Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Аниме и манга » Death Note. Путь крови

Путь крови. Глава 7. Новый дом Ягами

Автор: Olivia
Фандом: Аниме и манга
Жанр:
Психология, Романтика, Мистика, Ангст, Драма, Гет


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора

Лайт стоял под теплыми струями душа, наслаждаясь каждой секундой водной ласки. Потоки воды стекали по худощавому телу Ягами, смывая не только кровь, грязь и пот, но и кошмар полугодовалого заключения в мире синигами. Он до сих пор не мог поверить, что снова реален, хотя... Стоило пошевелить правой рукой, и острая боль тут же заявляла о себе.

Он попросил Ольгу купить самое сильное обезболивающее из того, что можно было достать, и принял его еще по дороге. Тогда Лайт проглотил сразу две таблетки, чтобы поскорее заглушить боль, да и наложенные девушкой повязки сумели остановить кровотечение, вот Ягами и решил все-таки принять душ.

Однако трудности начались практически сразу. Сбросить перепачканный кровью плащ он смог, сумел даже включить душ, но помыться одной рукой, да еще и голову вымыть оказалось попросту нереально.

Промучившись несколько минут, Лайт решил позвать Ольгу и попросить помощи. Ягами прошлепал к двери, приоткрыл ее и окликнул девушку. Она быстро появилась на пороге, окинула парня встревоженным взглядом.

— Что-то случилось?

— Нет, хотел попросить о помощи, — он смущенно улыбнулся, не пытаясь, однако, прикрыть наготу. — Я не могу толком вымыться одной рукой, а уж голову помыть — вообще не получается, а так хочется ощутить себя снова чистым, полностью смыть всё... Да и повязки эти не мешало бы снять, все равно промокли, — он бросил взгляд на пропитанные кровью лоскуты, которыми Ольга перевязала его раны еще там, в заброшенном доме.

— Не проблема, минутку, — она сняла тапочки, закатала рукава и шагнула под душ. — Только плечо я трогать пока не буду, Лайт, слишком серьезная рана, боюсь потревожить ее раньше времени, — сказала Ольга, осторожно снимая повязки с запястья и бока Ягами. — Вот так, а теперь присядь, пожалуйста, а то я не дотянусь, — легкая улыбка коснулась ее губ.

— Как скажешь, — придерживаясь рукой за стену, он осторожно опустился на колени, отдавая в ее распоряжение голову.

Девушка старательно намыливала его густые каштановые волосы, и Лайту пришлось закрыть глаза, чтобы в них не попал шампунь. Чувствуя, как осторожно Ольга обращается с его волосами, Ягами изо всех сил боролся с накатывающей волнами сонливостью — побочным эффектом перехода.

— Ну, вот, теперь осталось смыть, — её спокойный приятный голос долетел словно издалека, и Лайт тряхнул головой, желая развеять сонный дурман. — Секунду. Готово, можешь подниматься.

— Спасибо, — он медленно встал, — и еще одна просьба — спина, её я тоже не сумел вымыть, — Ягами бросил на себя критический взгляд и вздохнул, — да и все остальное тоже...

— Поворачивайся, что же с тобой делать, — Ольга взяла губку, выдавила на нее гель для душа и, стараясь тереть не слишком сильно, намылила плечи, спину парня и попросила его снова повернуться, что тот поспешил выполнить, но поскользнулся и невольно ухватился за её плечо, стараясь удержать равновесие.

Струи воды намочили ее халатик, тот прилип к телу, обрисовывая худенькую фигурку, девушка отвела рукой упорно лезущую в глаза мокрую прядь волос, и взгляду Лайта открылся длинный рубец, тянущийся через всю правую щеку.

Он знал, откуда у неё это, а потому поспешно отвел глаза, не желая смущать девушку своей бестактностью. Ольга сделала вид, что не заметила реакции парня, намылила его грудь, живот и протянула губку Лайту:

— Дальше — сам и поторопись, раны снова кровоточат, а я — переодеться.

Она поспешно вышла из ванной, а Лайт так быстро, насколько позволяла рука, завершил купание, выключил душ, кое-как вытерся, стараясь не обращать внимания на выступающую на запястье и на боку кровь, и обмотал полотенце вокруг пояса. Вытереть голову как следует он не смог, и сейчас с волос стекала вода и падала на тело, заставляя Ягами вздрагивать.

Ольга снова появилась в ванной, уже в другом халате:

— Извини, я не постучалась.

— Ерунда, ты уже не раз видела меня голым, так что к чему эти формальности? — Лайт улыбнулся и добавил. — Вытереть голову я тоже не смог, а капли холодные...

— Это не беда, наклонись, — она взяла сухое полотенце, быстро вытерла голову Ягами, потом достала из аптечки антисептик, осторожно, стараясь поменьше причинять ему боль, обработала раны на запястье и на боку, наложила на них повязки.

И так же аккуратно сменила пропитанный кровью лоскут, которым было стянуто его простреленное навылет плечо, на новую, белоснежную повязку, так же старательно обработав кожу вокруг раны, а на саму ее наложив антисептическую мазь. Всё это время Лайт молчал, прикусив губу и внимательно наблюдая за ловкими тонкими пальцами девушки.

— Ну вот, теперь все в порядке, — она улыбнулась. — Можешь идти одеваться, и потом мы, пожалуй, перекусим.

— Спасибо, — Ягами протянул здоровую руку, желая погладить её по щеке, но Ольга отпрянула от него, словно Лайт собрался её ударить. В глазах девушки плеснулась паника.

— Лайт, пожалуйста, не прикасайся ко мне, хорошо? — слегка подрагивающий голос с головой выдавал волнение и страх.

— Извини, — он сам шагнул назад. — Я всего лишь хотел...

— Неважно, просто больше не пытайся так делать, договорились?

— Как скажешь, — он посмотрел на свои повязки. — А у тебя здорово получилось. Ладно, пойду, оденусь, надеюсь, получится, — парень тяжело вздохнул.

— Пошли, — Ольга открыла перед ним дверь, — придется и в этом тебе помочь.

— Черт, ненавижу быть беспомощным, — Ягами поморщился, — словно младенец. Я знаю, это раздражает. К тому же, тебе неприятны мои прикосновения, я понимаю.

— Абсолютно не раздражает, но кроме меня помочь тебе некому, а не ходить же в таком виде? — она открыла дверь бывшей комнаты Светланы. — Проходи, пока поживешь здесь.

— Хорошо, — Лайт втянул носом воздух и чихнул. — Она любила сладкие ароматы? До сих пор... воняет, — похожие духи использовала Миса, его буквально бесила липкая сладость, и Ягами запретил девушке пользоваться таким парфюмом. Здесь же этот мерзкий запах витал до сих пор, безумно его раздражая.

— Ты тоже не любишь такое? — Ольга улыбнулась. — Я всегда говорила подруге, что она благоухает, как бочонок меда — так же приторно и противно.

— Хм, — Ягами усмехнулся. — Значит, кое-что общее у нас уже есть.

Процедура одевания заняла достаточно много времени: если с бельем и джинсами разобрались легко и быстро, то рубашку девушка натягивала на Лайта долго, опасаясь случайно задеть раны и причинить ему боль.

Ягами стоически переносил ее манипуляции, помогал, как мог, но все равно — это было долго и утомило обоих, и по окончании процесса он бессильно плюхнулся на кровать.

— Всё, похоже, мне нужно немного отдохнуть, сил нет и глаза слипаются. Только вот что — принеси Тетрадь, я должен тебе рассказать, как ею пользоваться.

— Хорошо, — Ольга подняла с пола мокрое, испачканное кровью полотенце и вышла.

Она забросила его в стирку, прошла в прихожую и достала из сумки её — Тетрадь смерти. Сейчас девушка впервые взяла ее в руки, и по телу тут же пробежала странная дрожь, словно за шиворот вдруг бросили пригоршню снега. Девушка поежилась, покрепче сжала пальцы и поспешила обратно в комнату Ягами.

Открыв дверь, она хотела уже позвать Лайта, но вовремя осеклась — парень крепко спал, вытянувшись на постели, дыхание было ровным и глубоким, а на лице царило безмятежно-счастливое выражение.

Она невольно улыбнулась, тихонько подошла, положила Тетрадь на прикроватную тумбочку и выскользнула за дверь. Что ж, пока Лайт спит, у нее есть время приготовить что-то на обед.

Пока Ольга возилась на кухне, перед её глазами проносились воспоминания о событиях, происшедших с ними обоими прошлой ночью.

Действительно, вызвать такси тогда оказалось не так просто, как считала Ольга. Мало того, что только четвертый диспетчер попытался хотя бы принять ее вызов, пообещав перезвонить, но и тот почему-то молчал подозрительно долго. Глядя на бледнеющего с каждой секундой Лайта и справедливо опасаясь того, что Ягами попросту потеряет сознание, девушка начинала паниковать.

— Почему этот диспетчер долбаный не отвечает? Уснул он, что ли! — воскликнула она, бросая полный отчаяния взгляд на экран мобильного.

Ольга не знала, да и не могла знать, что сон — это последнее, чем сейчас мог заниматься тот диспетчер. Молоденькая девушка старательно пыталась найти машину, но...

— Тридцать четвертый, свободен?

— Свободен, куда ехать?

— В район N.

— Вот черт, только что колесо пробил, а шиномонтаж далеко...

— Пятнадцатый, свободен?

— Свободен.

— Примите заказ в районе N.

— Не могу, секунду назад ремень ГРМ* оборвало. Жду эвакуатор.

— Двадцать восьмой, свободен?

— Есть такое, куда ехать?

— Необходимо забрать пассажира из района N.

— Блин, да что ж такое-то, только что стартер лёг, твою ж мать!

— Так пусть толкнет кто-то! — у девушки-диспетчера слезы выступили на глазах — более неудачного первого дежурства придумать сложно, а ей так нужна эта работа!

— Нельзя, у меня коробка автомат. Вызываю эвакуатор.

— Одиннадцатый, свободен? Нужно срочно ехать в район N!

— Не могу, аккумулятор сел.

— Да что с вами со всеми сегодня! — девушка чувствовала, что за этими внезапными поломками что-то кроется, но не знала — что именно.

— Тринадцатый, свободен?

— Свободен, куда ехать?

— Район N, — обреченно сказала диспетчер, ожидая очередной отказ.

— А больше некому, что ли? — в голосе водителя звучало недовольство. — Я далеко очень. Долго добираться буду.

— Все свободные машины вдруг внезапно поломались... — дрожащим от сдерживаемых слез голосом ответила она.

— Ясное дело, кто же ночью туда поедет? — устало бросил водитель и тут же спросил. — Ты новенькая?

— Ага, первый день сегодня, — всхлипнула девушка.

— Понятно тогда. Там не так давно двух таксистов ночью ограбили и машины угнали. Хорошо, что сами ребята в живых остались, правда, один до сих пор в больнице. Вот и бояться теперь туда ехать, район-то почти нежилой.

— И вы тоже не поедете? Там же люди ждут! — отчаянье в девичьем голосе слышалось все сильнее.

— Я поеду, у меня тоже сегодня первый день в этой конторе. Испытательный срок, чтоб его. Диктуй адрес.



Наконец телефон Ольги ожил и слегка нервный голос девушки-диспетчера сообщил, что машина вышла и будет на месте через пятнадцать минут.

— Ну, слава Богу, — облегченно вздохнула она, — скоро приедет. Это район такой, понимаешь? Никто сюда по ночам соваться не хочет.

— Понимаю, — Лайт попытался улыбнуться, но просто скривился. — Потому я его и выбрал, чтобы нам никто не помешал. А такие районы и в Токио есть. Мой отец и я сам были полицейскими, так что я в курсе. Теперь слушай меня внимательно, Ольга: по дороге мы остановимся около банкомата, и ты снимешь самую большую сумму из возможных, потом — заедем в какой-нибудь торговый центр за одеждой и болеутоляющим, самым сильным из доступных. Кстати, у тебя есть солнцезащитные очки?

— Да, — девушка достала из сумочки модные нынче, закрывающие пол-лица очки. — Но ведь сейчас ночь, зачем они?

— У банкомата ты будешь в них, чтобы на получившейся фотографии невозможно было различить лицо. Я не хочу, чтобы на нас каким-либо образом вышли, если у следствия возникнут вопросы. Рано или поздно труп Мисы найдут, её отпечатки есть в картотеке Интерпола и ФБР, так что личность установят достаточно быстро, — Лайт облизнул губы, бросил взгляд на остатки вина в бутылке, и Ольга молча протянула ее парню.

Ягами сделал несколько жадных глотков прямо из горлышка.

— Чертовски хочется пить. Так, всё, что ты сюда принесла: бокалы, бутылку забирай с собой. Ничего не должно свидетельствовать о том, что Миса была не одна, ничто не должно вывести на тебя. Ее сумку и все безделушки забирай тоже — выбросим где-то по пути, там, где все это нескоро найдут.

Девушка послушно сложила в свою объемную сумку все перечисленные Ягами предметы, а затем внимательно осмотрела комнату, но ничего больше не обнаружила.

— Теперь вот что. В машине мы не произнесем ни слова. Я не говорю на русском, а моя внешность и так достаточно красноречива. Остановить такси тоже придется за пару кварталов до твоего дома и войти в первый попавшийся подъезд. — Лайт перевел дыхание и снова поморщился от боли. — Придется потерпеть, безопасность дороже.

— Но кто будет нас разыскивать? — Ольга недоуменно глянула на Ягами.

— Когда начнут умирать те, кто обидел тебя, — он наклонился, поднял Тетрадь, снова ощутив холодок в кончиках пальцев. — Открой сумку, — парень сунул её в одно из отделений. Пока Лайт не хотел, чтобы девушка касалась Тетради, он все еще не доверял ей до конца. Возможно, получив деньги Мисы, она просто сдаст его в полицию? Или как это называется здесь?

— Так вот, начнется следствие и если его возглавит тот, по чьей вине я умер, всё будет очень непросто. Лучше перестраховаться.

— Я поняла, Лайт, — Ольга согласно кивнула и прислушалась. — Кажется, наша машина, — за окном ясно слышался рокот мотора, а темноту прорезал свет фар. — Пошли?

— Идём, — Лайт «отклеился» от стены и пошатнулся. — Голова кружится, — извиняющимся тоном сказал он.

— Тогда сделаем так, — девушка решительно взяла его под здоровую руку, — опирайся на меня.


Анатолий Николаев с трудом отыскал этот дом в лабиринте таких же, давно заброшенных домов. Остановив машину, он несколько минут просидел за рулем, внимательно рассматривая своих пассажиров. Парочка была еще та...

Парень, то ли японец, то ли китаец, хрен их узкоглазых разберёт, был заметно бледен, а правую руку держал в кармане черного, явно ему маленького, да к тому же женского плаща.

А сам плащ был надет, по всей видимости, на голое тело, во всяком случае, ни брюк, ни обуви на парне не было. У девушки с одеждой все было в порядке, смущали только волосы, полностью закрывающие правую сторону лица, лихорадочный блеск глаз и большая сумка, висящая через плечо. Да еще и то, что парень, похоже, хреново на ногах держался по какой-то причине, было видно, что навалился он на свою подругу капитально.

«Сектанты, — пронеслось в голове таксиста, — точно, сатанисты. Кто еще будет по ночам по таким районам шоркаться? И как таких везти? Извращенцы чертовы. Ладно, я тоже не вчера родился».

Он положил в карман куртки недавно купленный травматический пистолет. Анатолий приобрел оружие после того, как участились нападения на таксистов. Если эти ребята попытаются плохо себя вести, он сумеет постоять за себя, да и афганская школа остается на всю жизнь. Он решительно открыл дверцу и шагнул на дорогу.

— Вы заказывали машину?

— Мы, — ответила девушка, а парень промолчал.

— Знаете что, ребята, время сейчас такое, да и видок у вас... кхм... подозрительный, — он кашлянул, — так что, хотите ехать — деньги вперёд.

— Сколько? — спокойно спросила черноволосая.

— Сотня, — он запросил в два раза больше обычной таксы, уже готовясь послать их подальше, тем более, узкоглазый эксгибиционист так и сверлил его тяжелым пристальным взглядом — отвратительный тип! Анатолий открыл было рот, чтобы отказать, но девица спокойно, не изменившись в лице, достала сотенную купюру и протянула Николаеву.

— Я вам еще доплачу, но по дороге нужно будет остановиться, — сказала она.

— В таком же «дворце»? — иронично спросил водитель.

— Нет, у банка и торгового центра, — девушка бросила на Анатолия нетерпеливый взгляд.

— Садитесь, — он распахнул заднюю дверцу.

Лайт облечено плюхнулся на сиденье странного автомобиля, явно выпущенного в середине прошлого столетия. С каждой минутой боль усиливалась, и сохранять невозмутимость было все сложнее.

Он прикрыл глаза, надеясь, что хватит сил ни разу не застонать по дороге, хотя на самом деле хотелось не просто застонать — завыть. Но нельзя. Водитель и так уже подозрительно на него косится и ни в коем случае не должен догадаться, что у пассажира проблемы со здоровьем, если можно так сказать. Тут Ягами почувствовал, что Ольга устроилась рядом, и машина, наконец, тронулась с места.

Останавливались они дважды. Первый раз — у банкомата. Девушка вышла из машины, оставив Анатолия наедине со своим странным другом. Мужчина внутренне подобрался, ожидая какого-либо подвоха. Но тот сидел все так же неподвижно и прямо, даже не открывая глаз.

Пассажирка возилась достаточно долго, но сигнализация банка молчала, а значит ничего противозаконного та не делала. Вернувшись в салон, девушка попросила остановить машину у ближайшего круглосуточного торгового центра.

Там она пробыла недолго. Вернувшись, забросила на сиденье несколько пакетов, по всей вероятности, с одеждой, а потом достала какие-то таблетки и протянула парню несколько из них и бутылку минеральной воды.

Лайт взял таблетки и поспешно проглотил, запив несколькими большими глотками. Но почему только две? Разве этого хватит? Ягами вопросительно посмотрел на упаковку в ее руках, перевел взгляд на Ольгу. Та все поняла и молча отрицательно покачала головой. Тогда он снова откинулся на сиденье, то и дело прикладываясь к бутылке — пить хотелось ужасно.

Облегченно вздохнул Анатолий только когда эта парочка, за все время поездки не проронившая ни звука, покинула машину и скрылась в подъезде ближайшего дома. Несколько минут таксист молча смотрел им вслед, размышляя: а не сообщить ли о сектантах в милицию? Однако делать этого он не стал. В конце концов, законом не запрещается разгуливать в женских плащах на голое тело и посещать заброшенные дома.

Если бы Анатолий увидел, что осталось лежать в луже крови в том доме — он точно позвонил бы в милицию, но мужчина о смерти известной японской топ-модели Амане Мисы узнал значительно позже и при совершенно иных обстоятельствах.


_______________________________________________________________
Примечание: *ГРМ - газораспределительный механизм.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус