Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 4. Хижина колдуний. Начало пути.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Спутники

Открыв глаза, Каллиан несколько раз изумлённо моргнула, но виденье не исчезло. На нее улыбаясь, смотрела Морриган - колдунья, встреченная ими в Диких Землях.
- Где я? - прошептала девушка, пытаясь приподняться на постели.
- В доме моей матери.
- Как я попала сюда? И... где Алистэр?!
- Мы... моя мать и я, спасли вас обоих из горящей башни. Ты что, и вправду ничего не помнишь?
- Нет, прости... я долго была без сознания?
- Почти целые сутки. Твой друг меня совсем замучил, спрашивая, когда же ты, наконец, очнёшься. Можно конечно, было бы восстановить твои силы заклинанием, но когда бы его действие закончилось, ты снова упала бы замертво.
- Морриган, спасибо тебе...
- Не мне. Скажи спасибо моей матери. Она почему-то непременно хотела спасти именно вас двоих, - колдунья фыркнула, - хотя будь на то моя воля, я предпочла бы избавить от смерти вашего короля. Или, если уж выбирать из Серых Стражей, то кого-нибудь гораздо более опытного и знающего, чем вы!
- Прости, что мы не оправдали твоих ожиданий... Но почему же тогда, вы и в самом деле, не спасли кого-то другого?
- Выбора уже не было, - чуть запнувшись, отмолвила та, - когда мы прилетели на место сражения, все уже были мертвы и только на вершине башни ещё сопротивлялись два Стража.
- Прилетели? Но как?
Морриган снисходительно улыбнулась и продолжила:
- Ты о моей матери, ведь знаешь только её имя, я права?
- Да, ты называла его тогда, на болотах... Флемет?
- Флемет - могущественнейшая ведьма Диких Земель, живущая здесь ни одно столетие. Никто не знает откуда она пришла, но сила её век от века только возрастает. Многие являлись сюда, пытаясь снискать славу победителя древней колдуньи. Болота поглотили их.
- Так ты поэтому, была так нелюбезна, увидев нас впервые?
- Твой друг - храмовник, а мы – маги-отступники. Нашей взаимной ненависти уже много веков. Не с нас началась она, и не нами закончится.
- Но Алистэр - не храмовник...
- Ты лжёшь! - вспылила ведьма и, уже по-новому глядя на эльфийку, продолжила, - не ожидала от тебя такого я... не думала, что страх тебя, вдруг лгать заставит...
- Прости, но я совсем не то сказать хотела... - от волнения, поняв, что она чуть не утратила, так тяжело доставшееся ей, расположение колдуньи, Каллиан невольно заговорила так же, как и та - нараспев произнося слова. Тут же девушка успела подумать, что Морриган ведь может и решить, что, подражая ей в манере речи, она её нарочно передразнивает, но ведьма кажется, ничего не замечала.
- Его и в самом деле, готовили в храмовники когда-то. Но не успел он стать одним из них! На нём нет крови магов, Морриган, клянусь! Таких как ты, он никогда не убивал!
- Ну хорошо, тебе я верю, Каллиан, пока... Но только ты не жди, что я и с ним любезна буду.
- Ты не ответила, на мой другой вопрос. Ты мне сказала, что вы прилетели к нам на башню... Как это возможно?
Ведьма успокоилась и вновь заговорила как обычно.
Много позже Каллиан узнает, что Морриган произносит слова нараспев, только когда собирает в себе всю свою духовную силу, готовясь для огромного магического посыла... И в тот раз решив, что она ошиблась в девчонке, колдунья собиралась тут же её и уничтожить, невзирая на строгий запрет своей матери. Эльфийка снова чудом избежала смерти, но тогда она об этом даже не догадывалась, с интересом слушая рассказ Морриган:
- И я, и моя мать умеем делать то, что не подвластно большинству других магов. Мы умеем менять обличье.
- Так вы - оборотни? - восхищённо переспросила Каллиан, - я о таком слышала только в сказках!
- В таком случае, на твоём месте я бы поверила им. «Сказками» невежественные и трусливые людишки называют то, что разум их не в состоянии постичь. Или то, что навсегда ушло из этого мира, как, например грифоны, на которых когда-то - во времена владычества Драконов, летали в бой Серые Стражи. А теперь все они живут только в старых легендах, и о них напоминают разве что изображения на ваших стягах и крылья на ваших шлемах, - кивнула Морриган на доспехи девушки, лежащие рядом с кроватью.
- Ладно, одевайся, а то там твой храмовник уже весь извёлся, всё хочет убедиться, что ты в порядке.
- Он вовсе не мой, - произнесла Каллиан, покраснев от её тона.
- Да, я так и подумала, - усмехнулась та, выходя.
...

Выглянув наружу, Морриган увидела Алистэра, смотрящего на солнце, поднимающееся из-за холма. «Ну, за что мне, это наказание?! - со злостью подумала она, - почему, ну почему из всех Серых Стражей, уцелел именно этот храмовник?!»
Он сразу же ей не понравился, ещё тогда, при встрече в Святилище. И узнав его в спасённом воине, Морриган даже зашипела от ненависти. Но мать была непреклонна и она не посмела ослушаться. В конце концов, для неё это тоже было важно. Превозмогая себя, колдунья попробовала было на нём свои чары, но тут же убедилась в тщетности своих усилий. Мало того, что Алистэр оказался храмовником, так он ещё и был влюблён в эту остроухую девку!
Когда та была без сознания, глядя на его страдания, Морриган даже успела посетить мысль о том, а не помочь ли ей перейти в мир иной, но здравый смысл возобладал. Неопытная эльфийка по-крайней мере терпимо относится к магам, а если её не станет, этого упёртого, закостеневшего в своих заблуждениях воина, никакими посулами не заставишь взять её с собой, а ведь от этого зависел весь успех их с Флемет замысла...
Колдунья приблизилась к Алистэру и коротко сказав ему в спину: «Она тебя ждёт», - тут же развернулась, скрываясь из виду.
...

- Морриган сказала, что тебе лучше, - промолвил он, заходя в комнату.
Каллиан не ответила, поражённая тем, как изменилось его лицо. Обычно чисто выбритое, оно покрылось щетиной, осунулось и похудело, глаза в чёрных кругах от бессонных ночей запали, нос заострился. Его черты будто окаменели, застыв маской обречённости. Внешне Алистэр был совершенно спокоен и, если бы не выдававшее его лицо, за деланным равнодушием, нельзя было бы различить страдающей души храмовника.
«Мне бы так владеть собой», - подумала девушка, а вслух произнесла лишь:
- Да, спасибо, со мной уже всё хорошо. А с тобой...
- Я в порядке, - быстро перебил он, отвернувшись. Она подошла и робко провела рукой по его напряжённой спине. Алистэр вздрогнул от её прикосновения и обернулся к ней.
- Мне жаль, Алистэр. Мне так жаль...
- Там были все мои друзья. Там были король... и Дункан..., - еле слышно проронил он.
- Ты сделал всё, что было в твоих силах...
- Нет, не всё! Я должен был сражаться рядом с ними!
- Но...
- Не спорь со мной! Наши усилия оказались напрасны! Этот сигнальный огонь..., - он запнулся, но взяв себя в руки, закончил, - никому не был нужен!
- Значит, было бы лучше, если бы ты погиб вместе с ними?
- Да! И потом, если бы Дункан отправился на башню вместо меня, он был бы жив сейчас! У него было столько опыта, он обладал Правом Призыва и он бы знал, что теперь делать! А я этого не знаю! Всё, что я умею - это сражаться! А что может сделать один воин против многотысячной орды порождений тьмы?!
- Отправив тебя на башню, он спас тебе жизнь. Не знаю, мог ли Дункан предполагать такой исход битвы, но он явно сделал это неспроста.
- С чего ты это взяла? - напряжённо спросил Алистэр, испытующе глядя в её лицо. «Он не мог ей сказать... он же мне обещал...»
- Там на Совете, король велел ему послать лучших и сам назвал твоё имя. Ты бы видел, как все там воспротивились этому решению Кайлана! Но Дункан отстоял тебя. Он не сомневался в тебе... в нас. И если так, то мы должны оправдать его доверие!
- Да что мы можем сделать, вдвоём?! - в отчаянии воскликнул он.
- Хорошо, - согласилась она, помолчав. - Давай всё бросим, удерём в какую-нибудь далёкую, глухую деревню и заживём там простой, размеренной крестьянской жизнью...
Алистэр внимательно посмотрел на неё и понял, что она имеет в виду, совсем не то, что показалось ему поначалу.
- ...а потом, придут порождения тьмы и всё уничтожат... Нам не спрятаться от них, Алистэр! Мы должны сражаться и победить!
- Но как?!
- Пока не знаю! Но должен же быть какой-то способ! - они вдруг поняли, что давно уже не одни в комнате. Древняя колдунья, молча слушавшая в стороне, неторопливо подошла к ним.
- Что вы решили? - старым, надтреснутым голосом спросила она.
- Мы думаем...
- Мы будем бороться! - одновременно ответили они.
Флемет медленно перевела изучающий взгляд с одного лица на другое. «Да, в ней определённо что-то есть, в этой девчонке», - подумала она. Алистэр явно чувствовал себя рядом с ведьмой «не в своей тарелке», а она – смотрите-ка, стоит, не опуская глаз, перед могущественнейшим магом, чей взгляд и Морриган-то выдержать не может.
Каллиан и вправду с нескрываемым интересом разглядывала старую колдунью, о которой оказывается, ходило столько легенд. Когда-то Флемет наверняка была очень красива. Высокая, с гордой осанкой, не подвластной прожитым годам, она держалась с поистине королевским достоинством. Всё в ней дышало величием. На испещрённом же морщинами лице, сверкали неожиданно молодые, проницательные глаза.
- Так значит, несмотря ни на что, вы не сдадитесь?
- Нет! - решительно ответила эльфийка, - ещё не знаю как, но мы сумеем отомстить!
Алистэр с изумлением смотрел на молоденькую девчонку, в одночасье на его глазах, превратившуюся вдруг в бесстрашную воительницу. Она расправила худенькие плечи, вздёрнула гордую головку и, не опуская глаз под испытующим взглядом колдуньи, твёрдо проговорила:
- Пусть в Фэрелдене мы остались вдвоём, но в Орлее есть другие Серые Стражи. Мы отправимся туда и позовём их на помощь. Ты спасла нас, Флемет, и мы очень благодарны тебе за это, но если ты, ещё и укажешь нам дорогу к орлесианской границе, то мы вернёмся сюда с подкреплением и поможем тебе, очистив от этих тварей Дикие Земли!
- Щедрое предложение, - улыбнулась старая ведьма, - а потом?
- Мы будем искать союзников! Не может быть, чтобы все в Фэрелдене покорились воле предателя!
- Что ж, тогда я знаю, что вам поможет, - и с этими словами она протянула им... Древние Договоры.
- Но при встрече в храме Морриган сказала нам... - изумлённо выдохнул Алистэр.
- Она вам не лгала. Дочь в самом деле, ничего там не нашла, потому что я давно забрала их, чтобы сохранить.
- И как они помогут нам? - спросила Каллиан.
- Когда-то во времена первого Мора, перед лицом неминуемой гибели, все народы Фэрелдена объединились под нашими знамёнами, - сказал Серый Страж, благоговейно рассматривая древний пергамент, - сражаясь вместе, они победили. И тогда люди, маги, эльфы и гномы приняли решение. Перед угрозой Мора, Стражи могут призвать на помощь их всех и никто не вправе отказаться. За каждой из четырёх подписей на этом договоре, стоит армия... И если бы здесь был Дункан, он знал бы, что с ними делать...
- Но раз его нет, мы должны справиться сами! - отрезала Каллиан, видя, как при одном упоминании имени наставника, его глаза снова потухли и, взглянув на Флемет, с признательностью проговорила:
- Спасибо, тебе. Ты дала нам надежду и указала путь. Я обещаю, что сделаю всё, чтобы вознаградить тебя сторицей.
- У тебя будет возможность отплатить мне за услугу. И раньше, чем ты думаешь, - загадочно улыбнулась колдунья, удаляясь.
...

Оставшись одни, они некоторое время молчали, думая каждый о своём. Каллиан понимала, что без поддержки Алистэра ей не справиться. Но как вырвать его из пучины отчаяния, в которую он всё глубже и глубже погружался прямо на её глазах, она не знала. Решив, что всё что она может сделать - это выслушать его, девушка намеренно завела разговор о Дункане.
И Алистэра словно прорвало. Он говорил и говорил, о том каким замечательным человеком был погибший наставник..., о том что никто и никогда не относился к нему так, как Дункан..., о том сколько они пережили вместе, и как тот не раз спасал жизнь своему ученику...
Каллиан, не перебивая, слушала его излияния, пока он не иссяк, словно пересохший ручей. Видя, как Серый Страж, выплеснув всё своё горе, накопленное за последние два дня, обессилено замолк, она тихо проговорила:
- Наставник и вправду очень тебя любил. Дункан всегда отзывался о тебе с такой гордостью...
- Он для меня был больше чем отец!
Пытаясь отвлечь его от горестных мыслей, Каллиан решила расспросить Алистэра о его жизни до встречи с наставником:
- А что было с тобой до того, как тебя отдали в монастырь?
- Я родился в Рэдклифе, в самом начале зимы, и рос в доме эрла, приходившегося родным братом королеве - жене старого короля Мэрика, - уже гораздо спокойнее проговорил он, вспоминая. - Я был сиротой. Эамон воспитывал меня, но его жена меня невзлюбила. Ей всё казалось, что он уделяет мне подозрительно много внимания. И когда у неё родился Коннор, она потребовала у эрла, избавиться от меня.
- Но почему эрлесса относилась так к тебе?
- Не знаю. Может быть, думала, что Эамон - мой отец.
- А это, не так? - помедлив, спросила эльфийка.
- Нет! - отрезал Алистэр. - Я знаю эрла. Он никогда бы не отрёкся от своего ребёнка, даже от незаконного!
- Прости, я наверное, не должна была об этом спрашивать.
- Ничего. Я же мог тебе и не ответить, - отозвался он, а про себя добавил: «И так было бы лучше, для нас обоих. Потому что теперь, узнав правду, ты обвинишь меня во лжи. Хотя, с другой стороны, ты ведь можешь никогда и не узнать её...»
- Вас зовёт мать, - коротко произнесла вошедшая Морриган. Эльфийка обратила внимание, что та чем-то очень расстроена, но подозревая, что гордая колдунья всё равно ей не ответит, не стала задавать навязчивых вопросов.
...

- Вам пора уходить, - произнесла Флемет, увидев Серых Стражей, направляющихся к ней, - порождения тьмы уже близко, и скоро здесь будет не безопасно. А так как для того, чтобы защитить свой дом, мне придётся обратиться в Дракона, вам лучше покинуть это место как можно скорее, потому что я собираюсь выжечь эту долину дотла, не оставив тут ничего живого.
- Так вот какого Дракона, я слышал тогда на башне, - задумчиво произнёс Алистэр, а Каллиан спросила о другом:
- А Морриган? Она тоже станет Драконом?
- Нет, моя дочь для этого слишком молода. К тому же Дракон – как наивысшая форма оборотной магии, становится доступен нам лишь только после обретения материнства – ведь только став матерью, мы можем овладеть вершиной мастерства. - Ответила колдунья, метнув быстрый взгляд в свою дочь, как раз подходившую к ним, и явно слышавшую сказанное Флемет, чего собственно, та и добивалась.
Удовлетворённо хмыкнув, старая ведьма добавила, - не знаю, чем был обусловлен твой вопрос, но надеюсь, ты спрашивала не из пустого любопытства.
- Конечно, нет! Ведь вы - наши спасители, и я не хочу, чтобы с вами что-нибудь случилось.
- Что ж это хорошо, потому что настало время поговорить о благодарности. У меня есть к тебе только одна просьба, но для меня жизненно необходимо, чтобы ты её выполнила.
- Я обещаю исполнить всё, что ты пожелаешь, - горячо ответила ей Каллиан, не обращая внимания на предостерегающий жест Алистэра, пытавшегося уберечь её от принятия необдуманных обязательств.
- Морриган тоже нельзя больше оставаться здесь, она тут погибнет, - это было не совсем так, но Серым Стражам незачем было знать об этом, - поэтому я хочу, чтобы вы взяли её с собой.
Алистэр хотел решительно возразить, но не успел, так как девушка быстро проговорила:
- Хорошо. Мы так и сделаем.
- Она не будет вам обузой. Дочь очень сильный маг и вам никак не помешает её помощь, - довольно улыбнулась та.
- Было бы замечательно, если бы хоть кто-нибудь тут, спросил моего мнения по этому поводу, - процедила стоявшая тут же Морриган.
- Твоё мнение, меня не волнует, - отрезала Флемет. - Ты сделаешь так, как я сказала. Ты поможешь им, они - помогут тебе.
- Но если она не хочет идти с нами, - быстро произнёс Алистэр, у которого от предвкушения совместного путешествия с этой ведьмой, от злости даже скулы свело, - то зачем её заставлять?
- Ах, так ты против моего присутствия? - сразу же ощетинилась Морриган, - тогда я с радостью последую за вами! Ведь я же просто обожаю храмовников! Особенно в жареном виде по утрам!
- Довольно! - оборвала её мать. - Он - не храмовник, он - Серый Страж! И не смей забывать об этом!
Внезапно воители вздрогнули и переглянулись.
- А, вы тоже чувствуете их? - произнесла Флемет, взглянув на них, - да, порождения тьмы и вправду близко. Ну, раз всё решено, пора нам в путь. Я провожу вас.
Старая колдунья взошла на небольшую полянку, взмахнула руками и... на её месте вдруг возник огромный багровый Дракон, размерами в два раза превышающий домик ведьм, стоящий рядом. Морриган, поправив за спиною небольшой заплечный мешок, подбежала к Дракону и, вскочив на его крыло, лихо уселась на него верхом.
- Скорее, Каллиан, - крикнула она, протягивая руку девушке.
Эльфийка уже сидела, обнимая за талию Морриган, когда Алистэр внезапно заартачился:
- Я на Дракона не полезу! - строптиво произнёс он.
- Либо на спине, либо в его когтях, храмовник! Мне лично всё равно, что ты выберешь! - захохотала сверху колдунья.
Процедив что-то сквозь зубы, он подошёл к нетерпеливо переступающему огромными лапами ящеру и, легко взбежав по крылу, сел позади них.
- Держитесь крепче! - крикнула Морриган, и Дракон мощно взмыл вверх.
Оказавшись в воздухе, Каллиан чуть не задохнулась от восторга.
- Мы летим, Алистэр! Летим!
- Сиди спокойно, Калли, - сказал храмовник, крепко обнимая её, - а то, если Флемет не понравится, как ты тут на ней скачешь, она ещё перевёрнётся в воздухе.
- Это она может! - снова захохотала колдунья, и показала своим жезлом вниз на лужайку с их, кажущимся отсюда игрушечным, домиком, - смотрите, вот и они!
Проследив за её рукой, Серые Стражи увидели лезущих со всех сторон на полянку, порождений тьмы.
- Нельзя уходить, не попрощавшись! - с шальною злобой выкрикнула колдунья, вскидывая руку с жезлом. Тот засверкал как звезда, рассыпая вокруг себя искры, и на землю под ними обрушилась настоящая гроза, со шквальным ветром и огромным количеством молний, испещряющих каждую пядь земной поверхности.
Твари под ними заметались, разрываемые от прямых попаданий, но разряды быстро иссякли, и тогда Дракон снизившись, сделал круг над своим бывшим прибежищем, поливая уцелевших гарлоков огненной струёй. Это было жуткое зрелище и Каллиан невольно отвернулась, а ящер убедившись, что больше в живых никого не осталось, снова начал набирать высоту.
Болота быстро неслись под ними, сливаясь в одно сплошное буро-зелёное полотно, как вдруг эльфийка вскрикнула. Это храмовник невольно сжал руки с такой силой, что звенья кольчуги впечатались в её тело через рубашку.
- Смотри, Каллиан..., - прошептал он. Она повернула голову и сразу забыла о боли. На юге, справа от них дымились развалины Остагара.
Алистэр резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы.
- Морриган..., - впервые он обратился к колдунье по имени, - пожалуйста...
- Нет, храмовник, - отрезала она, - в этом нет смысла.
- Но мог же, там... хоть кто-нибудь спастись..., - прошептал он, еле справившись с голосом.
- Вчера мы были здесь ещё раз, рано утром. Поверь мне, тут никто не уцелел. Лишь горы мертвецов – на них же эти твари... Но если вам станет от этого легче, то знайте - мы их порядком подкоптили напоследок.
- Спасибо, - чуть слышно ответила за него Каллиан, почувствовав, как Алистэр на миг прислонился лбом к её плечу. Освободив правую руку, она быстро положила её поверх его руки, обнимающей её талию и крепко пожала. Он вздрогнул и, поймав своими пальцами её тонкие пальчики, на мгновение сильно сжал их в ответ.
Дальше все они летели молча.
...

На границе болот начиналась не так давно заброшенная большая дорога, которой Каллиан шла в Остагар вместе с Дунканом. Солнце было ещё высоко, и Дракон, приземлившись на небольшом холме, опустил крыло, позволяя им спешиться.
- Земля, - прошептал Алистэр, тут же упав на зелёную травку, где и остался лежать. Каллиан, у которой от непривычного напряжения последних нескольких часов, тоже ныло всё тело, превозмогая себя, всё-таки подошла попрощаться с Флемет.
Морриган стояла, обнимая Дракона за шею, а тот на короткий миг положил свою огромную голову ей на плечо. «Прощай», - бестрепетно промолвила колдунья. Тот посмотрел на них мерцающим, умным глазом и, фыркнув напоследок, взмыл в небо, чуть не сбив девушек ветром, поднятым гигантскими крыльями.
- Что развалился, храмовник? Вставай, нам надо до темноты успеть пройти большую часть пути до Лотеринга!
- И почему твоя мать не захотела отнести нас подальше, - проворчал он, поднимаясь.
- Ага, сейчас! Может, вас нужно было до самой столицы «с ветерком» доставить, в целости и сохранности, и всех ваших врагов помочь вам перебить?
- Нет уж, со своими врагами я расправлюсь сам! - процедил Алистэр, сузив глаза.
- Вот и хорошо, что ты так настроен, потому что сейчас мы идём в единственную на много дней вокруг, уцелевшую деревню, а по дороге туда можно встретить не только разбойников, но и отступающую армию полководца, предавшего короля - Логейна, так, кажется?
- Да... Логейна... - проговорил храмовник, чернея от ненависти.
- Поэтому предлагаю выступать немедленно, - бодро проговорила, ничуть не уставшая Морриган.
- Раз так - мы готовы, - вздохнув, отозвалась эльфийка и они двинулись в путь.
...

Какое-то время спутники шли не разговаривая, погружённые каждый в свои мысли, но потом Каллиан всё-таки осмелилась спросить у мрачной как туча колдуньи.
- Можно задать тебе вопрос?
- Попробуй, - искоса взглянув на неё, нехотя отозвалась Морриган.
- Если твоя мать способна обращаться в Дракона, почему же она не вызовет Архидемона на бой и не победит его?
- Древний Бог - бессмертен и его не одолеть ни магией, ни воинским умением. Лишь Серые Стражи знают, как убить его... «А вот вам, похоже, это не известно. Вы ведь даже не представляете, почему именно Серый Страж должен нанести ему последний удар... Прекрасно, и что же мне теперь делать?!» - мысленно вопросила колдунья.
- Алистэр, ты не знаешь как...
- Нет, Дункан ничего про это мне не говорил. Я спрашивал его как-то раз, а он только засмеялся и сказал, что я слишком молод, чтобы узнать об этом и вокруг достаточно более опытных Серых Стражей, которые прекрасно осведомлены о том, что делать, при встрече с Архидемоном... Он сказал ещё, что это не моя судьба..., - с горечью проговорил храмовник, - и вот теперь, когда это превратилось в мою цель, моё предназначение - я даже понятия не имею, о чём идёт речь!
- Тише! - оборвала его эльфийка, - Алистэр, ты чувствуешь?
- Порождения тьмы! - кровожадно оскалился воин и, увидев их, выхватил меч. Он бросился на тварей с таким ожесточением, рубя генлоков направо и налево, что Каллиан даже стало не по себе. Опьянев от ненависти, храмовник уже ничего не замечал вокруг себя, не видя никого, кроме уродливых порождений тьмы, которые так много отняли у него и которых он всей душой стремился уничтожить.
«В бою, где на тебя нападают со всех сторон, такая слепая ярость может дорого обойтись» - подумала Каллиан, краем глаза наблюдая за Алистэром. Воительница конечно, старалась держаться поближе к нему, чтобы прикрывать спину, идущего напролом храмовника, но она просто не успевала раскидывать их всех. Морриган же, была сейчас больше занята собственной безопасностью, чтобы думать о ком-то ещё.
В очередной раз взглянув на храмовника, эльфийка вдруг увидела сразу двух гарлоков, подкрадывающихся к нему сбоку, пока остальные, заманивая его в свой круг, медленно отступали. В одного из них она успела кинуть кинжал, а другой в это время, почуяв, что его заметили, стремительно кинулся на воина сзади.
Побелевшая Каллиан хотела позвать на помощь Морриган и даже открыла рот, но подмога пришла, откуда не ждали. На замахнувшегося гарлока прыгнул, неизвестно как здесь очутившийся, пёс. Огромный волкодав-мабари сбил порождение тьмы с ног и тут же разорвал ему горло. Оставив тварь, он отряхнул морду от попавших на неё капель крови и набросился на нового врага.
Алистэр оглянулся первый раз с начала сражения, и лицо его просветлело. Втроём они быстро прорвали почти уже сомкнувшийся вокруг храмовника круг. Убедившись, что воину больше ничего не грозит, Каллиан решила помочь колдунье, которая, судя по более редким вспышкам магического посоха, изрядно устала.
Наконец, всё было кончено, и девушки подошли в Алистэру, который сидя на корточках, гладил повизгивающего от удовольствия пса.
- Ты ранен, - сказала Каллиан, увидев на его груди кровь, сочившуюся сквозь пластины доспехов.
- А, ерунда. Царапина, - ответил храмовник и на его лице, первый раз за несколько дней, показалась улыбка, - этот пёс - один из тех, что были с нами в Остагаре. Наверное, он шёл по следу уходящей армии людей. Я помогал лечить его там, в лагере.
- И поэтому, эта блохастая псина сразу признала тебя своим хозяином? - брезгливо поинтересовалась Морриган.
- Это не «псина». Мабари очень умны и всё понимают, поэтому советую тебе быть полюбезнее, говоря о нём в его присутствие.
- С какой стати?
- Если он почувствует твою ненависть, то может счесть тебя своим врагом. И тогда он попросту съест тебя.
- Не понимаю, с чего вдруг, это должно меня волновать?
- С того, что он пойдёт с нами.
- Этого ещё не хватало! - вспылила Морриган, а мабари угрожающе заворчал.
- Хороший пёс, - снова улыбнулся храмовник, ласково трепля его по холке, - он знает, кого нам нужно опасаться, правда, Мабари?
- И ты позволишь ему, взять эту тварь с собой? - возмущённо спросила Морриган, обернувшись к эльфийке. Та же, задумчиво наблюдая за Алистэром, как раз размышляла о том, что тот впервые за всё время, прошедшее с битвы при Остагаре, немного отвлёкся от своей скорби.
- Прошу тебя, Морриган, будь терпимее к нему.
- Зачем это мне?
- Боевой волкодав может здорово нам пригодиться, и к тому же Алистэр с его появлением немного пришёл в себя.
- Чего не сделаешь, ради храмовника, - с презрительной усмешкой отозвалась Морриган и больше к этой теме не возвращалась, рассудив, что девушка была отчасти права.
Эльфийка же повернулась к Алистэру и, пряча смущение, уверенно предложила:
- Давай, я перевяжу тебя. Снимай доспехи... и не спорь со мной! - решительно повысила голос Каллиан, видя, что он пытается возразить. Раздевшись перед ней, Алистэр отчаянно покраснел.
«Как трогательно, - с усмешкой подумала Морриган, глядя на них. - Он же сейчас закипит, как котелок на огне, а она этого даже не осознаёт!» - хмыкнула про себя колдунья.
Наблюдая за тем, как эльфийка неумело пытается наложить Алистэру повязку, молодая ведьма только поморщилась и, пересилив себя, нехотя сотворила заживляющее заклинание.
Он с удивлением посмотрел на неё и колдунья быстро проговорила:
- Скажешь, хоть слово - сделаю, как было.
- О чём она? - непонимающе взглянув на неё, спросила Каллиан у воина.
- Морриган вылечила мою рану... - недоумённо ответил Алистэр.
- Спасибо тебе... - начала было, девушка, но та сразу же её перебила:
- Вот только не надо благодарности! Я делаю это не ради него. Если от твоей «умелой» помощи, он помрёт от заражения крови, мне тоже несладко придётся! Какой-никакой, а он всё-таки мужчина, - с удовольствием выговорила она, сделав вид, что не заметила, как при этих словах Алистэр невольно вздрогнул от незаслуженного оскорбления.
- А двум одиноким молодым женщинам в глазах окружающих, даже Древние Договоры в руках не помогут снискать должного уважения. Не жарить же мне всех подряд, пока они начнут к нам прислушиваться, - и она мило улыбнулась храмовнику.
- И всё равно, спасибо тебе, - упрямо повторила Каллиан, решив не показывать им обоим, насколько она задета пренебрежением колдуньи к её другу. Морриган не ответила, а храмовник, в который уже раз, подумал, что препираться с ведьмой - занятие совершенно бесполезное, да и ниже его достоинства.
«А Каллиан, вообще-то, могла бы и заступиться за меня, - грустно вздохнул он, - хотя какое там, я же для неё и не мужчина, я ведь - друг... и это ещё в лучшем случае ..., чтоб мне пропасть!»
- Завтра днём, мы будем уже в Лотеринге, - произнесла Морриган, - и вам нужно будет определиться, у кого просить помощи в первую очередь. От этого будет зависеть, куда мы двинемся дальше.
- Алистэр, как ты думаешь...
- Решай сама, Каллиан. Флемет передала Древние Договоры тебе, а значит, власть сейчас в твоих руках.
- Но, у меня же совсем нет опыта!
- Зато ты знаешь, что делать. Будь моя воля, я бы уже отправился на Глубинные Тропы, чтобы принять свой последний бой с этими тварями. Ты же – в отличии от меня, не утратила веру и хочешь продолжать бороться, поэтому, я отдаю тебе право принимать решения. Честно говоря, Каллиан, мне уже всё равно. Но, если ты не против, я тебе помогу, - предложил он, а про себя добавил: «Неужели ты думаешь, что я смог бы бросить тебя на произвол судьбы? Что бы ты не решила, я последую за тобой. Так или иначе, мне без тебя не жить...»
- Хорошо, - приговорила Каллиан, стараясь говорить твёрдо. - Значит сначала дойдём до Лотеринга, где постараемся собрать последние новости, а там уже будет видно. Давайте укладываться.
Морриган достала из заплечного мешка неожиданно большой кусок прочной и, наверное, удивительно лёгкой ткани с завязками по краям, пропитанной, судя по блеску каким-то зельем, и сноровисто срубив заклинанием несколько тонких деревьев, быстро соорудила себе подобие шатра.
- Надеюсь, - обратилась она к Серым стражам, наблюдающим за ней, - ваша псина сможет, если что, учуять врага и разбудить нас? - и не дожидаясь ответа, колдунья юркнула внутрь.
- Конечно, сможет, - произнёс Алистэр, ласково гладя пса, лежащего у его ног. - Ты никому не позволишь и близко к нам подойти, правда, Мабари?
- Почему ты называешь его «Мабари»? Почему не по имени?
- Его имени я не знаю, а назвать по другому - не имею права. Он утратил своё прозвище вместе с прежним хозяином, - и посмотрев на неё, воин спросил:
- Почему ты не ложишься спать, Каллиан? Уже почти полночь.
- Что-то не хочется.
- Но тебе нужно отдохнуть...
- Мне не даёт покоя одна мысль... - взглянув на Алистэра, она заколебалась было, стоит ли продолжать, но потребность поделиться с ним, сняв грех со своей совести, пересилила желание уберечь его от новой боли.
- Я всё время думаю о том, как можно было предотвратить то, что произошло со всеми нами.
- Этого нельзя было предотвратить! - отрезал воин.
- А что, если это не так? Что, если можно было избежать гибели армии, наших братьев... короля... Дункана?
- Каллиан, ты напрасно мучаешь себя и меня, - глухо ответил он.
- Нет, Алистэр. И пусть, ты возненавидишь меня, после того, что услышишь, я всё равно должна сказать тебе...
- Да что сказать?! Говори уже наконец, что ты из меня душу тянешь?! - не в силах более сдерживаться, воскликнул храмовник, глядя как она нерешительно теребит рукой завязки плаща.
Каллиан обречённо подняла на него несчастные глаза и, собравшись с силами, твёрдо проговорила:
- Алистэр, это я во всём виновата, - и эльфийка рассказала ему о том, что услышала на Совете.
Некоторое время воин сидел молча, глядя в огонь остановившимся взглядом, а девушка, ёрзая рядом, со всё возрастающим беспокойством, ждала его первых слов. Повисшая над костром тишина, стала уже просто нестерпимой, когда он наконец, произнёс:
- Не вини себя, Каллиан. Даже если бы ты сказала об этом раньше, тебе бы никто не поверил. Логейн, - с ненавистью процедил он это имя и как выплюнул следующие два слова, - «герой Фэрелдена». А ты - всего лишь новообращённый Серый Страж.
- Мне бы поверил Дункан, а ему бы поверил король!
- И всё равно, ничего бы не изменилось.
- Если бы Кайлан, не был так доверчив, - задумчиво проговорила она, помолчав, но он тут же гневно её перебил.
- Не тебе судить его! Король не мог знать, что тот, кто всю жизнь был другом его отца, окажется предателем! - и уже гораздо спокойнее продолжил, - Кайлан хотел этой битвы и всё равно ввязался бы в неё, будь на его стороне даже небольшая армия и Серые Стражи. Он слишком верил в свою счастливую звезду, ведь до этого, король не знал поражений, не раз выигрывая битвы с превосходящими силами противника!
- Но если бы он узнал об этом раньше, то смог бы изменить ход сражения и не оказался бы в ловушке!
- Если бы, Каллиан. «Если бы» - ключевое слово. «Если бы» он поверил, «если бы» изменил. Слова Логейна, ведь можно было истолковать и по-иному. Ведь можно было просто подумать, что он злится на то, что будучи прославленным полководцем, вынужден находится в подчинении у того, кто годится ему в сыновья.
- Но...
- Хватит, Калли. Этот разговор не имеет смысла. Перестань терзать себя, ты ничего не могла изменить.
- Алистэр!
- Спокойной ночи, Каллиан.
Полежав какое-то время, она шёпотом позвала его.
- Алистэр.
- Ну, что ещё? - недовольно буркнул он.
- Ты, правда, на меня не злишься?
«Глупышка», - подумал воин, а вслух деланно ворчливо проговорил, - правда. Дай же мне наконец, поспать, а то рассвет уже скоро.
Каллиан уже давно заснула, завернувшись в свой плащ, а он всё лежал без сна, глядя в звёздное небо и думал о том, что она сказала. Алистэр ни минуты не винил в произошедшем её, и дело было не только в его чувствах к девушке. Он и в самом деле сказал ей то, что думал по этому поводу.
Но вот Логейн, наверняка придумавший достойную причину, для своего позорного бегства с поля боя под Остагаром, был обречён. Полководец, чей злобный умысел против короля, был теперь безоговорочно доказан, заслуживал самой лютой казни, за то что совершил, и Серый Страж поклялся отомстить. «Не знаю как, но я доберусь до него и заберу его жизнь, пусть даже ценою своей» - подумал Алистэр и, успокоившись на этом, наконец заснул.
...

Каллиан ещё спала, трогательно свернувшись в комочек, и он не стал пока её будить. Морриган что-то готовила на огне и Алистэр, скрепя сердце, подошёл к ней поздороваться, решив больше не выказывать враждебности.
- У нас закончились запасы воды, - произнесла она, вместо приветствия, - пойди, принеси.
Воин, не сказав ни слова, собрал пустые фляги и отправился к ближайшему ручью. Когда он вернулся, колдунья протянула ему плошку, наполненную горячей кашей.
- Спасибо.
- Я кажется, уже упоминала, что совершенно не нуждаюсь в твоей благодарности. Так уж сложилось, что мы вынуждены путешествовать вместе, но не жди, что я буду источать любезность по отношению к тебе.
- А я этого и не жду... - равнодушно произнёс Алистэр, - но раз уж мы обречены, терпеть общество друг друга, то с твоей стороны было бы неплохо, изобразить хотя бы видимость дружелюбия.
- Не думаю, что ты стоишь таких усилий, - усмехнулась ведьма, - но раз ты так настаиваешь, то..., как залог нашей будущей «дружбы», ответь мне откровенно на один вопрос. Хотя навряд ли, ты со мною будешь честен...
- Что ж, говори, - и храмовник поднялся, собираясь пойти будить Каллиан, - а я уж как-нибудь сам решу, отвечать тебе или нет.
- Я вот чего, не могу понять..., - задумчиво произнесла колдунья.
Он молча ждал, когда Морриган продолжит и, видя, что она не торопится, нетерпеливо спросил:
- И чего же?
- Если ты так её хочешь, почему не скажешь ей об этом?
- С чего ты это взяла? - обескуражено спросил Алистэр, изумлённый дерзостью её вопроса.
- С того, что этого просто нельзя не заметить.
- И что же, по-твоему, ты заметила? - высокомерно поинтересовался Серый Страж.
- Я понимаю, храмовник, тебе кажется, будто ты очень хорошо скрываешь свои чувства, но со стороны виднее. Я же была тогда на башне и помню, как ты, будучи уже без сознания, прижимал к себе эльфийку. Спорим, что ты поцеловал её, думая, что умираешь?
Алистэр вспыхнул, но колдунья не дала ему и слова вставить:
- Я постоянно замечаю, как ты смотришь на неё, когда считаешь, что этого никто не видит... И потом, нет такого мужчины, который находясь рядом со мной, не выказал бы ко мне своего интереса, как к женщине. А раз с твоей стороны, я такового не наблюдаю, значит ты увлёкся кем-то другим. И кто же это? Ответ очевиден.
- Стало быть, ты не допускаешь и мысли о том, что просто не нравишься мне? – презрительно бросил Алистэр, решив, что она наверное, и вправду не осознаёт, что даже не будь в его жизни Каллиан, у неё всё равно бы ничего не вышло. Морриган слишком напоминала ему Элану – не только внешне, но и внутренне - такая же холодная, расчетливая стерва, не думающая ни о ком, кроме себя.
- Нет, храмовник, это невозможно, - самоуверенно засмеялась колдунья, - Там в Святилище, твои спутники, даже признав во мне ведьму, всё равно исподтишка продолжали пялиться на мои прелести. И возвращаясь к первоначальному вопросу, ответь мне, храмовник, почему ты ничего не делаешь, чтобы завоевать свою эльфийку? Ты что боишься оскорбить её невинность своими «низменными чувствами»?
Морриган не просто так хотела, чтобы он поскорее признался Каллиан. Просто это значительно ускорило бы развязку. Либо, эльфийка сразу отказала бы ему, а Страж со своей гордостью не стал бы её больше домогаться, либо, получив желаемое, он бы очень быстро остыл и обратил своё внимание на неё. Уж в этом Морриган не сомневалась, и потому её так мало волновало то, что они могут сойтись.
Она судила по себе. Вряд ли Каллиан, не имеющая никакого опыта в общении с мужчинами, смогла бы надолго удержать его. А вот ведьма, как женщина могла бы предложить ему гораздо больше, чем неискушённая эльфийка. И у колдуньи не возникало даже мысли о том, что в основе чувства Алистэра, лежит духовная привязанность, а вовсе не влечение плоти.
- Почему ты решила..., - начал он, покраснев.
- Что она ещё девственна? - насмешливо подхватила Морриган, - а ты что, сам этого не видишь? Если бы Каллиан не была невинна, она бы просто не могла не заметить твоего отношения к ней. Женщины, как правило, с первого взгляда понимают, что нравятся мужчине. И то, что она этого не видит, говорит лишь о её неопытности...
- Ну, хватит! - оборвал он колдунью, - в любом случае, тебя это не касается! Мы уж как-нибудь сами разберёмся в том, что нам делать!
- Думаю, и ста лет не пройдёт, как ты наконец, решишь открыться ей, - с издёвкой произнесла Морриган.
- Можешь думать по этому поводу всё, что захочешь, мне это глубоко безразлично... - равнодушно ответил ей Алистэр.
- Ах, безразлично? - злобно прищурилась молодая ведьма. Пусть он был нужен ей, только как орудие для достижения тайной колдовской цели, но его надменная холодность выводила её из себя, - а что, если я раскрою глаза нашей наивной эльфийке, поделившись с ней своими догадками? Поверь, для неё будет очень, очень приятно узнать о том, что тот, кого она считает своим другом, следует за ней только потому, что тайно вожделеет её!
- Не знаю какую жизнь ты вела, колдунья, если даже не можешь отличить любовь от обыкновенной похоти, да мне это и неинтересно. Запомни одно. Если ты хоть словом, обмолвишься об этом Каллиан, я тебя не пощажу, - тихо, с угрозой произнёс он.
- Я этого не забуду, храмовник, - прошипела она, с ненавистью глядя в его сузившиеся глаза, - не забуду, и не прощу!
- Как тебе будет угодно. Я тебя предупредил.
- Доброе утро, - произнесла незаметно подошедшая к ним эльфийка, и они оба вздрогнули.
- Не вижу в нём, ничего доброго, - буркнула колдунья и, быстро вскочив, отправилась собирать свой шатёр. Каллиан удивлённо проводила её глазами и перевела взгляд на покрасневшего Алистэра.
- Что-то случилось?
- С чего ты взяла? - скованно улыбнувшись, спросил он. - Всё хорошо. Мы с Морриган прекрасно поладили.
- Так уж, и прекрасно? - протянула она, глядя, как ведьма порывистыми резкими движениями сдёргивает ткань с шатра и, небрежно скатав, с остервенением запихивает её в свой мешок.
- Конечно. Не веришь - спроси у неё сама, - и Алистэр, не без основания полагавший, что вряд ли она на это решится, спокойно направился к своему псу, который с удовольствием доедал в кустах какого-то зверя, пойманного ранее.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус