Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 2.1. Путь через болота. Воспоминания Каллиан.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Через некоторое время Дункан собрал у себя троих новобранцев.
- Как вы все знаете, раньше на подготовку рекрутов к Посвящению уходил не один месяц. Но сейчас у нас нет этого времени. Близится решающее сражение с порождениями тьмы, и мы должны провести священный обряд, как можно скорее.
И наставник, понуждаемый сложившимися обстоятельствами идти против многовековых традиций своего Ордена, незаметно вздохнул.
- Обычно каждый рекрут проходит немало испытаний, прежде чем Старейшины признают его достойным для Посвящения. Но для вас оно будет только одно. Вы отправитесь в Дикие Земли и найдёте там древнее святилище Серых Стражей, созданное когда-то первыми из нас. Сейчас оно разрушено, но в нём должны были сохраниться реликвии, очень ценные для Ордена. Это Древние Договоры, которым в наше смутное время лучше находиться здесь. О святилище мало кто знает, и поэтому раньше считалось, что оставлять их там безопасно. Но коль скоро, эти земли оказались под властью Тьмы, нужно чтобы вы доставили их сюда.
- Мы сделаем всё, как ты сказал, - за всех ответила Каллиан.
- С вами отправится Алистэр. Когда-то он уже бывал в Диких Землях и знает, где находится храм. Кроме того, вы должны будете наполнить эти три склянки кровью порождения тьмы и принести их мне. Это необходимо для вашего Посвящения. Отправляйтесь как можно скорее, ибо времени почти не осталось.
- Да, наставник. Мы всё сделаем.
...

Они нашли Алистэра, стоящего на вершине башне в южной части форта, выходившей на лесистые склоны ближайших гор, которые сейчас служили прибежищем для порождений тьмы, и откуда они раз за разом начинали свои атаки.
Не оглядываясь, он произнёс:
- Эти холмы кажутся такими спокойными. Но это ощущение обманчиво. Как перед грозой, когда всё живое замирает, предчувствуя бурю, так и сейчас всё вокруг притаилось, ожидая несчастья.
- Дункан сказал нам...
- Знаю. У нас мало времени, поэтому выступаем немедленно, - и он, поправив заплечный мешок, упругой походкой решительно направился к восточным воротам крепости.
...

- Порождения тьмы с которыми нам предстоит сражаться, встречаются разные, - рассказывал Алистэр, когда они все вместе шли по заброшенной дороге, бегущей через болотистую равнину, кое-где поросшую редким кустарником и ещё более редкими деревьями.
- Основная и самая многочисленная часть их орды состоит из генлоков - маленьких уродливых тварей, величиной с гнома, и гарлоков, ростом со взрослого человека, которые намного превосходят их в силе. Это рядовые и не самые опасные бойцы армии порождений тьмы. Остерегаться нужно главарей, которые обладая большей мощью, чем обычные гарлоки, ещё и гораздо лучше защищены, а также колдунов. Владея магией, эти твари способны нанести огромный урон, хотя, как и наши волшебники, они никогда не одевают доспехов, поэтому их можно легко ранить стрелой или заклинанием.
- А мечом? - быстро спросил Джори, который так же как и Алистэр, больше никакого оружия не признавал.
- Мечом-то, конечно сподручнее, да только ни один колдун никогда не подпустит к себе воина на расстояние удара, - ответил Страж и продолжил, - есть ещё огры - огромные твари, ростом в три раза превышающие гарлока, способные своей лапищей одним махом раздавить человеку все кости. Но их мы вряд ли здесь встретим, они малочисленны и возглавляют как правило, большие отряды, которых, как показала разведка, здесь пока не наблюдалось. В любом случае, в бою вы должны держаться все вместе и беспрекословно слушаться меня. Всё ясно?
- Да, - хором ответили они.
...

По словам Алистэра, за последние несколько часов они прошли больше половины пути, оставшегося до развалин. Уже вечерело, а воины всё так же продолжали идти, не повстречав ни одного порождения тьмы. Внезапно, храмовник резко остановился:
- Они здесь. Я чувствую их, - отрывисто произнёс он, бросая руку на рукоять меча. И как только Алистэр это сказал, твари со всех сторон хлынули на дорогу.
Серый Страж не успел даже дать сигнал к атаке, а отчаянная девчонка, выхватив оружие, уже бросилась в гущу врагов. «Так её надолго не хватит», - подумал он, ввязываясь в сражение вместе с двумя новобранцами, благоразумно державшимися рядом с ним. Краем глаза наблюдая за тем, как она удивительно ловко дерётся, нападая и уходя от ударов, Алистэр вспоминал, что ему про неё говорил Дункан.
Трудно было представить, что ещё два месяца назад Каллиан почти ничего не умела. Наставник сказал тогда, улыбаясь, что её отличает просто-таки небывалое упорство. Когда они отправились в далёкий путь к Остагару, он предложил ей каждый день с утра посвящать час изучению воинских навыков и умений, но Каллиан упросила обучать её ещё и по вечерам, что после целого дня в дороге требовало немалой выдержки. Но юная эльфийка похоже, и в самом деле, обладала сказочным упрямством и силой воли.
Когда Алистэр прорубался через последних гарлоков, защищающих своего главаря, мимо него прямо к закованному в тяжёлую броню вожаку, неожиданно пролетела Каллиан. Тот был громадным, в два раза больше любого порождения тьмы из уже встреченных ими ранее. В руках он держал огромный топор, но эльфийка, обрушив на него град ударов, просто не давала ему возможности замахнуться как следует, вынудив уйти в глухую оборону.
Каллиан так увлеклась, что не заметила, как сбоку к ней подкрадывается один из недобитых генлоков. Серый Страж, быстро расшвыряв остальных, кинулся ей на помощь, но в последнее мгновение она что-то почувствовав, развернулась и проткнула насквозь коварную тварь. В свою очередь, эта краткая передышка дала возможность главарю наконец-то взмахнуть своей громадной секирой. Когда Калли перевела взгляд на него, топор уже опускался на её беззащитную голову.
Но Алистэр успел.
Крепко держа двумя руками свой меч, он просто вытолкнул Каллиан железным плечом с такой силой, что девушку словно ветром унесло в сторону и, заняв ёе место, принял страшный удар на крестовину своего клинка.
Упавшая от сильного толчка Каллиан, поднявшись, увидела, как Алистэр очень медленно отжимает от себя его топор. И вот теперь уже он, пересиливая гигантскую тварь, начал давить на своё оружие до тех пор, пока оно не упёрлось тому в тело, как раз между шлемом и панцирем. Последнее нечеловеческое усилие... и воин резким движением дёрнув меч вниз и к себе, рассёк шею гарлока так, что брызнувшая из раны чёрная кровь залила его с головы до ног.
- Ну ты даёшь, Алистэр, - восхищённо проговорила Каллиан.
Молодой воин у которого от напряжения дрожали руки, только зло сверкнул на неё глазами.
- Ты, вообще соображаешь, что делаешь?! Он мог убить тебя!
- Но, не убил же, - улыбнулась она.
- Нет, это потрясающе! В жизни своей не встречал более безрассудного человека!
- Эльфа.
- Что?!
- Более безрассудного эльфа.
- Да какая, к демону, разница! - заорал он. - Что бы я сказал Дункану, потеряв тебя?!
- Так ты поэтому, так разозлился? - поинтересовалась эльфийка.
- Нет, не поэтому! Из-за тебя, я весь залит теперь этой мерзкой кровью, а я не терплю, когда на моих доспехах появляется хоть одно пятнышко!
- Хорошо, на ближайшем привале, я вычищу твою кольчугу до зеркального блеска. Пойдёт?
- Пойдёт, - сказал он, остывая. – Но, если серьёзно, Каллиан, постарайся впредь соразмерять свои силы. Когда-нибудь ты сумеешь справиться с любым врагом, но не надо пытаться победить всех в первом же бою.
- Может быть. Но нужно к этому стремиться, - лукаво улыбнулась девушка.
- Нет, я этого не выдержу, - простонал Алистэр. - За что, ну за что на мою голову свалилось это наказание! В следующий раз, вместо того чтобы заниматься рекрутами, я лучше попрошусь конюшни чистить!
- Ладно, Алистэр, - засмеялась она. - Я обещаю, впредь быть осторожнее.
Они наполнили три склянки кровью поверженного порождения тьмы и пошли проверить, как там Джори с Даветом.
...

Уже окончательно стемнело, и Серый Страж решил сделать привал около маленького ручья. Когда он сидел на берегу, оттирая от крови свои доспехи, к нему подошла Каллиан и честно предложила свою помощь. «Сам справлюсь», - буркнул он, не поднимая головы. Она пристроилась рядом и принялась чистить свой меч. Храмовник невольно косился на то, как тщательно она холит своё оружие и всё-таки решил спросить:
- Откуда у городского эльфа из Дэнерима, мог взяться такой меч?
- Какой, «такой»?
- Это серый чугун - самый редкий и дорогой вид стали. Он очень тяжело поддаётся обработке, и оружие из него гномы делают не один месяц и всегда на заказ. Каждый меч – продолженье руки того воина, для которого он был создан. Мечи Серых Стражей по традиции тоже выкованы из этого металла, но больше таких, тут нет ни у кого, не считая конечно, короля и наших полководцев.
- Этот клинок когда-то принадлежал моей матери. Она была дочерью Старейшины долийских эльфов. Меч для неё был выкован в Орзаммаре и подарен вождю в знак дружбы между нашими кланами... К сожалению, я пока ещё не очень хорошо им владею, - вздохнула Каллиан.
«Что это? Ты напрашиваешься на похвалу? Ждёшь, что я тут же кинусь опровергать твои слова?» - с подозрением покосился он на девушку, но её печаль была неподдельной. Эльфийка и вправду сетовала на то, что слишком мало знает.
И Алистэр сдавшись, всё-таки сказал то, чего изначально говорить не собирался:
- Хочешь - верь, хочешь - не верь, но я никогда бы не подумал, что совсем недавно ты ещё не умела обращаться с мечом.
- Дункан очень помог мне в этом. Я помнила лишь несколько самых простых приёмов, опираясь на которые, по его словам можно было быстрей научиться. За короткий срок он успел многое мне передать. Но без возможности отточить их в бою, эти навыки быстро станут для меня бесполезны.
- Так ты поэтому, так рвалась сегодня в атаку?
- Да, но не только. Дункан спас мне жизнь. И я не хочу его разочаровывать.
- Наставник не раз спасал и меня. Многие, да что там - почти все из нас, могут сказать то же самое.
- Но ты не представляешь, что это значит для меня! Будучи человеком, он не колеблясь встал на мою защиту! Дункан тогда пришёл в Дэнерим в поисках рекрута. И волею судьбы оказался на нашем празднике в эльфинаже. Если бы не он...
И Каллиан, зябко поёжившись, замолчала, думая о том, как мог бы закончиться тот день, который сулил стать если и не самым счастливым, то определённо знаковым в её судьбе...

Каллиан

Наступившая весна, сверкающая солнечным светом и зеленью, для эльфов Фэрелдена издавна была освящена Днём Свадеб, которого они всегда так ждали. И сегодня по традиции, он должен был навек связать две молодые пары узами супружества.
Все вокруг были заняты последними, радостными приготовлениями и только у Каллиан на сердце лежала печаль. А ведь это была её свадьба. И то что она, до этого дня ни разу даже не встречалась со своим наречённым, было в строгом соответствии с обычаями городских эльфов.
В эльфинаже Дэнерима - самой бедной окраине столицы, в которой только и разрешено было селиться эльфам, соблюдали закон заповеданный предками. Согласно ему, о браках всегда договаривались без ведома молодых, и только лишь воля родителей и благословение Старейшин решали, чьи руки навсегда соединятся святым обрядом, когда придёт время.
Услышав шаги на лестнице, Калли прикрыла глаза.
- Сестрёнка, что же ты спишь, скорее просыпайся!
- Как же не хочется вставать..., - она уже давно лежала без сна, прислушиваясь к предпраздничной беготне в доме, но не могла найти в себе силы, чтобы подняться, - Шианни, пожалуйста, дай мне ещё немного времени.
- И не подумаю. Тебе уже давно пора быть одетой. Отец взял с меня слово, что я прослежу за этим, а то: «Каллиан, - сокрушался он, - способна заявиться на собственную свадьбу в штанах и рубашке», - Шианни засмеялась, вспоминая: «И кто же, после такого позора, возьмёт её замуж!».
- Если бы я знала, что это поможет, то так бы и поступила.
- Ты что, Калли, ведь свадьба - это прекрасно!
- Ты думаешь? Ну так я вполне могу уступить тебе своё место на праздничном помосте.
- Ты так говоришь только потому, что ещё не видела своего жениха!
- Чтоб ему пропасть, - вполголоса буркнула Каллиан.
- Хватит ворчать! Отец давно уже ждёт тебя.
- Хорошо, иду, - проводив Шианни глазами, она взглянула на сундук, на котором, приготовленное с вечера, лежало свадебное платье, и покривилась. «Да неужели же нет ни единого способа этого избежать!»
Но способа не было. Никто и никогда ещё не шёл против воли Старейшин, никто и никогда не отказывался от выполнения долга. Долг любой девушки был в укреплении рода, ведь их угнетаемый людьми народ, выжил только благодаря преданности традициям, законам сплочённости и веры.
Каллиан встала и подошла к зеркалу.
На неё с тревожным напряжением зелёных глаз, казавшихся огромными на маленьком изящном личике, смотрела худенькая эльфийка, которая в свои неполные восемнадцать, была похожа скорее на угловатого парнишку, чем на девушку, вошедшую в возраст невесты. Каллиан не торопясь, завела руки за голову и распустила длинные волосы, до этого стянутые в тугой хвост. И сразу обманчивое впечатление исчезло. Густые, роскошные золотистые пряди, волнами обрамляющие лицо, придали ему прелесть и неотразимое очарование женственности.
С горечью глядя на своё отражение, эльфийка непримиримо выставила вперёд пухлую нижнюю губку, сведя тонкие тёмные брови в одну линию. «Думаете заставить меня? - подумала Калли, - не выйдет!», но сразу же, мысль об отце стёрла выражение упрямства с её лица. Пойти против всех... Да, у неё хватило бы сил, недаром её проделки с самого детства и до последнего времени, не раз вызывали раздражение и гнев Старейшин. Пойти против него... она не могла.
Обречённо протянув руку за платьем, она вдруг задумалась, и лукавая улыбка осветила её черты. Вместо нижней сорочки Каллиан схватила свои кожаные штаны, решив одеть их под свадебный наряд, а поверх платья на пояс прикрепила ножны с кинжалом.
«Жених, говорите? Ну ничего, будет ему «приятная неожиданность». А вы что думали - я вам покорная овечка для заклания, которая сама себя освежует, зажарит и с яблоком во рту к обеду радостно подаст?!».
И, очень довольная собой, девушка побежала в комнату отца.
...

Увидев входящую дочь, Цирион, собиравшийся пожурить Каллиан за то, что она не торопится, когда у них ещё так много дел, не смог сдержать улыбку, и строгое выражение с его лица тот час пропало.
«Похожа, Создатель, как же ты похожа на свою мать», - с нежностью подумал он.
Аданайя принадлежала к свободным долийским эльфам, но оставила свой клан ради него. Она была отважной и умелой воительницей, и хотела чтобы её дети тоже могли постоять за себя. С малых лет эльфийка, несмотря на сопротивление Цириона, считавшего, что девочкам достаточно лишь знаний по истории, законов и традиций других народов, приучала своих дочерей к оружию, хотя Шианни, будучи на три года младше своей сестры, никогда не проявляла к этим урокам должного рвения. Каллиан же напротив, была очень прилежна.
Ей было двенадцать, когда не стало их матери. Но она по-прежнему, каждый свой день из года в год начинала с повторения того, чему успела научиться. Калли мастерски стреляла из лука и неплохо бросала в цель долийский кинжал своего деда. Был ещё и меч, но тогда она была ещё слишком мала, чтобы давать ей в руки это грозное воинское оружие, и лишь перед самой смертью, чувствуя приближение конца, Аданайя показала ей несколько самых несложных приёмов.
Видя, как Цирион притворно хмурится, Каллиан широко улыбнулась и кинулась обнять его. Она безумно любила своего отца, который души не чаял в своих дочерях, особенно в старшей.
Характером Калли пошла в мать, такая же отчаянная непоседа. Она всегда больше походила на парнишку, чем на девочку, со всеми своими «воинскими» навыками и драчливыми замашками. Калли с детства водилась только с мальчишками и когда она, безжалостно собрав свои красивые волосы в хвост и, тщательно спрятав их под рубашку, бросала нож вместе с ними, не зная, никто бы не угадал девушку, в этом щуплом эльфийком подростке.
- Ты уже в таком возрасте, когда девушка должна вести себя прилично..., и распусти наконец, волосы! – всё время поучал её отец.
- Да я скорей отрежу их! - тут же вспыхивала Калли и спор прекращался.
Цирион ласково смотрел на свою любимицу, и в его усталом взгляде была печаль. Каллиан подняла голову и в её глазах запрыгали искры.
- Ты что-то хотел сказать мне, отец?
- Да, Каллиан. Сегодня твой последний день под этим кровом и завтра Неларос увезёт тебя отсюда.
- Я знаю, отец. Но скажи мне, почему я должна вот так выходить замуж? Я совсем не знаю его и я его не люблю!
- Все так женятся, Калли.
- Не все! Моя мать вышла за тебя по любви!
- Откуда, ты можешь знать это? - украдкой улыбнулся он.
- Потому что только ради любви можно было променять свободную жизнь долийского эльфа на добровольное рабство здесь!
Цирион побледнел.
- Девочка моя...
- Нет, отец! Я сделаю так, как приговорили Старейшины, но я проклинаю их за это решение!
- Каллиан! Как ты можешь?! Мы все хотим тебе только добра!
- Если бы вы хотели мне добра, то отпустили бы меня, когда я просила вас об этом!
- Калли, не начинай! Мы не имеем ни малейшего представления о том, где искать долийских эльфов! И никто бы не позволил тебе, уйти одной!
- Я была не одна! За мной пошли бы, почти все наши молодые эльфы!
- Ты понимаешь, о чём говоришь?! В погоне за мечтой, ты бы оставила эльфинаж без защиты? Мало нас притесняют люди? Ты бы допустила, чтобы здесь остались только старики и женщины с детьми?!
- Но потом, мы бы вернулись! И забрали вас с собой!
- Ты такая же мечтательница, какой была твоя мать, - улыбнулся Цирион.
- Она бы не позволила Старейшинам избавиться от меня!
- Каллиан! - охнул он, и дочери стало стыдно.
- Прости отец, я погорячилась, - и она покаянно опустила голову.
- Не переживай, девочка, всё будет хорошо. Неларос показался мне неплохим парнем. Он не будет тебя обижать..., - на последних словах, Цирион запнулся, и эльфийка лукаво посмотрела на него снизу вверх.
- Отец, а моё оружие ты положить не забыл?
- Каллиан!
- А без него я никуда не поеду! И замуж не выйду!
- Ну хорошо, будь по-твоему, - спрятал улыбку отец. Он был готов на эту уступку ради того, чтобы дочь хотя бы раз в жизни проявила покорность, - я его положу. А сейчас иди, тебя давно ждут на площади.
Каллиан пошла к выходу, но уже на пороге обернулась и хитро прищурилась:
- А этому жениху, кто-нибудь рассказал о моих «увлечениях»?
- Зачем? Чтобы он сбежал от тебя, сломя голову, ещё до свадьбы?
- Значит, для меня ещё не всё потеряно, - засмеялась она.
- Каллиан!
- В любом случае, мы ещё посмотрим, кто в нашей семье будет носить штаны и оружие, а кто - стоять у печи, - и не дав изумлённому отцу промолвить и слова в ответ, Калли выскочила из дверей.
...

Выйдя из дома, она сразу увидела сестру, спешащую ей навстречу.
- Ты такая красивая в свадебном наряде нашей матери! - искренне воскликнула Шианни, кинувшись к ней. - И твой жених тоже, просто красавчик, - добавила она с тайной грустью.
- Да он понравился тебе, сестрёнка?
- Неправда! Ничего подобного, - покраснела юная эльфийка, опуская смеющиеся глаза, такого же золотисто-карего оттенка, какой был у их матери. Снова подняв лицо, девочка заглянула в отливающие зеленью очи сестры, и в который уже раз с лёгкой завистью вздохнула про себя: «И почему Создатель не дал мне таких же глаз? - посетовала она, - они бы великолепно смотрелись с моими рыжими волосами! И я бы свела с ума всех окрестных мальчишек!»
Такого редкого цвета и в самом деле, больше не было ни у кого. У городских эльфов глаза были в основном серыми, голубыми или синими, у лесных - от светло-карих до угольно чёрных. Зелёные же встречались крайне редко. Именно поэтому, мать назвала её Каллиан, что на древнеэльфийском наречии означало – «волна».
- Ты как море изменчива, но и как море сильна. Такой цвет глаз у тебя неспроста. Раньше у нас по зелёным глазам узнавали героев, - говорила она девочке, восторженно глядящей на неё.
- Аданайя, прошу тебя, не забивай Каллиан голову старыми сказками! – тщетно пытался образумить их обеих Цирион. - Твоя дочь и так уже никого не слушает. А если она ещё и поверит в то, что ей уготована особая участь, то с ней вообще не будет никакого сладу!
- Такие же глаза были у твоего прапрадеда, - потихоньку от мужа, продолжала рассказывать та, - а он примирил эльфов с гномами, которые к тому времени враждовали уже несколько столетий. И я думаю, что ты похожа на него не случайно.
На смертном одре мать, отчаянно страшась за свою любимицу, сказала старшей дочери:
- Калли, доченька, прошу тебя, не дай никому сбить себя с толку. Ты конечно, можешь позволить поработить свою волю, и прожить тихую, незаметную жизнь, спокойную, как вода в болоте. Но в тебе таится огромная сила, способность к великим свершениям. Ради меня, Каллиан, помни об этом!
И девочка не забыла. Тогда, она ещё не понимала всего. Но сейчас, годы спустя, стала всё чаще думать об этом. Вспомнила и теперь. «Я осталась здесь, с твоим отцом по доброй воле. Это был мой выбор. А у тебя он должен быть свой. Твои предки сражались и умирали за нашу свободу. Поверь мне малышка, за это стоит бороться», - эхом отдалось в голове у неё.
...

- Каллиан, Калли, о чём опять ты думаешь? - сестра снова вернула её с небес на землю, - скоро начнётся обряд, пошли, тебе надо хотя бы познакомиться со своим наречённым!
- Где Сорис?
- Кажется, был где-то тут... Но тебе сейчас, надо думать не о нём!
- Я хочу поговорить с ним.
- А как же, твой жених? Ты разве не хочешь, сначала увидеть Нелароса?
- Я ещё успею на него насмотреться, - с трудом скрыв раздражение, ответила Каллиан и пошла к дому Старейшины, рядом с которым, как ей показалось, мелькнули рыжие вихры её бывшего приятеля. Сорис и впрямь оказался неподалёку. Спрятавшись за углом, он пытался рассмотреть оттуда, происходящее на помосте. Когда она бесшумно приблизилась, эльф даже вздрогнул.
«Такой же, как и всегда, - с презрением подумала Калли, - пугливый, как заяц!». Именно Сорис тогда подвёл её, и отчасти ему она могла сейчас сказать «спасибо» за то, что очутилась в ловушке из которой не было выхода...
...

Несколько лет назад у совсем тогда ещё юной Каллиан, обнаружилась потрясающая, невиданная способность для эльфа. Она умела убеждать. Девочка всегда выходила сухой из воды, мастерски оправдывая самые немыслимые свои проделки и шалости. С годами же, умение незаметно подчинять всех вокруг своей воле, только возросло. Что говорить, когда она чуть не сподвигла большинство своих друзей бежать из эльфинажа «на поиски свободных долийцев».
Они тщательно готовили свой побег, но как всегда, нашёлся один, слабый духом, который и предал их Старейшинам. После этого, те и порешили поскорее выдать её замуж, да и спровадить от греха подальше.
- Что же ты топчешься здесь, вместо того чтобы подойти к своей невесте?
- Издеваешься, Каллиан? Я и отсюда прекрасно вижу ту неказистую «серую мышь», которую приготовили мне в жёны!
- А что ты хотел? У нас здесь нет права выбора. Вот если бы мы жили среди долийцев, то сами выбирали бы себе и женихов, и невест!
- Не надо, Каллиан! Ты что, так никогда и не простишь меня?!
- Никогда. Если бы ты не струсил тогда, выдав нас Валендриану...
- Я не трус! - вспыхнул Сорис.
- Конечно, нет. Ты просто боишься всего, даже собственной тени! Ладно бы ты остался сам, раз всё здесь тебе так мило, но ты же лишил свободы всех нас, лишил её меня, свою собственную сестру!
- Двоюродную... – заикнулся было тот.
- Не велика разница! – отрезала она. - Ты предал друзей, предал свою кровь, чего же ты теперь сетуешь на судьбу? - видя, как у него от обиды задрожали губы, Калли только распалилась ещё больше, - и я очень надеюсь, что эта твоя «мышка», окажется самой сварливой и злобной эльфийкой на свете! Чтобы ты на своей шкуре ощутил то, что сделал со мной! - выкрикнув эти слова, она развернулась и бросилась прочь.
Сорис кинулся следом, но Каллиан бежала слишком быстро, да так, что, завернув за угол, неожиданно влетела с разбега в стоящего там человека. «Откуда он тут взялся?!» - успела подумать она перед тем, как чуть не ткнулась лицом ему в грудь.
...

В эльфинаже жили очень разные эльфы. Большинство из них кормилось честным трудом, осваивая ремёсла или идя в услужение к богатым горожанам, но были и такие, которые зарабатывали на жизнь грабежом и убийствами. Они никогда не трогали своих, но по ночам часто устраивали разбойные вылазки в другие районы Дэнерима. Иногда, городские стражники, уставшие от обилия преступлений, наведывались в эльфийские задворки и это, как правило, заканчивалось казнью виновных и погромом для всех остальных его обитателей.
Так или иначе, у эльфинажа была дурная слава и сюда очень редко забредали люди. Суровый же, бородатый незнакомец явно проделал до этого немалый путь. Его доспехи запылились и даже в чёрных волосах с проседью видна была дорожная пыль.
- Сдаётся мне, я стал невольным свидетелем первой ссоры между женихом и невестой, - чуть улыбнувшись, сказал воин, выпуская Каллиан, которая упала бы от столкновения, если бы он её не подхватил.
- Мы не жених и невеста, мы брат и сестра..., - начал было объяснять эльф, но девушка резко одёрнула его:
- Замолчи, Сорис. Ты думаешь, что человеку есть до этого дело? Ты ещё скажи, что сейчас он поздравит нас с нашим праздником!
- Не очень-то вежливо говорить о ком-то в его присутствии, как-будто его здесь нет, - заметил тот, поглаживая свою короткую бородку.
- Да неужели? - сверкая глазами, отозвалась Каллиан, поворачиваясь к нему. - Я могу обратиться и прямо к тебе! Тебе здесь не рады, человек, и будет лучше, если ты как можно скорее покинешь нас!
- У вас ко всем гостям относятся с таким «радушием»?
- К незваным, да!
- А если я не уйду? - спросил он, скрестив на груди руки.
- Тогда я заставлю тебя!
- Интересно, как? Попросишь своего храброго защитника выставить меня за ворота?
Заслышав в его голосе насмешку, молодой эльф, как раз в эту минуту тщетно пытающийся урезонить разбушевавшуюся девушку, покраснел до корней волос.
- Я и сама с тобой прекрасно справлюсь! - кинула Каллиан, вырывая у Сориса свою руку.
- Твоя смелость не может не вызывать восхищения, - снисходительно улыбнулся незнакомец, - я при воинском оружии, весь закован в броню, а у тебя кроме кинжала за поясом ничего нет. Это был бы слишком неравный бой.
- Может у меня и нет ничего, кроме ножа, но зато я умею с ним обращаться и могу доказать это тебе прямо сейчас! - и неизвестно куда бы зашёл этот разговор, если бы внезапно не появился Старейшина.
- Дункан, как я рад тебя видеть! - поприветствовал он незнакомца, - я вижу, ты уже успел познакомиться с нашей молодёжью?
- Да, у вас очень бойкие девушки, - по-доброму улыбаясь, ответил человек.
- Это Каллиан, - поморщившись, пояснил тот. - Сегодня её свадьба. Прости, если она была груба с тобой. Невесте в такой день, свойственно испытывать некоторое... волнение.
«Волнение?! Да я испытываю настоящую ярость от своего бессилия, от того, что не вижу никакой возможности избежать этой проклятой свадьбы!» - вспыхнула Каллиан, но не посмела спорить со Старейшиной при постороннем.
Как бы ни была сильна их взаимная неприязнь с Валендрианом, который не терпел её как неиссякаемый источник неприятностей и вечную возмутительницу спокойствия, нельзя было показать чужаку даже малейшую брешь в цельности клана. Поэтому она, кипя от возмущения, молчала, стоя рядом. Мужчины же, больше не обращая на неё внимания, продолжили разговаривать.
- Что привело тебя к нам?
- Это длинный рассказ, Валендриан. А я проделал немалый путь и был бы благодарен тебе, если бы ты позволил мне сначала немного отдохнуть с дороги. Остагар не близко, а мне боюсь, нельзя будет здесь надолго задержаться.
- Но, что же случилось?
- Нам угрожает новый Мор.
- Мор?! Не может быть!
- К сожалению, это так.
- Пойдём, я отведу тебя в свой дом, чтобы ты успел переодеться к нашему торжеству, - и они удалились.
- Кто это был? - спросила у Сориса Каллиан, провожая их глазами.
- Серый Страж, - благоговейно выдохнул тот.
- Странно, а что ему могло понадобиться здесь?
- Может быть, - от волнения у её брата загорелись глаза, - он набирает новых рекрутов? Тогда, вместо этой постылой свадьбы, я бы отправился с ним!
- Вот уж кого не хватает Ордену Серых Стражей, так это тебя! - со смехом отозвалась Каллиан, - и конечно, стоит тебе присоединиться к ним, о тебе сразу же сложат легенды! Например о том, как эльфийский герой - «Сорис Бесстрашный», всегда бросался в самую гущу врагов и, рискуя жизнью, выходил один против тысяч противников! – продолжая смеяться, Калли пошла к свадебному помосту, а Сорис, как побитый пёс поплёлся следом.
Но когда она приблизилась к нарядно одетым эльфам, среди которых завидела Шианни, веселье девушки сразу исчезло, словно его и не было. Тем временем её младшая сестрёнка оглянулась и подбежала к ней, держа в руках красивый венок из белоснежных цветов.
Городские эльфы, в отличие от своих лесных собратьев, были слишком бедны, чтобы иметь хоть какие-нибудь драгоценности, и не могли позволить себе даже самых дешёвых безделушек из простого металла. Но цветы - они были повсюду, и девушки украшали ими свою одежду, плели из них венки и гирлянды для праздничных торжеств. В честь свадьбы, деревянный помост был почти не виден, из-за обрамляющих его нежных бело-розовых соцветий, и походил скорее на цветочное облако, на котором должен был совершиться обряд.
«Никакого чувства меры, - презрительно думала Каллиан, глядя на всё это благоухающее великолепие, - вот только не пойму, они-то все, чему так радуются? Ах да, конечно - избавлению от меня...»
- Смотри, какой красивый венок я тебе приготовила! Наклонись, я прикреплю его к твоей причёске.
Та хотела сначала воспротивиться, но потом без слов опустила голову, позволив Шианни украсить им свои золотистые волосы.
- Пойдём же скорее, Неларос уже весь извёлся от нетерпения!
«Меня сейчас стошнит», - подумала Каллиан, обречённо идя вслед за сестрой.
Молодому эльфу, предназначенному ей в женихи, было не больше восемнадцати лет. Он горделиво смотрел на приближающихся девушек, стоя рядом с Валорой, невестой Сориса.
- Мне очень приятно с тобой познакомиться. А ты и вправду, настоящая красавица... по сравнению с другими, - с покровительственной улыбкой сказал Неларос, оценивающе глядя на Каллиан.
В её душе мгновенно поднялась неистовая волна возмущения: «Да он всего лишь смазливый юнец, считающий себя подарком для любой женщины!! - с яростным отчаянием взметнулась эльфийка, - и этому мальчишке, отныне будет дана власть надо мной?!» - ей захотелось повернуться и бежать, бежать не оглядываясь...
Но Старейшины уже поднимались на помост, готовые совершить над ними древний ритуал. Девушка низко опустила голову, сжала зубы и приготовилась к казни. Услышав первые же слова Валендриана, она изо всех сил впилась ногтями в свои ладони:
- Сегодня для всех нас поистине счастливый день! Сегодня мы объединим навеки четыре молодых сердца, которые...
- Дорогу лорду Вогану Уриену, сыну эрла Дэнерима! - раздался вдруг громкий повелительный окрик.
К помосту, развязной от вина походкой, приближались три разодетых в шёлк и бархат молодых господина, в сопровождении охраняющих их стражников.
- Надо же, они как знали, что мы идём! Нарядились, цветами себя приукрасили, да ещё и выстроились, как на подбор!
- Воган, зачем мы здесь, нам мало остроухих девок из борделя? – брезгливо фыркнул один из них.
- Сегодня я хочу чего-нибудь получше... посвежее! То, что никто ещё не лапал до меня!
- А что, в этом определённо что-то есть! Ну и которую из них ты хочешь? - переговаривались они друг с другом.
- Да не переживайте, здесь на вашу долю тоже хватит! – пьяно засмеялся молодой повеса, одетый вычурней других.
- Проявите уважение! У нас здесь свадьба! - воскликнул возмущённый Старейшина.
- Свадьба? Так это же прекрасно! Вот мы себе по невесте и выберем, - зашёлся хохотом один из них, и попытался обнять Каллиан, которая зашипев, тут же отскочила в сторону.
- Не трогайте мою невесту! - бросился на него Неларос. Тот, быстро выхватив меч, небрежно отмахнулся им, и юный эльф упал, обливаясь кровью, на белоснежный праздничный помост, с которого должен был сойти счастливым новобрачным... Все эльфы, стоящие вокруг, поражённо застыли, а благородные лорды только захохотали, глядя на это.
- Ты хорошо проучил этого драчливого щенка, Браден, - отсмеявшись, сказал один из них. - Надеюсь, остальные будут посговорчивее...
- Убийца... Убийца!! - закричала Шианни, кинувшись на него с кулаками.
- Ах ты, маленькая дрянь! - отозвался тот, схватив девушку, - ну-ка посмотрим, что у нас тут, - произнёс он, жадно шаря по её телу.
Увидев это, Каллиан, выхватив свой кинжал, стремительно бросилась на Вогана, но его охранники недаром ели свой хлеб. Она не успела сделать и двух шагов, как её перехватили, заломив руку с ножом с такой силой, что тонкие пальцы разжались сами собой.
Каллиан вырывалась изо всех сил, но её держали крепко. Она попыталась укусить одного из стражников, и конечно, сразу поплатилась за это. Легко оторвав от себя девушку, он с силой хлестнул её по лицу, отчего эльфийка с размаху упав на помост, ударилась головой о его выступающий край и потеряла сознание.
Подошедший Воган перекинул её через плечо и, приказав своим подручным забрать ещё «пару-тройку миловидных девок», отправился к воротам эльфинажа. Браден подхватил упирающуюся Шианни и поволок её за собой по земле.
Цирион кинулся было следом, но его перехватил Старейшина.
- Остановись, тебя убьют и ты им никак не поможешь!
- Они забрали моих дочерей!! - кричал тот, пытаясь освободиться.
- Успокойся, Цирион! Мы ничего не можем сделать. Так бывало и раньше. И девушки всегда возвращались, целыми и невредимыми.
- Невредимыми? Невредимыми?!
- Главное, чтобы они вернулись живыми. И мы поможем им забыть об этом дне, как об обычном кошмаре!
- Скажи это Неларосу!!
- Его погубили мальчишеская глупость и горячность.
- Да он единственный, у кого хватило смелости вступиться за них! Даже я, даже ты, промолчали! Мы отдали своих дочерей на растерзание этим скотам! - и Цирион, согнувшись от горя и еле держась на ногах, побрёл к своему дому.
- Дункан, прошу тебя, сделай же что-нибудь! – в отчаянии обернулся Старейшина, к только что подошедшему к ним Серому Стражу.
- Я просто не имею права сейчас вмешиваться, - печально покачал головой тот, - я конечно, мог бы проникнуть во дворец и перебить там всю стражу, но это лишь даст людям повод, снова ополчиться на мой Орден. А нас и так постоянно обвиняют в том, что мы всегда во всё вмешиваемся. Вы должны справиться сами, потому что правда - на вашей стороне.
- Да кого и когда в Дэнериме, интересовала наша правда?! - с неподдельной горечью воскликнул Валендриан, - и разве найдётся среди нас тот, кто осмелится выступить против одной из самых знатных семей Фэрелдена?!
Сорис, стоявший неподалёку, вздрогнул, услышав эти слова. Тут же ему вспомнилась гневная речь Каллиан. Он выпрямился, расправив узкие плечи. «Я докажу ей, я докажу им всем, что я настоящий мужчина! Я спасу наших женщин!» - и молодой эльф, подобрав кинжал, который выронила его сестра, незаметно ускользнул из эльфинажа.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус