Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 5. Лотеринг. Новые попутчики.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Когда они уже подходили к Лотерингу, Каллиан, исподволь пристально наблюдавшая за своими попутчиками, как раз думала о том, что не зря ей показалось, что отношения между колдуньей и храмовником как-то ещё больше накалились. Она задумчиво смотрела то на одного, то на другого, но её спутники успешно скрывали свои чувства. И вот, когда наконец, эльфийка, устав от гнетущего молчания, хотела уже потребовать от них объяснений, мабари Алистэра внезапно остановился и тихо, угрожающе зарычал.
- Вы слышите? Там что-то происходит, - негромко сказал храмовник и они ускорили шаг. Сразу за поворотом лес кончился и открылись луга, заросшие невысокой травой, за которыми виднелись строения Лотеринга с господствующей над ними церковью.
А на ближайшем к ним поле стоял огромный, невероятно мощный даже на вид, смуглый пепельноволосый воин в невиданных доспехах. Вокруг него, потрясая топорами и вилами, с гомоном и воплями толпились крестьяне. Приблизившись, Серые Стражи увидели, что у ног галдящих селян лежат два человеческих тела в бедной холщёвой одежде, зарубленные огромной секирой.
Пошатывающийся великан, с ног до головы залитый уже запёкшейся кровью, напоминал огромного медведя, загнанного охотничьей сворой, которая не решаясь наброситься, терпеливо ждала, когда тот ослабеет от ран.
Подойдя, они разглядели причину этой нерешительности. В своих опущенных руках он крепко сжимал топор, потемневший от крови. Присмотревшись, Каллиан поняла, что ей сначала показалось странным. Судя по виду, эта секира когда-то принадлежала одному из гарлоков-вожаков. Она была точь-в-точь, как та, что недавно чуть не оставила без головы саму эльфийку, в её первой битве в Диких Землях.
- Может, не будем вмешиваться? - без особой надежды на то, что её слова будут услышаны, спросила Морриган, - глядишь, как-нибудь и без нас разберутся?
Но Серые Стражи ей даже не ответили. Они решительно подошли к заводиле, кричащему громче всех, и остановились рядом. Терпеливо дождавшись, когда гвалт понемногу утихнет, Каллиан негромко, но твёрдо обратилась к их главарю:
- Что здесь происходит?
- С чего бы это вдруг Серым Стражам вмешиваться в дела, их не касающиеся? - не разобравшись, запальчиво начал тот, но девушка резко перебила его:
- С того, что наше святое право и обязанность - защищать справедливость! И мы не позволим вам вершить самосуд!
Непререкаемая властность в её голосе, а пуще того вооружённый до зубов воин в доспехах Серого Стража с огромным волкодавом и ведьма-отступница, насмешливо разглядывающая их, заставили крестьянина ответить с подобающим почтением:
- Умоляю тебя не гневаться, госпожа! Мы всего лишь поймали этого убийцу на месте преступления и хотим, чтобы он сложил своё оружие и сдался нам...
- Кунари никогда не сдаются. Пока я жив – пленником мне не бывать, - внезапно подал голос тот.
Каллиан повернулась к нему:
- Ты убил этих людей?
- Да.
- За что?
- Они украли мой меч, - глухо произнёс он. - Для меня он больше, чем оружие. Он святыня и хранитель чести воина. Потерять его - значит потерять честь. Воин без чести... должен быть предан смерти.
- Как это случилось?
Серые, как хмурое небо над их головами, глаза, устало смотрели в лицо эльфийке. Он вообще не стал бы разговаривать с девчонкой, если бы не её принадлежность к Серым Стражам, о чём красноречиво свидетельствовали доспехи Каллиан. Даже дикий народ варваров-кунари уважал их Орден и почитал за честь, отдавать в него лучших своих сыновей. Поэтому, после недолгого колебания, воин ответил:
- Там на юге, мы попали в засаду. Нас было трое. Порождений тьмы - много больше. Мои братья-кунари погибли. Сразив последнюю тварь, я упал. Позже, я слышал голоса людей. Они обокрали меня, посчитав мёртвым. Очнувшись, я не нашел свой меч. Похоронив друзей, я бросился на поиски. Я знал, что здесь есть селение. Придя сюда, я столкнулся с ними. Он - вор, - промолвил воин, указывая на одного из убитых. - На его шее - амулет моего брата!
- Он только вчера выменял его за бутылку вина у проезжавших здесь солдат! - закричал один из крестьян, - Морни не покидал Лотеринг с тех пор, как разразилось немирье!
- Значит, я ошибся, - опуская голову, сказал кунари. - Что ж, пусть они судят меня. Я не буду сопротивляться...
Алистэр быстро шепнул что-то Каллиан и она тут же выступила вперёд, встав между варваром и крестьянами:
- Стойте! Этот человек не хотел погубить невиновных! Убивая их, он думал, что справедливо карает воров, забравших у него то, что любой кунари считает священным! Да, варвар по ошибке совершил преступление, но он не мог поступить иначе! Потеряв свой меч, он превратился в изгоя, которому навсегда заказан путь домой! Но, так как этот воин сознаёт свою вину и раскаивается в ней, я могу выкупить у вас его жизнь.
Крестьяне зароптали, но Серый Страж, повысив голос, продолжила:
- Если вы убьете его, рано или поздно весть об этом дойдёт до его соплеменников. Варвары издавна славились своей беспощадностью. Каждого сына своего народа, они считают братом, а за смерть брата, обязательно мстят! Придя сюда с войной, кунари не будут искать виноватых, а просто уничтожат всю вашу деревню, всех вас! - и видя, что теперь её внимательно слушают, Каллиан подытожила:
- Я предлагаю вам достойный выбор. Погибших – не вернуть, но взяв деньги, вы сможете помочь их семьям. В противном же случае - выбрав месть, вы только отдадите себя и ваших близких на растерзание своим воинственным соседям. В любом случае, вам решать - стоит ли случайная смерть этих двух человек, ваших жизней и жизней всех тех, кого вы знаете! Потому что их гибель, будет уже на вашей совести!
Каллиан благоразумно не стала уточнять, что сама уже не сомневалась в том, что так или иначе спасёт этого варвара. Вспомнив своё недавнее прошлое и то, как она ни на что не надеясь, отдавала себя на расправу городской страже, эльфийка неожиданно почувствовала жалость к этому огромному и чего уж там скрывать, внушающему безотчётный страх, человеку.
К тому же слова Алистэра, шепотом сказанные минуту назад: «нам этот воитель мог бы очень пригодиться», а также то, что она слышала про кунари от отца, рассказывавшего ей, что «у их народа издревле было принято верно служить тому, кто спасал тебе жизнь» и от Дункана, отзывавшегося о них как об «отличных, созданных для битвы воинах»... Всё это, лишь укрепило её в правильности своего выбора.
- Сколько же ты хочешь предложить нам, Страж?
- Я думаю, тридцати золотых будет вполне достаточно. – Морриган за её спиной возмущённо хмыкнула, тогда как Алистэр, лишь удивлённо присвистнул.
«Откуда у тебя столько денег?», позже спросит он у неё. «Мы с Дунканом по пути в Остагар, помогли одному купцу отбиться от разбойников, напавших на его караван. Он щедро наградил нас за своё спасение, а наставник отдал золото мне, велев распорядиться им с умом... вот я и распорядилась», - ответит она, улыбаясь.
- Не слишком ли дешево ты ценишь наши жизни, Страж? – заносчиво вопросил главарь, решив, что раз она столь легко расстаётся с такими баснословными деньгами, не грех выманить у неё и побольше.
- На эти деньги в Дэнериме можно купить небольшой домик, - твёрдо ответила эльфийка, разгадав его уловку. Глядя на него в упор, Каллиан брезгливо подумала, что лицо этого человека удивительно напоминает крысиную морду, из-за длинного острого носа, мелко подрагивающего во время разговора и спокойно продолжила:
- Скажите спасибо, что мы поступаем с вами по справедливости. Как Серые Стражи, мы могли забрать его и бесплатно, воспользовавшись Правом Призыва, а если бы вы попытались нам воспротивиться - силой настояли бы на своём!
- Хорошо, Страж, - довольно произнёс тот, принимая деньги, - ты можешь забирать его себе. Но лучше бы тебе с ним больше здесь не задерживаться!
- Мы пробудем в Лотеринге столько сколько захотим и не ты будешь указывать нам, что делать! – отрезала она и властно закончила:
- А сейчас вы все можете идти заниматься своими делами, мы больше не нуждаемся в вас! – проследив за тем, как они поминутно оглядываясь, поспешно удалились, унося с собой мёртвые тела, девушка повернулась к кунари.
- Почему ты заступилась за меня, Страж? – опередил он её с вопросом.
- Потому что когда-то я была на твоём месте, - ответила Каллиан, - меня тоже хотели казнить за то, что защищая свою честь, я убила человека. И кстати сказать, меня тогда тоже спас Серый Страж.
- Этот? - спросил воин, кивнув на Алистэра.
- Нет. Его наставник.
- Что ж, спасибо за помощь.
- Пожалуйста. Что ты собираешься делать теперь?
- Я плохо поступил, убив этих людей. Они не были виновны в краже. Я должен заслужить искупление. А потом, я найду свой меч.
- Если хочешь, можешь пойти с нами. Мы – последние Серые Стражи Фэрелдена и на нас возложена очень важная задача. Мы должны объединить народы этой страны для борьбы с Мором. Согласен ли ты, помочь нам в этом?
- Присоединиться к вам - честь для меня, - склонил голову воин. - Мне только не очень понятно...
- Что именно?
- Почему из двух Серых Стражей, командует девушка? Почему не ты? - спросил варвар у Алистэра, над которым возвышался больше чем на полголовы, несмотря на то, что храмовник отличался завидным телосложением.
- Потому что только она здесь, способна на мужественные поступки, - тут же встряла Морриган.
- Потому что она – единственная здесь по-настоящему верит в успех нашего дела, - ответил Страж, даже не покраснев на этот раз от очередного выпада злобствующей колдуньи, которой не было знакомо чувство меры. – Лично я пока считаю его безнадёжным а, как известно, тому кто не верит сам – сложно заставить других поверить во что-либо.
- В этом есть смысл, - согласился с ним великан, - а что с вами делает ведьма?
- Она оказала нам неоценимую помощь. Именно Морриган мы обязаны тем, что ещё живы, тем, что не погибли под Остагаром как все, кто сражался в той битве, - сказала эльфийка, - колдунья спасла нас тогда, вынеся с поля боя наши израненные тела.
- Тогда понятно, почему вы её терпите.
- А тебе-то, спрашивается, я чем не угодила? – насмешливо поинтересовалась у него ведьма.
- У нас считают, что хороший маг – мёртвый маг, - не глядя на неё, продолжил кунари. - Колдуны всегда были чрезмерно опасны. И сверх меры заносчивы. И ваша спутница – не исключение.
- Так ты не любишь магов? - оживился Алистэр, - Каллиан, он идеально нам подходит!
- Мы принимаем тебя в наш отряд, но запомни одно. Мы не можем позволить себе ненавидеть кого-то из тех, кто идёт вместе с нами только потому, что наши предрассудки подстрекают нас к этому. - При этих словах эльфийка со значением посмотрела сначала на Алистэра, который сделал вид, что к нему это не относится, а потом на колдунью, тут же придавшую своему лицу отсутствующее выражение, - мы ценим и защищаем каждого нашего спутника. И если ты не сможешь усмирить своё недоверие к магам, нам будет лучше расстаться с тобой, прямо сейчас.
- Я воин, Страж. Я знаю, что в бою..., всегда надо держаться друг друга.
- Отлично, значит ты можешь отправиться с нами. Но, ты так и не сказал нам своего имени.
- Его сложно перевести на ваш язык. Вы можете звать меня – Стэн. Это моё прозвище. Оно означает...
- «Не любящий лишних слов» - опередил его Алистэр.
- Ладно, Стэн, а теперь нам пора заглянуть в это селение. Кто знает, может удастся здесь узнать что-нибудь о твоём пропавшем мече.
- Спасибо тебе, Страж, - с благодарностью произнёс он, и первый направил свои шаги к деревне.
- Морриган... - тихо произнесла эльфийка, идя рядом с ней.
- Что?
Каллиан сделала ей большие глаза и кивнула на Стэна. «Пожалуйста!» - одними губами выговорила она.
- А-а-а... - протянула колдунья, поняв что та от неё хочет, и незаметно сотворила заживляющее заклинание.
Кунари повернул голову и задумчиво посмотрел на колдунью:
- Я так понимаю, ты помогла мне? Неожиданно..., но всё равно, спасибо.
- Ну что ты, не стоит благодарности! - вспылила она, от этого его «всё равно». - У нас тут вообще-то принято выражать недовольство моими поступками! И тебе совершенно незачем отставать в этом от нашего храмовника!
- А я привык благодарить за оказанную услугу. Или отказываться от неё, - отрезал Стэн.
Морриган оторопела от неожиданности.
- Нет, ну если ты так настаиваешь, то я конечно, с радостью приму все выражения глубочайшей признательности с твоей стороны! – добавив в голос столько приторной сладости, что он загустел словно кленовый сироп, отозвалась колдунья, а когда кунари удивлённо взглянул на неё, вызывающе улыбнулась в ответ.
- Она всегда такая? - устало обратился великан к Алистэру.
- Всегда, - ухмыльнувшись, ответил тот, - но ты быстро привыкнешь. Я же - привык, - и он насмешливо посмотрел на побелевшую от его слов, Морриган.
«У-у-у..., лицемер проклятый!» - раздражённая его выдержкой, подумала ведьма, а вслух произнесла:
- Как вам кажется, не слишком ли опрометчиво было отнять у местных жителей убийцу, пойманного на месте преступления, и заявиться потом с ним вместе в их деревню? - небрежно поинтересовалась она, завидев как встречные крестьяне при виде Стэна, испуганно переглядываются.
- Не отнять, а выкупить, - возразил ей храмовник.
- Ты ещё скажи, что они сразу отнесли эти деньги семьям погибших! Да эти голодранцы разделили их между собой, и небось, уже пропивают в местной таверне!
- А вот это как раз, недолго и проверить, - произнесла Каллиан, - к тому же, нам всё равно нужно заглянуть в неё, чтобы узнать последние новости.
...

В полутёмной таверне, несмотря на ранний час, было уже полно народу. Зайдя внутрь, они тут же услышали знакомый голос:
- ...и представьте себе - остроухая девка тут же отвалила нам за этого варвара целых двадцать золотых! - вещал он, - неплохо видать, поживились Серые Стражи, предавшие нашего короля! Сложно вообразить, сколько они собрали денег с тел наших погибших солдат, если сейчас они швыряют их налево-направо!
- А я ведь вас предупреждала, - язвительно фыркнула Морриган, но Алистэр уже стоял перед болтуном.
- Встань, тварь! - тихо, с убийственной яростью процедил он. Тот попытался вжаться в скамью на которой сидел, но Страж, взяв за грудки, одним движением выдрал его из-за стола. Приблизив свои, горящие бешенством глаза, вплотную к его, мгновенно вспотевшей от страха крысиной морде, он медленно, чеканя каждое слово, проговорил:
- Как смеешь ты, червь, болтать о том, чего не знаешь?! Ты сидишь тут, распивая вино, когда другие воюют, и ещё позволяешь себе разевать свой поганый рот на тех, кто погиб, защищая твою страну?!
- Оставь его. Он этого не стоит, - попыталась успокоить воина Каллиан.
- Оставлю... сейчас оставлю! Вот только выдавлю из этой жалкой мрази его паскудную душонку и сразу же оставлю!
- Я не виноват, - заверещал тот, как крыса, пойманная в мышеловку, - так все говорят!
- Все?! Кто это - все?!
- Солдаты Логейна, проходившие тут! Великий полководец объявил вас предателями, погубившими Кайлана..., - с трудом прохрипел он, - и только лишь его мудрость..., благодаря которой, он понял..., что вы заманили короля в ловушку..., помогла ему спасти часть армии..., вовремя отступив с поле боя...
- Стэн! - вскрикнула Каллиан.
Великан обхватил храмовника сзади, заставив его разжать руки, выпуская полузадушенную жертву, которая тут же уползла с глаз долой, забившись в какой-то угол. Алистэр сгоряча пытался было вырваться, но в случае с кунари, это было заведомо бесполезно. Почувствовав, что Страж, чудовищным усилием воли, всё-таки усмирил свой гнев, Стэн сразу отпустил его.
- Прости, храмовник, - произнёс он, - но, дав сейчас волю чувствам... ты сам потом себе бы не простил... поверь, уж я-то это хорошо знаю.
- Он прав, Алистэр. Этот трусливый человечишка всего лишь передал сплетню, которую распространяет предатель, чтобы скрыть собственное преступление.
- Логейн... снова Логейн! - почти простонал Алистэр, - ни о чём не прошу, Создатель, только дай мне забрать его жизнь!
- У тебя появится такая возможность, если ты не будешь впредь, так распускать себя, - добавила Морриган. - Убив это ничтожество, ты лишь отодвинул бы свою цель ещё дальше.
- Что, все высказались, или есть ещё желающие, что-то добавить? - злобно бросил храмовник, прекрасно понимая их правоту, и сам уже считающий своё поведение недопустимым.
- Ты и так всё знаешь, - ответила Каллиан, - но нам больше нет смысла здесь задерживаться. Мы узнали тут всё, что хотели, - они вышли наружу, а помятый крестьянин, проводив их ненавидящим взглядом, через чёрный ход бросился вон, надеясь отомстить и заодно, ещё раз заработать на «проклятых Стражах».
...

Идя по деревне, эльфийка заметила оружейную лавку. Движимая одним лишь чутьём, она решила кое-что проверить. Навряд ли удача могла быть настолько благосклонна к ней сегодня, но всё-таки им повезло. Затащив туда своих спутников, Каллиан почти сразу нашла то, что искала.
- Посмотри, Стэн. Это он? - показала рукой эльфийка, а тот только с шумом втянул воздух, сквозь плотно сжатые зубы.
- И вправду, - восхищённо проговорил Алистэр, - только наш великан, может совладать с таким оружием!
- Опять траты, - приглушённо простонала колдунья.
- Никаких трат, - отрезала Каллиан и обратилась к торговцу:
- Ты знаешь, что этот меч, выставленный на продажу в твоей лавке, два дня назад был украден у нашего друга?
- Уверяю тебя, госпожа, я понятия не имею, о чём ты говоришь! - поднял на неё кристально честные глаза хозяин.
- Ах, не имеешь? Ну, так я тебе сейчас объясню! По законам нашей страны, торговец краденым приговаривается к казни, без суда и следствия, при наличии только лишь двух свидетелей, могущих подтвердить, что вещь и вправду была похищена, - и эльфийка повернулась к своим спутникам:
- Стэн, ты подтверждаешь принадлежность этого меча?
- Да, - глухо произнёс воин, сжав кулаки.
- Алистэр?
- Да, - уверенно проговорил тот.
- Так что скажешь, торговец? Будешь и дальше утверждать, что этот меч твой, или признаешь, что он попал к тебе по ошибке?
Тот, испуганно глядя на разгневанного великана, подпирающего своей головой потолок, понял, что гораздо безопаснее будет уступить, чем связываться с ними.
- По ошибке, госпожа моя, конечно же, по ошибке! Я только сегодня вернулся в Лотеринг, и дела тут без меня вёл мой помощник! Я никогда бы не приобрёл такую вещь..., ведь это оружие не всякий сможет даже от земли оторвать, а не ходовой товар - беда для торговца...
- Тогда мы его забираем, - приговорила Каллиан. - Удачной тебе торговли, купец..., и поменьше ошибок! - лукаво улыбнулась она, напоследок.
- ...уж лучше, поменьше таких покупателей, как вы, - процедил он им вслед, - а ведь тот прохвост, уверял меня в том, что забрал этот меч с мертвеца! Ну, попадись он мне!
...

- Стэн, ты доволен? - спросила Каллиан у великана, который смотрел на свой клинок, и всё никак не мог на него наглядеться.
- Я забыл все ваши слова, - благодарно произнёс тот, любовно поглаживая ухоженное лезвие, - могу сказать лишь одно. Я перед тобой в неоплатном долгу. За всё, что произошло сегодня. Отныне я признаю тебя своим вождём. И убью всякого, кто усомниться в том... что мало чести воину - служить женщине!
- Я сейчас заплачу от умиления, - хмыкнула Морриган.
- Не пытайся понять - у тебя всё равно ничего не выйдет, - ответил ей Алистэр, - ты же небось, даже к своей матери не испытываешь благодарности за то, что она дала тебе жизнь!
- А много ли, понимаешь ты сам?! - захохотала колдунья, - моя мать ничего не делает без причины! Если бы я не была ей нужна, меня бы и на свете не было! Так же кстати, как и вас двоих!
- Ладно, хватит вам ссориться, - примирительно произнесла Каллиан. - Я знаю, куда мы отправимся дальше. Мне помнится, ты говорил, что вырос в Рэдклифе?
- Да.
- Значит, у нас есть возможность убедить тамошнего правителя в том, что Логейн предал своего короля, свалив на нас всю вину. Как думаешь, эрл Эамон поверит нам?
- Думаю, да. Они с... Логейном, никогда не любили друг друга. Один был братом старой королевы, другой - отцом молодой. И не имея никакого отношения к королевской власти, они всегда хотели приобщиться к ней. Вообще-то, Кайлан ждал, что Эамон со своей армией прибудет к Остагару..., - задумчиво проговорил храмовник, - и раз тот не явился... это может значить, что что-то случилось.
- А, предать короля...
- Он не мог! - тут же возразил Алистэр, - Кайлан был сыном его родной сестры и он часто гостил у нас... я хотел сказать, у него.
- Значит, на том и порешим. Отправляемся в Рэдклиф.
- Как, мы не останемся здесь на ночлег? - насмешливо спросила Морриган, - а я-то думала, мы доставим удовольствие местным крестьянам, напасть на нас под покровом ночи!
- Кто знает, может они ещё и решатся на это. Но, так или иначе, сейчас мы уходим. Нам надо успеть до темноты, убраться как можно дальше отсюда!
- Ты что, боишься их? - удивилась колдунья.
- Боюсь того, что нам придётся убивать мирных жителей, по дурости решивших, что они легко с нами расправятся! Не знаю как вы, а я пока не владею мечом настолько, чтобы только ранить своих противников! Я умею только убивать их! А мне не нужна кровь невинных!
- Надо же, какая забота о ближнем...
- Она права. Мы их достаточно разозлили, чтоб продолжать и дальше здесь оставаться.
- Давайте перейдём уже, от слов к делу, - подытожил Стэн.
- Конечно, это же из-за тебя, мы лишены возможности спокойно ночевать под крышей!
- Морриган! Я же просила!
- А что? Разве я не права? Я всего-то хотела, хоть один раз по-людски отдохнуть перед дальней дорогой...
- Как, ты оказывается знаешь, что это такое? Я почему-то думал, что твой отдых - это какой-нибудь жуткий языческий обряд... и непременно с человеческими жертвами!
- И ты, судя по всему, хочешь оказаться на моём алтаре? Так это недолго устроить!
- Алистэр!! Ну, я понимаю - Морриган, которая не может любить тебя потому, что всю свою жизнь только и делала, что защищалась от таких как ты, но ты-то её, зачем дразнишь? Что она тебе плохого сделала? Она же спасла нас, помогает нам, а что ворчит иногда, так я на её месте тоже была бы недовольна тем, что меня из родного дома, из-под материнского крыла, отправили неведомо куда с малознакомыми людьми!
«Знала бы ты!» - запальчиво подумал он, а вслух промолвил только:
- Прости, Каллиан. Я постараюсь, больше к ней не придираться.
Колдунья же, догадавшись о чём он промолчал, насмешливо посмотрела на него и, помахивая жезлом, лёгкой поступью отправилась по убегающей вдаль дороге. Каллиан вместе со Стэном пошла следом за ней, а храмовник, чувствуя себя нашкодившим подростком, которого только что отчитали взрослые, решил про себя оставить пока всё как есть и, подозвав пса, быстрым шагом двинулся за остальными.
...

Поля закончились и дорога снова нырнула в лес. В его глубине под сенью деревьев было темно и прохладно в уже сгущавшихся сумерках, и они решили устроиться на ночлег в первом же пригодном для этого месте. Но их замыслу пока не суждено было осуществиться. Косые лучи заходящего солнца дробясь, падали на дорогу, на которой спутников поджидало не меньше десятка вооружённых солдат. Подойдя к ним поближе, Каллиан рассмотрела за их спинами давешнего крестьянина.
«Зря ты не дала храмовнику, удавить эту крысу», - зло прошипела Морриган ей в спину.
«Я думаю, Алистэру скоро вновь представится такая возможность, но на этот раз, я и пальцем не пошевелю, чтобы остановить его!» - вполголоса отозвалась эльфийка.
- Куда вы направляетесь? – тоном приказа спросил их солдатский старшина, выйдя вперёд.
- Кто ты такой, чтобы требовать от нас ответа?
- Я верноподданный нашего прославленного полководца Логейна, а это – мои люди. Мой господин повелел мне отлавливать таких как вы, и безжалостно вас истреблять!
- И в чём же, нас обвиняют? – насмешливо вопросила она.
- Вы – преступники, и сегодня лишний раз нам это доказали! Попирая все законы, вы собираете вокруг себя других преступников! А с какой целью? Может вы хотите сколотить разбойничью ватагу, чтобы и дальше обирать честный люд, прикрываясь благородными намерениями?
- Ты кого это здесь, называешь преступниками? – почернел Алистэр, подойдя вплотную к нему.
- Как это кого? Серых Стражей предавших нашего короля – раз, ведьму-отступницу – два и наконец, убийцу невинных, выкупленного вами за двадцать золотых монет...
- Вообще-то за тридцать, - небрежно перебила его Каллиан. - Видимо, ваш прихлебатель не донёс до вас часть денег!
- Думал нас обмануть?! Ах ты, ничтожная тварь! - и старшина обернувшись к жадному крестьянину, резким движением пырнул его мечом в живот. Наскоро обтерев окровавленное лезвие, он снова обратился к Серым Стражам.
- Ну а теперь, займёмся вами. Мой господин желает знать, много ли таких как вы, трусливо сбежало из-под Остагара?
- Этого ни он, ни ты, уже никогда не узнаете, - процедил Алистэр, - потому что сначала я порешу тебя, а потом приду и за твоим хозяином! – и он выхватил меч.
Очень скоро всё было кончено. Солдаты настолько не ожидали столь ожесточённого сопротивления, что почти сразу сдались или бросились наутёк. Но обездвиживающее заклинание колдуньи, оказалось гораздо быстрей человеческих ног.
- Убить их быстро или медленно? - спросила Морриган, мило улыбаясь в ужасе смотрящим на неё пленникам, лишённым возможности даже пошевелиться, - храмовник, ты, что сегодня хочешь к ужину? Могу предложить на выбор: врага с кровью, слегка прожаренного или с корочкой... Ты как предпочитаешь?
- Мне, пожалуйста, с корочкой, - кровожадно ухмыльнулся Алистэр.
- А мне – с кровью, - поддакнул Стэн.
- Ну хватит вам, - невольно засмеялась Каллиан, - а то они о нас распустят таких слухов, что мы вовеки не отмоемся!
- Что значит «распустят слухи»? Ты что, оставишь их в живых? – недоверчиво переспросила колдунья.
- Конечно, оставлю. Кто бы там, что не говорил - мы не убийцы. А они - всего лишь шавки, науськанные на нас предателем, о которых я даже пачкаться не стану! Пусть выворачивают карманы и катятся обратно к своему хозяину!
- Слышал, что тебе сказали? – вопросил Алистэр у недобитого старшины, сорвав с него кошель с деньгами и сопровождая свои слова мощным пинком:
- Пошёл отсюда..., пока мы не передумали!
Те, поспешно побросав оружие и деньги, обрадовано помчались прочь, а мабари, с рычанием пробежав за ними несколько шагов, только добавил им скорости.
Когда спутники, смеясь, смотрели им вслед, позади Каллиан внезапно раздался истошный вопль. Вздрогнув, она обернулась и увидела незамеченного ранее солдата, тайком подкравшегося к ней с ножом. Теперь же, из его руки торчала окровавленная стрела, а он, подвывая, тщетно пытался вытащить её.
- Не люблю, когда нападают исподтишка, - раздался мелодичный голос, и из-за дерева показалась невысокая рыжеволосая девушка в одеянии монахини.
Спутники с интересом наблюдали, как она, приближаясь, спрятала под плащ короткий, но судя по всему отнюдь не безобидный лук.
- А что, теперь служители культа Андрастэ вместо проповедей, убеждают примкнуть к ним с помощью оружия? – с трудом улыбнувшись, спросил у неё Алистэр, только что ударом кулака выбивший дух из посмевшего напасть на эльфийку наёмника.
- Иногда, это куда более действенный способ, чем проповедь, - искря глазами, засмеялась та.
- Спасибо, что спасла мне жизнь, - приветливо улыбнулась ей благодарная Каллиан.
- Всегда пожалуйста, - отозвалась монахиня. Искренняя открытая улыбка каким-то образом освещала не только её лицо, но и лица всех тех, на кого она была обращена. Даже Стэн под её взглядом попытался раздвинуть губы в чём-то похожем на улыбку, и только Морриган снова недовольно кривилась, решив, что за ненужной болтовней, они лишь тратят время попусту.
- Как ты здесь оказалась? – снова спросил девушку Алистэр, опередив с этим вопросом Каллиан, которой кажется, не очень-то понравилось его слишком явное благоволение к незнакомке. На самом же деле, при виде неё он просто вспомнил годы, проведённые в монастыре, в которых по прошествии немалого времени, тоже ведь можно было найти и что-то хорошее...
- Я видела вас в таверне и решила отправиться следом. Мне нужно поскорее покинуть Лотеринг, но на дорогах стало небезопасно и я не могла уйти отсюда одна. Я прошу вашего позволения, ненадолго присоединиться к вам. Обещаю, я не буду обузой.
- Этого ещё не хватало, - ворчливо произнесла колдунья, - и трёх дней не прошло, а наш отряд уже увеличился вдвое! И ладно бы, хоть кем-нибудь полезным, так нет - мы тащим к себе всех, кого ни попадя!
- Морриган! – попыталась остановить её Каллиан, - будь полюбезней, она же всё-таки спасла мне жизнь!
- Но ты, кажется, уже сказала ей «спасибо», разве нет? Так с какой стати, мы теперь должны брать её с собой?
- С той стати, что, если ты забыла, решения здесь принимаю я! Но чтобы тебе не было обидно, я пожалуй, выслушаю мнения остальных, - добавила она, видя как колдунья раздосадовано отвернулась. - Итак, Алистэр?
- Почему нет, пусть идёт с нами, - тут же отозвался он.
- Стэн?
- Я не против.
- Морриган, ты в меньшинстве, - подытожила она, - смирись.
- Да делай ты что хочешь, мне то что? Просто, если так пойдёт и дальше, то Древние Договоры вообще нам не понадобятся, потому что под стены Дэнерима мы и без них явимся с армией..., с армией наших разношёрстных попутчиков, которым место в бродячем балагане! А что, вместо того чтобы свергать их правителя, просто дадим им хорошее шутовское представление, авось они там сами со смеху помрут!
- К твоему сведению, я отлично стреляю из лука и неплохо дерусь двумя небольшими мечами.
- Прекрасно, значит будет хоть кому охотиться, а то единственный тут, кто способен обеспечить себя едой, это та вонючая псина, которая судя по его взгляду, не побрезгует и человечиной!
- Потрясающе, Морриган! Как ты одним коротким высказыванием умудрилась оскорбить всех своих спутников! И даже пса!
- Это она у нас ещё в хорошем настроении, - подал голос Алистэр, - но ты пока так и не сказала нам своего имени.
- Лелиана, - с улыбкой отозвалась девушка и, вскинув на храмовника игривый карий взгляд, добавила, - но мои друзья в монастыре звали меня Лель. И мне будет весьма приятно, если ты будешь обращаться ко мне так же. Ты согласен?
- Ладно, - отозвался он, - а я...
- Алистэр. Я помню.
Слушавшая их разговор Морриган, чуть обернулась в сторону Каллиан и небрежно промолвила:
- Смотри-ка, как монашка ловко ловит дичь. Она и впрямь прекрасная охотница!
- О чём ты? – недовольно повернулась к ней Каллиан, тоже считавшая, что Серый Страж, как-то уж слишком рьяно принялся ухаживать за девушкой, которая, к слову сказать, была вообще-то внешне очень не дурна.
- О том, что наш храмовник, не видя ничего, кроме приманки, стремглав летит в поставленный силок! Я предупреждала, но ты не послушалась и я не стану тебя утешать, если твой, уже наверное, бывший поклонник, встретит ближайший рассвет не один!
- Да, как ты можешь...?!
- Тебя сейчас больше должно волновать, что может он! – и Морриган, презрительно хмыкнув, пошла в лес, чтобы подготовить шесты для своего шатра.
Оглянувшись, Каллиан поняла, что за разговорами они уже, оказывается, вышли на небольшую полянку рядом с маленьким ручьём, и устраивают возле него свой лагерь. Она поискала взглядом Алистэра, но его нигде не было видно... Так же, как и Лелианы.
Она вся извелась в ожидании, пока наконец, не заметила их, выходящих из леса. Лелиана смеялась, а воин тащил на плечах небольшого оленя. Перехватив её взгляд, он быстро произнёс:
- Лель попросила меня принести оленя, застреленного ею раньше, неподалёку от того места, где на нас попытались напасть...
- Я подумала, что вы скорее согласитесь взять меня с собой в том случае, если я внесу свой маленький вклад в ваш котёл, - снова улыбнулась та.
- То есть ты хочешь сказать, что вас так долго не было, лишь только потому, что вы искали эту маленькую тушку? - нарочно для Каллиан, небрежно бросила им Морриган и видя, как та сделала отсутствующее лицо, решила высказаться более определённо:
- Лично мне в это не очень верится! Небось, невинная служительница Церкви, уже успела согрешить с ним там в кустах? Решив забыть про все свои обеты? И чем вас в монастырях кормят-то, таким невкусным, что оказавшись на свободе, вы с голодухи прямо не знаете, на кого наброситься?
Каллиан, не говоря ни слова, встала и пошла прочь от костра, и Алистэр, послав колдунье ненавидящий взгляд, тут же подхватился, устремляясь следом.
- К твоему сведению, - насмешливо произнесла Морриган, глядя в упор на Лелиану, - у них любовь. И если ты рассчитываешь пройти с нами ещё хотя бы день, умерь свой пыл.
- Любо-о-овь? – протянула та, - а я-то думала, и почему он отказался...
- Так значит, всё-таки отказался? - прищурилась очень довольная ведьма, сменив гнев на милость.
- Отказался, - беззаботно засмеялась та, ничуть не задетая её издёвкой. – Что ж, давай хоть поесть приготовим, а то лечь спать ещё и с пустым животом, будет как-то совсем уж не весело!
И девушки принялись за дело, благо Стэн за время их разговора успел уже не только освежевать тушку, но и разделать её, чтобы часть мяса можно было поджарить и взять с собой назавтра.
...

- Каллиан! Каллиан, подожди! – нагнав её, Алистэр схватил девушку за руку, но она резко выдернула её.
- Оставь меня!
- Но, Калли...
- Замолчи! Я не хочу ничего слушать! Я лишь хочу побыть одна и мне не нужно ничьё общество!
Он кинул ей несчастный взгляд и отправился прочь. Но Каллиан уже успокоилась. У неё хватило ума понять, что если храмовник снова бросился следом за ней, как и тогда - с Эланой, значит он не был в чём-то виноват. И она не торопясь, в обход, пошла обратно.
Вернувшись к костру, эльфийка не сразу вышла на свет и, некоторое время стоя в темноте, наблюдала за своими спутниками. Увидев, что Алистэр, не обращая ни на кого внимания, сидит, глядя в ту сторону, откуда по его расчетам должна была появиться она, девушка невольно улыбнулась.
Внезапно к ней с радостным лаем кинулся Мабари, и ей пришлось покинуть своё укрытие.
- Где ты ходишь, Каллиан, иди скорее к нам, пока мы всё тут без тебя не съели! – крикнула ей Лелиана, совесть которой была также чиста, как и её белоснежная кожа.
- Какое «всё», ещё половина оленя осталась, - буркнул Стэн, решив, что она говорит про него, намекая на то, что он один умял почти что четверть туши.
- Какая половина оленя?! Кусочек мяска, да похлёбка на донышке! И это ещё благодаря тому, что Алистэр ничего не ел!
- Почему? – спросила у него Каллиан, подойдя.
- Мне что-то не хочется, - отворачиваясь, проронил тот.
- Так я тебе и поверила! У нас впереди долгий путь, и всем нам нужны силы. Поэтому, тебе необходимо подкрепиться!
- Тебе-то не всё равно?
- Нет, мне не всё равно! Я всегда забочусь о своих друзьях!
«Друзьях, значит? Что ж, и на том спасибо!» - запальчиво подумал он, но всё же взял кусок дымящегося мяса, протянутый Стэном.
...

Их спутники уже давно устроились на ночлег кто где, а Серые Стражи всё также сидели рядом у маленького костерка. Морриган спала в своём шатре, Лелиана – в наскоро сооружённом, не без помощи Стэна, шалаше из пушистых еловых веток. Сам великан чуть слышно похрапывал у костра, а из-под близлежавших кустов уже не доносилось вдохновенного чавканья и хруста, с которыми Мабари расправлялся с огромной сахарной костью, пришедшейся на его долю.
И только им двоим не спалось...
- О чём ты думаешь? – нарушив молчание, тихо спросил её Алистэр.
- Я думаю, хватит ли у меня сил, выполнить своё предназначение... У нас впереди столько преград... – грустно отозвалась она.
Днём, излучающая уверенность девушка была неколебима в своих стремлениях, но ночью и её начинали одолевать сомнения. Слишком велик был груз ответственности, возложенный на неё, и Алистэр был единственным, кому она могла признаться в этом.
- Надо верить, Каллиан. Верить в себя и нашу победу. Потому что, если уж ты утратишь свою веру, что же тогда останется нам?
- Ты так думаешь? Ты вправду считаешь, что я со всем справлюсь? – с горькой усмешкой спросила эльфийка, не отводя взгляд от огня.
- Я никогда не сомневался в этом, - и с этими словами, Алистэр накрыл её руку своей. От неожиданности она вздрогнула и резко отшатнулась.
- Прости, я и не знал, что так тебе неприятен, - обречённо прошептал он, опуская голову.
- Да нет же, Алистэр, ты просто застал меня врасплох, - покаянно произнесла она и на мгновение коснулась его пальцев своими, - но я прошу тебя, не надо...
- Чего не надо? – вспылил он, - я что, как-то оскорбил тебя? Или проявил к тебе недостаточно уважения?
- Нет, - опустила голову Каллиан, - я только не хочу, чтобы ты делал то, о чём потом пожалеешь...
- О чём ты, Калли?!
- Да не кричи же так, ты всех разбудишь! – она помолчала. - Ты - человек, Алистэр...
- И что с того?
- ...и между нами пропасть.
- Единственная пропасть между нами – твоё упрямство! Ты вбила себе в голову, что все мужчины вокруг тебя - скоты, и всем им нужно от тебя только одно! И ты не допускаешь даже мысли о том, что может быть и по-другому!
- Быть может потому, что по-другому, у меня и не было?!
- Не было и не будет, если ты не дашь мне возможности доказать обратное!
- И как же, ты хочешь это сделать? – прищурилась эльфийка.
- Я прошу у тебя позволения за тобой ухаживать, - и прежде чем она успела возразить, быстро добавил:
- Нет подожди, сначала выслушай меня, - и видя, что Каллиан больше не пытается протестовать, продолжил:
- Во времена Драконов, у рыцарей, сражающихся с ними, было принято посвящать свою победу Прекрасной Деве. Каждый из них выбирал себе девушку по велению сердца. Красавицу это совершенно ни к чему не обязывало, она лишь принимала поклонение того, кто клялся ей служить.
- Я что-то слышала об этом.
- Тогда, тебе осталось только согласиться.
- Но, разве Верный Рыцарь не должен был, влюблён быть в ту, перед которой преклонялся? – лукаво улыбнулась она.
- Если ты настаиваешь на этом условии, я, пожалуй, подумаю, что тут можно придумать... Возможно, я и выполню его, - осторожно, словно ступая по тонкому льду, ответил он и тоже улыбнулся.
- Поверь, Алистэр, никто и никогда не говорил мне ничего подобного, и я и вправду тронута... и очень благодарна тебе, за твой порыв..., но нет.
- Почему «нет», Каллиан?! Что плохого в том, что ты мне нравишься, и я хочу оберегать тебя, по святому праву сильного, по праву мужчины?!
- Ничего. Но ты уверен, что твоя привязанность ко мне, не следствие того, что ты всех потерял? Все кто был тебе дорог – погибли, и ты обратил внимание на меня, только лишь потому, что больше никого не было рядом!
- Я что, по-твоему, похож на маленького испуганного мальчика, который заблудился в темноте? – снова вспылил Алистэр, - да я всю жизнь один и мне никто не нужен! – и он вскочил, налаживаясь куда-то бежать, но её слова быстро остановили его:
- Хорошо, я согласна, - произнесла Каллиан и тоже поднялась.
- Согласна на что?
- На то, чтобы и у меня был Верный Рыцарь.
Он пытливо взглянул в её, внезапно ставшее задумчивым лицо, и засмеялся:
- Ах ты, маленькая плутовка. Ну говори, какая у тебя корысть?
- Во времена Драконов, эльфы, как ты знаешь, всё ещё были рабами людей. А это значит, что среди Прекрасных Дев нельзя было в ту пору встретить ни одной эльфийки. И я хочу быть первой среди них!
Алистэр, спрятав улыбку, опустился перед нею на одно колено и протянул ей своё оружие:
- Прими мой меч, госпожа моя, и с ним прими мою жизнь и мою безграничную верность...
- Да будет так, отныне и навеки, - с подобающей торжественностью отозвалась она и, всё-таки не удержавшись, прыснула, - нет, ну ты даёшь, как ты только до этого додумался?
«Да просто я люблю тебя, несносная девчонка», - мысленно ответил ей Алистэр, а вслух произнёс:
- Попалась, Каллиан! Всё очень просто. Мне нужно было во что бы то ни стало, привести тебя в чувство. А ты что думала? Быть Прекрасной Девой – тоже нелёгкая задача. Она всегда уверена в себе, и в её сердце не может быть и тени сомнений. Иначе никто и никогда не захотел бы ради неё, ни совершать подвиги, ни отдавать свою жизнь!
- Так ты всё это затеял сейчас только для того, чтобы укрепить во мне мою веру?
- А у меня получилось?
- Пожалуй..., да.
- Тогда только за этим, - проклиная себя за нерешительность, ответил Алистэр. Это была такая возможность, открыть ей своё сердце, а он её нарочно упускал... И делал это не случайно.
Храмовник просто знал, что если признается ей, а она его отвергнет, он этого не перенесёт. Вся его жизнь сейчас, была в этой девчонке. И вот, никогда ни в чём не сомневающийся Алистэр, робел перед ней, теряясь и страшась... А ведь когда-то, чтобы добиться своего, он шёл буквально напролом. Завоёвывая Элану, он не остановился бы не перед чем, и её холодность его ни капли не смущала.
А может дело было в том, что Серый Страж тогда и не любил? И то, что казалось ему любовью, не имело к ней никого отношения? Сейчас он это ясно понимал. Это было всего лишь томление тела, созревшего для любви. А эти трепет и дрожь, бросание в жар от любого случайного прикосновения... Он грезил о ласковом взгляде, даже не позволяя себе мечтать о большем... мечтать о поцелуе... А уж что касалось близости с ней, близости с любимой женщиной, мысли о которой постоянно преследовали его в общении с Эланой, то здесь они и вовсе были под запретом... Потому что иначе, он просто сошёл бы с ума...
...

Они были в пути уже несколько дней. Алистэр, пользуясь своим изменившимся положением, был с ней теперь подчеркнуто заботлив, упреждая её малейшие желания, а Каллиан, так изящно лишённая им, возможности фыркать и отстаивать свою независимость, с удовольствием купалась в его обожании.
Такая резкая перемена в их отношениях сначала очень удивила Морриган, но по обрывкам их разговоров, колдунья догадалась о том, как он этого добился.
- А ты оказывается, весьма находчивый, храмовник, - кинула она ему как-то раз, когда Каллиан не могла их слышать.
- Тебе-то что?
- Мне – всё равно, - насмешливо ответила колдунья, - я просто поражаюсь, до чего способен додуматься обычный заурядный человек, преследующий свои цели!
- Знаешь, я как-то ну совсем не расположен, обсуждать это с тобой. Поэтому сделай милость, не лезь ко мне, а?
- Не очень-то и хотелось, - прошипела она в ответ, и больше с ним не заговаривала.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус