Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 9. Долийские эльфы. Друзья и соперники.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Сегодня они взяли с собой Лелиану, которая всю дорогу весело подтрунивала над Стэном. Тот недовольно ворчал, как большой медведь, в котором за грозным видом, не угадать добродушного нрава.
Иногда, чтобы отвлечь её от этой забавы, дав великану временную передышку, Каллиан просила Лель рассказать занимательную историю из её недалёкого прошлого, и та с готовностью погружала их в какое-нибудь увлекательное повествование. Они уже знали, что никакая она была не монашка, и что в монастыре девушка всего лишь скрывалась от своих преследователей...
Лелиана была родом из Орлея. Будучи совсем юной, она попала в услужение к одной богатой Госпоже. Обнаружив, что у девчонки очень красивый голос, та решила сделать из неё барда – прекрасную певунью, для услажденья слуха избалованной знати. К сожалению для молодой, тогда ещё неопытной красавицы, песнями дело отнюдь не ограничилось, и она опомниться не успела, как начала торговать своим телом в обмен на тайные сведения, которые её Хозяйка потом с успехом перепродавала.
И всё бы ничего, но как-то раз ей вновь попался тот, кого она уже однажды обокрала. Узнав воровку, оскорблённый лорд конечно же, решил ей отомстить. Заключив разоблачённую лазутчицу в темницу, он начал размышлять, какую кару для неё теперь придумать, но Лелиана, соблазнив тюремщика, сбежала.
Вот только Госпожа, на чью защиту и поддержку она по своей наивности рассчитывала, испугавшись, наотрез отказала в какой-либо помощи бесполезной для неё теперь певунье, и девушка оказалась на улице. По счастью, у неё ещё оставались кое-какие тайные сведения, и Лелиана перепродала их, вдобавок разоблачив обширную негласную деятельность своих бывших хозяев. А те, узнав об этом, открыли на отступницу охоту. Спасаясь от них, она и оказалась в Фэрелдене...
...

За разговорами, походники ушли далеко вперёд. Лесная дорога раздваивалась, с разных сторон огибая холмы, и Каллиан в нерешительности остановились.
- Пойдём вдоль реки...
- На твоём месте, Калли, я бы этого не делал, - неожиданно подал голос Зэвран.
- Почему?
- В эту реку впадает много других потоков, поменьше. Дальше начнутся овраги. Твоя маленькая армия здесь не пройдёт.
- Ты хорошо знаешь эти места?
- Да, и я бы обогнул эти холмы с востока.
- Хочешь заманить нас в ловушку? – полюбопытствовал Алистэр.
Зэвран, словно не заметив этого выпада, продолжил, обращаясь к Каллиан, - В прошлый раз я выслеживал здесь одного знатного лорда, которого заказала жена. Он часто охотился в этих краях.
- И что же случилось?
- Охотник превратился в дичь, - спокойно ответил Ворон.
Каллиан невольно вздрогнула от его хладнокровия.
- Хорошо, что ты на нашей стороне, Зэвран. Веди нас, мы последуем за тобой.
...

Они шли, негромко переговариваясь, постепенно углубляясь всё дальше и дальше в чащу Великого Леса, но внезапно Зэв остановился, и тут же, одним движением руки убрал Каллиан себе за спину:
- Тихо. Мы здесь не одни.
- Вы ступили на землю долийских эльфов! - раздался повелительный голос.
- Покажитесь, мы не причиним вам вреда, - ответила Каллиан.
Из леса появились трое молодых долийцев, вооружённых луками, и у каждого на тетиве лежала стрела.
- Уходите, чужаки, вам здесь не место!
- Мы не желаем вам зла, - повторила Каллиан.
- Все так говорят! – ответил ей один из них, выступая вперёд.
- Мы Серые Стражи, и нам необходимо увидеть вашего Старейшину...
- Какую ещё хитрость, изобретут люди, чтобы нас уничтожить? Да, в наш лес не быстро доходят известия, но даже мы знаем, что все Серые Стражи погибли при Остагаре!
- Как видишь, не все.
- Ты лжёшь! Не думай, что нас так легко обмануть!
Зэвран, скривившись, покачал головой и... внезапно прыгнув вперёд, тут же скрутил юного предводителя эльфов, закрывшись им, как щитом. Тот хотел крикнуть: «Стреляйте!», но Ворон успел приставить кинжал к его горлу. Когда эльфы осознали, что произошло, на них уже были направлены стрелы обеих воительниц.
- Советую вам, проявить уважение. Если бы мы хотели вас убить, вы были бы уже мертвы, - процедил Зэв, обращаясь к своей жертве.
- Хорошо, мы вам верим, - полузадушено прохрипел тот, и Зэвран разжал руки.
Лелиана не торопясь опустила лук, Каллиан убрала свой за спину и подошла к эльфу, растиравшему шею.
- Так ты отведёшь нас к Старейшине?
- Следуйте за нами, - и, не прибавив больше ни слова, долийцы пошли вперёд, показывая дорогу.
- Ну, ты даёшь, Зэвран, - восхищённо произнесла Каллиан, оборачиваясь к нему, - ты умеешь убеждать лучше, чем я!
- Я просто делаю то, что необходимо, - невозмутимо отозвался тот, - и считаю, что мало что, так просветляет разум, как избежание, казалось бы, неминуемой расправы.
...

Хранитель Затриан радушно принял их у себя. Его голос был приветлив, но глаза словно бы ощупывали их липкими пальцами, вызывая отвратительное ощущение. Чем-то он напомнил ей Валендриана, Старейшину эльфинажа, но Каллиан решила не полагаться на первое впечатление.
Тот буквально рассыпался перед ними в изъявлениях уважения и готовности помочь, но, по сути, так ничего и не пообещал.
Наконец, Серым Стражам надоело упражняться в красноречии, и эльфийка прямо потребовала от него ответа. И Затриан, припёртый к стенке, всё им объяснил. Он, конечно же, с радостью поможет им, но есть одна малюсенькая загвоздка. Над его кланом довлеет какое-то проклятье, и пока оно не будет снято, эльфы не смогут присоединиться к ним.
- Хорошо, - устало вздохнула Каллиан. – Мы попробуем справиться с вашей бедой.
Хранитель, очень довольный, скрылся в огромном шатре, а девушка пошла к своим друзьям.
Наблюдавший за их совещанием Ворон, издалека слышавший каждое слово Затриана, сдерживался из последних сил. Он еле дождался, когда они закончат, и тут же увёл Каллиан в сторону.
- Что случилось, Зэв? Ты сам на себя не похож.
- Ты что не видишь, что он хочет использовать тебя вслепую? Хранитель знает гораздо больше, чем говорит!
- Я допускаю, что он не всё нам рассказал об их проклятии, но почему ты решил, что это так серьёзно?
- Потому что он лжёт тебе!
- Откуда ты знаешь? Быть может, ты преувеличиваешь...
- Объясни мне, как ты, пережившая столько зла и предательства, по-прежнему видишь во всех только хорошее?! - вспылил Зэвран, - ты что, не понимаешь, что кто-нибудь однажды воспользуется этим и твоя доверчивость, тебя же и погубит! И произойдёт это очень скоро, потому что этот старый хитроумный пень решил тобой прикрыться от напасти! - и он, развернувшись, быстро пошёл прочь. Через несколько шагов, Каллиан догнала его:
- Зэв, подожди, ответь, с чего ты это взял?
- Да потому, что я сам такой! - чуть не заорал, обычно такой невозмутимый Зэвран. - Я уже давно использую всех окружающих меня людей лишь ради личной выгоды, добиваясь от них чего угодно... И, кстати! - злясь на самого себя за то, что желание уберечь эльфийку, вынуждает его на чреватую опасными последствиями откровенность, но понимание этого, его всё равно не останавливает, взбешённо фыркнул Ворон, - что далеко ходить, с тобой, я поступил так же!
- О чём ты? – недоумевая, взглянула на него она.
- Ты в самом деле, хочешь знать? Так слушай! Я говорю о дне нашего знакомства! Я и вправду мог забрать твою жизнь, но лишь ценою своей! Я не боюсь смерти, но у меня ещё есть дела на этом свете! Я присоединился к тебе только из-за того, что увидел в этом единственную возможность отомстить Воронам! Теперь ты можешь презирать меня, но я не жалею, что был до конца честен с тобой!
- Я не могу презирать тебя, Зэв, - качнула головой отчего-то ничуть не удивлённая эльфийка, - и знаешь, почему? Потому что у всех моих спутников были свои личные причины, для того, чтобы начать помогать Серым Стражам. Стэн с нами, чтобы искупить убийство невиновных, Морриган заставила мать, Лелиана скрывается от орлесианских лазутчиков, Винн помогает нам в благодарность за освобождение Башни Магов от демонов. Так почему ты решил, что от тебя я не ждала чего-нибудь подобного?
- Ты снова поразила меня, Каллиан, а это редко кому удавалось дважды, - сказал Зэвран, по-новому глядя на неё, - я не ожидал найти в такой молодой девушке столько здравомыслия.
- Дело не в моём здравомыслии. Я просто давно об этом знаю, - спокойно улыбнулась она.
- Ты знаешь..., но откуда?
- Мне сказал Стэн.
- А, я так и думал, что он всё понял тогда... И что же именно, он сказал тебе обо мне?
- Правду. Что твои мотивы - совсем не то, что мне кажется, и чтобы я была начеку, и не очень тебе доверяла..., а ещё он обещал присмотреть за тобой.
- Так получается, что я всё это время, был у вас под недремлющим присмотром? - медленно проговорил закипающий Зэв.
- Не у нас. У него. Больше никто об этом не знает, - и, потупившись, Каллиан застенчиво добавила, - Алистэр бы точно мне голову оторвал, за безрассудство.
- У меня нет слов...
- А ты, конечно же полагал, будто я действительно верю, что присоединиться ко мне тебя заставила моя..., как ты там говорил? «Ослепительная красота»? - лукаво улыбнулась она.
- Я сражён! Снова сражён Серым Стражем! Какой позор!
- Ладно тебе, Зэвран, - вслед за ним засмеялась она, - я очень рада, что мы, наконец, всё выяснили, и сегодняшний разговор лишний раз убедил меня в правильности моего выбора.
- А я рад, что ты, несмотря ни на что, всё это время верила мне. Со мной такое впервые. И единственное, чем я могу тебе отплатить - это своей безоговорочной преданностью. Я пройду твой путь до конца, каким бы он ни был, этот конец, и если кто-нибудь захочет причинить тебе зло, он должен будет сначала переступить через меня.
- Спасибо, Зэвран.
- Пока не за что, Каллиан.
...

Морриган заметила, как они смеясь, долго разговаривали о чём-то наедине, и в ярости от его вероломства, света белого невзвидела. Да, Зэвран был ей нужен постольку, поскольку он всего лишь устраивал её как великолепный любовник, но мысль, что Каллиан и на него имеет виды была невыносима.
Когда некоторое время спустя, ничего не подозревающий Ворон вошёл в её палатку, она прыгнула на него как рысь. Несмотря на внезапность нападения, тот легко скрутил её и, завалив на постель, придавил своим телом.
- Ну и что случилось на этот раз?
- Значит ты, как и некоторые здесь, будешь волочиться за Каллиан, а на досуге развлекаться со мной?!
- Да с чего ты взяла весь этот вздор? - изумился он.
- С того, что ты проводишь с нею больше времени, чем со мной! Между нами ничего нет, Зэвран, но я не позволю, чтобы меня использовали! Хочешь ухлёстывать за ней - пожалуйста, но обо мне тогда можешь забыть раз и навсегда!
- А, - сразу всё понял Зэв, - ну ты даёшь, Морриган! Вот уж от кого я не ожидал услышать столь жалкий ревнивый лепет, так это от тебя!
- Ты сейчас и не такое услышишь!
- Хватит, - оборвал её он, - я не выношу подобных разговоров, и если ты ещё хоть раз забудешься, позволив себе что-либо подобное, я тебя брошу!
Колдунья хотела было, что-то добавить, но он резко встряхнул её:
- Я не закончил! Запомни, как следует: я сам выбираю себе женщин, и мне никто не указ! - увидев, что она от бессилия, кажется, готова заплакать, эльф смягчился:
- Ну, не глупи, Морриган, мне дела нет до этой русалки! Она же при всей своей красоте, холодна как утопленница, и всего моего пыла не хватит, чтобы растопить этот лёд. Алистэр вон, посмотри, сколько мучается! Да и что я буду делать с этой девчонкой? Мне нужна женщина яркая, страстная, которая сможет и меня зажечь, и сама будет пылать в моих объятьях. Понимаешь, о ком я? - спросил он, у совсем уже успокоившейся Морриган.
- Прости меня, Зэв, я погорячилась, - виновато произнесла она.
- И не подумаю. Тебе придётся очень постараться, чтобы заслужить моё прощение, - приглашающе улыбнулся он.
- Я сделаю всё, что прикажешь, мой повелитель, - играя покорность, ответила Морриган и принялась раздевать его.
- Так-то лучше, - сказал Зэвран, откидываясь на ложе.
...

- Никто случайно не видел мой гримуар? - встревожено спросила Морриган, с утра обыскивающая лагерь, - я нигде не могу его найти!
- Не переживай, он где-то здесь, - отозвалась Каллиан, - сейчас мы его вместе поищем.
Вдвоём они стали обшаривать дорожные мешки. Постепенно к поискам присоединились остальные, и даже Стэн пошёл проверить то место, где сложили свёрнутые шатры.
- Что мы потеряли? - деятельно спросил подошедший Зэвран, только что закончивший утреннее омовение.
- Гримуар Флемет. Ну, ты помнишь, моя старая книга заклинаний, в потёртом кожаном переплёте.
- С серебряной застёжкой?
- Да, - с надеждой повернулась к нему она.
- У неё ещё такая занятная вязь на корешке?
- Да! - теряя терпение, ответила Морриган.
- И на обложке изображены какие-то растения?
- Да, чтоб тебе пропасть!!
- Нет, не видел, - и дождавшись, когда она раздосадовано отвернётся, добавил:
- Не видел со вчерашнего дня, когда растапливал ею костёр.
- Что ты делал?! - резко вскинулась побелевшая Морриган.
- А что, огонь не разгорался, мне было лень искать бересту и...
Сверкнула молния, и Зэврана как ветром сдуло с бревна, на которое он было уселся.
- Не попала! - раздалось из кустов. Тут же огненный шар выжег на них всю листву.
- Хорошо, ты победила, я сдаюсь.
- Нет уж, сначала я тебя поджарю, негодяй! - чуть не плача крикнула Морриган.
- Да у меня твоя книга, ты её вчера на привале забыла, а я подобрал, - сказал Зэвран, появляясь из-за дерева, - на вот, возьми.
- Скотина! - глотая слёзы, отозвалась она.
- Ну, прости, - подойдя, он, несмотря на сопротивление, обнял колдунью, прижав её голову к своему плечу, - я неудачно пошутил.
- Да уж, и в самом деле неудачно, - промолвила Каллиан, глядя на них.
- Ну ничего, в следующий раз посмеёмся как следует..., когда я и в самом деле её сожгу...
Слёзы Морриган тут же высохли, и она, зашипев, оттолкнула его от себя.
- Только попробуй!
- Я тебе уже говорил - не смей мне угрожать.
- А то что?!
- Будешь наказана.
- Ах, ты...- она замахнулась его ударить, но эта попытка была заведомо обречена на неудачу. Он снова прижал Морриган к себе, заклинив ей руки.
- Ну перестань, я был неправ. Считай, что я приревновал тебя к этой дурацкой книге, потому что ей ты уделяешь больше времени, чем мне, - со значением глядя на неё, раздельно проговорил Зэвран.
- Врёшь ты всё, - догадалась колдунья, - ты просто мстишь мне за вчерашнее, - и расслабившись, она всё-таки позволила ему себя поцеловать.
...

В конце концов, именно Зэвран вывел Хранителя на чистую воду. Всё оказалось в точности так, как подметил проницательный эльф. Затриан сам вызвал это проклятье, чтобы отомстить людям за гибель своей дочери. А теперь, как это всегда и бывает, зло обернулось против его собственного народа.
И так как проклятие можно было снять, только уничтожив Старейшину, Каллиан пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить его в том, что многовековая месть давно уже себя до капли исчерпала, и в том, что от неё теперь страдают эльфы, нет ни справедливости, ни чести. Покорившись, тот всё-таки принял добровольное решение снять проклятие, продлевающее его неправдоподобно долгое существование, что позволило Серым Стражам объявить его героем, ценою своей жизни спасшим клан.
Львиная доля почестей при этом, всё равно досталась им, ведь, как сказала новая Хранительница: «Если бы он мог сам победить проклятие, он бы уже давно сделал это, а значит, тут не обошлось без вашей помощи! И теперь в благодарность, будет кинут клич, и каждый клан вам предоставит по отряду».
Таким образом, цель была достигнута, и Каллиан со спутниками смогла отправиться дальше.
...

Как-то раз с утра, выйдя из своей палатки, Алистэр увидел... как Зэвран крепко обнимает Каллиан сзади, а та даже не пытается освободиться! Зарычав, он ринулся было к ним, но девушка внезапно извернулась, резким движением бросив Ворона через бедро. Храмовник остановился как вкопанный.
- Хорошо, Каллиан, - лёжа на спине, сказал эльф и лёгко, одним прыжком взметнул себя на ноги. - Ещё раз. И не стой столбом близко к тому, кого уронила, а то ляжешь рядом.
- Как это?
- Смотри, - снова перелетев через неё, Зэв крутанулся и тут же подбил ёе ногами. Пока она падала, он сумел, изогнувшись, поймать её так, что она вместо твёрдой земли оказалась на нём, - и не падай мешком, Калли, падай клубочком и сразу откатывайся.
- Проклятье, что вы тут делаете?!
- А, кто пришёл, - лениво протянул Зэвран, поднимаясь, и в полголоса добавил, - ну, сейчас начнётся.
- Доброе утро, Алистэр. Мы отрабатываем приёмы рукопашного боя.
- Приёмы отрабатываете? Это теперь так называется?! Очень любопытно будет посмотреть, как ты будешь расшвыривать, таким образом, порождения тьмы! Только я что-то ни разу не видел, чтобы они брали пленников или нападали без оружия!
- Это рассчитано на людей.
- Так ты решила удивить этим, каких-нибудь случайно встреченных разбойников?
- Ты, кажется забыл, храмовник, что мы скоро будем в Дэнериме. И как раз там, это может не раз спасти вам жизнь, - вмешался Ворон.
- Нам?
- Вам. Если хочешь, можешь к нам присоединиться.
- Спасибо, обойдусь. Со своими врагами я справлюсь и так! - презрительно отозвался храмовник.
Зэврана, находящегося в благодушном настроении, этот тон чуть не выбил из колеи, но он и вида не показал. Сузив глаза, он наблюдал, как Алистэр, отведя Калли в сторонку, что-то горячо ей доказывает, и при первом же удобном случае, эльф пообещал себе непременно сбить с воина спесь.
- Почему спрашивается, ты выбрала в учителя именно его?! - в это время, возмущённо спрашивал тот у Каллиан, - почему не Стэна? Почему не меня?
- Потому, что у нас с тобой был один учитель - Дункан. И то, чему научил тебя он, я тоже умею. Стэн великолепно обращается с двуручным оружием, но есть одно «но» - его меч я даже поднять не смогу!
- Но, Каллиан...
- Довольно! Иногда ты становишься невыносим!
- Я просто не хочу, чтобы он прикасался к тебе!
- Алистэр, я тебя умоляю! Если я не поступилась своим долгом ради тебя, с чего ты решил, что я сделаю это ради Зэврана?! - и девушка, возмущённо передёрнув плечами, пошла обратно к эльфу, не обращая внимания на то, как Алистэр гневно смотрит ей вслед, беспомощно сжав кулаки.
- Продолжим.
- У него на глазах?
- Почему нет? Он должен научиться доверять мне.
- А ты, оказывается, умеешь быть жестокой, - улыбнулся Ворон.
- Да, ты ещё многого обо мне не знаешь, - лукаво прищурилась она в ответ.
- Ах ты, маленькая хитрая бестия, - засмеялся Зэвран, - ну что же, становись.
...

Некоторое время спустя, когда Стэн и Алистэр, разогревшись поединком на своих двуручных мечах, совершали утреннее омовение, как всегда сопровождающееся мучительным соскабливанием отросшей за ночь щетины, мимо них в озеро пролетел Зэвран, обдав их тучей брызг. Стэн только добродушно фыркнул, отряхиваясь, тогда как Алистэр, которому, навряд ли случайно, досталось больше воды, от неожиданности порезался острым лезвием.
Когда же Ворон, быстро переплыв озеро несколько раз, вышел наконец на берег, храмовник задумчиво произнёс:
- Мне кажется, кто-то хочет, чтобы ему укоротили его острые уши.
- А зачем укорачивать? - возразил ему Стэн, - давай лучше их целиком отрежем. Одно мне, другое - тебе.
- И Морриган гораздо легче будет заплетать тебе косички, слышишь, Зэв?
Зэвран, как раз привычно убирающий в хвост свои мокрые волосы, невозмутимо отозвался:
- Сдаётся мне, Алистэр, что ты бы до земли отрастил себе косы, если бы мог хоть надеяться на то, что тебе их заплетёт Каллиан!
Воин онемел, а Зэв продолжил:
- И зачем ты всё время скребёшь своё лицо, храмовник? Дай же, наконец, восторжествовать природе. Ведь с бородой, ты будешь просто вылитый гном!
- Лучше быть похожим на гнома, чем на девку! - огрызнулся Страж, подразумевая то, что у Ворона, как и у всякого эльфа, на лице да и на всём теле, была совершенно гладкая кожа без малейшего намёка на растительность.
Зэвран засмеялся.
- Вот уж не знал, что мужественность теперь измеряется длиной бороды. Что ж в таком случае, ты её так старательно бреешь? А может, ты просто надеешься, как-нибудь удрать с поля боя, переодевшись в женское платье?
- Нет, ты сегодня всё-таки останешься без ушей! - вскочил Алистэр.
- Думаешь, раз у тебя в руках есть нож, а у меня нет, это даёт тебе хоть какое-то преимущество? - и быстро шагнув вперёд, Зэвран небрежно вынул лезвие из его ладони. По-крайней мере, так это выглядело со стороны. Храмовник же, с трудом сумел удержать на лице невозмутимое выражение, хотя боль от живодёрского захвата Ворона, с такой силой пронзила его руку до самого плеча, что у него чуть искры из глаз не посыпались.
- Каллиан тоже так может? - потирая вывихнутую кисть, нашёл в себе силы спросить Алистэр.
- Ну, не совсем так, но может, - широко улыбнулся Зэвран, - и добавлю ещё, что не пожелал бы врагу, попытаться принудить её к поцелую. Хотя ты - можешь рискнуть. Вдруг она тебя пожалеет?
Тот, вспыхнув, дернулся было к нему, но Зэв только засмеялся в ответ на его движение:
- Нет, храмовник, две с одной не дерутся, слава не та! Ступай к Винн, пусть сперва она тебя подлатает, а там и посмотрим, - и он не оглядываясь, пошёл прочь.
- Оставь, - сухо произнёс Стэн, обращаясь к кипящему от возмущения Алистэру, - ты его не исправишь.
...

На следующем привале Алистэр, взволнованный новостями от эрла Эамона, метался по лагерю, не в состоянии себя хоть как-то успокоить.
- Надо идти быстрее. Иначе мы можем не успеть!
- Не волнуйся, мы и так нигде не задерживаемся, - отозвалась Каллиан.
- И всё равно, нам нужно поторапливаться!
- Храмовник, демон бы тебя побрал, что ты всё время хнычешь, словно маленькая девочка?! - не выдержала Морриган.
Серый Страж не ответил, и она продолжила:
- А может, так и есть, и ты - лишь женщина в мужских доспехах? То-то Каллиан не обращает на тебя никакого внимания!
Тот, почернев лицом, развернулся, и направился было к колдунье, но на его пути уже стоял Зэвран. Просто стоял и смотрел, но от его взгляда ощутимо веяло смертью.
Алистэр хмыкнул:
- Что, испугался за свою подружку? Да не трону я её...
- Когда я пугаюсь, то убиваю не раздумывая, - осклабился Зэв, - а раз ты до сих пор жив, решай сам, так ли велико моё чувство страха!
Напряжение между ними возросло, и Каллиан, «опять!» пришлось вмешаться:
- Проклятье, да сколько можно уже? Почему вы не можете на шутку отвечать шуткой?!
Алистэр хотел что-то сказать, но Зэвран опередил его:
- Ума не хватает!
Тот рванулся к Ворону, но Каллиан остановила храмовника, встав между ними:
- Так, всё, мне это надоело! Охота подраться, силы некуда девать, так снимайте оружие и наслаждайтесь!
Тонкие ноздри Зэврана начали раздуваться от предвкушения хорошей потехи. Он мигом скинул перевязь с оружием и куртку, оставшись в одной рубашке. Сняв доспехи, Алистэр оглянулся, посмотрев на Стэна, и прочитал в его глазах одобрение.
«Почему ты позволяешь им делать это?» - осуждающе шепнула Винн на ухо Каллиан.
«Я просто не могу с ними справиться» - грустно отозвалась та.
«Пусть лучше раздерутся сейчас, у нас на глазах и без оружия, чем как-нибудь сгоряча, когда это соперничество заставит их обагрить мечи» - вполголоса вмешалась подошедшая Лель: «Они всего лишь мальчишки, которые в присутствии красивых женщин не могут вести себя иначе...»
- Стэн, - Лелиана обернулась к великану, - ты ведь присмотришь за ними?
- Я-то присмотрю. А что толку? Храмовник не справится с Вороном, - вполголоса ответил тот.
- С чего ты это взял? - оскорбившись за Алистэра, вскинулась эльфийка.
- Раскрой глаза, Страж. Кто у нас на всё способен... и с оружием, и без? Алистэр же, без меча не воин. Разве что Ворон не захочет... его унизить перед вами..., но это как раз вряд ли, - это была необыкновенно длинная речь для Стэна, и после неё он теперь мог надолго замолчать. Такая жертва была обусловлена его желанием успокоить Серого Стража, которая мало того, что была женщиной, так ещё и на войне, давала волю своим чувствам! Для воина-кунари это было неприемлемо, но, считая её своим вождём, он не посмел бы выказать неодобрение.
Они начали сходиться, и каждый чувствовал спиной напряжённый взор женщины, из-за которой шёл на это: Зэвран буквально ощущал торжествующий взгляд Морриган, которая с помощью магии, сама могла легко убить или серьёзно покалечить любого человека, но была лишена возможности хоть как-то навредить Алистэру, необъяснимо раздражавшему её...
Каллиан же, кусая губы, смотрела на храмовника, понимая, что он ведёт себя так из-за неё, потому что уже весь извёлся от неопределённости в их отношениях.
У обоих были уже в кровь разбиты лица, потому что Зэвран в самом начале на мгновение отвлёкся, увидев несчастное, белое как снег лицо эльфийки, и еле успел отдёрнуть голову, но вскользь, противник его всё-таки задел.
«Снова из-за неё я дал себя достать», - с досадой подумал Зэв, тут же в отместку расквасив нос Алистэру: «Да что ты боишься, Каллиан, не трону я его, а то, он же со своей гордостью в петлю полезет! Но вот победы, ему не видать и ради тебя, а пара оплеух, для ума, ещё никому не повредили!»
Он и в самом деле пренебрегал боевыми приёмами, которыми владел в совершенстве, зная, что тогда бой окончился бы, не начавшись, и дрался кулаками, как в свою бытность мальчишкой на городских улицах. Но и при этом, Алистэру удалось лишь случайно рассечь Зэву бровь своим перстнем, когда тот, уверенный в своём бесспорном превосходстве, позволил себе утратить бдительность, тогда как ему самому досталось куда больше. Ведь прекрасно сражаясь мечом, он никогда не утруждал себя изучением рукопашных ухваток, считая, что такая манера ведения боя, неприемлема для воина, и подходит лишь трактирным вышибалам.
И всё же, он был на полголовы выше, и потому, мощнее эльфа, словно сплетённого из одних мышц, и если бы ему удалось нанести, хотя бы один, серьёзный удар... Но цель была слишком увёртлива и быстра.
Порой ему казалось, что Ворон над ним просто издевается, а, строго говоря, так оно и было, и, впадая в ярость, Алистэр совершал ошибки, которые на поле боя стоили бы ему жизни.
А тут, всё ограничивалось только хлёстким ударом, метко нанесённым в самое уязвимое место. Привычно срубить противника кулаком, решивший драться не в полную мощь, Зэвран не мог, но, морально раздражая храмовника, он начисто лишал его преимущества силы, способной нанести поражение в тщательно подгаданное время.
И всё-таки у Алистэра получилось, превозмогая боль, схватить расслабившегося от полной безнаказанности Ворона, и хотя тому удалось извернуться, храмовник руки так и не разжал, и в результате оба оказались на земле.
- Стэн, прошу тебя! - видя как, сцепившись в обоюдном захвате, они упали, продолжая бороться, эльфийка обернулась, но он увидел то же, что и Каллиан.
Великан встал и, решительно подойдя к ним, легко оторвал их друг от друга.
- Довольно. Боевая ничья.
- Мы не закончили... – сгоряча пытался, было возразить Алистэр, которому эта сшибка так и не принесла желаемого удовлетворения.
- Закончили, - припечатал Стэн, - а кому мало..., будет иметь дело со мной.
Зэвран захохотал первым, и через минуту смеялись уже все, даже Алистэр, которому плохо повиновались разбитые губы.
- А ты ничего, - отсмеявшись, произнёс Зэв, вытирая с лица кровь, и протянул ему руку.
- Ты - тоже, - поверх его плеча Алистэр увидел глаза Каллиан, в которых была мольба, и чуть помешкав, нехотя пожал руку Ворону. Тот развернулся и направился к Морриган, чьё лицо буквально светилось от злорадного удовольствия. Пока эльф шёл, его рана успела затянуться от её заклинания.
- Благодарю тебя, мой Рыцарь, - томно произнесла она и, глядя, как Зэв вопрошающе поднял бровь, добавила, внезапно потупившись, - ещё ни один мужчина не отстаивал мою честь в поединке.
- Ты хочешь сказать, что за тебя никто никогда не дрался?
- Да.
- Ну, тогда, я хочу свою награду.
- О чём ты? - приглашающе глядя на него распутными глазами, вопросила колдунья.
- Рыцарь всегда получает после турнира Прекрасную Деву, - и легко подхватив Морриган на руки, Зэвран понёс её в палатку.
Наблюдавший эту сцену Алистэр, перевёл взгляд на Каллиан, которая к нему так и не подошла, и его скулы привычно затвердели. «Я не выношу этих двоих, ещё и потому, что им доступно то, в чём отказано мне». Увидев, как Винн сотворяет для него лечебное заклинание, он развеял магию. Она удивлённо взглянула на него, но храмовник только покачал головой, и, шагнув в сторону от костра, пропал в темноте.
Позже Каллиан нашла Алистэра у лесного ручья, где он умывал разбитое лицо.
- Почему ты не позволил Винн залечить твои раны?
- Это не раны, это ссадины. Сами заживут.
- Но, зачем терпеть боль?
- Эта боль - ничто, по сравнению с той, что причиняешь мне ты.
Эльфийка, не ответив, развернулась и ушла к остальным.
...

Каллиан зачаровано наблюдала за тем, как Зэвран, задумавшись, играет ножом. Почувствовав её взгляд, он поднял глаза и улыбнулся.
- Теперь ты, наверное, попросишь меня научить тебя так же обращаться с кинжалом?
- Нет, Зэвран, - засмеялась она, - я знаю, что это невозможно.
- Каллиан, в этой жизни нет ничего невозможного. Нужно только очень этого хотеть.
- К сожалению, это не всегда помогает, - ответила девушка, думая о своём.
- Значит, плохо хочешь.
- Хочу больше всего на свете...
- Значит, этого недостаточно.
- Да что ты понимаешь?! - вспылила она.
- Ну, например, то, что сейчас ты говоришь об Алистэре.
Она широко раскрыла глаза от удивления.
- Не сомневаюсь, я - последний из тех, чей совет тебе нужен, и всё же... Я видел эту жизнь с такой стороны, о которой ты даже не подозреваешь. Я знаю, как мало на самом деле, в этом мире по-настоящему ценного. Борись за то, что тебе дорого, Каллиан, потому что однажды потеряв, ты вряд ли обретёшь это снова.
- Зэвран, я...
- Давай лучше немного поупражняемся, - тут же сменил тему Ворон и протянул ей свой нож, - смотри насколько хорошо у этого клинка выверен центр тяжести, благодаря чему он будет не только удобно лежать в руке, но и полетит точно в цель.
- Ты прав, это отличный кинжал, - подхватила покрасневшая Каллиан, стремясь скрыть смущение, вызванное его предыдущими словами.
- Мне выковали его на заказ... но всё равно, он лишь жалкое подобие того, что носишь с собою ты... неумелая подделка под те клинки, которые делают долийские эльфы. Что касается мечей и топоров, тут им, конечно, не тягаться с гномами, но лёгкое оружие - кинжалы и метательные ножи, не говоря уже о луках и арбалетах, в общем, всё то, что может поразить цель на расстоянии - у них лучшее из возможного.
Есть только одно «но» - они не продают его чужакам. Его нельзя выменять, но можно получить в дар. Об этом мне поведала мать, после которой остался долийский кинжал, ранее принадлежащий моему отцу, а ещё раньше - моему прадеду. Когда меня купили Вороны, я его спрятал. Но, как только нас стали выпускать в город, мне удалось вернуться к своему тайнику. Он был ещё там.
- И ты забрал его?
- Да. Это было ошибкой. Воронам всегда запрещалось владеть собственными вещами. Всё что нам было нужно, выдавали в оружейной. Мы могли, выходя в город, заказывать, что угодно в трактирах, выбирать любых женщин в борделях. За всё платило Братство, и чем больше они ценили тебя, тем больше благ было в твоём распоряжении. Лично для меня уже давно не было никаких ограничений, и о моих кутежах там до сих пор легенды ходят.
- Так почему же, всё-таки, вам не разрешали иметь хоть что-то своё?
- Потому что если у тебя ничего нет, ты не боишься это потерять. Поэтому же, все Вороны одиноки, и только Старейшины могут нарушить запрет и завести семью. А я тогда, был совсем мальчишкой, и считал, что правила установленные для всех - не для меня.
- И что произошло?
- Вернувшись, я не удержался и похвастался своему напарнику, Тальесэну. Тогда-то он и предал меня в первый раз. Из зависти, он донёс на мой проступок наставнику. Я был наказан в назидание другим, а мой кинжал забрали. Я никогда больше не видел его. Но этот урок не прошёл даром. Я понял, что отныне никому нельзя доверять, даже тому, кто кажется тебе другом.
- Значит, ты по-прежнему никому не веришь?
- Никому. Но с недавних пор, я делаю одно исключение. Для тебя.
- Мне правда, очень лестно это слышать.
- Хорошо, - произнёс Зэвран, кинув взгляд на тропинку за её спиной, - а теперь быстренько дай мне какое-нибудь важное поручение, потому что к нам приближается твой храмовник и, судя по его лицу - он в бешенстве от того, что увидел нас вместе.
- Не волнуйся, Зэвран...
- Я волнуюсь не за себя. Уж не знаю, что там между вами происходит, но у него и без этого достаточно поводов для расстройства. Ты столько раз говорила о том, как жизненно важна способность каждого воина нашего отряда отразить неожиданное нападение, и сама же себе противоречишь своим поведением, ибо в том состоянии, в котором я наблюдаю вас двоих, это попросту невозможно... Хорошо, Каллиан, я всё сделаю, - значительно громче сказал Зэв и, развернувшись, направился в сторону виднеющегося перевала.
- О чём вы говорили? - с трудом сдерживаясь, спросил Алистэр, подойдя.
- Ни о чём особенном. Я только попросила Зэврана проверить, нет ли других порождений тьмы на подступах к Орзаммару.
«Молодец, вывернулась», - улыбнулся Ворон, не останавливаясь, на ходу подхватил с земли лук и колчан со стрелами, и уверенно зашагал дальше, отправляясь в разведку.
...

На рассвете их нагнал первый отряд долийцев, присланный новой Хранительницей. Молодой эльф возглавляющий его, поведал, что послана весть, и скоро к ним присоединятся воины от всех долийских кланов. Каллиан спросила возможно ли отправить гонца в лес Брессилиан, и когда тот согласно кивнул, высказала ему свою просьбу.
Оставив свою армию на поверхности, эльфийка, взяв с собой только ближайших соратников, отправилась под землю в Орзаммар - один из двух уцелевших городов, когда-то огромного гномьего царства, всё ещё сопротивляющийся порождениям тьмы, наступающим с Глубинных Троп.
Прибыв туда, они невольно оказались втянуты в борьбу королевских наследников за только что опустевший престол. Для того чтобы призвать гномов на войну с Мором, вынужденная вмешаться Каллиан приложила немало усилий, чтобы возвести на трон того из них, который в случае удачи пообещал ей предоставить воинов.
Серые Стражи и их спутники спустились на Глубинные Тропы, где вместе с Легионом Мёртвых (состоящим из гномов, отрёкшихся от своих кланов ради борьбы с нечистью, поднимающейся из недр исподнего мира) одержали немало побед, прежде чем добились своей цели. За то в награду, покидая Орзаммар, они вели за собой гномье войско, посланное новоиспечённым королём.
...

Когда спутники снова увидели солнце, наступил уже последний месяц осени, и посланный эльфийкой гонец успел прибыть обратно из леса Брессилиан. Передав ей свёрток, завёрнутый в красиво вышитый эльфийский плащ, посланец сказал, что помимо того о чём она просила, в нём дар и залог вечной дружбы от клана Великого Леса.
Развернув плащ, она увидела лук, равного которому ещё не встречала. Рогатый красавец был весь покрыт защитными рунами, чудовищно силён и в тоже время удивительно лёгок. Эльфийка тронула тетиву и та грозно загудела под её пальцами. Она тут же вскинула лук, стремительно изогнулась и стрела, уверенно посланная в цель, силой удара надвое расколола деревянный щит прислонённый к дереву, попав точно в середину рисунка.
- Отличный выстрел, - сказал Зэвран, одобрительно наблюдающий за ней.
- Подойди ко мне, Зэв, - отозвалась она, - у меня кое-что есть для тебя.
Когда он приблизился, Каллиан протянула ему короткие ножны, из которых... выглядывала рукоять долийского кинжала. Увидев его обескураженное лицо она подумала, что не зря затеяла всё это.
- Что это? - быстро справившись с собой, спросил Зэвран.
- Морриган случайно обмолвилась, что у тебя на днях был двадцать седьмой день рождения. Это подарок.
- Я наверное, сплю. Ты даришь мне подарок?
- Ещё немного, Зэвран, и я почувствую себя неловко. Ты что, не можешь просто взять его, повесить на свой пояс ножны, и сказать: «Спасибо, Каллиан»?
- Нет, не могу.
- Тебе не нравится? - разочарованно протянула она.
- Не в этом дело. Просто с тех пор, как умерла моя мать, мне никто ни разу не делал подарков.
- Значит так, Зэв. Или ты сейчас же возьмёшь кинжал, или я его оставлю себе, - притворно нахмурилась Каллиан, в душе потешавшаяся над его смущением.
- Ну если так, то я конечно, не посмею отказаться.
- Вот и славно. В конце концов, предводитель вправе ожидать от своих воинов полного и безоговорочного подчинения!
- Как скажешь, мой прекрасный Серый Страж, - склонил голову Зэвран, в глазах которого запрыгали искры, - а предводитель уверена, что среди воинов, которые ей подчиняются, не будет недовольных столь явным благоволением ко мне?
- Видишь ли, Зэв, не все разделяют твоё непростое восприятие мира. Большинство людей считает, что в том, чтобы подарить что-то своему другу, нет ничего дурного.
- Хорошо, если так.
Она недовольно свела тонкие брови и отвернувшись, хотела уйти, но не успела.
- Каллиан... Спасибо тебе.
- Так тебе всё-таки понравилось? - радостно улыбнувшись, оглянулась она.
- Я не ожидал... ничего подобного. Честно. Ты не просто исполнила моё желание, ты сделала это совершенно бескорыстно, не стремясь получить что-то взамен. Для меня это... это просто немыслимо.
- Ты мой друг, Зэв.
- А вот этого, я совсем не понимаю.
- Не надо понимать, Зэвран. Просто верь мне, - и она ушла.
- Я верю, Каллиан, - произнёс он, задумчиво глядя ей вслед, - верю впервые за долгие годы.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус