Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 3. Oбряд посвящения. Битва при Oстагаре.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Вечером того же дня воины были уже в Остагаре. Входя в лагерь, они столкнулись с Эланой.
- Рада видеть вас, мальчики! Алистэр, ты что-то давно не заглядывал ко мне! Но, так и быть, на этот раз, прощаю. Ты можешь навестить меня сегодня ночью, - и призывно засмеявшись, она отправилась дальше своей особенной, слегка танцующей походкой, притягивающей нескромные мужские взгляды.
Но Серый Страж в ответ не только не проронил ни слова, но в отличие от засмотревшегося Давета, даже и головы в её сторону не повернул.
- Что ей от тебя надо? - недоумевающе спросила Каллиан, видя, что воин как будто не заметил девушку, не удосужившись ей бросить даже взгляд. Алистэр поморщился и нехотя ответил:
- Каждый здесь по-своему борется со своим страхом. Некоторые, как, например, наш Давет, задались целью одарить вниманием всех женщин в лагере. Ну а эта девица, так же пристаёт ко всем мужчинам... авось кто клюнет.
- Давет, так вы же с ней будете прекрасной парой! - воодушевлённо воскликнула Калли, и в глазах её запрыгали искры.
- Пожалуй, мне и впрямь стоит подумать над твоим предложением, - смеясь, отозвался тот, который после совместного похода стал относиться к Каллиан, как к равной. И в этом была не только заслуга Алистэра.
«Далеко пойдёшь», - подумал про неё Серый Страж, слушавший их разговор. Девчонка умудрилась завоевать уважение всех троих за какие-то неполные два дня. Но на этот раз, храмовник не принял участия в общем веселье. Сейчас он мог думать только о том, с какими глазами будет стоять перед Дунканом.
И конечно, опасения Алистэра полностью подтвердились. Наставник, узнав об их провале, был очень разочарован.
- Прости нас, Дункан, мы тебя подвели, - сказал ему Серый Страж, покаянно опуская голову.
- Я злюсь не на вас, а на себя! Давно, давно нужно было забрать их оттуда! Ну да теперь уже, ничего не попишешь. Отдыхайте пока. Завтра в полдень вам предстоит пройти Посвящение.
И он отпустил их.
...

Вместо того, чтобы, как обычно мгновенно уснуть, лишь только коснувшись головой подушки, которой служила его свёрнутая несколько раз куртка из мягкой, но очень прочной кожи, Алистэр долго ворочался. Поняв, что сон не идёт и отдохнуть не удастся, он вышел из палатки.
Вдыхая морозный свежий воздух, приносимый ветром, дующим с заснеженных горных вершин, воин пытался понять, что является истинной причиной его смятения. Посвящение? Но оно было далеко не первым в его жизни, он и раньше готовил к нему рекрутов. Да, возможно кто-то из них, не перенесёт испытания. Но такое тоже уже случалось и прежде.
Страж постоял ещё, задумчиво глядя на тлеющие уголья костра... как вдруг в его сознание вломилось... Каллиан. Она может погибнуть, может не пережить Посвящения. Это была новая для него мысль, и он какое-то время к ней примерялся.
«Но если я так за неё переживаю, значит... значит, она не безразлична мне?» И тут же он одёрнул сам себя: Этого ещё не хватало! Мало тебе было истории с Эланой? «Было бы о ком вспоминать! Она эльфийке и в подмётки не годиться!» Вот значит как? Уже начал сравнивать её со своей первой любовью? «Ничего подобного! Никакой любви к той девке у меня в помине не было!» К той не было, а к этой значит, есть? «Она – не девка!»
Молодец, Алистэр. Просто молодец.
«Прекрасно, - подумал он. - Это как раз то, чего мне сейчас и не хватает! Влюбиться в эту взбалмошную девчонку - просто предел моих мечтаний!» Зачем же сразу влюбляться? Ну да, она и вправду, оказалась не такой, как ты боялся... «Каллиан не просто не такая, она вообще ни на кого не похожа!»
Всё с тобой ясно, Алистэр. Твоё счастье, что она на тебя смотрит как на друга. Потому что иначе, эта эльфийка весь твой крохотный, уютный и такой безопасный мирок, куда ты от всех чувств надёжно спрятался, разрушит до основания. «Нет, я просто не позволю ей, со мною это сделать».
Что ж, посмотрим. Время покажет.
Серый Страж вернулся в палатку и, резкими движениями расстилая свой плащ, чтобы завернуться в него, чуть не опрокинул себе на ложе маленький масляный светильник. «Надо взять себя в руки, в конце концов! Потому что провести остаток ночи, занимаясь тушением пожара, не самое лучшее занятие». Он усмехнулся и спокойно закончил начатое. Потом лёг и до зари больше не пошевелился ни разу.
...

Услышав, как лагерь постепенно начал пробуждаться, Алистэр поднялся и вышел, захватив с собой меч. Тело, толком не отдохнувшее за ночь, привычно радовалось работе, и воин до изнеможения трудил свои мышцы, а тяжёлый клинок, с шумом рассекающий воздух, казался продолжением его рук.
Элана, вышедшая из соседней палатки, увидела его и плотоядно ухмыльнулась.
- Ты что-то рановато нынче начал, Алистэр. Небось, переживаешь, за сегодняшнее Посвящение?
Тот, по обыкновению, даже не повернул головы в сторону девушки, и глаза красавицы злобно сузились.
- А может, - сказала она, подойдя поближе, - тебе неймётся потому, что твоя эльфийка, ещё не дала тебе насладиться собою?
- Не равняй всех по себе, - неторопливо обернувшись, презрительно бросил он, - если ты тут под любого сразу ложишься, это ещё не значит, что остальные должны быть такими же!
- Что ж, Алистэр, может так статься, что скоро, очень скоро ты пожалеешь, что твоя девка - не такая же, как я! Когда она, не справившись со скверною, умрёт, так и не разделив с тобою ложе!
- Да ты уймёшься уже или нет? - лениво спросил Алистэр, и виду не показав, что каждое слово, сказанное бывшей любовницей, ранило его в самое сердце, - я ни минуты не сомневаюсь в том, что Каллиан пройдёт Посвящение! И раз уж скверна не смогла совладать с тобой, прогнившей насквозь - девчонке точно ничего не угрожает!
Побелев от злобы, девушка бросилась было прочь, но не успев уйти далеко, заметила Каллиан, неторопливо возвращавшуюся из своего прибежища в дальней части руин.
«Что ж, Алистэр, - подумала Элана, - даже если эльфийка переживёт сегодняшний день, ты всё равно никогда её не получишь!»
И она быстро, через соседние шатры, помчалась обратно к палаткам Серых Стражей.
Увидев, что храмовник, только-только закончивший обливаться холодной водой, сохнет, жмурясь на солнце, подставляя спину неласковому горному ветру, она постаралась незаметно подойти к нему, как можно ближе.
Дождавшись, когда Каллиан покажется из-за невысоких деревьев, отвергнутая соблазнительница начала действовать.
Подкравшись вплотную к Алистэру, Элана закинула руки ему за плечи и страстно поцеловала. Оторопевший храмовник, мгновение стоял неподвижно, а потом резко оторвал её от себя.
- С ума сошла?! Что ты творишь?!
- Что с тобой? - насмешливо проговорила она, - раньше тебе нравились мои ласки...
- Это было давно! - ответил он, поймав её за руки, когда Элана снова попыталась его обнять.
- Ну, если у тебя такая плохая память, раз ты всё забыл, то я могу помочь тебе вспомнить...
- В этом нет нужды! Я никогда не забываю предательства! И никого не прощаю!
В эту минуту, через её плечо, он увидел смотрящую на них Каллиан, которая развернулась и молча пошла прочь. Вскипев от вероломства бывшей возлюбленной, Алистэр отшвырнул её как тряпочную и помчался за эльфийкой.
- Каллиан... это не то, что ты подумала, - торопливо проговорил он, догнав девушку у входа в её палатку.
- А откуда ты можешь знать, о чём я подумала? - спокойно ответила Калли и воин, растерянно глядя на её безмятежное лицо, успел обречённо подумать, что ей всё равно, как вдруг, глаза девушки весело блеснули и она прыснула.
- Да не переживай ты так, Алистэр. Она же, как ты и сказал, на всех здесь вешается. Вчера я видела, как Элана целовалась с нашим Джори, а сегодня с утра она выходила из палатки Давета. Поэтому твоя честь «бесскверного рыцаря», осталась незапятнанной, - и Каллиан снова засмеялась.
«Могла бы и приревновать», - грустно подумал Алистэр, но видя, как эльфийка заразительно хохочет, смог, скрепя сердце, тоже улыбнуться в ответ.
...

Близился полдень, и Алистэр сам не свой метался по лагерю, не зная, куда себя деть. Он прекрасно знал причину, по которой не мог найти себе места. У этой причины даже было имя. Каллиан, что на древнеэльфийском наречии означало «волна». Сначала Серый Страж думал провести это время с ней, но потом понял, что просто не может смотреть в её улыбающееся лицо, в её сияющие глаза, из которых через некоторое время, может быть уйдёт жизнь.
- Здравствуй, Алистэр. - И он, очнувшись от своих размышлений, обнаружил, что забрёл на псарню. Воин и раньше часто приходил сюда, когда искал душевного покоя. Ведь только здесь он мог почувствовать себя почти как дома...
Когда-то в Рэдклифе, в котором Серый Страж рос до двенадцати лет, ему на десятилетие подарили щенка мабари. Так вышло, что он был там единственным существом, преданно любившим одинокого, нелюдимого мальчика. Когда Алистэра через два года отдали в храмовники, ему не разрешили взять пса с собою. Расставаясь с ним, он плакал первый и последний раз в своей жизни.
А в Остагаре сейчас как раз расположился целый легион воинов, сражавшихся вместе именно с мабари - боевыми гладкошёрстными волкодавами, чей рост достигал человеку до середины бедра. Легионер и собака словно составляли единое целое, и люди считали их полноправными воинами, равными себе. Псов холили и оберегали, об их ранах они заботились в первую очередь, подчас забывая о себе.
Сначала воины презрительно смотрели на «бездумно лезущего на рожон» храмовника, хотя и не останавливали его, пребывая в уверенности, что четвероногие легионеры сами быстро вылечат его от глупости, пусть и возможно самой дорогой ценой, но... Алистэр, не страшась огромных зубов, спокойно заходил в загоны к собакам. Те, гордые до лютости, почему-то позволяли ему прикасаться к себе, а завоевав доверие псов, он обрёл и уважение их хозяев. Кроме того, будучи Серым Стражем, он мог не бояться скверны, и всегда с готовностью помогал лечить животных, раненных порождениями тьмы.
Псарня - это было единственное место, где Алистэр мог отдохнуть душой и ни о чём не думать, и вот в минуты высочайшего духовного накала, ноги сами принесли его сюда.
- Здравствуй, Реднар.
- Давно тебя не было видно, - ответил псарь, дружелюбно улыбнувшись ему.
- Да вот, готовил к Посвящению новых рекрутов, - отозвался храмовник, опираясь на ограду локтями так, что его расслабленные кисти свешивались с той стороны. Кому другому, подобная дерзость, тут же стоила бы откушенных пальцев, но Алистэра, мокрые носы, тыкающиеся в ладонь, лишь бережно обнюхивали, а некоторые псы - из тех, которых он когда-то помогал лечить, позволяли ему погладить или даже потрепать себя за ухом.
- Понятно, - «значит, переживает», - про себя подумал Реднар, а вслух произнёс:
- И все-таки, сколько смотрю на тебя, столько поражаюсь. Даже со мной эта куцехвостая братия, не позволяет себе таких нежностей. Может, ты знаешь, какое-нибудь волшебное слово, храмовник? Не жадничай, поделись, а то у нас тут с последнего боя осталось много одиноких псов, так они ни еду не берут, ни лечить себя не позволяют.
- И многих из них, ты уже потерял? - быстро спросил Алистэр.
- Почти всех...
- А дойти до моего шатра, тебе конечно, было тяжело! - вспылил храмовник.
- Я дошёл. Мне сказали, что ты в Диких Землях.
- Прости, Реднар. Я погорячился. Покажи их мне, может, кому-то ещё не поздно помочь.
Вместе они подошли к загону с больными собаками. Четверо из них уже умирали, но один мабари, тёмно рыжий, с чёрной маской на морде, ещё сопротивлялся болезни.
- Я пытался дать им лекарство из тех трав, которые ты принёс мне в прошлый раз из Диких Земель, но они не стали есть его.
- Дай мне, - и взяв кусочек мяса и склянку с отваром, Алистэр зашёл в загон. Страдающий от боли пёс тихо, угрожающе зарычал, но человек подойдя, без страха опустился перед ним на колени, и начал что-то тихо, успокаивающе говорить. Протянув руку, храмовник взял его за холку. Мабари, жалобно взвизгнув, попытался было отпрянуть назад, но тот не позволил.
Раскрыв пасть со страшенными клыками, Серый Страж резким движением опрокинул в неё лекарство и быстро прижал к груди голову пса, не давая ему выплюнуть его. Тот рванулся изо всех сил, но человеческий голос продолжал звучать, и пёс понемногу успокоился. Алистэр отдал ему поощрительный кусочек мяса и, погладив волкодава, поднялся, отряхивая колени.
- Ну, Алистэр, ты не храмовник, ты - волшебник! - восхищённо произнёс псарь.
- Даже в шутку не называй меня так! – притворно нахмурился Алистэр, и улыбнувшись, добавил, - будем надеяться, что теперь твой пёс поправится.
Он посмотрел на солнце, которое было уже почти в зените. - Что ж, мне пора. Удачи тебе в битве, Реднар.
- И тебе удачи, Алистэр. Надеюсь, что все твои рекруты смогут пройти Посвящение. Нам необходимо ещё несколько таких же отличных Стражей, как ты!
...

Когда Алистэр быстрым шагом подошёл к Святилищу, всё уже было готово к обряду.
- Не стану скрывать: мы, Серые Стражи, дорого платим за то, чтобы стать теми, кто мы есть. Проходя Посвящение, мы рискуем своей жизнью. Но нет в мире более почётного звания, чем быть одним из нас, - говорил в это время Дункан, трём стоящим перед ним новобранцам, - и спрашиваю вас ещё раз, готовы ли вы?
- Да, мы готовы, - хором, на редкость слаженно, отозвались они.
- Хорошо. Во время первого Мора, когда ничто казалось, уже не спасёт от гибели род людской, первый из нас испил кровь порождения тьмы, и сумел укротить в себе эту скверну. С тех пор минуло много веков и, раз за разом проходя через это последнее испытание, всё больше становится на земле Серых Стражей.
В этом источник нашей силы и залог нашей победы. Благодаря этому, мы на расстоянии чувствуем приближение порождений тьмы и самое главное - можем одолеть Архидемона, - наставник пристально посмотрел в лицо каждому из рекрутов.
Кто-то уже растерялся от услышанного, кто-то просто отчаянно трусил, и только в одних глазах не было ни тени сомнения.
«Для того чтобы одолеть скверну и подчинить её себе, нужна огромная сила духа», - думал в это мгновение Алистэр, стоявший позади новобранцев, и не видящий то, что сейчас открылось наставнику.
Чуть качнув головой, Дункан, уже зная, чем закончится Посвящение, неторопливо продолжил:
- Мы говорим не много, но эти слова звучат с самого первого ритуала. Алистэр, ты готов?
- Призываем вас братья и сёстры, будьте с нами, сокрытыми тенью, разделив с нами долг, от которого нельзя отречься. И если суждено вам погибнуть, знайте, ваша жертва не будет забыта, и однажды мы все присоединимся к вам, - произнёс слова древнего обряда Серый Страж и склонил голову.
По знаку Дункана, новобранцы дружно шагнули вперёд и взяли с алтаря серебряные чаши, покрытые старинными рунами.
- Вы трое одновременно выпьете сейчас эту кровь. Ради жизни людей и всеобщего блага, да отдайтесь вы этой скверне!
Трое рекрутов одним движением поднесли к губам кубки и сделали по глотку...
Чудовищная боль пронзила эльфийку насквозь, и она замертво рухнула бы на каменные плиты святилища, если бы Алистэр не успел её подхватить. Девушка сразу потеряла сознание, даже не узнав, что упавшим рядом с ней Джори и Давету, не было суждено подняться уже никогда.
Оба они были мертвы.
...

Очнувшись на постели в своей палатке, Каллиан увидела стоявшего у изголовья Алистэра, который, по непонятной для неё причине, явно чувствовал себя крайне неловко.
- Поздравляю, - ровно произнёс он, стараясь не встречаться с нею взглядом. - Теперь ты - одна из нас, - и храмовник поспешил уйти.
Когда девушка, немного придя в себя, направилась на поиски Дункана, она почти сразу увидела его вместе с Алистэром. Старший Страж за что-то строго выговаривал Младшему, но храмовник, не опуская перед наставником непокорных глаз, решительно ему возражал. Увидев подходящую к ним эльфийку, они замолчали.
- Ты справилась, Каллиан, - произнёс Дункан, скупо улыбнувшись ей, - я в тебе не ошибся. Прими эти доспехи, отныне и навеки причисляющие тебя к нашему Ордену. Близится решающее сражение и то, что сегодня наши ряды пополнились ещё одним Серым Стражем, очень важно для нас.
- Ещё... одним? - недоумённо переспросила девушка, - а как же...
- Они погибли, Каллиан. Скверна погубила их. К сожалению Давет и Джори не смогли пережить Посвящение. - Видя, как она удручённо опустила голову, Дункан продолжил, - сейчас не время для скорби. С гор спускаются орды порождений тьмы и через несколько часов, они будут уже под стенами Остагара.
В это время к ним подбежал молоденький оруженосец с гербом короля на щите. Взглянув на него, наставник устало промолвил:
- Меня зовёт король. Каллиан, я хочу, чтобы ты пошла со мною на военный Совет. Его Величество хотел узнать, как прошло Посвящение. А для Алистэра, у меня есть другое задание: ему нужно о многом подумать наедине, - и со значением посмотрев на Серого Стража, Дункан увёл с собой девушку.
...

Храмовник, нахмурившись, смотрел им вслед, вспоминая слова наставника, сказанные после Посвящения, когда он принеся Каллиан в её палатку, не сразу вышел оттуда, дождавшись сперва того, чтобы она очнулась. Дункан подозвал его к себе, и прямо высказал всё, что считал нужным.
- Алистэр, она тебе нравится и я это вижу. Но она эльф и даже не будь вы Серыми Стражами, а ты - тем, кто ты есть, у вас бы ничего не вышло. Каллиан ненавидит людей и видит Создатель, у неё есть для этого повод.
- Дункан, прошу тебя... не вмешивайся.
- Я и не собираюсь. Она и сама с тобой справится. Девчонка просто вдребезги разобьёт тебе сердце и то, что сделала с тобой Элана, покажется тебе сущей мелочью, по сравнению с этим!
- Каллиан не такая, как та!
- Вот именно поэтому, ты и должен держаться от неё подальше! Она способна только на серьёзные чувства, а ты не можешь взять на себя такую ответственность!
«И почему Дункану непременно нужно поучать меня? Он что, по-прежнему считает меня мальчишкой, нуждающемся в постоянной опеке?» Ты сам допустил промах. Не надо было показывать ему свои чувства. Не надо было сломя голову кидаться к падающей эльфийке. Ну, набила бы себе шишку, ничего страшного. А теперь наставник глаз с вас обоих не спустит, а то и вовсе постарается разлучить.
«Ничего у него не выйдет! - строптиво подумал Алистэр. - я никому не позволю отнять у меня эту девчонку! Хватит с меня того, что я сам чуть не умер, глядя, как она падает!» - у него тогда и в самом деле чуть не остановилось сердце, и лишь когда воин понял, что с ней ничего не случилось, он смог перевести дух.
«Что ж, раз у меня есть немного времени, нужно успеть хоть немного поспать. Прошлые сражения всегда длились целую ночь, а раз сегодня оно будет решающим, нужно хотя бы отдохнуть перед встречей с Архидемоном», - и Алистэр, беспечно хмыкнув, отправился в свою палатку, где не смущаемый больше никакими тревожными мыслями, тут же заснул.
«Вот Дункан разозлился бы, увидев меня сейчас», - успел проказливо подумать Серый Страж, прежде чем провалился в беззаботный, сладкий и глубокий сон молодости.
...

Когда они вошли в огромный королевский шатёр, все участники Военного Совета уже были там.
Король увлечённо убеждал в своей правоте высокого, седовласого полководца, с худым, покрытым шрамами лицом бывалого воина.
- Не сомневайся, Логейн, - горячо говорил ему Кайлан, - мы заманим их в ловушку, а ты, ударив с тыла, закрепишь нашу победу.
- И всё-таки у нас мало сил для такого манёвра. Не лучше ли укрыться за стенами форта, и дождаться войска из Рэдклифа? – сомневался тот, не спеша заражаться уверенностью молодого короля.
- Мой дядя что-то не торопиться в бой на этот раз. Но Орлей ближе его владений и, можно было бы послать за подкреплением туда...
- Нет, Кайлан! Мы ещё не забыли, как тридцать лет назад с огромным трудом скинули с себя их вековое иго! Мы не забыли, как орлесианцы в течение ста лет грабили и разоряли нашу страну! И мы не позволим ни одной орлесианской собаке, вступить на нашу землю!
- Логейн, я всё это помню, но сейчас у нас с Орлеем мир! И даже будь ты не отцом моей венценосной супруги, а моим собственным, я всё равно не стал бы слушать твои возражения, если бы мог быть уверен в том, что они успеют прийти сюда вовремя!
- Но...
- Не спорь, Логейн, всё будет так, как я сказал! Моя армия вместе с Серыми Стражами выманит на себя основные силы противника, а ты по сигналу бросишь в бой своих людей!
- Хорошо, Ваше Величество, - согласился Логейн, смиряя злобу, и никто не заметил, как он отвернувшись, что-то прошептал сквозь зубы. Каллиан же была тут единственной эльфийкой, вследствие чего - единственной среди присутствовавших обладательницей великолепного слуха, и она удивлённо взглянула на старого воина, услышав: «Ничего, мальчишка, мы ещё посмотрим, кто скоро здесь будет... раздавать всем приказы». Но тогда, эти слова были лишены для неё всякого смысла. Она вспомнит их много позднее.
- Осталось решить, кто же подаст сигнал.
- Пусть отправятся лучшие. Я хочу чтобы огонь на башне зажгли Алистэр и новый Серый Страж!
- Не слишком ли почётную задачу ты доверяешь Серым Стражам? - возмущённо вскинулся Логейн, - мои люди прекрасно справились бы с ней сами!
Стоявший рядом Мильтэн, услышав имя Алистэра, тоже счёл нужным высказать своё мнение:
- Почему бы вам не поручить столь важное дело моим магам? - спросил он, но ему тут же возразила Преподобная Мать, решительно произнёсшая, что: «никто здесь не захочет, доверить свою жизнь волшебникам».
Король же, не обращая внимания на спорящих соратников, с улыбкой обратился к Дункану:
- Что скажешь, старый друг, сумеют они справиться с заданием?
- Несомненно, Ваше Величество, - негромко, но уверенно ответил тот, чуть поклонившись ему.
- На том и порешим. Огонь зажгут Серые Стражи.
- Но, Кайлан...
- Довольно, Логейн! Мне кажется, что иногда ты забываешь, кто здесь король!
«Это очень скоро изменится», - снова послышалось Каллиан, а вслух он с деланной покорностью произнёс:
- Простите, Ваше Величество. Я немедленно прикажу своим войскам занять наше место в засаде, - и полководец, ни на кого не глядя, гордо удалился.
- Что ж, пора выступать, - произнёс король обращаясь ко всем, и повернувшись к Серым Стражам, добавил, улыбнувшись девушке:
- Почему-то я не был удивлён, увидев тебя. Надеюсь, Дункан не зря назвал тебя лучшим рекрутом за последние несколько лет..., не считая конечно, Алистэра..., - Дункан бросил ему предостерегающий взгляд и Кайлан договорил:
- На вас возложена очень серьёзная задача. От её выполнения зависит успех всего нашего замысла.
- Мы не подведём... Ваше Величество, - всё-таки добавила она.
Тот понимающе улыбнулся и подытожил:
- Что ж, завтра, когда мы начнём отмечать нашу победу, первый тост по-праву будет: «За короля, За Серых Стражей», - и засмеявшись, Кайлан отпустил их.
...

Когда же некоторое время спустя, Дункан объяснил их задание Алистэру, Каллиан даже поразилась, в какую ярость внезапно впал храмовник:
- Это что, шутка?! Я что, желторотый юнец, которому нельзя дать оружие в руки, а то глядишь, поранится?! С какой стати я должен лезть на эту башню, когда все мои братья будут сражаться?!
- Это приказ Кайлана...
- Плевал я на его приказы!
- Алистэр, мы не одни, - гневно оборвал его Дункан, - и если ты не хочешь делать то, что велит тебе твой король, ты сделаешь так, как велю тебе я!
- Наставник...
- Да, я твой наставник! И ты будешь делать то, что я скажу! Вы оба отправитесь на башню и зажжёте огонь! Это может быть и не сложно сделать, но без этого сигнала Логейн не будет знать, когда ударить его войску!
- А после этого мы сможем принять участие в сражении? - осмелилась подать голос Каллиан.
- Вы вступите в бой вместе с Логейном... не спорь со мной, Алистэр! - снова повысил голос он, видя как тот опять пытается возразить, - всё, у нас нет больше времени на разговоры. Сражение вот-вот начнётся.
- Да присмотрит за тобой Создатель, Дункан, - совсем другим тоном произнёс Алистэр.
- Да присмотрит Он за всеми нами, - отозвался наставник и отправился вниз, где в свете факелов сверкали золотом доспехи короля. Серые Стражи ещё некоторое время наблюдали, как серебряная кольчуга Дункана мелькает вдали, а потом переглянувшись, быстро направились к башне, темнеющей за мостом.
Пока они шли, по долине разнёсся многоголосый клич: «За Фэрелден!» и битва началась.
...

Когда они пересекли мост, Алистэр внезапно остановился:
- Слушай, Каллиан, я уверен, что ты и одна прекрасно справишься. Там должны были оставаться наши люди. Отправляйся наверх и сделай всё, как сказал Дункан.
- А как же ты?
- А у меня на поле боя свидание с порождениями тьмы, и я никак не могу на него опоздать, - он повернулся и уже отправился было вниз, когда она окликнула его.
- У меня другое предложение, Алистэр. Мы вместе дойдём до башни и ты прикажешь тем, кто её охраняет, подняться и зажечь огонь. А потом мы с тобой отправимся на твоё свидание. Пойдёт?
- Послушай, Каллиан, я всё ещё главный между нами и я приказываю тебе...
- Нет.
- Нет? - изумлённо переспросил он, - что значит «нет»?! Да как ты смеешь, ослушаться моего приказа?!
- А я беру пример с тебя. Ну, про приказ короля, я, так же как и ты, ещё могла бы «позабыть»..., всё-таки он человек, и я его совсем не знаю... Но пойти против воли наставника... на это я бы не смогла решиться в одиночку... Алистэр, ты - мой герой. Я теперь всегда буду поступать так же, как ты. И догадайся, про чей приказ я «забуду» сейчас в первую очередь?
У храмовника на протяжении всей её речи от возмущения покраснело не только лицо, но и шея, и даже уши... Он хотел было заорать, но помятуя о прошлом опыте, понял, что этим её не проймёшь.
- О, Алистэр, да с тебя сейчас искры посыплются. Полезли скорее на башню, мы там как раз тобой костёр и подожжём.
Он не выдержал и засмеялся:
- Ладно, упрямая девчонка, твоя взяла. Пошли скорее, пока они там внизу без нас их всех не перебили.
...

Но подходя к башне, грозно возвышающейся над прилегающей горной долиной, они в нерешительности остановились.
- Странно, - медленно сказал храмовник, - здесь же всегда была охрана...
Стражи прошли ещё немного, и он вдруг схватил её за руку:
- Ты чувствуешь, Калли? Здесь порождения тьмы! - и воин, выхватив меч, бросился к воротам.
Ворвавшись внутрь, они принялись расшвыривать генлоков, лезущих со всех щелей, ожесточённо прорубаясь к лестнице наверх.
На втором этаже Алистэр с эльфийкой неожиданно обнаружили небольшую кучку ратников, обречённо отбивающихся от превосходящих их в несколько раз числом, гарлоков. Навалившись на них с двух сторон, воины объединили свои усилия, и под предводительством Серых Стражей стали подниматься всё выше и выше.
Но врагов было слишком много, и на каждом этаже они теряли кого-то из своих, пока наконец, кроме них двоих никого не осталось. Последнее отчаянное усилие... и Серые Стражи выкатились на открытую площадку, венчающую башню, где на их счастье, всё было приготовлено для огромного костра. Алистэр захлопнул крышку над отверстием, через которое они проникли наверх, и завалил её двумя огромными, тяжеленными бревнами. Снизу сразу же застучали топоры генлоков, но Серые Стражи, словно забыв про них, стояли на вершине, глядя на поле боя, видимое отсюда как на ладони.
Армия короля постепенно втягивалась в узкое ущелье из которого не было выхода, увлекая за собой многократно превосходящие её полчища порождений тьмы. Форт уже кое-где горел, но всё это ещё можно было исправить...
- Кайлан и в самом деле очень одаренный полководец, - одобрительно произнёс Алистэр, - это была отличная мысль! Смотри, Калли, они заманили в ловушку почти всю их орду! Теперь стоит Логейну ударить с тыла, и капкан захлопнется! Сейчас мы зажжём сигнальный огонь, и когда старый воитель придёт королю на помощь...
- А если... он не придёт? – вспомнив вдруг, подслушанное на Совете, тихо произнесла Каллиан и воин вздрогнул.
- Тогда... тогда они все погибнут..., - медленно проронил он. Стук за их спинами внезапно прекратился и, обернувшись, они увидели, как гарлоки пытаются прорваться через раскуроченные створки.
- Разжигай огонь, Каллиан! - крикнул ей Алистэр, не давая лезущим наверх тварям подняться на площадку.
Костёр уже вовсю пылал, и девушка уже давно помогала храмовнику сдерживать натиск порождений тьмы, а звуков горна, зовущего в атаку, всё также не было слышно.
Неравный бой на вершине башни не ослабевал ни на мгновение, не позволяя им даже дух перевести. Серые Стражи успели потерять счёт убитым тварям, и костёр уже почти прогорел, а помощь всё не шла.
- Где же Логейн?! - в бешенстве крикнул храмовник, не пуская рвущихся к огню гарлоков, - он давно должен был подойти! - И Серый Страж ударом ноги опрокинул огромную чашу с промасленными горящими брёвнами прямо в отверстие, через которое лезли всё новые твари, отрезая им путь наверх, рассудив, что им с Каллиан, скорее всего, уже не суждено спуститься с башни.
- Алистэр... - еле выговорила девушка побелевшими губами, протягивая руку. Серые Стражи окаменев от бессилия и боли, молча смотрели, как погибает армия короля. Даже на таком расстоянии было видно, как две сверкающие в свете горящего форта, точки, золотая и серебристая, сдерживают натиск тварей, но вот новая волна порождений тьмы, нахлынув, поглотила их.
- Алистэр, это... это же были... король... и Дункан..., - всхлипнув, прошептала она, закрыв рот рукой. Тот, не ответив, развернулся и, отшвыривая горящие поленья, стал расчищать себе проход вниз на лестницу. Сразу поняв, что он задумал, Каллиан кинулась было наперерез, чтобы остановить его.
- Прошу тебя, не надо, ты им уже никак не поможешь! - она взглянула в его лицо, и чуть не отшатнулась, до того страшным оно было. Рассечённое скользящим ударом, чёрное от копоти, на котором лютым бешенством горели побелевшие глаза, оно было искажено гримасой ярости и страдания. Алистэр, не отвечая, резко оттолкнул её и кинулся на генлоков, вновь полезших наверх.
«Что ж, - подумала Каллиан, поправляя шлем, - пусть я была Серым Стражем всего лишь один день, но зато, за каждую минуту моего пребывания в Ордене, было заплачено жизнью одной из этих тварей!» - и она, подняв оружие, снова встала с храмовником плечо к плечу.
...

Серые Стражи уже давно потеряли счёт времени. Они уже еле держались на ногах. Они уже были почти мертвы.
И вот наконец, Каллиан, истекая кровью, молча поникла у ног храмовника, а он всё рубил и рубил новых порождений тьмы, пока, наконец, с неимоверным трудом отбросив очередную атаку, не упал рядом с ней. Умирая, Алистэр последним усилием сумел подтянуть к себе бесчувственное тело девушки и всё-таки поцеловал её.
- Люблю тебя..., моя взбалмошная девчонка, - с трудом произнёс он и, не спуская глаз с её лица, стал медленно отходить в мир иной..., и в это же мгновение, с неба раздался чудовищный рёв и шум гигантских перепончатых крыльев.
«А вот..., и Архидемон», - успел подумать Серый Страж, теряя сознание.
Между тем, огромный Дракон сел на каменную площадку и одним взмахом крыльев смахнул оттуда всех порождений тьмы. Послав огненную струю в отверстие, он поджёг башню изнутри, сделав невозможными любые попытки пробраться наверх. Огромное чудище опустило крыло, и... с его спины соскользнул человек. Если бы Стражи были в сознании, то сразу узнали бы его, а вернее её.
- Это она! - крикнула Морриган, подбегая к ним. Сверкнула яркая вспышка и бесчисленные раны, покрывающие тела отважных воителей, тут же затянулись. Волшебница легко вскочила обратно на спину Дракона, а тот, взмахнув огромными крыльями, на мгновение завис над пылающей башней и, бережно подхватив два бесчувственных тела, полетел прочь.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус