Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 11. Дэнеримская "Жемчужина". Не верь глазам своим.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Наутро Эамон снова позвал их к себе, но вопреки опасениям Алистэра, дело было уже не в нём. Старый эрл сообщил Серым Стражам, что помимо всего прочего, им угрожает ещё одна опасность:
- Логейн начал борьбу за власть с собственной дочерью.
- Но зачем это ему?
- Он узнал о том, что она желает его свергнуть и править страной единолично. И вот, упредив события, лорд повелел одному из своих верных сторонников заманить её к себе в поместье, и там держать в плену, пока она не одумается.
- И что теперь ты предлагаешь, дядя?
- Надо освободить Анору, и привлечь её на нашу сторону.
- Но откуда ты знаешь, что это не ловушка? - спросила Каллиан.
- Об этом мне донесли верные люди, и я не сомневаюсь в их словах.
- Что ж, тогда не будем терять время. Где держат королеву?
- В поместье лорда Хоу.
...

Тщательно обсудив все трудности предстоящей им тайной вылазки, Серые Стражи решили взять с собой неизменного Стэна, и двух смертоносных «демонов», которые вдвоём стоили целого отряда, если не целой армии.
Верная служанка королевы скрытно провела их к входу через кухню, и предложила им переодеться в одежду слуг, чтобы незаметно проникнуть в особняк. Но Морриган вдруг отказалась это сделать наотрез. Зэвран удивлённо воззрился на неё:
- Ты что вдруг, так решила пошутить?
- Можешь посмеяться, если хочешь, но я не собираюсь обряжаться в это грязное тряпьё!
- Хорошо подумала? – тихо, с угрозой произнёс он.
- Да, и можешь не сверкать тут на меня глазами!
- Ладно, сами справимся, - сказала Каллиан, поймав его за наруч, когда он уже двинулся было к колдунье готовый, если что, загнать её туда пинками, - Морриган, ты нас прикроешь, если что.
«Ну, я тебе потом устрою, погоди», - подумал Зэв, которому впервые не удалось её заставить что-то сделать.
Проникнув внутрь, они довольно быстро обезвредили всю стражу, не заметив, как одному из солдат удалось сначала спрятаться, а после - умчаться за подмогой. И вот, когда освободив Анору, Серые Стражи с друзьями оказались в большой зале, которой шли к покоям королевы, там их уже ждали. Воинов Логейна набившихся в помещение, было столько, что не хватало взгляда, чтобы охватить их всех.
- Помогите, - вдруг закричала Анора, - они хотят похитить меня! - и кинулась к стражникам.
Каллиан остолбенела от её вероломства.
- Гадина! - процедил сквозь зубы, стоявший рядом Зэвран, - убить стерву? Я ведь ещё успею это сделать... - быстро произнёс он, перехватывая нож для броска.
- Не надо! Пусть бежит. У нас сейчас другие заботы, - произнесла воительница, доставая оружие. Но не успела она сделать и шаг, как в них полетели стрелы. Эльфы с лёгкостью отбили их, и Калли даже успела благодарно улыбнуться Ворону, за науку, но...
- Страж!
Услышав крик Стэна, который за всё время сколько она его знала, ни разу даже не повысил голоса, она бледнея обернулась... и с ужасом узрела своего возлюбленного, сползающего на пол по стене. Его пробитые насквозь доспехи были обагрены кровью, и с трудом оторвав от него глаза, она увидела, сколь велики были посланные в них бронебойные стрелы, когда Стэн выдернул одну из своего плеча.
- А вот теперь, вы все умрёте! - как рысь оскалилась она, разворачиваясь к солдатам, и бросила через плечо, - Стэн, помоги ему! Мы вас прикроем!
Великан без усилий поднял на руки тяжёлое тело израненного храмовника.
- Вспомни наши уроки, - быстро произнёс Зэвран, убирая нож, и подхватил с пола ещё один меч. Глядя на него, она сделала то же самое. Им было необходимо сейчас, как можно скорее пробиться к чёрному ходу, где они оставили Морриган, потому что Каллиан буквально ощущала, как с каждой минутой жизнь её любимого угасает, просачиваясь с кровью сквозь пробитые доспехи.
Эльфы стали плечо к плечу, и вращаемые с огромной скоростью мечи в их руках уподобились разящим вездесущим молниям. Они вдвоём словно создали перед Стэном магический непробиваемый щит, сквозь который никто и ничто не могло проникнуть.
Путь на свободу был уже усеян телами павших стражников, но каждый их шаг был попятнан также кровью Алистэра. И вот, когда эльфийке стало уже казаться, что во всё пребывающих врагах, они сейчас завязнут как в болоте, им на помощь подоспела колдунья, услышавшая видимо, шум боя. И Каллиан, впервые получила возможность увидеть то, на что способен разозлённый маг-отступник. И это было по-настоящему страшно. Не прошло и двух минут, как никого в живых там не осталось.
- Скорее! Он ещё жив! – быстро кинул ведьме Стэн, бережно опуская Алистэра на пол.
- Замечательно! - шипела Морриган, колдуя над ним, - и чья это спрашивается, была великолепнейшая мысль, взять с собой того от кого зависит успех всего нашего дела?!
Каллиан покаянно опустила голову.
- Морриган, не отвлекайся, - сухо приказал ей Ворон, увидев это.
«Если бы храмовник умер, я бы тебя убил», - позже скажет он Морриган.
«Это ещё почему?» - возмутится колдунья, зная, что в этом случае, также потерпел бы крах и её собственный замысел, но не понимая, из-за чего Зэвран-то так переживает.
«Я слишком много отдал сил для достиженья общей цели, - ответит он, - а я не выношу, когда чья-то глупость путает мне все карты, когда я к ней уже так близок!»
На самом деле, всё было гораздо проще. Если бы храмовник погиб, Каллиан не смогла бы пережить гибель своего возлюбленного... По крайней мере, так о ней ревниво думал Ворон. А эльфийка значила для него куда больше, чем все их цели вместе взятые.
...

Вернувшись к Эамону, они подвели неутешительный итог. Королеве удалось сбежать, и доказательств для свержения Логейна, у них пока что было маловато. И тогда Зэвран им предложил воспользоваться своими старыми связями, чтобы собрать кое-какие сведения.
Для этого он повёл Серых Стражей в «Жемчужину» - самый изысканный и дорогой бордель Фэрелдена, предлагающий услуги на любой вкус. Но, учитывая строгие нравы столицы, он процветал под вывеской таверны, где за баснословную плату, в самом деле можно было ещё и поесть. И все мужчины города разделялись на тех, кто там был, и тех, кто только мечтал попасть туда.
В прошлый раз, как объяснил им Зэв, он, будучи нанят Логейном, собрал здесь немало представляющих ценность сведений, попутно отдохнув перед дальней дорогой, и сейчас также намеревался узнать что-нибудь полезное.
Главный зал таверны был скупо освещён мерцающими свечами, создающими в помещении таинственную ауру, которая способствовала совращению. Музыканты наигрывали тихую медленную мелодию, созвучную общему настроению этого заведения. Вместо грубой деревянной мебели, здесь повсюду стояли мягкие диваны и глубокие кресла, приглашающие расслабиться в своих недрах. Девушки в тёмных углах, приглушённо смеясь, соблазняли посетителей, разрешая им распускать руки, чтобы те распалившись, позволили увлечь себя в дальние комнаты.
Войдя в гостиную, Каллиан смущённо переглянулась с Алистэром.
- Зачем мы здесь, Зэвран? Это же настоящий бордель! - вполголоса спросила она, провожая взглядом девушку, разносившую еду и напитки, наряд которой был более чем откровенен, - они же здесь скорей раздеты, чем одеты!
- Главное, наш эльф чувствует себя здесь, как дома, правда, Зэв? - сказал ему храмовник, который в последнее время не знал на ком сорваться. К тому же у него был к Ворону серьёзный разговор, для которого он всё никак не мог найти подходящее время.
Тот не ответил, пристально осматривая помещение, и Алистэр решил поддеть колдунью, стоящую рядом с Зэвраном, надеясь, что уж за неё-то он заступится.
- Что, Морриган, ты его уже не устраиваешь, как женщина, раз он притащил нас в этот вертеп? - невинно полюбопытствовал он, - или вы для своих языческих обрядов ищите третьего?
- Третьего я сейчас сделаю из тебя, причём в виде жертвоприношения, - зашипела чародейка словно кошка вдруг завидевшая пса, и хотела ещё что-то добавить, но Зэв остановил её, сказав: «Оставь его», и повернувшись к Каллиан, ответил:
- Я привёл вас сюда потому, что только здесь мы сможем получить самые достоверные сведения. Навряд ли слуги эрла Эамона, только что приехавшие в Дэнерим, располагают последними городскими новостями, а в этом месте о некоторых событиях узнают иной раз до того, как они произойдут.
- Тогда, наверное, ты прав, - согласилась Каллиан.
- Я всегда прав, - спокойно отозвался Зэвран и, не глядя на Алистэра, которого передёрнуло от его самоуверенности, добавил, - предлагаю не стоять тут у всех на виду, привлекая внимание, а разойтись по залу.
Взяв Морриган под руку, он посадил её за облюбованный заранее столик, и заказав обед, отошёл чтобы перекинуться парой слов с Хозяйкой «Жемчужины», которая к его сегодняшнему приходу уже должна была что-нибудь узнать.
Вернувшись через некоторое время, Ворон удобно устроился в кресле, даже не замечая того, что он по многолетней привычке, не задумываясь выбрал такое место, чтобы за его спиной была глухая стена, а весь зал был как на ладони. Такая предусмотрительность неоднократно спасала ему жизнь, последний раз – два дня назад, ведь именно в «Жемчужине» он пересёкся с бывшими собратьями.
Положив кинжал себе под руку, Зэв ещё раз незаметно осмотрелся, и только потом обратил своё внимание на Морриган. Увидев, что еда не тронута, а колдунья так и сидит не поднимая глаз, Зэвран невольно поморщился.
- Ну, что ещё случилось? - устало спросил он, мельком подумав, что ему уже порядком надоело её вечно недовольное лицо.
- Ничего.
- Не заставляй меня повторять вопрос дважды.
Она гневно вскинулась.
- Можно узнать, почему я должна позволять этому бастарду так с собой разговаривать? Если ты не можешь меня защитить, почему не даёшь мне самой поставить его на место?!
- Потому что время для шуток кончилось. Ты разве не понимаешь, что на кону? Мы ведём борьбу за престол, где Алистэр - наш главный козырь. Нам надо делать своё дело, а не препираться из-за пустяков, - вполголоса ответил Зэв, внимательно глядя по сторонам. Окончательно убедившись, что ни от кого здесь, кроме них самих, не исходит непосредственной угрозы, Зэвран немного расслабился.
- Пустяков?! Моя честь для тебя пустяк?
- Не придирайся к словам! Он не может тебя обидеть просто потому, что ничего о тебе не знает, ведь у него не было и никогда не будет такой женщины, как ты!
- И что, теперь он безнаказанно может распускать свой длинный язык? - спросила невольно польщённая Морриган, несколько успокоившись.
«Помоги мне, Создатель, я всё-таки её, когда-нибудь прибью».
- Морриган, будь мудрее, что ты как маленькая! Алистэр бесится потому, что не хочет быть королём, ведь в этом случае он навсегда потеряет Каллиан! Он это знает, она это знает, но наш храмовник боится, что эльфийка всё равно сделает по-своему. Ей нужно, чтобы вся страна пошла за нами, а это станет возможно только когда мы засунем его упрямую башку в корону!
- Ну допустим, а ты-то что, так переживаешь? Это их трудности.
- Да потому, что их трудности стали моими с тех самых пор, как я к вам присоединился... «чтобы избавиться от Воронов», - хотел договорить он, но не успел.
- ...с тех самых пор, как ты попал под чары нашей эльфийки? – ехидно подхватила колдунья, не дав ему закончить.
- Морриган, я тебя сейчас ударю, - процедил он, закипая оттого, что теперь она была уже гораздо ближе к истине, чем в тот раз, когда впервые приревновала его к Каллиан.
- Нет, мне всё-таки любопытно, что такого особенного в этой белобрысой худышке, что вы все тут по ней прямо с ума сходите? Алистэр весь сам не свой - даже от короны отказаться хочет, Стэн её, смешно сказать, зауважал как воина, и ты туда же?!
- Я не желаю больше говорить об этом.
- Ты что ли, вопреки своим уверениям, тоже влюбился в эту девку?! – уже не на шутку завелась колдунья.
- Она не девка. И не смей её так называть, - тихо, но твёрдо сказал Зэвран, задумчиво глядя через зал на Каллиан, и поднёс ко рту бокал с вином.
Морриган перехватила его взгляд и взорвалась.
- Я буду называть её, как захочу! - и с этими словами она выбила стеклянный кубок из его руки.
Зэвран окаменел.
Чувствуя, как в нём поднимается убийственная ярость, колдунья поняла, что переборщила.
- Подними, - угрожающе сузив глаза, приказал он, по-прежнему не шевелясь.
- Вот ещё!
- Я сказал, подними, - раздельно повторил он таким тоном, что она сочла за благо повиноваться.
- Тут темно, я ничего не вижу! - заныла Морриган, свесившись с кресла, и наклоняясь всё ниже и ниже.
- А мне плевать! - рявкнул Ворон, и уже гораздо спокойнее добавил, - будешь искать, пока не найдёшь.
- Не буду! – капризно возразила она. - Что тебе стоит попросить другой бокал? Или взять мой...
- Я хочу этот. И ты мне его достанешь, даже если тебе придётся выползать тут весь пол на коленях, - и видя, что она вновь порывается что-то сказать, Зэв снова угрожающе понизил голос, - а иначе я сделаю себе кубок из твоего черепа! Тебе всё ясно? Или хочешь ещё поспорить со мной?
Зло сверкнув на него глазами, она откинула скатерть и всё-таки полезла под стол. В эту же минуту к нему подошёл Алистэр, который не видя, что произошло, решил воспользоваться тем, что Зэвран наконец-то, остался один.
- Где Морриган?
- Что, храмовник, ищешь колдунью, дабы прочувствованно извиниться перед нею за свою недавнюю грубость? – лениво поддел его эльф.
- Ещё чего не хватало! – фыркнул тот. – Оставим шутки, я хочу поговорить с тобой наедине, пока её тут нет.
- Она скоро появится, поэтому я не буду предлагать тебе сесть, - пренебрежительно ответил Ворон, скривившись в усмешке, и налил себе вина в её бокал из тёмного стекла.
- Ничего, я и стоя скажу всё, что хотел.
- Ну, тогда я тебя слушаю, - спокойно глядя на него, ответил Зэвран. Подняв бокал, он уже почти поднёс его к губам... как вдруг замер. Выражение его глаз резко изменилось.
«Убью стерву», - подумал Ворон, медленно опуская кубок обратно на стол.
- Так вот, что... – начал было излагать Алистэр, но Зэв тут же перебил его.
- Знаешь, я передумал. Поговорим позже.
- Нет уж, ты выслушаешь меня сейчас, - процедил храмовник, не понимая, что происходит. Увидев, как Ворон остановившимся взглядом смотрит мимо него, он быстро оглянулся, но ничего подозрительного не заметил.
- Алистэр... ты бы сходил... проведал Каллиан. Женщины... в этом заведении... одни не сидят. Её могут оскорбить...
- Ничего, она справится. Ты же не зря учил её своим приёмам... или всё-таки зря?
Зэвран не ответил, медленно откидываясь на спинку кресла.
- А может, ты якобы учил Калли только для того, чтобы иметь возможность безнаказанно лапать её, у всех на глазах?!
- Алистэр..., ты бредишь.
- Для тебя было бы лучше, чтобы это было именно так! Потому что если я, ещё хотя бы раз, замечу тебя рядом с ней в неурочное время...
- Хорошо, храмовник, - неожиданно легко согласился Зэвран, отрывисто проговаривая слова, - считай что я... испугался. А теперь уйди..., прошу тебя...
- Я не уйду пока не выскажу всё, что считаю нужным!
«Твою мать...», - подумал Зэв, собирая в кулак всю свою волю.
- Я уже несколько раз видел вас вместе разговаривающими наедине. Мне плевать, что за оправдания ты можешь придумать. Я знаю, что Каллиан слишком наивна и очень доверчива. Она всё принимает за чистую монету. Уж не знаю, какие сказки ты ей про себя рассказываешь, но я тебя насквозь вижу!
«Да неужели?» - и Зэвран, опершись локтём на невысокую, закруглённую спинку кресла, закрыл рукой исказившееся лицо, впившись кончиками пальцев в голову с такой силой..., что когда он чуть дернулся, от этого едва заметного движения, из его гладкой причёски тут же выскочило несколько прядей, упавших на тыльную сторону ладони.
«Какой-то он странный», - мелькнула мысль в голове Алистэра, но храмовник уже так распалился, что не мог остановиться, чтобы разобраться в происходящем.
- Мне не нравится, что она дала тебе право голоса, наравне с нами... Мне не нравится, что ты всегда выступаешь против моих решений... - после каждого обвинения, он выжидающе замолкал в надежде, что Ворон, который никогда раньше не лез за словом в карман, начнёт ему возражать. Но тот, по-прежнему хранил совсем несвойственное ему молчание.
- Мне не нравится, что Каллиан считает тебя своим другом. Она верит, всегда верит в благие намерения тех, кто её окружает. Но ты, чтобы не говорил, не можешь бескорыстно помогать ей из простого человеколюбия. Тебе что-то нужно от неё Зэвран, и если это то, о чём я думаю... я тебя уничтожу.
Ворон молчал, и только на его скулах перекатывались желваки, и костяшки правой руки, судорожно сжимающей бокал, побелели от еле сдерживаемого напряжения.
Глядя на него, Алистэр наконец-то заподозрил неладное.
- Судя по твоему виду, ты очень хочешь мне ответить. Ну, так не стесняйся, скажи хоть что-нибудь. Я никогда ещё не видел, чтобы ты молча выслушал столько нравоучений, и уж тем более не видел, чтобы ты когда-нибудь прикидывался, что не расслышал явную угрозу...
Сквозь широко расставленные пальцы Ворона, скрывающие лицо, он вдруг заметил маленькие капельки пота, выступившие у того на лбу и правом виске, на который падал неверный, дрожащий свет одинокой свечи, стоящей на столе.
- Чтоб тебя, ты мне ответишь, или нет?!
По лицу Зэврана прошла судорога, он всё так же не меняя позы, напрягся всем телом и... с хрустом раздавил в руке бокал из толстого стекла, как будто это была хрупкая стекляшка. Алистэр изумлённо уставился на его ладонь, залитую вином и кровью, из которой в разные стороны торчали осколки.
- Что случилось, милый? О, ты поранился..., дай я тебе помогу, - нежно проворковала Морриган, вылезая из под стола, и поставила найденный бокал перед Зэвом.
Ворон не торопясь убрал левую руку от лица, на которое уже успело вернуться осмысленное выражение.
Пока колдунья доставала застрявшие осколки и заклинанием лечила ему вспоротую кисть, мужчины несколько мгновений смотрели в глаза друг другу.
- Ты кажется, хотел получить ответ, храмовник? - сипло произнёс наконец, Зэвран. Свободной рукой он медленно, без спешки налил вино в свой бокал, выпил его и чётко, раздельно проговорил:
- Что ж, я отвечу тебе. На все твои вопросы. Разом. Пошёл ты, Алистэр... лесом, вместе со своими угрозами.
До остолбеневшего воина стало стремительно доходить, чему он только что был невольным свидетелем. К его лицу тут же прихлынула вся кровь и Алистэр, чувствуя себя последним дураком, попытался хоть что-то сказать...
- У тебя что, есть ещё вопросы? - опередил его Зэв, небрежным движением зачёсывая назад взмокшие пряди.
- Закрой рот, Алистэр. Я всего лишь искала под столом его бокал, - насмешливо добавила Морриган и провела язычком по верхней губе.
Храмовника затрясло.
- Я ведь несколько раз просил тебя уйти, - напомнил безжалостный эльф, - ты не послушался.
- Ты... вы... вы что ли, от похоти тут оба окончательно рехнулись?! На вас так обстановка здешняя подействовала?! Да тьфу на вас, умалишённые развратники!!
Увидев, как Алистэр, чуть не натыкаясь на столы, бросился прочь, колдунья очень довольная тем, что сумела отомстить сразу обоим мужчинам, улыбаясь, посмотрела на Зэврана, который, разобравшись в её мотивах сидел красный, как варёный рак.
- Ты удовлетворён? - ласково вопросила она.
Несколько мгновений Ворон пытался испепелить её взглядом, но потом не выдержал и захохотал так, что все начали оборачиваться.
- Нет..., ну ты стерва..., ну какая же ты всё-таки... стерва, - стонал он, сгибаясь от хохота, - я... я ещё никогда... не видел у него такого... такого обалдевшего лица! Да, это было... это было незабываемое зрелище!
...

Как это ни странно, но после сцены в «Жемчужине», Алистэр всё-таки перестал ревновать свою эльфийку к Ворону. И причина была очень проста. Если тому так нравилась распутная Морриган, с которой они подходили друг другу просто идеально, то неискушённой Каллиан и привлечь-то его было особенно нечем.
Серый Страж теперь искренне считал, что Зэвраном движет только животная похоть, и вожделение развращённого эльфа могут вызывать только подобные ему женщины. Он даже не подозревал, насколько всё было наоборот. Именно чистота девушки безумно притягивала к ней пресыщенного Ворона. Он никогда бы не влюбился в такую, как Морриган, хотя страсть, сжигающая их поначалу, и была обоюдной.
Но Каллиан... Каллиан теперь влекла его к себе ещё сильней, чем прежде.
...

Вечером Зэвран подошёл к Серым Стражам. Алистэр, стараясь не встречаться с ним взглядом, сделал отсутствующее лицо, и Ворон, хмыкнув про себя, обратился к девушке.
- Я кое-что узнал в «Жемчужине»...
Храмовник поперхнулся.
Зэв весело сверкнув на него глазами, продолжил:
- В эльфинаже пропадают эльфы. И у некоторых сведущих людей, заправляющих делами здесь в обход закона, возникли серьёзные подозрения, что за этим стоит Логейн.
Услышав это имя, Алистэр, тут же утратил напускное равнодушие, и быстро спросил:
- Что ты предлагаешь?
- Я думаю, нам вчетвером, нужно прогуляться на окраину Дэнерима. Каллиан, ты же оттуда родом, тебе они расскажут больше, чем нам.
- Хорошо. Отправимся немедленно.
...

Быстро идя по городским улицам, эльфийка очень волновалась. Вот уже столько месяцев назад она покинула свой дом. Живы ли те, кого она оставила там, уходя?
Войдя в ворота, путники остановились. Редкие эльфы, проходящие по главной дороге, обходили их стороной, не решаясь даже кинуть на них лишний взгляд.
- Калли, сними шлем. Дай им узнать тебя, - подсказал ей Зэвран.
И как только она это проделала...
- Каллиан?! Это ты? – раздался вдруг изумлённо восторженный голос, и обернувшись, она увидела Сориса.
- Здравствуй, - улыбнулась эльфийка. Тот нерешительно приблизился, с опаской поглядывая на богатую броню и дорогое оружие девушки и её спутников.
- Твой робкий поклонник? – поддела её Морриган.
- Мой брат, - отозвалась она.
- Мы слышали про Остагар. Мы думали, ты погибла... - произнёс он тем временем.
- Что с отцом? Где Шианни? – побледнев, воскликнула Каллиан.
- Дома. Цирион болеет, с тех самых пор, как армия короля была разбита. А Шианни...
- Да что ты мямлишь?! Где сестра?!
- Каллиан, у нас тут творятся странные вещи, - тихо прошептал он, приблизившись вплотную. - Шианни забрали какие-то люди. Они нам сказали, что мы здесь все тяжело больны! Правда, при этом они хватают только молодых и здоровых и куда-то уводят!
- Ты знаешь, куда?
- Знаю. Я могу показать. Когда её поймали, я видел в какой из домов её потащили. Раньше там был притон, - продолжал говорить он, еле поспевая за стремительно летящей по улице Каллиан. – Но потом, пришли люди, и местные головорезы бесследно оттуда исчезли.
...

Вскоре они стояли перед старым заброшенным домом, который одной из своих стен упирался в огромный забор, ограждающий эльфинаж, за которым, как она знала, был уже портовый район.
- Сорис, подожди здесь, - твёрдо приказала Каллиан, и тяжёлая дубовая дверь вылетела как пушинка, вдавленная внутрь заклинанием Морриган. В доме оказалась какая-то охрана, которую они смели, словно бы и не заметив, и прокатившись волной через всё здание, внезапно оказались в небольшом дворике, по ту сторону забора.
- Вы ещё кто такие? – встретил их очередной охранник.
- Смена караула, - отозвался Зэвран, походя снося ему голову.
Тот был там не один, но воителей это не смутило и не задержало. Очистив двор, они проникли в особняк и уже на нижнем этаже нашли тех, кого искали. Выпустив всех эльфов, Каллиан наконец, увидела в дальнем углу свою избитую сестрёнку.
- Да что же это такое, что ты всё воюешь?! - придя в сознание, услышала Шианни и, увидев ту, которую они с отцом давно оплакали, чуть снова не лишилась чувств.
- Каллиан?! Калли, это ты?! – вскрикнула она и, обхватив сестру за шею, дико зарыдала.
- Ну, что ты, малышка, ну не плачь, - не в силах сама сдержать слёзы, успокаивала её эльфийка.
«Тоже мне воительница, развела сырость на пустом месте, - недовольно фыркнула колдунья, только что залечившая раны её сестрёнке, - тут радоваться надо, а не сопли распускать...»
«Морриган, уймись, а? – негромко одёрнул её Зэв. – Судя по обилию синяков, она тут чуть ли не одна из всех сопротивлялась, соответственно, за всех и получила. А это требует немалой смелости и силы воли. Это же не тебе, ведьме, пальцем шевельнуть, чтобы все умерли, это молоденькой девчонке с вооружёнными людьми пытаться совладать, к тому же без надежды на успех!»
Эльфийка помогла девочке подняться и подвела её к своим спутникам.
- Это мои друзья. Морриган, Зэвран, и Алистэр, мой...
- Жених, - подсказал тот, и когда она изумлённо воззрилась на него, как ни в чём не бывало, мило улыбнулся ей.
- Каллиан, но он же... человек! - медленно, не веря, прошептала Шианни.
- Он самый лучший человек на свете! – не терпящим возражений тоном, отозвалась она, и лицо Алистэра засветилось от удовольствия.
- Ну, как знаешь, сестрёнка. Хотя, лично я влюбилась бы в другого! – хитро прищурилась она на Зэврана.
- Не сомневаюсь в этом, - засмеялась Калли, - тебе всегда нравились такие красавцы!
«И эта туда же! Глядите-ка, молоко на губах ещё не обсохло, а сразу ведь поняла, к кому тут можно без труда в штаны залезть!» - натужно улыбаясь эльфийкам, со злостью прошипела Морриган, почти не разжимая рта. Зэвран, который в это время, по-доброму глядел на разговаривающих девушек, услышав эти слова, чуть не взорвался.
«Морриган, - шепнул он ей и, согнув в локте руку, лежащую у неё на шее, притянул её голову вплотную к своей, - последний раз добром тебя прошу, закрой свой рот!».
Со стороны могло показаться, что он, обняв колдунью, с улыбкой говорит ей что-то ласковое, но на самом деле, от удушающего захвата Ворона у неё даже в глазах потемнело...
- Шианни, сестрёнка, возвращайся к отцу, предупреди его, что скоро я приду, - и, проводив её взглядом, продолжила, - а мы пока обыщем этот дом.
- Кто бы ни был там наверху, услышав переполох, он уже давно успел сбежать, - заметил Алистэр.
- Что ж, если так, ничего не попишешь. Но я не жалею! Для меня, спасти жизнь эльфам было гораздо важнее, чем не упустить возможность найти какие-то улики! – возмутилась она.
- Никто с тобою и не спорит, - примирительно произнёс Зэвран, - но осмотреться всё равно не помешает.
В доме и в самом деле не было ни души, но на верхнем этаже в одной из комнат они нашли растерзанный сундук. Судя по его виду, кто-то судорожно выгребал из него деньги, не озаботившись даже подбирать просыпавшиеся мимо золотые, а уж тем более наплевав на разбросанные повсюду бумаги.
Каллиан с храмовником тут же кинулись к ним, и стали быстро их перебирать, внимательно пробегая глазами каждый пергамент.
- Нашла! Смотри, Алистэр! Эта бумага доказывают его причастность к работорговле! Мы сможем свергнуть его! - и она бросилась ему на шею, чуть не плача от радости. Тот, смеясь, подхватил её в объятья и стал целовать.
Они победили! Они нашли наконец то, что так долго искали!
Внезапно его руки требовательно напряглись, и он отсторонившись, посмотрел ей в лицо. Потом медленно, очень медленно поцеловал в губы, раз, другой, третий... Нахлынувшая страсть поглотила их целиком, и они даже забыли о том, что не одни...
- Пойдём-ка отсюда, - с понимающей усмешкой проговорила Морриган, - а то, я как-то не жажду увидеть продолжение, - она потянула за рукав окаменевшего Ворона, который не мог оторвать от них глаз. Его лицо побелело под загаром, на скулах ходили желваки. Выдернув свою руку, он, даже не посмотрев на любовницу, деревянной походкой отправился прочь. Больше колдунья его не видела.
...

Наутро после того, как они вернулись из эльфинажа, к Серым Стражам ворвалась встревоженная не на шутку Морриган:
- Зэвран пропал! Его не было всю ночь! – обычно невозмутимая колдунья чуть не плакала, - он ведь предупреждал, что Вороны могут устроить для него ловушку в Дэнериме! Наверное, так и случилось!! Что ты расселась, Каллиан, вдруг он уже мёртв?!
- Морриган, возьми себя в руки! Зэв не такая лёгкая добыча, чтобы сгинуть без следа! Если была засада, он не сдался бы без боя, а раз никто не знает про резню, значит он жив! И мы его найдём!
Пока они собирались на поиски, слуги доложили Алистэру, что его хочет видеть какая-то девушка, ждущая у чёрного входа. Он вышел через кухню и увидел красивую, совсем молоденькую эльфийку, полностью закутанную в плащ.
- Ты - Алистэр, я тебя помню...
- А я тебя - нет, - удивлённо перебил он её.
- Это не важно. На днях ты со спутниками приходил к нам в «Жемчужину»...
- И что?
- У нас сейчас тот черноволосый красавец-эльф, который был тогда вместе с тобой. Он напился и всю ночь буянил в трактире... Вышвырнул почти всех наших посетителей, - хихикнула она. - Хозяйка уже хотела посылать за стражниками, но решила сначала предупредить тебя. Может, ты сам придёшь за своим другом?
«Он мне не друг», - хотел было ответить Алистэр, но не успел.
- Мы заберём его, - сказала Каллиан, незаметно подошедшая к нему вместе с Морриган, - можешь передать своей Хозяйке - мы скоро явимся за ним, - и девушка, получив золотой, тут же исчезла.
- Жалость какая, а я-то уж подумал, что он навсегда сбежал от нас, - протянул воин, идя за ними, - а может, оставить всё как есть? Кому-кому, а уж не Ворону, бояться городской стражи..., скорее наоборот. Погуляет, сам придёт. А не придёт, туда и дорога...
- Не надейся так легко избавиться от нас, храмовник! И не тебе решать, кому уйти, кому остаться!
- А жаль, что это не так! - процедил он, с ненавистью глядя на колдунью.
- Перестаньте, вы, оба! - вспылила Каллиан, - я своих друзей в беде не бросаю!
- Да в какой беде, подумаешь - напился парень, с кем не бывает...
- Конечно, с тобой такого приключиться просто не могло! Ведь ты же наш бесскверный Рыцарь, без слабостей и недостатков! Не король - а святой на троне!
- Ах ты, ведьма...
- Хватит! - обрезала его Каллиан. - Мне уже до смерти надоели ваши склоки! Если что, я и одна могу за ним сходить!
- Да ладно тебе, Калли, мы же так просто, перекинулись парой слов... по-дружески, - примирительно произнёс он, сразу остыв.
- Оно и видно! - сбросив с талии его руку, кинула она в ответ.
...

Придя в разгромленную «Жемчужину», Каллиан оглядевшись, покачала головой и сразу направилась к Хозяйке. Пока она отсыпала ей пригоршню золотых, та пыталась слабо отнекиваться: «Не беспокойтесь, госпожа, он нам уже за всё заплатил... вот только... если бы он, задержался здесь ещё немного..., мы растеряли бы всех своих сегодняшних посетителей... спасибо, спасибо, это совершенно излишне...»
- Это за то, что ты сначала послала за мной, а не за стражей, - с достоинством ответила Каллиан, а Алистэр за её спиной, только хмыкнул. «Тогда, кроме раскуроченных столов и разбитой посуды, вы бы ещё и гору мёртвых тел отсюда выгребали», - насмешливо подумал он.
Они нашли Зэврана в одной из дальних комнат, пьяного до изумления, в окружении сразу нескольких девок. Морриган зашла было к нему, вознамерившись вразумить своего загулявшего любовника, но получила такой отпор, что вылетела оттуда, как ошпаренная.
- Да что это с ним, Морриган? Может, вы поссорились? - тревожно спросила её Каллиан.
- Начхать ему на наши ссоры! Не знаю я, что с ним!
- Ладно, - произнёс Алистэр. - Надо вытащить его отсюда, пока он и вправду не вляпался в какую-нибудь историю. Он же чуть что - за нож хватается, а чего нам сейчас не хватает, так это ещё одних разборок со стражниками, - и он направился было в комнату...
- Не ходи к нему, храмовник, - остановила его Морриган.
- Почему это?
- А то ты не знаешь. Ты последний, кого он сейчас захочет видеть, хотя нет, наверное, всё-таки первый - он же тебе сразу в глотку вцепится!
- Ничего, мне не привыкать.
- Ты не понял, храмовник. Он не драться с тобой будет, а убивать тебя!
- С чего ты взяла?
- Да ни с чего! Я просто никогда ещё, не видела его таким!
- Надо сходить за Стэном, - предложила молчавшая до этого эльфийка. - Алистэр, пожалуйста. Зэвран его уважает и всё-таки, в случае чего - если он заартачится, есть надежда, что в таком состоянии, Зэв с нашим великаном вряд ли совладает.
Храмовник без лишних слов быстро вышел, а Каллиан обратилась к расстроенной колдунье:
- Морриган, прошу тебя, зайди к нему ещё раз.
- Нет уж, спасибо! С меня на сегодня достаточно оскорблений, и если ему неймётся - пусть делает, что хочет, мне плевать! - и она стремглав выскочила вслед за Алистэром.
...

Морриган добежала почти до самого поместья, когда нос к носу столкнулась с храмовником и Стэном, как раз направляющимися обратно в «Жемчужину».
- Ты почему ушла? - изумлённо спросил воин у Морриган. - Это что же, получается, Каллиан там одна осталась?! Наедине с ним? С этим пьяным животным?!
- Отстань от меня, храмовник!
- Нет, как ты могла, её там бросить?! А если он причинит ей вред?! Да я тогда обоих вас порву на части!
- Да отвяжись ты от меня, со своей эльфийкой! Ничего он ей не сделает! Да Зэв скорей себя убьёт, чем прикоснётся к Каллиан! Он же носится с ней, как со своим творением!
- Как с чем?! Это что ещё за бред?!
- Она же его любимый ученик, мать его! Калли то, Калли сё... Как же вы мне все надоели! - и она заплакав, побежала в особняк.
- По-поводу ученика - колдунья сказала правду, - заметил Стэн. - Ворон многому её научил. Она стала очень хорошо сражаться. Благодаря ему.
Алистэр открыл было рот, чтобы возразить, но тот ему этого не позволил.
- Не спорь со мной. Я лучше знаю. Ты - видишь в ней только женщину. Я - вижу воина. С недавних пор - очень хорошего воина.
- Допустим, но сейчас не время говорить об этом. Нам надо скорее возвращаться, - и они быстрым шагом отправились в таверну.
...

Оставшись одна, Каллиан на минуту задумалась, а потом решительно направилась в комнату, где находился Зэвран. Распахнув дверь, она его даже не сразу увидела. Три девицы облепили эльфа так плотно, что понять, где начинается одна и где заканчивается другая, было попросту невозможно.
- Зэвран! - окликнула она с порога.
Клубок тел распался и Ворон предстал. Его полуголое тело блестело от пота, волосы рассыпались по плечам. Он с трудом сел, оттолкнув от себя одну из обнажённых девиц, и мутными глазами уставился на Каллиан.
- Надо же..., кто пришёл, - прогнусавил он заплетающимся языком, - мой прекрасный Серый Страж... решила почтить меня... своим присутствием, - и он снова опрокинулся на постель.
- Оставьте нас, - приказала она девушкам, и те, похватав свою одежду, беспрекословно повиновались.
- Зэвран, что происходит? - закрыв дверь, Каллиан подошла к кровати, - Зэв, ты меня слышишь? Своим загулом, ты привлёк к себе внимание! Вставай, нам надо поскорей покинуть это место! О чём вообще ты думал, тебя же так могут выследить Вороны!
- А мне... плевать... - еле ворочая языком, ответил тот.
(Конечно, плевать, ведь он, в отличие от девушки, прекрасно знал, что ничем не рискует. Когда вчера Зэвран один ушёл из эльфинажа, на него снова напали выследившие его бывшие собратья. Они, наверное, до сих пор так и валялись в том переулке, где устроили ему засаду. От них же, после исчерпывающего, вследствие крайней жестокости допроса, Зэв вызнал, что в ближайшем обозримом будущем нападений не предвидится. Но, Каллиан-то этого предвидеть не могла).
- Перестань, ты ведёшь себя, как мальчишка! Тебе нельзя здесь больше оставаться!
- А мне здесь... нравится, - с трудом выдавил Зэв, перекатываясь на живот.
- Зэвран... или ты немедленно встанешь, или я ухожу без тебя! - Ворон не отозвался, и она направилась к двери, решив снаружи дожидаться Стэна.
- Каллиан.
Девушка обернулась. Он протянул к ней руку, которая тут же бессильно упала обратно на постель. Калли подбежала к нему, и попыталась перевернуть его.
- Мне плохо... Каллиан, - выдохнул он.
- Зэв, ну пожалуйста, прошу, уйдём отсюда!
- Иди одна, Калли... оставь меня...
- Нет, я не брошу тебя в таком состоянии!
- Я не хочу... уходить...
- Ну что, что мне сделать, чтобы ты меня послушался? - она уже чуть не плакала, пытаясь сдвинуть его тяжёлое тело.
- Да что ты... можешь... - еле слышно прошептал Зэв.
- Я сделаю всё, что понадобится... - и только Каллиан успела произнести это, безвольная рука мгновенно напряглась, и он одним движением опрокинул её на постель рядом с собой.
- Что... что ты делаешь, Зэвран, пусти меня! - изумлённо выдохнула она, неожиданно оказавшись под ним.
- Как же так, Каллиан? - с усмешкой спросил её Ворон, - ведь ты же только что сказала, что готова ради меня на всё? Ты сказала, что сделаешь всё, чтобы забрать меня отсюда... Или ты меня обманула?
- Нет, но я совсем не это имела в виду!
- Зато я, имею в виду именно это! - и он провёл рукою вдоль её тела. От прикосновения к ней, его словно ударило молнией.
Калли дёрнулась, но тщетно. Она в который уже раз убедилась, какой он всё-таки сильный. Каллиан смотрела в его глаза и видела в них ночь. Невольно ей стало страшно. Она поняла, что совсем не знает его, и даже не представляет, на что Ворон способен сейчас. Но, что-то мешало ей поверить в то, что Зэв мог внезапно превратиться в чудовище, а тем более поверить тому, что он всегда таким и был.
- Пусти меня, Зэвран!
- А если я этого не хочу? - негромко засмеялся он, - что, если я безумно хочу совсем другого? А может, меня снедает жажда... овладевать тобою, раз за разом, медленно, неторопливо, наслаждаясь каждым мгновеньем?
- Ты пьян!
- Это только так кажется, - процедил Зэвран, удерживая её запястья. Свободной рукой Ворон взял лицо девушки и повернул к себе, не давая ей отвести взгляд.
- И что ты теперь станешь делать, а, Каллиан? Подумай, может... для тебя будет лучше, если ты сама отдашься мне, не вынуждая делать тебе больно? - и он вдруг замолчал, увидев выражение её глаз.
Она не верила ему. Каллиан не сомневалась в нём ни минуты.
«Дура, ну почему же ты такая дура!» - с тоской подумал Зэв. Ведь если бы она, хоть на мгновение, поверила бы в то, что он возьмёт её силой, Ворон так бы с ней и поступил... Но её вера в добро снова победила, а он снова проиграл.
Зэвран разжал руки, выпуская Каллиан из своих объятий. «Я должен был знать, что не смогу сделать этого с ней. А если бы смог, то чувство, просыпающееся во мне, умерло бы, не родившись», - обречённо думал Ворон, снова погружаясь в бездонную пучину отчаяния, которому он больше не мог, да и не хотел сопротивляться.
Девушка поднялась с кровати, но почему-то не спешила выскочить из комнаты сломя голову, как вроде бы ей полагалось.
- Уйди, Каллиан, я не хочу тебя видеть, - глухо произнёс он, не поднимая головы.
- Ты просто слишком много выпил, Зэв. Я буду ждать тебя снаружи, - всё также спокойно произнесла Каллиан.
«Она не понимает, - застонал он про себя, - она же ничего не понимает!»
Весь сегодняшний тщательно подготовленный спектакль, подмостками которому служила «Жемчужина», а второстепенными актёрами – её прекрасные обитательницы, был порождён его вчерашним срывом. Там, в эльфинаже, Зэвран впервые увидел их целующимися, увидел с какой оказывается, страстью, Каллиан льнёт к храмовнику. И всё. Один поцелуй между ней и Алистэром, и он сразу лишился рассудка, лишился способности ясно соображать, попросту выпал из этого мира...
Когда она минуту назад лежала в его объятьях, он попытался переломить себя, но не совладал. Что ж, раз у него ничего не получилось, нужно было собираться с силами и жить дальше.
...

Только что вошедший в таверну Алистэр, как раз оглядывался по сторонам, стоя вместе со Стэном, когда к ним приблизилась Каллиан, сказавшая, что всё в порядке. А следом за ней из комнаты вышел... кристально трезвый Зэвран.
- Видимо, я вам не нужен, – сказал великан и тут же удалился.
Серые Стражи, потеряв дар речи, изумлённо лицезрели совершенно вменяемого Ворона, с ясными, ничем незамутнёнными глазами, от которого при всём при этом разило так, будто он только что купался в бочке с вином.
- И, что это было? - только и смог произнести храмовник.
- Да вот, захотелось узнать для разнообразия, что я значу для своих соратников. И посмотреть заодно, как вы меня вызволять будете, - насмешливо отозвался Зэвран.
- А может, мне «для разнообразия», дать тебе в морду? - мило полюбопытствовал Алистэр.
- Дай, рискни здоровьем. По-твоему, я настолько пьян, чтобы ты не промахнулся? - деланно покачнувшись, усмехнулся тот.
- Ты не Ворон, ты свин...
- Лучше не надо, храмовник, - тихо, с угрозой, перебил его Зэв. - Я ведь не посмотрю, на всё твоё величие!
Каллиан снова развела, готовых сцепиться друг с другом мужчин. - Довольно! - приказала она, - Алистэр, подожди нас снаружи.
- Но...
- Я сказала, ступай!
Едва дождавшись, когда он выйдет, Каллиан развернулась к Зэврану и... со всей силы хлестнула его по лицу. А он даже не попытался перехватить её руку. Из уголка разбитого рта, медленно потекла кровь. Повернув голову после пощёчины, Зэв долгим взглядом посмотрел ей в глаза.
- Это тебе за спектакль! - отрывисто проговорила она, пытаясь подавить бушующую в груди ярость.
- Я понял, - спокойно отозвался он.
- Ты что, Зэвран, совсем с ума сошёл?! Ты чего добиваешься?! - прошипела Каллиан, испытывая дикое желание разбить ему в кровь всё лицо. Как ни странно, именно его смирение, удерживало её от этого.
- Я ведь уже ответил вам. Мне и вправду захотелось узнать, что я для тебя... для всех вас значу. Вороны тоже пользовались мною, пока им это было выгодно, а потом... да ты и сама помнишь. И мне вдруг стало любопытно, как ко мне относитесь вы.
- А мне казалось, что тебе на это наплевать, - протянула эльфийка, немного успокаиваясь.
- Запомни, Каллиан, по-поводу меня тебе может казаться только то, что я тебе показываю.
- Ты мой друг, Зэвран, разве этого мало?
- Этого много. Ты опутала меня своей дружбой, Каллиан. Я совершаю поступки, вовсе мне не свойственные, только потому, что ты видишь во мне друга. Я не могу делать то, что хочу, я должен делать то, что от меня ждут. Это тяжело, Калли, пойми это. А впереди пустота. Когда вы добьётесь свой цели, я ведь не буду больше нужен вам. И ты также захочешь избавиться от меня, как Вороны в своё время, - с горечью произнёс Зэвран и повернулся, чтобы уйти, но она не дала, придержав его за наруч.
- Зэв, подожди!
- Я не хочу больше ни о чём говорить..., - и эльф резко дёрнул плечом, стряхивая её руку.
- Тогда просто выслушай меня!
Ворон остановился, устало глядя на неё сверху вниз.
- Зэвран, поверь, я никогда, никогда тебя не использовала! Ты уже неизмеримо много сделал для всех нас, и сейчас ты волен в своих поступках. Ты можешь уйти, или можешь остаться.
- Остаться? Зачем? – «Третьим лишним?» - добавил он про себя.
- Зэв, мне нужна твоя поддержка. Мне придётся сделать Алистэра королём.
- То есть ты забыла или не расслышала, что я сказал тебе намедни? Это не шутки, Каллиан. Он никогда тебя за это не простит. Попросту не сможет простить.
- Да, может быть. Но у меня и в самом деле, нет выбора. Ты же видел - Аноре нельзя доверять... А если он отвернётся от меня, я умру. Ты был нам другом, ты так помог нам в начале... Не бросай меня, Зэвран, пожалуйста! Я... я не выдержу это одна...
Ворон стоял и хмуро смотрел на её несчастное лицо: «Ну что, доигрался? - билась в голове мысль, - она же из тебя подружку хочет сделать, которой будет поверять отныне все свои девичьи тайны. А спрашивается, тебе-то это зачем?»
Видя, что он не отвечает, Каллиан чуть не заплакала. Зэвран почувствовал это и незаметно тяжело вздохнул.
«Надо было тебя сейчас изнасиловать, - с тоской подумал он, - я получил бы, что хотел, а ты бы меня за это убила... и конец моим мученьям».
- Ладно, не переживай. Никуда я от тебя не денусь, - наконец проговорил Зэв, с трудом улыбнувшись.
Они направились к выходу, а мигом воспрявшая духом Каллиан, прыснув, дёрнула его за рукав:
- Нет, ну как тебе только в голову пришло, такое учудить? Ты что и в самом деле думал, что я поверю в то, что после Морриган, ты воспылал страстью ко мне?!
«Помоги мне, Создатель!» - мысленно простонал он.
...

Глядя на вышедших из «Жемчужины» эльфов, Алистэр испытующе перевёл взгляд с одного лица, которое, как всегда было непроницаемо, на другое, лучившееся от удовольствия, что всё обошлось и все живы.
- А всё-таки мне хочется узнать, как это ты так быстро протрезвел? Как-будто и не пил вовсе, - подозрительно спросил он, снова взглянув на Зэврана.
- Старая закалка, - нехотя пояснил тот. - Нас так учили.
- Вас?
- Воронов. Мы должны поддерживать боеспособность в любом состоянии. На случай внезапного нападения. И я могу много выпить, но совсем не пьянеть. И временами, меня это бесит.
- Почему? - удивлённо спросила Каллиан.
- Мне не расслабиться. И не забыться. А очень хочется... иногда, - и он, передёрнув плечами, решительно бросил:
- Всё, хватит об этом. Эамон сказал вам, когда будет Совет?
- Завтра. Всё решится завтра.
...

Вернувшись в особняк, Ворон подошёл к комнате Морриган. Постояв в раздумьях некоторое время, он уже хотел развернуться и молча уйти, но в эту минуту, дверь распахнулась и обнажённая колдунья, предстала перед ним во всей красе.
- Что стоишь, заходи, - сказала она, и дверь за ним захлопнулась, как крышка гроба... По крайней мере, так ему показалось.
Зэвран просто не мог, не мог и не хотел оставаться один в эту ночь. Пусть колдунья была ему уже не в радость, но с ней у него была хоть какая-то возможность скоротать эти часы, тянущиеся бесконечно, и перестать думать о том, что случится завтра. Завтра всё будет решено. Завтра он всё узнает. Завтра у него может, наконец, появится надежда, обрести желаемое.
- Ну, и что ты молчишь? - спросила его Морриган, и соблазнительно изогнувшись, прилегла на кровать, - я хочу услышать, как ты будешь умолять меня о прощении.
- За что, хотелось бы узнать? - лениво бросил Зэв.
- За то, что ты устроил этим утром, - медленно ответила она, уже понимая, что уж чего-чего, а извинений от него ей не дождаться.
- Если хочешь, чтобы я ушёл, так и скажи, а унижаться перед тобой, я не намерен, - подтвердил он её опасения.
- Ах ты, мерзавец!
Ворон пожал плечами и направился к двери.
- Зэвран!
Эльф остановился.
- Вернись немедленно!
- Проси, как следует, Морриган.
Колдунья с негодованием вскинулась на постели, но тут же осознав, что спорить с ним – себе дороже, переломила себя, решив снова разыграть покорность:
- Я хочу, чтобы ты был со мной сегодня...
- И...? – видя, как Морриган трясёт от злости, Зэв, не давая ей даже малейшей слабины, безжалостно сгибал её, чтобы уже наверняка сломать. Но, гордая сверх меры чародейка, за месяцы общения с ним сумела обрести совсем несвойственную ей ранее податливость:
- И ты можешь делать с моим телом всё, что пожелаешь... Чтоб тебе провалиться, негодяй!
- Ну, это же совсем другое дело, - произнёс он, возвращаясь, - правда, там в конце мне послышалось что-то непонятное...
- Тебе только послышалось! - перебила его Морриган, заскрежетав зубами.
- А, я так и подумал. Потому что в противном случае, кое-кому пришлось бы очень долго за это расплачиваться.
«Скотина!» - подумала она, но эльф уже обнял её, и его руки сразу же заставили колдунью забыть обо всём.
Когда спустя пару часов, вусмерть удовлетворённая Морриган уже спала рядом с ним, Ворон, лёжа без сна, незряче смотрел в темноту, снова думая о той, другой, которая нежилась сейчас в чужих объятьях.
«Надо же, она оказывается способна на страсть, - растравлял он свои раны, - а я-то дурак, думал, что Каллиан лишь позволяет ему, наслаждаться собой... и я сам, своими руками, отдал её храмовнику! А всё потому, что раньше я не знал, ни одной невинной женщины». Антиванские горожанки, походя испорченные им, в счёт даже не шли, поскольку будучи нетронуты телом, душой они были блудливы, как кошки...
«А эта, со своими лучистыми глазами, могла бы дать мне то, чего у меня никогда не было. Чистую первозданную страсть, и я бы прошёл с ней весь этот путь с самого начала, заново открывая и познавая весь этот мир...»
А теперь всё, возможность была безвозвратно упущена. Другой ведёт её к вершине, другому дарит свои ласки женщина, за ночь с которой он готов был умереть.
«Всё-таки надо было овладеть ею сегодня», - мелькнуло у него в голове перед тем, как он провалился в тяжёлый сон без сновидений.
...

В это же время, вместо того чтобы расслабленно «нежиться в объятьях» своего возлюбленного, как думал доведённый до отчаяния Зэвран, эльфийка наблюдала за Алистэром, вот уже третий час мечущимся по комнате, словно ураган.
- Каллиан, как тебе ещё объяснить, я не знаю! У меня уже кончились все слова! Пойми, и не заставляй меня выбирать между тобой и долгом! Я не хочу, не хочу и не могу потерять тебя!
Девушка смотрела на него и думала о том, что всё уже решено. И, что бы он ей ни сказал сейчас, это уже ничего не изменит. Она сделала свой выбор.
Кинувшись к ней, он порывисто схватил её в объятья.
- Каллиан, любовь моя, жизнь моя, не делай этого... - он почти рыдал, покрывая её лицо поцелуями, - я тебя прошу, я тебя умоляю...
- Нет, это я тебя умоляю, Алистэр! Не надо, я не хочу больше говорить о том, что будет завтра!
- Но...
- Нет, Алистэр! Просто обними меня, просто будь со мной... может, мы погибнем завтра, так сделай же так, чтобы эта ночь стала самой лучшей, из всех наших ночей, прошу тебя...



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус