была убийцей, и будь она проклята, если ее сноровки на это не хватит.
Людской лагерь тонул в сером мареве. Огоньки костров мелькали застывшим неестественным светом, голоса, лязг стали, лошадиное ржание – все звуки слились в единый неразборчивый гул, сродни тому, что возникает в ушах, если нырнуть на глубину. Сильвана шла в тенях. Это было сродни магии, очень специфичной и доступной далеко не всем. Наполовину погруженная в мир призраков, эльфийка бесшумно обходила людей и предметы, став еще одной тенью в ночном покрывале сумрака и света. Главное, держаться подальше от лошадей и лагерных псов. Животные чуют ее, чувствуют неживое, беспокоятся. Они понимают противоестественность вернувшихся мертвецов, это у людей страх атрофирован напрочь. Пока не откусишь у них на глазах кому-нибудь голову, не побегут. А некоторым и этого недостаточно.
В дымном мире теней вырос большой шатер. Это здесь. У входа двое часовых – прирезать бы, да не на глазах у всего лагеря. Сильвана обогнула маршальскую палатку сзади. Мимо прошел еще один солдат, не заметив ее. Эльфийка вынырнула. В уши сразу хлынули звуки: ругань, бряцанье доспехов, кто-то созывал бойцов строиться. Сильвана огляделась, замерев в тени. Строиться на ночь глядя? В глаза ей бросилось обилие вооруженных людей в доспехах. Никто словно и не собирался отдыхать. Они готовились к обороне. Они откуда-то знали…
Ветрокрылая одним движением вспорола полог шатра и ввалилась внутрь. Тело бросилось на движение еще до того, как сформировалась в мозгу картинка увиденного и пришло узнавание. Рука с клинком взмыла на высоту, где должно быть горло. Встречный удар пришелся оттуда, откуда странно было его ожидать. Ее хлопнуло с двух сторон, обдав порывом ветра, и на секунду оглушило. Противник подставил локоть, отводя кинжал, а затем просто сшиб эльфийку с ног.
- Вот и наша предательница, - прорычал Детерок. – Поднялась еще выше? Или у принца идут в зачет лишь постельные заслуги?
Сильвана зашипела и попыталась кинуться на него снова. В стороне стоял человек с бессмысленными глазами, но его в расчет можно было пока не брать. Демон снова обдал ее взмахом крыльев, перехватил одну руку, затем другую – и сжал. Эльфийка тихо охнула, ее оружие выпало на пол. Детерок сгреб оба ее запястья в кулак. Руки у него были огромные, как и силища. Повелитель Ужаса приподнял неудавшуюся убийцу над землей и глянул на нее презрительно.
- Мы предлагали тебе достойное место в рядах Легиона, мы дали тебе возможность мести. Но ты предала нас, Сильвана Ветрокрылая. Ты выбрала не ту сторону.
- Легион пал, - прохрипела эльфийка. – А я еще отомщу.
- Это вряд ли, - демон перехватил ее за горло и отпустил руки. Сильвана вцепилась в него ногтями, силясь разодрать плотную гладкую шкуру. Можно не дышать. Но хватка натрезима сжималась, и рано или поздно в ней жалобно хрустнет ломающийся позвоночник. Ветрокрылая бессмысленно дергалась, пыталась достать ухмыляющуюся рожу ногами.
- Не надо было вам посылать тени…
Эльфийка рванулась в последний раз, повиснув на одной руке. В полумраке шатра блеснуло золото. Натрезим взвыл, и Сильвана едва успела вывернуться из судорожно дернувшихся пальцев. Приземлившись на ноги, она отпрыгнула от валящегося тела и, развернув его в падении, перерезала глотку.
В шатер, наконец, ворвались услышавшие крики часовые. «Вот поэтому надо было резать…» - пронеслось в голове у эльфийки. Ее обычные кинжалы лежали тут же, рядом. Бросив на время зачарованное волнистое лезвие, она подхватила прежнее оружие и кинулась на подоспевшую генеральскую охрану. С людьми было покончено в секунды. Добив второго, Сильвана как раз начала подниматься, когда к ее шее прикоснулся холодный и очень острый металл.
- Бросай оружие, нежить. И не дергайся.

***
Эхо мячиком отскакивало от стен ущелья. Наверняка, их уже услышали. Услышали и судорожно мечутся теперь, пытаясь организовать оборону, разбудить спящих, нацепить доспехи и разыскать оружие. Сколько напрасных усилий, если учесть, что уже через несколько минут половина этих защитников станет трупами, а максимум через пару часов к ним присоединятся все остальные. Если, конечно, не ухитрятся сбежать. Жаль, что он оставил некромантов вместе с теми немногими, что разворачивали лагерь по ту сторону ущелья и охраняли повозку с демоном. Артас не собирался терять время, возвращаясь в столицу после победы над Детероком. Он был уверен, что отрубленная голова собрата-натрезима окажет на их пленника благотворное влияние, и он выдаст третьего уже без колебаний.
Впереди показался просвет. Сквозь дробный стук копыт прорезались первые крики, в свете факелов заметались темные фигурки, стремительно приближаясь. Конница ускорила свой бег перед лобовой атакой, и Непобедимый первым перемахнул через выросшее на пути препятствие. Следом прыгнули его рыцари и, немного отстав от них, легконогие упыри. Артас оглянулся. Надо же, рогатка. Защитники оказались предусмотрительными… или нет?
Легко смяв заслон у выхода из ущелья, небольшой отряд замедлил свое движение. Перед ними разворачивался строй копейщиков. Первые ряды почти тут же легли, став мишенью для заполонивших небо гаргулий. Но, бес их побери, строй! Может быть, банши Сильваны не выполнили свою задачу? Даже если так, невозможно за полчаса мобилизовать людей и сколотить рогаток. В предгорьях и деревьев-то почти нет. Их ждали?
Безмозглые упыри бросились на копья, продавливая строй. Следом за ними в бой пошли рыцари смерти. Этого строя не должно было быть, но так даже интересней.
- Фростморн! – воскликнул Артас, вздернув Непобедимого на дыбы, и высоко поднял рунический клинок, голодно сверкнувший в лунном свете.
Со стороны ущелья снова раздался топот, завывание и бряцанье костяков в доспехах. В начинающемся кровавом месиве запоздало пропел призыв к переговорам. Но принц не намеревался останавливаться. Люди сбивались огрызающимся ежом, а к воинству Плети торопилось подкрепление. Горн заиграл снова. В стороне от сражающихся началось какое-то мельтешение факелов, привлекая внимание Менетила. Он отвлекся на секунду, раздумывая, не наслать ли на парламентеров парочку гаргулий. Может, они решили сдаться?
В отдалении на холме Артас увидел небольшую кучку людей под знаменами лордеронской знати. В свете факелов он различил среди них знакомую фигурку. «Быть не может…» В третий раз пропел горн.
Рыцарь смерти снова поднял Ледяную Скорбь, теперь – усмиряя свою нежить безмолвным приказом. Люди не стали использовать эту возможность для атаки, и, наоборот, отступили, оставляя усыпанную телами широкую полосу перед вставшими мертвецами.
- Принц Артас Менетил! – донеслось с холма.
Чемпион Нер’Зула вывел коня вперед. Рядом с ним немедленно возникли два молчаливых капитана. Мужчина двинулся дальше, пока с уверенность не смог различить лица парламентеров и Сильвану в руках одного из них.
- Король Артас, - раздраженно поправил он, поднимая подбородок.
- У меня твоя ушастая девка, - крикнул бородач с пышными усищами, державший эльфийку. У ее горла поблескивала полоска металла, руки были заведены за спину.
- Я вижу. Что с того?
- Я знаю, что она твой генерал! Демон сказал мне!
- Если знаешь, то имей уважение и перестань называть ее «моей девкой», Гаритос! – Артас все же выудил из памяти дом, которому принадлежал герб на знаменах за спиной говорившего. Лицо у того скривилось от предложения относиться к мертвой эльфийке уважительно. – Чего ты хочешь?
- Разойдемся, принц Менетил, - прокричал Отмар Гаритос. – Нас обманом завели сюда. Я не намерен с тобой сражаться и отведу войска.
- Предположим.
- В качестве залога, я хочу твой меч!
Даже Сильвана у него в руках истерически рассмеялась. Мужчина, ругнувшись, тряхнул ее и сильнее прижал к горлу нож, заставив эльфийку отпрянуть от лезвия.
- Выбирай, Менетил! Или меняемся и я увожу свою армию, или я сейчас же прирежу твою дохлую шлюху, а там будь что будет!
- Ты провалила свое задание, милая, - Артас, словно проигнорировав Отмара, посмотрел на Ветрокрылую. Та не ответила, только выше задрала подбородок над острием клинка. – Из рук в руки, Гаритос.
Рыцарь смерти спешился и шагнул в сторону холма. Верные телохранители повторили его движение, следуя в шаге за спиной повелителя. По человеческим рядам прошла легкая рябь. Усатый маршал на своем возвышении переглядывался с офицерами. Наконец, он отмахнулся от очередного предостережения и отдал приказ строю пропустить их.
Люди раздались в обе стороны, открывая еще одну свободную полосу, на этот раз между Плетью и командирами. Артас шагал по этой просеке, не убирая в ножны Скорбь. Гаритос куда как с меньшей грацией тащил со своей стороны пленную эльфийку. Когда между ними оставалось шагов десять, падший принц встал.
- Ну же, иди сюда и забери его, - позвал он точно так же остановившегося маршала, уперев проклятый меч в землю.
- Пусть твои мертвяки отойдут, - потребовал Гаритос.
- Ммм… Отослать своих телохранителей посреди твоей армии и отдать тебе оружие? – переспросил Артас насмешливо и сделал еще шаг, жестом останавливая капитанов.
- Дурак! – прошипела Сильвана. – В строю лучники! Тебя убьют, как только ты выпустишь Ледяную Скорбь из рук!
- Но я же так люблю тебя, милая, - с пугающей мягкостью проворковал принц, делая еще шаг. – Гаритос, вот твой меч!
Менетил с размаху вонзил клинок перед собой. В спину Сильване дохнуло холодом. Руки маршала разжались, роняя и ее, и кинжал с золотой рукоятью. Рыцари Артаса двумя тенями метнулись к своему господину, закрывая его от свистнувших в воздухе стрел. Нежить завыла и с удвоенной яростью навалилась на дрогнувшие человеческие ряды.
Ветрокрылая подняла голову, отплевываясь от набившейся в рот земли. Вокруг творился какой-то ад: орали и падали люди, визжали, плюясь мертвенным огнем, летучие твари, звенело железо. Прямо перед носом эльфийки лежал клинок. Монстр на рукояти ухмылялся. Не думая, что делает, Сильвана, извиваясь, поползла вперед, пытаясь накрыть демонический кинжал своим телом.
- Руки! – грянул над ее головой голос Артаса, заставив вздрогнуть и сжаться. Между сведенных запястий скользнуло холодное, как лед, лезвие, разрезая путы. Эльфийка снова ткнулась в землю лицом, но поднялась, уже опираясь на собственные ладони.
Освободив ее от веревки, принц тут же отвернулся, отбиваясь от каких-то латников. Фалрик и Марвин, а может, совсем другие рыцари, прикрывали ему спину. В нескольких шагах от них сидел Отмар Гаритос, пряча лицо в ладонях. Над ним висела банши, положив призрачные пальцы человеку на затылок. Снеся кому-то голову, Артас тоже обернулся и обратил на маршала свое королевское внимание. Повинуясь движению меча, спеленавшая его разум банши отпрянула и улетела, воплями обращая живых в бегство. Гаритос поднял голову.
- М-мой принц…
Менетил ударил его подкованным сапогом в лицо. Бородач опрокинулся на спину. Проклятый принц прижал его к земле, наступив на грудь.
- П-пощади, прошу тебя, - взмолился Отмар, протягивая руки. – Я не принадлежал себе! Я совершил ошибку!..
Артас опустил Ледяную Скорбь, рассекая маршалу кадык, глотку, позвоночник.
- Я не люблю, когда трогают моих генералов, - отчеканил он в остекленевшие глаза Гаритоса и мрачно глянул на потирающую запястья Сильвану. – Поднимайся. Явишься в мою палатку, как только мы закончим с этой выгребной ямой.

***
Бой шел еще несколько часов. Потеряв своего маршала прямо посреди его собственных людей, воины дрогнули. В начавшейся свалке немногие из офицеров попытались взять командование на себя, но их способностей не хватило, чтобы заставить огромную армию действовать как единый механизм. Другие организовывали спешное отступление, кто-то бежал, кто-то умолял, кто-то шел на корм вурдалакам на глазах у товарищей. Плеть кровавым приливом прошлась по лагерю покойного Гаритоса, летающие монстры и несколько отрядов под началом мертвых рыцарей преследовали бежавших. Возможно, они переловят не всех, но уже сейчас с тысячной армией людей было покончено.
Сильвана стояла перед королевским шатром и совершенно не хотела туда входить. Впрочем, испытывать терпение принца тоже не стоило. В конце концов, она сама виновата, что дала мальчишке повод поглумиться. Эльфийка откинула полог и шагнула внутрь.
В походе Артас становился более чем скромным: скатка в углу на настиле из шкур, стойка под доспехи, раскладной стол с развернутыми картами на нем, рядом, на ящике с проломленной боковиной, стоит масляный светильник – вот и вся обстановка. Да и сам королевский шатер в разы уступал аналогичному жилищу маршала Гаритоса.
- Ты заставляешь себя ждать, - заметил принц, сидя на шкурах с Ледяной Скорбью на коленях. Кровь почти не задерживалась на лезвии рунного клинка, но Артас все равно ревниво водил по нему тряпицей, доводя до совершенства.
- Прости, мой король, - Ветрокрылая низко склонила голову, пряча глаза. Она вообще избегала встречаться взглядом со своим убийцей, хотя была уверена, что Артас и без того знает, сколько в ней ненависти к нему. Другой и близко бы не подпустил ее к себе, но проклятый принц был слишком самоуверен. Однажды он поплатится за это.
Но было и другое, что заставляло Сильвану сегодня прятать глаза. Она испытывала чувство – не то чтобы стыда, но крайнего недовольства собой. Их всех могли бы там убить из-за одной ее ошибки, одного просчета. И эльфийка совершенно не хотела, чтобы Менетил знал о том, что ее гложет. Он и без того будет издеваться.
- Раздевайся.
Вот так, без лишних расшаркиваний. Будет наказывать ее не словом, но делом. В этом тоже весь Менетил – толкнуть пламенную речь для него легко, но лучше взять меч и пойти сделать все самому, не откладывая в долгий ящик.
Сильвана скинула плащ и принялась расстегивать на себе броню. Молча, движениями механическими, быстрыми, без капли эротизма. Сейчас ее настигнет оклик: медленней! Но нет, молчит. Смотрит, насколько хватит ее безразличия. Его хватит до конца. Ветрокрылая бросила к сапогам и наручам кожаный нагрудник, обнажив упругие груди с черными сосками. Стянула штаны. Не так уж много на ней одежды, под легким доспехом – и вовсе почти совсем ничего.
Артас встал и подошел к распрямившейся эльфийке, не выпуская из рук меча. Взял за подбородок, заглядывая в глаза. Что он с ней сегодня сделает? Поставит на колени? Или завалит на стол, прямо поверх стратегических карт? Сильвана стиснула зубы, чувствуя, как сжимается что-то внутри. Она его не хочет. Она вообще никого не хочет, она мертвая. И то, что было, было всего лишь помутнением рассудка…
Принц провел пальцем по линии ее скулы и опустил взгляд на шею. Лапа демона оставила там черный след кольцом, как от висельной петли. Артас дотронулся до этого места ладонью, и пошел ниже, обводя плечо и линию ключицы, провел по ребрам и изгибу талии, ощупывая глазами каждый сантиметр мертвого тела. Заставил повернуться. У нее была ссадина на плече и ободраны запястья – неудавшаяся попытка освободиться. Еще Гаритос сломал ей ребро, может, два. Сильвана напряглась, когда рыцарь смерти коснулся этого места, но даже не поморщилась. Он снова развернул ее к себе лицом и поднял меч. Ладонь мужчины, повторяя пройденный путь, стала холодной. Эльфийка вздрогнула. Падший принц свел ее запястья, поднимая на уровень груди, и она увидела, как затягиваются царапины, рассасываются уродливые синяки, и серая кожа становится девственно гладкой и чистой.
- Вот так, - объявил Менетил и отпустил ее. – Свободна.
Сильвана, не веря своим ушам, смотрела, как он возвращается к постели и берет тряпицу. Артас усмехнулся, глянув на нее.
- Что, разочарована?
Эльфийка оскалилась.
- Ты прекрасно знаешь, что мне противно спать с тобой!
- О да, - хмыкнул принц. – Особенно в тот день, когда ты на меня сама набросилась.
Бывшая банши поджала губы и принялась торопливо одеваться.
- Я знаю, что ты не получаешь удовольствия как женщина, - сказал Менетил, наблюдая за ней. – Но тебе нравится быть со мной. Это я тоже знаю.
- Не льсти себе, - огрызнулась Сильвана и вышла.

***
Прошел еще один день. Над Тирисфалем висела полная луна. Огромная и пустая, как глаз мертвой рыбины. Лагерь не спал. Мертвые никогда не спят, а живые… Впрочем, фанатиков Кел’Тузада сложно было назвать живыми, глядя в их изможденные лица, сморщенные и гниющие от ядовитых испарений. Они колдовали над чумными котлами, все как один мечтая о смерти и нежизни как о высшей награде. Проклятые и сумасшедшие. Сильвана обменяла бы свое посмертие на тысячу смертей, если бы только ей позволили спокойно сгореть на погребальном костре, пеплом уйти в родную землю и никогда не вставать.
Но жизнь редко исполняет наши желания.
Мертвая эльфийка шла через неспящий лагерь нежити. Армия проклятого принца неторопливо ползла через разоренный Лордерон. Упыри сновали под ногами, выискивая мелкую живность, которую можно было бы сожрать. Молчаливые некроманты латали подпорченные костяки и проверяли захваченные орудия. Готовились к следующему бою.
- Вариматас.
- Леди Сильвана…
Белесое лицо демона мелькнуло в крошечном окошке заколоченного фургона. Его охраняли двое нерубов и поганище. В такой дружеской компании не поговоришь по душам, но они уже, кажется, все обсудили.
- Мы сразили Детерока.
- Я должен поздравить тебя с победой?
- Ты должен выдать мне местонахождение третьего! - резко ответила Сильвана. Тон демона ей не понравился.
- Я скажу… - пообещал натрезим. – Утром, возможно…
- Возможно, тебе стоит что-нибудь отрезать? Демоны умеют регенерировать потерянные конечности? Руки, например…
- Будь терпеливее, повелительница банши. Я же не слежу за своими братьями.
- Не морочь мне голову. Уж что-что, а план военной кампании ты не можешь не знать.
- Утром, - повторил Вариматас. – Я устал…
Ветрокрылая нахмурилась. Намерения натрезима явно поменялись. Он молчал день, и что-то подсказывало ей, что ничего не скажет и утром. Или утром будет уже поздно. Может, ему действительно что-нибудь отрезать. Прямо сейчас.
- Следите за ним внимательнее, - бросила эльфийка стражам и пошла дальше.
Принца она отыскала у коновязи уже тогда, когда он разворачивал Непобедимого из лагеря прочь. «Куда собрался ночью и без охраны?» Сильвана прищурилась ему вслед, кутаясь в плащ в тени шатра, но окликать не стала. Вместо этого она проскользнула мимо часовых и, скрываясь за деревьями, побежала за Артасом, держась от него на почтительном расстоянии. Вот в чем преимущество мертвого тела – оно не устает. Да и ехал рыцарь смерти неспешной иноходью, так что поспевала эльфийка без труда. Так она сопроводила его до берега озера, где проклятый принц остановил коня и спешился. Бывшая банши выждала несколько минут, но ничего не происходило. Непобедимый стоял неподвижно, Артаса из-за него не было видно. Тогда Ветрокрылая рискнула подобраться поближе.
Окрик настиг ее за четвертым по счету кустом.
- Хватит прятаться. Я знаю, что ты здесь, Сильвана.
Почти в тот же момент она увидела его, сидящего на краю обрыва.
- Если лук при тебе, стреляй, - сказал Артас, не поворачивая головы. – Если нет – иди сюда и садись рядом.
Эльфийка мысленно выругалась. Не то чтобы он нарушал ее грандиозные планы убийства одного зарвавшегося принца. Но этот человеческий гаденыш снова ее сделал. Ее, генерала эльфийских следопытов. Сильвана встала и открыто пошла к нему.
- Чем я себя выдала?
Рыцарь смерти усмехнулся.
- Ну, строго между нами, ничем. Я сблефовал.
- Вот сволочь, - выдохнула эльфийка. Артас рассмеялся, затем резко оборвал себя.
- Язык отрежу, - пригрозил он.
- Сам же расстроишься, - не осталась в долгу Сильвана.
Артас сидел на краю, свесив ноги. Она стояла чуть позади него. Можно было столкнуть, если не сломает шею сам, дострелить сверху. В колено. В локоть. В этот раз Кел’Тузад не спасет своего принца. Кел’Тузад в столице, в дне пути отсюда. В лагере Артаса не хватятся еще, минимум, пару часов. Целых два часа, чтобы припомнить ему все. Это же так просто.
- Вариматас что-то замышляет. Возможно, нам нужно ждать нападения.
- Мы готовы, - сказал Менетил, рассеянно погладив лезвие лежащего рядом клинка. – Пусть нападают. Быстрее закончим со всем этим.
- В поле?
- В лесу.
Сильвана раздраженно передернула плечами и села рядом с ним. Артас смотрел на озеро. В темных водах отражалась луна, делаясь еще более похожей на мертвый глаз. Дальше простиралась старая обжитая вырубка, чернели какие-то руины – вероятно, все, что осталось от чьей-то фермы.
- Решил полюбоваться своим уничтоженным королевством?
- Не уничтоженным. Перерождающимся. Это как перековать сломанный меч. Лордерон умирал еще до того, как я стал рыцарем короля мертвых.
- И ты решил добить его, - с иронией произнесла Сильвана.
- Смертные не могут противостоять демонам, - жестко отрезал человек. – Они для этого слишком слабы. Я сам гонялся за Малганисом в тщетных попытках убить его и положить конец чуме, но только терял людей. Пока не обрел этот меч…
- И теперь ты продолжаешь его дело. В чем разница, Артас?
- Мы освободили Плеть от контроля Легиона. Теперь это то оружие, которым можно покончить с его создателями.
- Но Легион пал…
- Они вернутся.
- О, так ты делаешь своих подданных более совершенными, чтобы спасти этот мир, - теперь ирония в ее голосе превратилась в едкий сарказм. – Как жаль, что они в большинстве своем не могут этого оценить.
- Мои подданные в большинстве своем безмозглое пушечное мясо, - поморщился принц-предатель. – Впрочем, да, они все равно стали сильнее, чем были при жизни, и принесут куда больше пользы этому миру.
- Какая патетика…
- Жаль, что самые совершенные мои создания преимущественно хотят меня убить, - сказал Артас, наконец, повернув к ней голову. Сильвана подавилась словами. Он усмехнулся. – В вурдалаках куда больше верности.
Менетил отвернулся и снова стал смотреть на воду. Его волосы, разметанные по черному плащу, походили на толстую осеннюю паутину в ее родных лесах. А сам Тирисфаль, если подумать, не сильно отличался от окрестностей Шпилей Ветрокрылых. Разве что росли здесь сплошные елки, а в ее землях – белые клены и эльфийские дубы. Впрочем, теперь, наверное, между ними не было особой разницы.
- Ты могла просто пропустить нас к Колодцу, - вдруг тихо сказал Артас. Сильвана вздрогнула. - И ничего бы не было – ни сожженных городов, ни убитых эльфов, ни королевы банши.
- Ты мог не соваться в чужие земли, проклятый ублюдок.
- Ну извини. Мне нужен был источник, а в моих землях такого не было.
- И ты осквернил наш Солнечный Колодец, источник Силы целого народа!
- Я убил собственного отца. Думаешь, такая мелочь могла меня остановить?
- Ты чудовище, Артас Менетил.
- Я знаю. Как и ты теперь – моими стараниями, - принц улыбнулся и протянул руку, ласково погладив эльфийку по щеке. – Пойдем отсюда. Мне нужно пару часов поспать.
Обратно они возвращались пешком. Артас вел Непобедимого в поводу, Сильвана шла по другую сторону от мертвой лошади. В лагере она один раз почувствовала на себе взгляд и успела заметить бледное лицо в окошке охраняемого фургона. Ветрокрылая отвернулась. Проклятый принц удалился к себе в шатер, в этот раз не повелев идти с ним. А на утро они снялись и выступили к разрушенной столице.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?

Обещай мне
Заглянуть в профиль Катари_С


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус