Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Аниме и манга » Death Note. Путь крови

Путь крови. Глава 15. Вопросы и ответы

Автор: Olivia
Фандом: Аниме и манга
Жанр:
Психология, Романтика, Мистика, Ангст, Драма, Гет


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора

Осмотр квартиры Амане оказался безрезультатным. Вообще. В обнаруженном ноутбуке Мисы не нашлось абсолютно ничего, способного натолкнуть детектива на верный путь. И это было странно. Складывалось впечатление, что перед отъездом, девушка тщательно удалила всю информацию, словно кто-то этого от модели потребовал. Единственное, что удалось обнаружить, — отрывочные сведения о той стране, в которую Амане отправилась и где умерла.

Обширные запасы спиртного, разбросанные по квартире пустые и полупустые бутылки, а так же найденные Ниа в нехитрых тайниках наркотики, говорили о том, что последние месяцы своей жизни девушка провела в состоянии, близком к помешательству, пытаясь спрятаться от жестокой реальности то на дне стакана, то за горкой таблеток.

Фотографий Ягами в доме не было, кроме одной, да и та обнаружилась в книге, стоящей на самой дальней полке. Похоже, Миса изо всех сил пыталась забыть о Лайте, но, видимо, этот мерзавец и после смерти не освободил её от себя.

Ведь в противном случае, разве стала бы девушка пить, принимать наркотики и вести столь распутный образ жизни? О ее многочисленных половых связях Ниа узнал из бесед с коллегами Амане, такими же моделями. Девушки рассказали детективу, что Миса меняла партнеров феерически быстро, словно хотела найти среди них кого-то определенного и не находила, или просто пыталась таким образом забыться?

Еще Ривер узнал, что в последнюю неделю Миса была особенно нервной, на работе не появлялась, но обзвонила всех, пытаясь выяснить — нет ли у кого из девушек друзей или родственников в той далекой стране. Но никто из коллег не дал Амане удовлетворительного ответа, и та замолчала, а потом и вовсе исчезла.

Весть о её трагической гибели в автокатастрофе так далеко от Токио потрясла девушек. Именно такую версию смерти предоставил Ниа товаркам Мисы, истинное положение вещей детектив предпочел сохранить в тайне.

Разочаровавшись и не найдя ни одного ответа Ниа, принял решение отправиться в страну, где погибла Амане. Там он еще не был ни разу, но язык, на котором разговаривало подавляющее большинство жителей, был детективу знаком, хотя и не являлся государственным в этой стране.

Однако, это был один из самых распространенных в мире языков, и Ривер когда-то изучил его, дабы читать в оригинале произведения классиков, многие из которых являлись шедеврами мировой литературы.

Детектив собирался лично встретиться и побеседовать с подозреваемыми в убийстве и обследовать место происшествия. Удостоверение Ниа открывало практически любые двери. Еще во время следствия по делу Киры между главами многих государств было достигнуто негласное соглашение об оказании взаимопомощи друг другу, ведь смерть правила бал не только в Японии, а и в других странах мира.

А посему Ривер имел полное право ознакомиться со всей доступной информацией, да и помощь его окажется весьма кстати, потому что попытки связать в единое целое японскую топ-модель и забавлявшихся игрой в сатанизм подростков выглядели абсолютно несостоятельными. Вряд ли они смогут удовлетворить мало-мальски толкового специалиста.

Прибыв в нужную страну и быстро пройдя таможенный досмотр, Ниа первым делом с комфортом устроился в одной из элитных гостиниц города, не торопясь разобрал вещи и только потом связался с начальником соответствующего департамента, представился и договорился о личной встрече.

***

Пронзительный взгляд мужчины средних лет изучающее скользил по лицу молодого парня со всклокоченными белоснежными волосами, сидящего напротив него в странной, неудобной позе. Неужели этот юноша и есть тот легендарный детектив, что обыграл Киру полгода назад?

Глава СБ этого государства сам присутствовал на заседании, когда было решено остановить серийного маньяка всеобщими усилиями. К счастью, Кира обошел вниманием эту страну, если не считать скоропостижных смертей нескольких особо злостных преступников, по которым, честно говоря, никто слезы не обронил, скорее — облегченно перекрестились. Но то, что возомнивший себя Богом убийца натворил в Японии и других государствах, пугало до сих пор.

Полгода назад кровавая эпопея, казалось, закончилась, поступил сверхсекретный отчет о смерти Киры, и в мире снова воцарился порядок. Или хаос? Иногда он ловил себя на мысли, что кое в чем Кира был прав. Пока осознание неотвратимости кары за содеянное нависало над каждым жителем Земли, количество преступлений резко сократилось, а когда Киры не стало, всё снова вернулось на круги своя.

И вот этот заморский гость явился к нему, утверждая, что смерть японской топ-модели Амане Мисы может оказаться неслучайной, и предлагая свою помощь в расследовании. Кто такая Амане, мужчина прекрасно знал — видел фотографии сексапильной блондинки во время охоты на Киру. Кажется, она и была гражданской женой того самого...

— Ягами Лайт, да, именно так его и звали, — спокойно произнес Ниа, глядя на своего собеседника. — И он действительно мёртв. И тем более непонятно, что делала Амане в этом городе, да еще в таком месте?

— Возможно, её пригласило какое-либо местное модельное агентство? — предположил глава СБ.

— Исключено, я проверял. Никаких контрактов с иностранными агентствами Миса не подписывала. К тому же, она исчезла сразу же после прибытия в страну, а затем обнаружили её труп.

— М-да, это действительно странно, — задумчиво протянул силовик. — Если допустить, что жертва сделала это сама, возникает следующий вопрос — зачем ей было лететь для этого к нам? Давайте поступим так: я свяжу вас со следователем, пытающимся распутать это дело. Он парень толковый, но неопытный, боюсь, как бы дров не наломал, а дальше вы уж сами. Везение чистой воды, что при первичном осмотре трупа присутствовал сотрудник, сильно увлекающийся страной восходящего солнца. Он-то и узнал Амане. Мы тут же взяли это дело под свой контроль, впрочем, как и все, связанные с оккультизмом. Развелось в последнее время идиотов, — в сердцах сказал мужчина, — начитаются ереси всякой, в интернете мерзости нахватаются и давай чудить: то вандализм на кладбищах, то жертвоприношения, то Черные Мессы. Но до сих пор о человеческих жертвах сведений не поступало, а тут еще и такая известная личность, как Амане. Ума не приложу, как все это одно с другим стыкуется.

— Я постараюсь оказаться максимально полезным, — Ниа поднялся. — Для начала я хотел бы осмотреть место происшествия и труп самой Амане, затем — побеседовать с подозреваемыми.

— Хорошо, пусть будет так, — силовик тоже встал. — Я сейчас же вызову водителя, который доставит вас куда нужно, а потом и со следователем встретитесь. Удачи вам, детектив! — мужчина крепко пожал протянутую руку Ниа.

— Спасибо, до свидания, — Ривер поспешил к двери.

***

Подобные места Ниа никогда не любил. Сама аура здесь была тяжелой, гнетущей и какой-то мертвой. Недаром именно этот дом и был выбран сатанистами для оккультных обрядов. Если находиться здесь достаточно долго, ощущаешь полный упадок сил, словно всю твою энергию высосал стокеровский Дракула.

Прошло уже более двух недель после смерти Мисы, и если какие-либо следы здесь и были, их давно уже затоптали. Но Ривер должен был увидеть этот дом своими глазами. Кто бы не стоял за этим преступлением, в уме организатору не откажешь - место было выбрано идеально.

В этом квартале жилых домов практически не осталось. Да и обитатели еще не до конца развалившихся халуп — давно потерявшие человеческий облик наркоманы и алкоголики, совершенно не обращали внимания на происходящее за пределами их бредово-иллюзорного мира. Потому-то этот дом, с давно выбитыми окнами, и облюбовали несовершеннолетние последователи дьявола.

Одурманенные наркотиками и алкоголем подростки устраивали здесь свои Черные Мессы, принося в жертву, нет, не Сатане, а собственной извращенной фантазии, ни в чем не повинных собак и кошек. Так откуда Амане могла узнать об этом месте?

Ниа вызвал к себе таксиста, доставившего Мису к этому дому в тот роковой вечер. Но ничего особо полезного мужчина не сообщил. Он и запомнил-то Амане не столько из-за её яркой внешности, сколько из-за названного девушкой адреса.

— Такой очаровательной леди нечего делать ночью в подобном месте, так я ей и сказал, девушке той, — рассказывал водитель. — А она ответила, что ей туда очень надо. Заплатила, как полагается, и за обратную дорогу. Где же я там пассажиров-то найду?

— Скажите, ожидал ли её кто-то в том доме? — спросил Ниа.

— Да Бог его знает! — мужчина вздохнул. — Хотя, погодите! Когда она вышла, я заметил отблески света. Будто там свечи горели или лампа керосиновая. Электричества-то в том районе давно уж нет. Так что, может, кто и ждал. А то с чего бы ей, иностранке, в такую дыру ехать-то среди ночи?

— Больше ничего необычного в поведении девушки вы не заметили? — детектив внимательно смотрел в круглое, добродушное лицо таксиста.

— Ну... Нервничала она очень, постоянно на часы смотрела, торопила меня. Несколько раз к фляжке маленькой такой прикладывалась и вроде таблетку какую-то глотала, но я не уверен. Я ведь на дорогу смотрел... Так что больше ничего добавить не могу.

— Скажите, а вы не обратили внимания на содержимое кошелька пассажирки? — осведомился Ниа.

— Так чего же, она при мне деньги-то доставала, я мельком и заметил, что кредиток много было и денег наших и не только, да и одета девушка шикарно... была... — водитель вздохнул. — Жаль её, кто же её вот так-то и за что? Ограбили небось? Да еще наверное снасильничать собирались, ведь красивая она была.

— Я бы не стал на вашем месте фантазировать, — серьезно сказал Ниа. — Спасибо за информацию. Надеюсь, вас предупредили, что этот разговор не подлежит разглашению?

— А то! — таксист фыркнул. — И не раз, еще и бумагу подписать дали, что ничего и никому не скажу. Да мне и нечего говорить-то.

— Еще раз спасибо, вы можете идти, — в спокойном голосе появились легкие нотки нетерпения, и водитель поспешил воспользоваться предложением этого странного парня, говорящего по-русски чисто и правильно, но с заметным акцентом.

«Если допустить, что Миса действительно была там не одна, тогда хоть что-то начинает вырисовываться, — рассуждал Ниа после ухода таксиста. — Некто связался с Амане и вызвал её сюда, пообещав сообщить или передать ей что-то очень важное. Причем такое важное, что девушка сорвалась с места и немедленно примчалась. А что могло быть таковым для Амане? Что или кто? Во всем мире существовал только один человек, ради которого Миса была готова умереть — Ягами Лайт. Но, черт побери! Кира мертв вот уже полгода, и его тело благополучно превращается в прах. Что же еще могло оказаться таким нужным Амане, что за обладание этим Миса заплатила собственной жизнью?»

***

Ниа не знал, что в это самый момент тело Ягами Лайта нежилось под теплым душем, а в голове Киры лениво ворочались сомнения: вымыть голову самому или снова попросить помощи у Ольги? В принципе, он вполне мог справиться с этой задачей, с некоторым трудом, конечно, но мог. Демонстрировать лишний раз свою беспомощность не хотелось, но с другой стороны — таким образом он приручает Ольгу к себе: обнаженный, беззащитный, не представляющий угрозы.

Сейчас Ягами чувствовал себя практически здоровым. Рука, если не делать резких движений, почти не болела, лекарства он уже не принимал. Но, вместе со здоровьем, вернулись и желания, терзавшие Лайта еще там, в мире синигами. Тогда он не мог их удовлетворить, а сейчас? Однозначно ответить нельзя.

Ему до дрожи хотелось продолжить так некстати оборвавшуюся любовную игру с девушкой и довести дело до конца. Он успел истосковаться по сексу, в конце концов — это естественная потребность организма! Но заменять полноценную физическую близость суррогатной разрядкой не хотелось. Это унижало его, любимца девушек, в собственных глазах.

Никогда не забудет Лайт издевательского веселья в красных глазах Рюка, отправляющего его в ванную. Тогда волна стыда и унижения начисто смыла испытанное, нет, не удовольствие, облегчение.

Иногда Лайт ловил себя на мысли, что возможно, отступил слишком рано? Может, нужно было проявить настойчивость? Хотя, нет. Ужас в глазах Ольги был настоящим, да и мгновенно сжавшееся тело не лгало. Любая его попытка продолжить была бы воспринята ею, как насилие. А он, Лайт Ягами, может и серийный убийца, как назвал его Ниа, но не насильник.

Это четырем уродам Кира должен сказать спасибо за возникшие у девушки трудности. Нет, уже не четырем. Остался один, последний. Тот, кто не просто её изнасиловал, а и оставил память о себе на щеке девушки.

Ягами никак не мог придумать достойной ублюдка смерти. Гаврилов должен не просто мучительно подохнуть, этого мало! Золотой мальчик Эдик, генеральский сынок, должен ощутить себя таким же беспомощным, как Ольга, почувствовать, как жизнь покидает его тело, и не иметь возможности что-либо предпринять. А потом...

Было бы неплохо отправить на тот свет тех, кто породил четверых чудовищ. Стереть с лица земли их всех, развеять в прах саму память о людях, вырастивших монстров. Это будет великолепным завершением его части договора с Ольгой. После этого... «Стоп, размечтался, — оборвал сам себя Лайт, — сначала Гаврилов, потом всё остальное».

Голову он все-таки вымыл сам, переигрывать тоже не стоило. Ягами так-сяк вытерся, обмотал вокруг пояса полотенце и вышел из ванной, довольно улыбаясь — настроение у него было на удивление приподнятым.

— Лайт, ты это что — одеться забыл? — Рюк вперил в него вопросительно-оценивающий взгляд.

— А тебе какое дело? — огрызнулся Кира. — Что это тебя мой внешний вид так заботит?

— Просто, — синигами ухмыльнулся. — Что-то раньше ты голым не шастал, даже у себя дома.

— А мне одеваться неудобно, — насмешливо бросил Лайт. — И с чего это ты взял, что я го... — договорить Ягами не успел, помешало свалившееся на пол полотенце, которым он обмотался как попало.

Рюк откровенно и громко расхохотался, лицезрея теперь уже полностью обнаженного Киру.

— Лайт, ну ты даешь! Смерти моей хочешь? — выдавил из себя синигами сквозь приступы хохота. — Нельзя же так меня пугать!

— Смейся-смейся! — Ягами повернулся, чтобы поднять упавшее полотенце, и встретился взглядом с Ольгой, стоящей на пороге своей спальни. Девушка смущенно улыбалась, невольно любуясь его телом. Чего тут греха таить — Лайт был действительно хорош, отлично сложен, гармоничен и... притягателен.

— Вот зараза, — парень улыбнулся, поднимая полотенце и неловко пытаясь снова пристроить его на бедрах. — Свалилось! — обескуражено заявил он.

— Давай я помогу, — девушка подошла, аккуратно и плотно закрепила злосчастное полотенце, ощущая, как от близости и запаха Лайта снова начинает предательски кружиться голова и дрожать руки. — Вот так, теперь не упадет.

— Спасибо, — Лайт поцеловал её в щеку, а потом, бросив на Рюка быстрый взгляд, притянул девушку к себе и шепнул. — Надеюсь, я не напугал и не смутил тебя своим видом? — он легонько поцеловал её в шею, на которой часто-часто билась голубенькая жилка.

— Лайт... Пожалуйста, — Ольга хотела отступить назад, но Ягами её не отпустил и снова горячо зашептал:

— Давай не будем позволять этому бессмертному хаму мешать нам тупыми комментариями? — он снова коснулся губами её шеи, — не его это дело.

— Лайт, — девушка пыталась изо всех сил противиться его обаянию, но не могла, собственное тело начинало её предавать, а от каждого его поцелуя по коже пробегала дрожь, и дыхание учащалось в такт бешеному танцу сердца. — Не так, не при нем...

— Хорошо, — он убрал руку с талии Ольги. — Может тогда повязки сменим?

— Давай, — она шагнула назад в свою комнату, а Ягами последовал за ней, закрыл за собой дверь и тут же снова притянул девушку к себе.

— Не бойся меня, Ольга, — его губы отыскали ее, коснулись властно и нежно одновременно, — я никогда тебя не обижу... Просто я... Чёрт... Нет, — он вдруг сделал шаг назад и тряхнул головой. — Прости, я увлекся... Мы, кажется, о перевязке говорили? Тогда я сейчас оденусь и вернусь, — Кира выскользнул за дверь, оставив девушку в полном замешательстве.

Ольга не видела, как по губам Ягами скользнула довольная ухмылка, а если бы девушка прочла мысли, проносившиеся в голове Лайта, пока он неспеша натягивал плавки и джинсы, весьма ловко при этом управляясь обеими руками, то несколько по-иному бы посмотрела на такого благородного и всё понимающего парня. А думал он вот о чем:

«Я заставлю тебя меня хотеть, и тогда любой страх исчезнет и растворится под напором вожделения. Я знаю, что и как нужно сделать. Я тоже могу намекать, поддразнивать, заводить и обрывать игру на самом интересном месте. Девушки всегда сами предлагали мне себя, так будет и в этот раз.

Страхи, комплексы, травмы — всё это в голове, а я буду обращаться напрямую к твоему телу. Я разделю тебя на части, Ольга, и посмотрю, какая из них окажется сильнее. Сдается мне, сегодняшнее представление с полотенцем равнодушной тебя не оставило. Я же чувствовал, как дрожали твои руки, слышал неровное дыхание и бешеный стук твоего сердца.

Ты уже хочешь меня, хоть и сама до конца этого еще не осознаешь. А я просто продолжу игру. Наградой нам обоим будет ночь без преград, кошмаров и запретов. И тогда ты станешь полностью моей — душой и телом. И только так, иначе не бывает».

Застегнув молнию на джинсах и пуговицы на рубашке, Лайт подошел к зеркалу, чтобы расчесаться, и оценивающим взглядом скользнул по своему отражению. При желании он легко мог придать своему лицу как невинно-детское, так и сладострастно-порочное выражение.

И улыбался Кира тоже по-разному: открыто и доверчиво или же с высокомерным, самодовольным превосходством. Именно эту его улыбку и взгляд, холодный и презрительный, увидел Эл в последние секунды своей жизни. Рюзаки тогда понял, что все это время Кира находился рядом с ним, был прикован к детективу наручниками.

Но откровение пришло слишком поздно. Блестяще продуманная Ягами комбинация сработала великолепно: синигами Рем убила Ватари и Эл, а следом умерла сама, перестав быть постоянной угрозой для Лайта.

И как здорово, что он тогда не убрал Мису! Он использовал ее способности Киры, спал с девушкой, когда хотел этого, срывал на ней свое раздражение и злость, а в конце концов заставил сдержать когда-то данное Амане обещание умереть за него. Тот фонтан крови искупил все её грехи разом, возвращая его в мир живых.

Стоило Ягами представить, как взбесилась Миса, когда узнала, что он её просто использовал, и настроение сразу улучшалось! Хватит, госпожа Амане, пожила. Своё предназначение Миса выполнила.

Лайт приговорил её в тот момент, когда увидел ту мерзкую сцену с двумя парнями. Она осквернила его память, позволив другим мужчинам касаться себя после него. За всё нужно платить, вот блондинка и рассчиталась оптом.

Лайт на секунду прикрыл глаза, погасил пляшущие в их темно-карей глубине злорадные огоньки, а потом снова уставился в зеркало. Полгода, проведенные в мире синигами, внешне его не изменили, чего нельзя было сказать о душе.

Вернувшийся Лайт кардинально отличался от себя прошлого. Желания снова становиться богом и перекраивать полностью прогнивший мир больше не возникало. Наблюдая из мира синигами за людьми, Кира видел, как быстро о нем забыли, с какой легкостью всё снова стало таким же отвратительно беспредельным, как и раньше.

Всё, что он успел сделать, было предано проклятию и забыто, а его имя легло позорным клеймом на мать и сестру Лайта. И даже вернувшись, он не имеет права встретиться с ними.

Он никогда не обнимет ставшую такой взрослой Сайо, не почувствует тепло и нежность материнских рук. Лайт никогда больше не увидит свой дом, не пройдется по улицам Токио, ему вообще нельзя больше приближаться к Японии.

Его прошлая жизнь осталась там, под небольшим надгробием на токийском кладбище. Ягами Лайт мёртв. Теперь есть Ямато Акари, а своё настоящее имя он отныне будет слышать только от Ольги. Так что, какую-то часть его Рюк действительно убил, и её уже никогда не воскресить.

Теперь у него осталась только одна живая душа в этом мире, которой Лайт мог доверять — Ольга. Имена насильников они записывали в Тетрадь вместе, их связала кровавая порука, они оба ответственны за эти десять смертей, да и не будет девушка его предавать, потому что и Лайт стал тем единственным мужчиной, которому она могла доверять.

Между их душами уже успела протянуться та невидимая нить, что связывает крепче любых земных уз и штампов в паспортах. Взаимное доверие, вот что соединило их — воскресшего Киру и нового Киру-два.

Только в отличие от Амане, Ольга не совершала идиотских ошибок, не бесила Ягами своей тупостью, слушалась его и при этом не обожествляла. Та самая золотая середина, которую он безрезультатно искал в отношениях с Амане и Киёми. Ольга видела в нем в первую очередь Лайта, а уж потом Киру, и это было просто замечательно.

Прекрасно разбиравшийся в женщинах Ягами давно уже понял, что небезразличен Ольге, но насколько глубока эта симпатия? Окончательно привязать девушку к себе он сможет только сблизившись с ней. В своих способностях любовника Кира нисколько не сомневался, он отлично знал, как подарить партнерше «небо в алмазах».

Вот только у этой девушки имелся очень печальный опыт в отношениях с мужчинами, а потому доказать Ольге, что он, Лайт, хочет в первую очередь помочь ей победить своих собственных демонов, будет непросто. Но нет такой задачи, которую бы Ягами не смог решить, нужно только приложить некоторые усилия.

Любовь ли это коснулась своим крылом его души, или Лайт просто принял вызов, решив покорить ту, что пока еще ему не принадлежит? Искать ответ на этот вопрос Кира не желал, зачем?

Ольга нравится ему, она достаточно умна, чтобы не раздражать недалекостью, она не смотрит на него, как на бога — так чего же еще желать? Только одного — физической близости, полного слияния и удовлетворения своего желания, уже успевшего превратиться в вожделение.

Но, торопиться все-таки не стоит, да и время у него есть, потому что сейчас в любом случае нужно сделать небольшой перерыв между смертями, чтобы не вызвать подозрений. Увидеть Ниа снова Лайт хотел меньше всего. Наконец Ягами отвернулся от зеркала и направился в комнату Ольги на перевязку.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус