Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 12. Что и требовалось доказать.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Ранним утром Каллиан проснулась одна. Увидев на стене пустые ножны, она поняла, что Алистэр скорее всего, упражняется в оружейной.
Эльфийка спустилась в столовую, но нашла там только Зэврана. Остывающая еда, стоявшая перед Вороном, была не тронута. Девушка негромко поздоровалась с ним, но он предпочёл сделать вид, что не услышал, потому что подметив на её лице следы бессонной ночи, снова начал закипать от ревности. Ей же сейчас было не до него, и она не стала приставать к нему с расспросами.
Каллиан только начала есть, когда к ней приблизилась юная служанка, сообщившая, что с ней хочет повидаться наедине, какая-то женщина. «Что, опять кто-то пропал?» - устало подумала эльфийка, встала и пошла за девочкой, не заметив, что Зэвран, в отличие от неё насторожившийся от услышанного, скрытно следует за ними.
Указав на закрытую дверь в дальней части поместья, служанка тут же удалилась. Эльфийка хотела уже войти в комнату, как вдруг Ворон, бесшумно отделившись от стены, преградил ей путь.
- Не торопись, Каллиан, - тихо произнёс он.
- Ты что, Зэвран? Следишь за мной? – возмутилась она.
- Не за тобой. За Серым Стражем, от которого сейчас, слишком многое зависит, и которого перед сегодняшним Советом, вполне могут попытаться убить сторонники Логейна.
- И что теперь?
- Я войду первым. Ты будешь ждать здесь, пока я не позову, - и он, приоткрыв дверь, скользнул внутрь. Тут же оттуда раздался испуганный женский вскрик и Каллиан ослушавшись, сразу вошла.
- Кажется, я просил кого-то подождать снаружи, - не оборачиваясь, проговорил он и сдёрнул капюшон со стоящей в комнате женщины. Увидев королеву, Зэвран невольно отступил назад, продолжая загораживать собой эльфийку.
- Анора? - удивлённо выдохнула Каллиан, выходя из-за его спины, - что ты здесь делаешь?
- Нам надо поговорить, - с холодным достоинством, медленно произнесла та, с нажимом добавив, - наедине.
- У меня нет тайн от моих друзей, - также спокойно ответила ей воительница. - Есть что сказать - говори при нём, или не трать моё время.
- Странно ты разговариваешь, с королевой этой страны, - прошипела Анора, с трудом смиряя раздражение.
- Если ты пришла сюда как королева, то почему не вошла открыто, с парадного входа? Тогда бы мы оказали тебе все причитающиеся почести, - отозвалась эльфийка, а Зэвран, стоявший за её спиной, лишь ухмыльнулся, нагло щурясь на Её Величество.
- Что ж, ты права. Я здесь только потому, что вынуждена попросить тебя о помощи...
- Ты уже просила нас о ней несколько дней назад, когда мы, рискуя жизнью, освобождали тебя из плена. И, что же ты сделала? Ты предала нас, отдав на растерзание воинам своего отца!
- Пойми Страж, я не могла поступить иначе! Ослушавшись его, я подписала себе смертный приговор!
- Ты думаешь, что я тебе поверю?! Поверю тому, что Логейн сможет убить собственную дочь?!
- И, тем не менее, он сделал бы это, не задумываясь, а вас обвинил бы в убийстве! Так он разом избавился бы и от меня, и от Алистэра!
- Допустим, я тебе верю. Чего же ты хочешь от меня теперь?
- Я хочу, чтобы ты поддержала меня на Собрании Земель, - гордо сказала королева.
Услышав, как за её спиной хмыкнул Зэвран, Каллиан насмешливо спросила:
- А с чего ты взяла, что я, ни с того, ни с сего приму вдруг твою сторону? Сторону человека, уже предавшего меня однажды, и чей отец – мой самый злейший враг?
- Потому что в этом случае, я окажу поддержку тебе. Если ты пообещаешь мне корону, я помогу тебе свергнуть... своего отца, - она помолчала и, сделав над собой видимое усилие, продолжила:
- Я правила этой страной в то время пока Кайлан был на войне. На войне... на охоте... у своих бесчисленных любовниц... - с горечью промолвила Анора, но, окончательно взяв себя в руки, твёрдо договорила, - народ любит меня, войско моего отца, пойдёт за мной, но только единый король сможет сохранить Фэрелден! Страну разрывает междоусобная война, разжигаемая твоими сторонниками, Страж, и мы должны её немедля прекратить!
- И что же ты предлагаешь... лично мне? - якобы задумавшись, спросила Каллиан.
- Когда я стану полноправной властительницей Фэрелдена, и мы совместными усилиями победим Мор, ты и твои спутники получат в награду всё, что пожелают... Если Алистэр на Совете Земель откажется от каких бы то ни было притязаний на престол, вы оба получите земли и титулы, которые сможете передать по наследству, а твоих друзей я с ног до головы осыплю золотом.
- Значит, ради тебя, я должна предать законного наследника?
- Кто говорит о предательстве? Пусть в Алистэре течёт королевская кровь, но он не хочет быть на троне, это всем известно! Все в Дэнериме знают, что твоя постель ему дороже короны! - глаза эльфийки угрожающе вспыхнули, но Анора продолжала, словно бы и не заметив этого, - все знают, что приняв венец, он будет лишь твоей послушной куклой! И одному Создателю известно, сколько вы сможете удерживать власть в раздираемой междоусобицей стране!
Воцарилось молчание. Женщины испытующе глядели в упор друг на друга, и королева вдруг... первой опустила взгляд.
- Хорошо, Анора. Ты меня убедила. Нам не в чем обвинить Логейна, кроме как в измене королю под Остагаром, но это будет только его слово, против моего. У нас нет никаких доказательств других его преступлений, и твоя помощь нам не помешает. И... вот ещё что. В качестве «жеста доброй воли» ты, не после окончательной победы, а сегодня же - перед Советом, вручишь нам грамоты, удостоверяющие в том, что мне и Алистэру пожалованы титулы и земли. Только тогда мы поддержим тебя.
- Ты не пожалеешь об этом, Страж, - и королева, милостиво кивнув им на прощание, гордо удалилась.
Каллиан повернулась и взглянула на Ворона, поражённо смотревшего на неё. Покачав головой, эльф развёл руки в стороны, и начал медленно хлопать в ладоши.
- И как это понимать? - насмешливо вскинула бровь девушка.
- Считай, что я упал со стула, - восхищённо ответил Зэвран и засмеялся, - в жизни своей не видел такого потрясающего спектакля! Уверен, лучший антиванский театр с радостью принял бы к себе такую актрису!
Каллиан польщено улыбнулась, а он продолжил:
- Нет, ну это же надо! - и Зэв снова захохотал, - титул... земли... грамоты... Калли, ты была просто бесподобна!
- Зато теперь, мы можем больше не опасаться этой стервы, - мстительно улыбнулась девушка.
Алистэр едва не погиб тогда, в поместье Хоу, и Каллиан этого не забыла. Намеренно лгала сейчас, и вовсе не чувствовала себя виноватой. Прощать эльфийка по-прежнему не умела, а что до того, что так, она обретала смертельного врага в лице Аноры - ей было всё равно. Ведь это из-за неё, она так опрометчиво рискнула жизнью своего возлюбленного, чуть не потеряв его в той стычке со стражниками.
...

Когда Серые Стражи вместе со своими спутниками вошли в Зал Совета, Собрание Земель уже началось. Логейн неторопливо прохаживался перед эрлом Эамоном, который как раз закончил свою гневную, обличающую речь, стоя на предназначенном для выступлений возвышении.
- Ты произнёс сейчас так много разных слов, Эамон, но мы так и не поняли, зачем ты нас всех здесь собрал? – небрежно спросил его «великий полководец».
- Я призвал вас, чтобы расследовать вопиющие события, происходящие в эльфинаже. Недавно мне стало известно, что в нашей свободной стране, оказывается, процветает рабство!
- Какие у тебя тому есть доказательства, Эамон? - презрительно бросил Логейн.
- В этих бумагах, подписанных тобой, говориться о том, что ты разрешаешь насильно вывозить из Фэрелдена эльфийских подданных!
- Что ты ответишь на это, Логейн? Эти обвинения очень серьёзны, и уверяю тебя, Церковь не потерпит подобного произвола! С тех пор, как пророчица Андрастэ освободила эльфов, никто не смеет ограничивать их свободу! - гневно произнесла Преподобная Мать.
- Эти письма - подделка, и пока у тебя не будет свидетелей, ты ничего не сможешь предъявить мне, Эамон!
- Все знают, как тщательно, ты всегда избавляешься от очевидцев своих преступлений, могущих подтвердить твою вину! - возмущённо ответил ему эрл.
- Ты думаешь, что хоть кто-нибудь здесь прислушается к твоим лживым наветам против меня, основанным на сплетнях и досужих россказнях черни? Думаешь, мы не понимаем, какие цели ты преследуешь на самом деле? Все знают, кого ты притащил с собою в Дэнерим! И ты всерьёз полагаешь, что сможешь посадить на престол незаконного сына Мэрика, которого старый король так и не удосужился признать при жизни?!
- Алистэр - единственный, в ком течёт древняя кровь королей, и он один имеет законное право воссесть на трон Фэрелдена!
- Я знаю, на что ты рассчитываешь, Эамон! Ты надеешься править страной, из-за его плеча! А ты не подумал о том, что твоё место, рядом с так называемым королём, займёт кое-кто другой?
- О ком ты, Логейн?
- О том, кто подвизается вместе с этим бастардом, о том, кто разжигает междоусобную войну в нашей стране, и наконец, о том, кто привёл огромную армию под стены Дэнерима!
- Я полагаю - ты говоришь обо мне? - спокойно произнёс уверенный молодой голос.
- А, вот и Серый Страж, тоже мечтающий урвать себе кусок от королевской власти!
- Не суди по себе, Логейн! - с достоинством ответила Каллиан, подходя к Эамону вместе с Алистэром, - Серые Стражи испокон веку защищали от Мора это королевство, и у нас никогда не было других устремлений!
- И то, что вы пытались захватить престол, после последнего нашествия порождений тьмы, наглядное тому подтверждение!
- Это было необдуманное решение нескольких людей, не выдержавших испытания властью так же, как и ты! Но в отличие от тебя, Серые Стражи не убивали законного короля, чтобы занять его место!
- Да как вы смеете обвинять в этом меня, меня - прославленного полководца?!
- Пусть тебя судит твоя совесть, Логейн... – с ненавистью глядя на предателя, оборвал его Серый Страж.
- ...а мы ей в этом поможем! - и Каллиан громко и отчётливо произнесла, перекрывая поднимающийся шум:
- Вспомни последние слова короля, вспомни то, что ты ему ответил, думая, что никто никогда этого не узнает!
И, не давая полководцу опомниться, Алистэр глухо промолвил:
- «Не спорь, Логейн, всё будет так, как я сказал! Моя армия вместе с Серыми Стражами выманит на себя основные силы противника, а ты, по сигналу, бросишь в бой своих людей».
Все замерли от неожиданности, до того его голос, был похож на голос погибшего Кайлана. Логейн в гневе открыл было рот, чтобы заставить его замолчать, как вдруг...
- «Ничего, мальчишка, мы ещё посмотрим, кто скоро здесь будет..., раздавать всем приказы»... - тихо произнесла Каллиан.
В зале Совета наступила гробовая тишина.
- «Сигнальный огонь зажгут Серые Стражи, - продолжал Алистэр, - довольно, Логейн! Мне кажется, что иногда, ты забываешь, кто здесь король!»
- «Это очень скоро изменится», - негромко договорила Серый Страж.
- Что... что это значит?! - невольно отступая от них, прошептал Логейн, побелевшими губами.
- Это значит, что твои слова, сказанные в Остагаре на военном Совете, были услышаны..., - громко произнесла эльфийка, - и они говорят сами за себя!
- Это значит, что ты намеренно предал на смерть своего короля, это значит, что ты сегодня умрёшь! - добавил Алистэр, кладя руку на рукоять своего меча.
- Вы не сможете казнить меня, - закричал тот, - Я - герой Фэрелдена, я - отец вашей королевы...
- ...которую ты приказал убить своим людям! - раздался вдруг повелительный голос.
- Анора? - изумлённо выдохнул Логейн, увидев свою дочь, которая подошла к Серым стражам, и остановилась напротив него.
- Я обвиняю тебя в том, что ты погубил моего мужа - короля Кайлана! Я обвиняю тебя в том, что ты пытался убить меня!
- Это всё клевета и происки моих врагов! Анора, дочь моя, ведь ты же знаешь, что всё это ложь!
- Довольно, отец! Если хочешь сохранить свою честь, ты должен в поединке вернуть себе доброе имя! Только кровь может смыть позор обвинений, выдвинутых против тебя!
- Да все ваши обвинения настолько нелепы, что я не стану даже отвечать на них!
- И, тем не менее, их достаточно для того, чтобы приговорить тебя к смерти! - твёрдо сказала Анора.
- Ты не сможешь, ты не посмеешь сделать это, с родным отцом! Никто, никто здесь не осмелится поднять на меня руку!
- Ты так полагаешь? - произнесла Каллиан и, прежде чем Алистэр успел ей помешать, направила свой меч на Логейна.
- Бейся со мною, предатель, или будешь казнён!
- А может, я хочу поединка с Алистэром? - с издёвкой произнёс он, насмешливо глядя на маленькую, по сравнению с ним эльфийку, - а то ты для меня - слишком уж грозный противник!
- Кто ты такой, чтобы вызывать на бой королевского сына? - произнёс эрл Эамон, очень довольный своевременным вмешательством Каллиан, - и повернувшись к ней добавил, не дав побелевшему Алистэру вставить ни одного слова:
- Страж, мы доверяем тебе, отстаивать честь короля, - и они отступили назад.
По знаку Аноры, подошедшие рыцари заключили в круг обоих поединщиков.
- Почему ты не позволил мне вмешаться, Эамон?! - гневно вспылил Алистэр, - я и только я, должен был сражаться с ним!
- Я сделал так, как было лучше для тебя, - спокойно ответил тот, - мы не можем рисковать королевским наследником.
- Да, что б вам всем сгореть!! Он же герой Фэрелдена, один из лучших его воинов, а ты выставил против него девчонку! «Мою девчонку!» - до крови закусив губу, прошептал Алистэр, глядя на свою возлюбленную, которая, склонив голову слушала, как Преподобная Мать торжественно проговаривает слова обряда, освещающего как сам поединок, так и его исход.
- Не переживай за неё, храмовник. Думаю, Логейн, так же как и ты, не очень понимает, что собой представляет эта «девчонка» на самом деле. И сегодня ей похоже, предстоит удивить вас обоих, - внезапно услышал он голос Зэврана, и обернувшись, увидел всех своих спутников, каким-то образом оказавшихся рядом с ним.
- Ворон прав, - неожиданно добавил Стэн, - чтобы победить его, мало быть рыцарем. Твоя сила здесь не поможет. И ты, и Логейн - прирождённые воины. Пусть ты - моложе, но у него больше опыта. А вот у Каллиан есть ловкость и умения..., которых нет у вас обоих. Наш Страж ему не по зубам, - уверенно, с некой даже гордостью подытожил он.
- Да что ты говоришь... - еле слышно произнёс Алистэр, изо всех сил, пытаясь казаться спокойным.
- Он говорит о том, что для победы над Логейном, мало быть великолепным воином. Нужно быть ещё и убийцей, - вмешался Зэвран.
- Что?!
- Воин, как бы он ни был хорош в битве с подобными себе, может тем не менее, легко уступить более слабому противнику, владеющему необычными навыками, - продолжил тот. - Вспомни, как один безоружный храмовник почти проиграл свою маленькую сшибку в лесу, только потому, что блестяще умея «махать» мечом, презирал все остальные воинские умения! Уверен, что, хотя ты в этом никогда и не признаешься, на самом деле, ты прекрасно сознаёшь кому тогда досталась бы победа.
- Допустим, ты прав, но сейчас-то это причём?!
- Притом, что ты так ничего и не понял, - насмешливо отозвался эльф, отворачиваясь.
- Зэвран сделал из неё Ворона, - закончил за него Стэн. Алистэр неверяще перевёл изумлённый взгляд с невозмутимого воина, на ухмыляющегося убийцу, и хотел было что-то добавить, но не успел...
- Начинайте! - вскинула руку Преподобная Мать, и поединщики скрестили мечи.
С каждым ударом Логейна, Алистэр сжимал и разжимал побелевшие кулаки, а Ворон, горящими глазами подмечающий малейшее её движение, невольно двигал плечами, «помогая» ей в схватке. Он-то, в отличие от большинства, прекрасно понимал, что и как она делает. Увидев с каким мастерством, эльфийка провела Логейна, поймав его на тот самый, излюбленный Антиванскими Воронами коварный приём, Зэв еле сдержался, чтобы не заорать.
«За Дункана..., за короля..., за Алистэра... За Дункана, за короля...» - как заклинание повторяла про себя воительница, обрушивая на Логейна град ударов.
И вот наконец, настала та, тщательно подготовленная возможность, которую она так ждала. Парируя удар, он отбил его не справа, а слева, благодаря чему эльфийка смогла последовательно нанести несколько выпадов, заставляя его раскрыться ещё больше. И после очередного удара, вывернув меч по немыслимой дуге, Каллиан рассекла его грудь, со всей силы рубанув клинком между пластинами панциря. Меч из серого чугуна, рассекая тонкие звенья кольчуги, вонзился глубоко в тело Логейна, который не издав не звука, рухнул к её ногам.
Зэвран, увидев, как безупречно выполненный приём, который они до изнеможения столько раз с ней отрабатывали, достиг цели, от восторга чуть не запрыгнул на огромного Стэна.
Каллиан же развернулась, и слегка пошатываясь от пережитого напряжения, не торопясь пошла к своим друзьям. После звенящего молчания, шум, обрушившийся на неё, показался ей нестерпимым.
- Всё-таки полгода изнуряющего обучения, не прошли даром! - широченной улыбкой встретил её Ворон, тогда как Алистэр, молча схватив Каллиан в объятья, прижал к своей груди её голову и, спрятав лицо в золотых волосах, несколько долгих мгновений простоял так, не в силах разжать руки...
- Ещё не всё, Страж, - раздался голос Эамона. - Нам ещё нужно избрать наследника престола.
- По-моему, выбор очевиден, - произнесла Анора, с трудом оторвал взгляд от мёртвого тела своего отца, - все знают, что Алистэр не хочет быть королём! Я несколько месяцев единолично правила этой страной, и никому не позволю лишить меня короны!
- Алистэр, ты понимаешь, что судьба Фэрелдена зависит от того, кто воссядет на трон?
- Да, - коротко ответил он, понимая также, что поставив вопрос таким образом, Эамон намеренно лишил его возможности сразу отказаться от ненавистного ему наследия.
- Значит, решение примет та, в чьих руках сосредоточены сейчас основные силы, могущие спасти нас от почти уже победившего Мора, - и повернувшийся к королеве эрл Эамон, приготовился к новому словесному противостоянию, произнося:
- Анора, ты согласна, что эта честь по праву принадлежит Серому Стражу? – безнадёжно спросил он, даже не рассчитывая на её благоразумие, но королева неожиданно для всех ответила:
- Да. И каким бы ни был этот выбор, я не стану его оспаривать.
- Алистэр? - быстро справившись с удивлением, эрл повернулся к своему племяннику.
- Пусть будет так, как решит Серый Страж, - склонил голову тот, и Зэвран, стоящий за его спиной, быстро опустил смеющиеся глаза: «Прекрасно, просто прекрасно. Вы же оба согласились только потому, что уверены в том, что она назовёт Анору. Как же вы сейчас будете разочарованы. Хотя нет, «разочарованы» - это слабо сказано. Она просто убьёт вас обоих, своим ответом».
И Ворон ещё раз поздравил себя за дальновидность, ведь именно он рассказал Алистэру и о тайном визите Аноры, и о том, что Каллиан обещала свою поддержку королеве. Зэв знал, что даже если тот и спросит у эльфийки – так ли это – она, вне всякого сомнения, подтвердит его слова - чтобы избегнуть неминуемой ссоры со своим возлюбленным.
- Подойди, Страж, - повелительно обратилась к ней Преподобная Мать, - раз оба наследника заранее согласились с твоим решением, ты теперь - высший судья в этом споре. За тобой последнее слово. Кого из них ты выбираешь? - вопросила она.
Каллиан видела десятки глаз, устремлённых на неё, и спиной чувствовала обжигающий взгляд Алистэра. Собрав всё своё мужество, она холодно посмотрела в лицо Верховной Священнослужительницы и громко, отчётливо проговорила:
- Я выбираю Алистэра.
Зал взорвался.
Она медленно обернулась и взглянула прямо на Серого Стража. Из его лица стремительно уходила жизнь, он смотрел на неё глазами загнанного зверя, никогда не знавшего клетки, который угодил сейчас в смертельную ловушку...
...

Дверь распахнулась с такой силой, что на резной, затейливо украшенной стене остался след от удара, а находившиеся в зале люди, невольно вздрогнули... и только Каллиан и как всегда невозмутимый Ворон, даже не повернули головы. Алистэр стремительно приблизился к своим друзьям, но его глаза в которых плескалось отчаяние, не видели никого, кроме эльфийки.
- Оставьте нас, - с трудом сдерживаясь, приказал он,
- Надо же, и часа не прошло, как на троне, а уже такая властность, – усмехнулся Зэвран, хотя во всегда смеющихся глазах не было улыбки. Они угрожали.
Прежде чем новоявленный король успел на него накинуться, Каллиан встала и подошла вплотную к возлюбленному:
– Всё что ты хочешь мне сказать, ты можешь сказать и при них, - печально произнесла она.
- Зачем ты это сделала? – взяв лицо девушки в свои ладони, он мучительно пытался найти ответ в её глазах. - Как ты могла так поступить со мной, с нами? Проклятье, ты же знала, что если я окажусь на троне, нас разлучат!!
- Я предупреждала тебя. Я говорила, что мы не можем любить друг друга, потому что связаны своим долгом. Но нет - ты хотел, и ты настоял на своём. Ты даже не подумал, как мучительно нам будет принять своё предназначение, и что расстаться после того, как мы были так близки, станет почти невозможно!
- Но я никогда не хотел быть королём, и ты прекрасно знала об этом! Когда на Совете Земель спросили, кого ты поддержишь, ты могла выбрать Анору! И мы бы были вместе всю оставшуюся жизнь, сколько бы нам не отмерила судьба!
- Если бы я выбрала Анору, междоусобная война между знатными лордами не прекратилась бы! - всё больше распаляясь выкрикнула она, - и вдобавок, королева, унаследовавшая безмерное честолюбие и характер Логейна, уничтожила бы тебя – своего соперника также, как её отец уничтожил Кайлана!
- Ты этого не знаешь!
- Да неужели? Быстро же ты забыл, с какой лёгкостью она предала нас в поместье Хоу, где мы чуть не погибли, спасая её! Ты, пусть и незаконный, но единственный в ком течёт древняя кровь королей, и только ты можешь положить конец междоусобице, объединив свой народ для борьбы с Мором!
- Значит, ты заботилась только о моём благе, и благе моего народа? – медленно произнёс он. До Алистэра постепенно доходила неотвратимость происходящего. От сознания её правоты кровь в нём вскипела с новой силой. Каллиан всегда была так сдержана, и он не мог видеть, как её разрывает на части жестокая необходимость решать за них обоих, вопреки тому, чего её душа жаждала больше всего. Его обуяло дикое желание причинить ей боль, увидеть, как её сердце тоже разобьётся на тысячу осколков.
- И конечно, у тебя и мысли не было о том, как будет вознесён твой угнетаемый народ, если эльф - Серый Страж победит Архидемона и воссядет на престол?
Она недоумённо взглянула на него:
- Я не желала для себя такой участи и уж поверь, прекрасно сознаю, что тебя женят по расчёту ради законных наследников. Мне достаточно будет просто находиться в твоей тени, лишь бы быть рядом с тобой до самой смерти!
- Да? Чтобы наши дети были такими же всеми презираемыми бастардами, как их отец?
В глазах у неё потемнело и Каллиан наотмашь ударила его по лицу. Он увидел наконец, что хотел, увидел, как с её помертвевшего лица уходит жизнь, а в глазах застывает страдание.
- Я думала - ты меня любишь, - непослушными губами прошептала она, не в силах поверить в то, что это происходит наяву.
- Я всегда буду тебя любить. Но больше я никогда не смогу сказать тебе этого. Ты для меня слишком дорога, чтобы обрекать тебя участи моей матери.
- Значит, ты хочешь, чтобы всё вот так закончилось? Для короля Алистэра будет чересчур зазорно иметь любовницу – эльфа?
- Ты сделала свой выбор. Я - сделал свой.
- Таким я тебя не знала...
- Таким меня сделала ты!
Каллиан опустила глаза.
- Из тебя получится прекрасный король, Алистэр... Ведь ты, как оказалось – истинный сын своего отца... – и, крепясь из последних сил, эльфийка, не добавив более ни слова, удалилась.
Он остался стоять на месте, обуреваемый своими переживаниями. Очнувшись от горестного размышления, король оглянулся по сторонам, но в зале уже никого не было.
Алистэр развернулся и, пошатываясь, вышел.
...

В это же время Ворон, слившись с тенью в стенном проёме, наблюдал за Каллиан. Она стояла на балконе спиной к нему, но даже не видя лица девушки, он чувствовал волны отчаяния исходившие от неё.
«Ну, и что дальше?» - мысленно вопросил он.
Зэвран испытывал к ней жалость. Это чувство было так ново и дико для наёмного убийцы, что в любой другой раз Ворон не поверил бы сам себе. Но вот он смотрел на неё, ощущая свою полнейшую беспомощность, и ничего не мог с собой поделать. Зэвран даже предположить не мог, что ему будет так, её жаль.
«Если бы я не знал себя, я бы подумал, что люблю её. Но этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».
Да, Ворон прошёл долгий путь, выковывая из себя бесстрастного убийцу, постепенно и очень тщательно изживая все чувства, которые в его Ордене приравнивались к слабости, но вся его многолетняя выучка стала стремительно рушиться, после того, как он по-настоящему её увидел. Впервые увидел в женщине не просто вожделенное красивое тело, не просто страдающую душу небезразличного ему близкого друга, а то и другое разом. И это оказалось выше его сил.
...

На коронации они стояли все вместе, но когда всё закончилось, Алистэр, выходя из тронного зала, прошёл мимо них, даже не взглянув на своих бывших соратников. Каллиан, вся во власти своего горя, пошатнувшись под жестокой тяжестью этого нового предательства, чуть не упала, но сзади уже был приблизившийся незаметно Ворон, успевший вовремя подставить ей своё плечо.
Однако по дороге в Рэдклиф на первом же привале, когда походники только начали расставлять шатры, к ним выбежал Мабари, а следом... появился Алистэр, который как ни в чём не бывало, принялся молча устанавливать рядом с ними свою палатку.
Все остолбенели и, не говоря ни слова, наблюдали за тем, как он это делает.
Первым, как всегда, нарушил молчание Зэвран:
- И что бы это значило? - спросил он, - тебе так быстро надоели королевские почести и лебезящие придворные?
- С ними скучно, - коротко ответил Алистэр, сворачивая свой плащ и забрасывая его вглубь палатки.
- А, ну тогда всё понятно. У нас же тут веселье, просто бьёт через край!
- Знаешь, Зэвран, по сравнению со всеми этими условностями, правилами и тому подобной ерундой, общение с тобой просто предел моих мечтаний, - скупо улыбнулся он, - ну, что застыли? Ничего не изменилось. Для нас всё осталось по-прежнему. Вы - мои друзья, а я всё тот же Алистэр - ханжа и зануда. И вас, как бы вы не раздражали меня иногда, я не променяю на всех этих «благородных» господ, которые толпятся вокруг, наперебой пытаясь уверить меня в том, что это не они всю мою жизнь и знать меня «бастарда» не хотели!
- Тогда, с возвращением! - воскликнула Лелиана и первая подбежала, чтобы обнять его. Следом подошёл Стэн, чуть не раздавивший короля в своих медвежьих объятьях и Винн, которая по-матерински расцеловала их, казалось бы навсегда потерянного друга. И даже Морриган, чуть ли не в первый раз за всё время похода, приветливо улыбнулась ему, как-будто и вправду обрадованная тем, что он вернулся.
Только Каллиан не двигалась с места и, храня молчание, глядела на Алистэра, ожидая хоть какого-нибудь знака от него. Перехватив её взгляд, Зэвран спросил у короля ещё раз:
- Так что, и в самом деле всё осталось по-прежнему?
Все замолчали. Алистэр, быстро вскинувшись на Ворона, понял, что тот имеет в виду и перевёл свой взгляд на Каллиан. Несколько бесконечных мгновений они пристально смотрели в зрачки друг другу, и он, не отрывая глаз, твёрдо проговорил:
- Почти всё.
...

- Поддержи её. От неё очень многое зависит, - сказал Стэн.
- Как?! - шёпотом вскричала Лелиана.
- Ты - женщина. Ты должна знать.
Они направлялись в Рэдклиф, чтобы принять там главный бой с порождениями тьмы. Близился час решающей битвы, но большинство из них было слишком занято личными переживаниями. И Стэн тревожился не зря, ведь Каллиан, которая всегда и всех вдохновляла, не могла их сейчас вразумлять потому, что сама была полна предательством Алистэра, и ни о чём другом думать не могла.
Отношения Зэврана и Морриган тоже достигли своего предела. Даже никогда не унывающий эльф устал, от постоянно закатывающей ему сцены колдуньи, которая в свете его новых чувств к Каллиан, ему теперь только мешала.
И вот, крупно в очередной раз повздорив, они решили наконец, расстаться, причём опытный Ворон во избежание лишних разговоров, повернул всё дело так, как будто именно она его и бросила:
- Что, дорогая, решила всё-таки выбрать свободу? – при всех заговорил он с ней. - И может, просто боишься сказать мне об этом? Ну, так я тебе помогу. Ты великолепна, Морриган, но мы оба не созданы для сколько-нибудь долгих отношений. Нам было очень хорошо вместе, но пора с этим кончать.
И на какое-то время в отряде воцарилась обманчивая видимость мира и покоя, не прерываемая ни их дикими ссорами, ни их бурными примирениями. Каждый был теперь сам по себе, но... стало ли им от этого легче?
...

Сидя за походным столом, король небрежно вертел в руке золотой кубок. Занятый своими мыслями, он отсторонённо слушал, что говорит ему эрл Эамон, зачем-то пригласивший его к себе:
- Твоё положение обязывает тебя постоянно находиться вместе с полководцами, командующими нашей армией. Мы поставили тебе шатёр, рядом с нами...
- Нет, - не дослушав, спокойно возразил Алистэр, для которого возможность быть рядом с Каллиан, не глядя, чувствовать её присутствие и слышать её голос была необходима как воздух, даже несмотря на то, что теперь они были разлучены.
- Алистэр, ты ведёшь себя, как ребёнок! Все знают, почему ты, вместо того чтобы беспрестанно объезжать войска, поддерживая в солдатах боевой дух, безвылазно торчишь вместе со своими так называемыми спутниками! Да, они выполнили своё предназначение, помогли нам собрать армию, но теперь они уже не важны. После войны ты достойно наградишь их, а сейчас ты должен перестать с ними общаться!
- И не подумаю.
- Алистэр, послушай, они конечно неплохие вояки, если до сих пор живы, но это же сброд!
- Они мои друзья.
- Твои друзья?! Да ты посмотри, кого ты называешь друзьями!! Осуждённые преступники, наёмный убийца, орлесианская лазутчица и в довершение всего маг-отступник! Ты уверен, что не твоё величие, так привлекает их к тебе?
- Да, я уверен! Они сражались со мной плечо к плечу, когда этого величия, не было и в помине! Они не раз спасали мою жизнь, рискуя своей, и никогда, ты слышишь, никогда не относились ко мне, как к королевскому сыну! Я всегда был для них просто Алистэром!
- Это я уже заметил! Твоя эльфийка очень умна, и она знала на чём сыграть, чтобы подчинить тебя своей воле!
- Так, понятно. А я-то всё ждал, когда же разговор зайдёт о ней. Никак не можете оставить нас в покое?
- Алистэр, забудь её. Ты никогда, никогда не сможешь на ней жениться!
- Посмотрим.
- Не на что тут смотреть! Ты - нежелательный для многих король, но тебя никто не посмеет и тронуть – за неимением другого подходящего наследника, а вот её...
- Что ты имеешь в виду?
- Все знают каково её влияние на тебя, и если ты пожелаешь посадить на престол Серого Стража, Каллиан уничтожат, и ты не сможешь её защитить! И даже если она смирится с ролью королевской любовницы, в чём я лично очень сомневаюсь, никто не потерпит, чтобы король делал то, что захочет какая-то эльфийка!
- Она - не просто эльфийка! Благодаря ей, я ещё жив, благодаря ей, за нами идёт армия, а не жалкая кучка солдат из Рэдклифа!
- Никто, ради твоего же блага, не позволит вам быть вместе!
- Приятно, когда тебя так любят верноподданные, всячески заботясь о твоём благополучии!
- Не ёрничай, Алистэр! Тебе необходимо избавиться от неё, как только она сыграет свою роль. Я бы конечно предпочёл, чтобы она уже сейчас, куда-нибудь исчезла, но...
- Что такое?! - побелел король.
- Да я не об этом! Пусть бы она отправилась в Вейсхаупт и занялась там возрождением Ордена Серых Стражей, в общем, делала бы что угодно, лишь бы подальше от тебя. Но... – Эамон вздохнул, - ...и маги, и эльфы, и гномы, а это не много не мало - половина твоей армии, идут на войну за ней. И если её не станет, они все сразу разбегутся. Маги вернутся в свою Башню, в которой смогут просидеть хоть сто лет, выдерживая любую осаду; гномы отправятся под землю, им во время Мора, вообще не о чем печалиться, потому что Глубинные Тропы опустели... А эльфы сядут на свои аравели и откочуют в любую другую страну. Поэтому сейчас, она нужна нам, но потом...
- Послушай... дядя. Мне всё равно, что ты и все остальные о нас думаете, но запомни одно. Если с головы Каллиан упадет хоть один волосок, я залью эту страну кровью! - он сверлил тяжёлым беспощадным взглядом лицо эрла Эамона до тех пор, пока тот не опустил глаза, а потом продолжил:
- И если вам всем тут гораздо важнее обсуждать мои сердечные дела, чем сражаться, то я ведь могу снять корону и выкинуть её в ближайшие кусты!
- Но, Алистэр...
- Не Алистэр - Ваше Величество! - отчеканил вдруг его бывший воспитанник. - Я ценю всё, что ты для меня сделал, Эамон, но не советую впредь оспаривать мои решения, а то я ведь могу и позабыть о нашем родстве!
- Ради неё... - охнул тот.
- Да, ради неё! Ради неё я могу пожертвовать всем что имею, и только долг ещё удерживает меня на троне! Моё бремя велико и не усугубляй его ещё больше! И ради твоей же безопасности, дядя, советую тебе забыть об угрозах, ибо я не шучу!
- Как скажете..., Ваше Величество.
- Вот именно. Как я скажу, - он поднялся и, не прибавив больше ни слова, стремительно вышел.
...

Подходя к шатрам разбитым его спутниками, Алистэр сразу нашёл глазами свою возлюбленную. Пользуясь тем, что темнота надёжно скрывает его от них, он некоторое время стоял, пожирая её тоскующим взглядом. «Она так похудела... В лице - ни кровинки, одни глазищи остались... Каллиан, Каллиан, что же ты с нами сделала...»
Услышав, как ему навстречу через лес бежит Мабари, король, придав своим чертам выражение холодного безразличия, неторопливо вышел на свет. Калли вскинулась было, увидев, как он приближается, но заглянув в его непроницаемое лицо, лишь молча отвела глаза.
Ворон по своей всегдашней привычке, следивший за всеми одновременно, сразу приметил то, как нарочито они не смотрят друг на друга, боясь встретиться взглядами. Эльф также разглядел, что Алистэр не сразу подошёл к ним, постояв какое-то время в тени деревьев, а наблюдать оттуда, он мог только за ней.
«Что, храмовник, не сладко тебе? - раздражённо подумал Зэвран, - понравилось тогда получить всё сразу, придя на готовенькое, а за любовь свою бороться надо, и никто за тебя этого не сделает!» – и Ворон перевёл ревнивый взгляд на второго Серого Стража.
«А ты, я смотрю, совсем раскисла? Раскрой глаза, Каллиан, неужто, ты ничего не видишь? А ведь ты и вправду не видишь, не видишь дальше собственного носа! Он ведь любит тебя, по-прежнему любит, несмотря ни на что. А ты об этом, даже не догадываешься. И так и останешься в неведении, потому что Алистэр у нас слишком гордый, а я скорей отрежу себе руку, чем скажу тебе об этом!
Я лучше подожду, когда тебе надоест ползать перед ним на коленях, вымаливая прощение, и твоё увлечение растает как дым. Нет, ну понятно конечно - первая любовь, первый мужчина, но всё проходит, Калли, и ты опомниться не успеешь, как забудешь о нём.
Это ведь он будет тебя всю жизнь любить, а ты никого кроме себя, любить не способна! Иначе, ты бы никогда не выбила землю у него из-под ног, приняв решение, на которое только он один имел право. И храмовник прав, наказывая тебя. С тобой вообще по-другому нельзя. Ты же унизила его, как мужчину. Где была твоя голова, Каллиан, когда ты пошла против его воли? Кто же так делает, ты ведь женщина! Он любит тебя до умопомрачения, так и воспользовалась бы этим, лаской да уговорами можно горы свернуть.
А ты, уверенная в своей власти над ним, пошла напролом, и теперь расплачиваешься. Вот поэтому, он и бросил тебя. Но одна, ты не останешься. Я буду рядом с тобой. И никуда ты от меня не денешься. Рано или поздно, ты будешь моей. А пока, я подожду. Я умею ждать».
И тут, к нему подошёл Алистэр.
- Чего надо? - лениво процедил сквозь зубы Зэвран, отвлекаясь от своих мыслей.
- У меня к тебе разговор, - и он обернулся.
«Что, опять?» - хотел с издёвкой спросить Ворон, но, увидев его движение, задал другой вопрос.
- Что ты оглядываешься?
- Да вот проверяю, нет ли тут поблизости Морриган, - неожиданно хмыкнул Его Величество.
Зэвран вскинул бровь и засмеялся.
- Да вроде бы нет..., по крайней мере я этого не чувствую... - цинично добавил он.
Мужчины почти весело переглянулись, но потом король стал серьёзен.
- Ладно, Зэв. Я был не прав.
- Ты что, извиняешься? - поразился тот.
- И не мечтай. Мне просто нужна твоя помощь.
- Что, хочешь тут кого-нибудь по-тихому убить?
- Нет. Хочу защитить Каллиан. Ей угрожает опасность... со стороны моих «верноподданных».
- Не волнуйся, Алистэр. Каллиан под защитой. С той самой минуты, как я с вами.
- Мне нужно, чтобы, когда всё закончится, ты присматривал за ней... ещё какое-то время, - продолжил король, сделав вид, что не замечает его тон.
- Можешь в этом не сомневаться, - спокойно, как о само собой разумеющемся, ответил Зэвран, и тот снова почувствовал ревность.
- Иногда твоё рвение, наводит на размышления...
- Вот только не затягивай опять, свою волынку!
- Не буду. Просто если бы ты любил кого-нибудь, то тоже в каждом мужчине видел бы возможного соперника.
- Ну уж нет, Алистэр. Я для этого слишком самоуверен, - засмеялся Зэвран.
...

Чем ближе был конец их путешествия, тем большее волнение начала испытывать Морриган. От своих мыслей, не видящая выхода колдунья стала впадать в совершенные крайности. Дикая ярость чередовалась у неё теперь с полнейшим безразличием, поскольку всё было так зыбко... ведь неизвестно, удастся ли ей привести в исполнение задуманное.
Зэврана больше с нею не было, и она невольно сожалела об этом. Так или иначе, но в его объятьях Морриган забывала даже о своей цели, ради которой она была готова на всё. Исподволь наблюдая за ним, колдунья заметила, что и Ворон весь погружён в свои какие-то тяжкие думы.
Из него казалось бы навсегда исчезла былая лёгкость. Когда-то эльф весь искрил, а сейчас если и шутил иногда, то всегда хлёстко и зло, вместо смеха оставляя гнетущее впечатление, и к одной только Каллиан, Зэвран по-прежнему относился ровно и тепло, никогда не позволяя себе сорваться на ней. Она была единственной, кого Зэв по неизвестной никому причине обходил своей злобой, а остальные старались лишний раз не трогать его.
И всё же он был нужен ей.
...

Как-то вечером она подкараулила эльфа, когда он был один.
Зэвран, выбитый из привычного равновесия очередным приступом неуправляемой ревности, с трудом сдерживая свою грозящую вот-вот излиться ярость, метал ножи в старое засохшее дерево.
Морриган какое-то время постояла, наблюдая: «А с тобой-то, что происходит?» - мелькнула у неё мысль, не задержавшись надолго. Ей было в общем-то, всё равно. Она хотела только получить желаемое.
В резких движениях Ворона было столько скованной злой мощи, что в любой другой раз, колдунья бы сочла за благо, обойти его стороной. Но не сегодня, потому что для неё сейчас, существовала только насущная необходимость отвлечься от своих чёрных дум, по сравнению с которыми ярость Зэврана была ей не страшна.
Морриган подошла, но эльф заметил её, только когда она остановилась рядом. Это было совсем на него не похоже и осознав, что он впервые не почувствовал возле себя чьё-то присутствие, позволив подобраться так близко, Ворон обратил свой гнев на неё.
- Что тебе надо? - злобно процедил он.
- То же что и раньше, Зэвран. Я хочу быть с тобой.
- С тобою стало сложно, Морриган, а мне этого не нужно, - с трудом взяв себя в руки, равнодушно качнул головой эльф, и сорвавшийся с кончиков его пальцев нож, со свистом рассекая воздух полетел в намеченную цель, войдя в дерево с такой силой, что оно содрогнулось от верхушки до основания.
- Мне тоже, - ответила колдунья, трепещущими ноздрями вбирая его запах.
- Так чего же ты хочешь? – снова раздражаясь, спросил Зэв.
- Тебя. Безо всяких слов, безо всяких условий.
- Давай-ка уточним, правильно ли я тебя понял. Ты хочешь, чтобы я брал тебя, как трактирную девку, когда мне заблагорассудится? - намеренно оскорбляя её (авось, скорей отвяжется), он даже не двинулся с места.
- Говори, что хочешь, Зэвран, только не отвергай.
Ворон не торопясь, приблизился к ней вплотную и, взяв сзади за волосы, запрокинул лицо женщины к свету.
- Ты понимаешь, о чём просишь?
- Да.
- Уверена?
- Ну же, - хрипло выдохнула она, пожирая его горящим от вожделения взглядом.
Мгновение он испытующе смотрел на неё, а потом резко сорвал с неё платье. И не было в его ласках привычной нежности, он словно превратился в дикого зверя, терзающего свою добычу, но это ей и нужно было сейчас, нужна была эта жестокость и боль, дотла выжигающая её душевные муки. И от его иссушающей злобы в её собственной страсти не осталось ничего человеческого, и она сама как будто обратилась в демона, сорвавшегося с цепи, перед которым бессильны заклинания.
У них была одна цель, и оба шли к ней кратчайшим путём... плоть против плоти, стон против стона, хрип против хрипа...
Когда Ворон, наконец насытившись, оторвался от неё и хотел молча уйти, Морриган поймала его за руку. Зэв предостерегающе сверкнул на неё глазами, но колдунья быстро проговорила:
- Я хочу этого и впредь.
- Так? - вскинул бровь Зэвран.
- Только так, - уверенно отозвалась она.
И не раз, и не два потом, между сражениями, которых становилось всё больше, они, встретившись взглядами, без слов кидались друг к другу, обмениваясь каждый своей болью, своим одиночеством и также молча расходились.
...

«Как она сражается! - с восхищением следил Зэвран за своей эльфийкой, и его ноздри раздувались от возбуждения, - сколько силы и страсти в каждом движении! Она прекрасна...»
Очередной неравный бой по пути в Рэдклиф только закончился и Каллиан, опуская меч, увидела Зэва. Тот, весь с ног до головы залитый вражеской кровью, шёл к ней, походя добивая раненых тварей и взгляд его, как всегда во время сраженья, искрился неуёмным весельем.
- Всё в порядке, ты не ранена? - спросил он, подойдя.
- Нет, а ты?
- Так ерунда - пара царапин, которые Винн залечила ещё во время боя. Пойдём, соберём остальных, а то уже скоро стемнеет.
Двинувшись следом, она поскользнулась на влажной от крови земле, и чуть не упала на острие торчащего из груды вражеских тел меча. Зэвран резко обернулся и в последний миг успел схватить Каллиан за руку. Он с такой силой дёрнул её на себя, что в результате возвратного движения она оказалось в его объятьях.
Горячка боя ещё не оставила их, и от внезапно нахлынувшего желания, Ворон даже содрогнулся. Зэвран сразу же выпустил её, но как ни быстро он это проделал, Каллиан успела ощутить его дрожь, и к своему стыду почувствовала ответное волнение. К счастью, Зэв был слишком занят борьбой со своими чувствами и не заметил, как эльфийка испытующе взглянула на него, словно внезапно увидев что-то новое в нём..., а может... в себе?
«Морриган», - в то же время думал Зэвран, с трудом смиряя себя, - «мне нужна Морриган».
Он повернулся и, не оглядываясь более, решительно пошёл туда, где сверкали во время боя огненные всполохи магического жезла.
...

Когда он увидел её, колдунья, только что растратившая в пылу сражения всю накопленную за последние дни ярость, была в очень редком для неё благодушном настроении.
«Даже эта, может позволить себе расслабиться и посмеяться, - недовольно скривился Зэвран, останавливаясь неподалёку, - надо же, как разрезвилась! Прямо не ведьма, а беззаботная селянка!»
Оставаясь незамеченным, он некоторое время наблюдал за Морриган, увлечённо спорящей со Стэном, в очередной раз посмевшим усомниться в её магическом превосходстве.
- Магу не сравниться с воином. Он наносит удар наугад. Его сила распыляется на нескольких врагов. А воин сосредоточен на ком-то определённом. И в этом - залог победы.
- Зато моя атака, способна обезвредить сразу большое число противников, и пока ты, дотянешься хотя бы до одного, я смогу их повергнуть с десяток!
- Повергнуть - ранив, но не убив. Этим ты только злишь их. И они легко могут смять тебя числом.
Морриган хотела возразить ему, но не успела произнести ни слова. Их разговор был внезапно прерван. Пролетев между ними, в ствол дерева, под которым они стояли, вонзился кинжал.
- По-моему, это тебя, - сухо проговорил Стэн, глядя на долийскую рукоять.
Колдунья обернулась и увидела Ворона, стоявшего неподалёку от них. Убедившись, что он замечен, Зэвран развернулся и обманчиво неторопливой походкой направился в сторону от дороги. Выдернув нож, она последовала за ним, но он шёл слишком быстро, и вскоре девушка потеряла его из виду, в быстро сгущающихся сумерках.
Зайдя под сень деревьев, она подняла повыше свой маленький колдовской посох, сыпавший красными искрами, пытаясь разглядеть эльфа в темноте. Сделав ещё два шага, колдунья остановилась. В это мгновение Зэвран бесшумно налетел на неё, и с лёгкостью подхватив Морриган, прижал её лицом к ближайшему дереву. От неожиданности она выронила жезл, который упав на траву, сразу погас.
Ворон же, подчиняя её своей воле, заставил ведьму обхватить руками огромный, поросший мхом ствол и, навалившись на неё всем телом, нарочито грубо, стиснул женщину в стальных объятьях. Неторопливо лаская, он вынуждал её покориться, не давая укрыться ни от своих жадных губ, ни от вездесущих рук.
«Не надо так..., пожалуйста, Зэвран..., не надо...» - умоляюще шептала она, пытаясь обернуться, но он не позволял ей этого сделать, и тогда колдунья, стиснув зубы, перестала сопротивляться. Но постепенно, страсть захватила её. И когда наконец, изнемогающая Морриган, впадая то в жар, то в холод, от его умелых прикосновений, не выдержала и глухо застонала, Ворон, услышав этот призыв, тут же овладел ею.
Получив, что хотел, Зэвран отсторонился от девушки и, вынув из её судорожно сведённых рук свой кинжал, который она так и не выпустила, убрал его в ножны. Протянув обессилившей Морриган поднятый с земли магический посох, эльф, видевший в темноте как кот, обнял за талию ослабевшую, еле держащуюся на подгибающихся ногах колдунью, и вывел её обратно на дорогу, по которой следовала армия короля.
Там он снова ушёл вперёд, оставив девушку плестись вместе с идущими рядом воинами, которые конечно же, сразу подсадили на лошадь измученную красавицу. И вот, с трудом удерживаясь в седле, Морриган, старательно храня на лице своё всегдашнее надменное выражение, в который уже раз подумала о том, как всё-таки ей не повезло, что Серым Стражем был Алистэр, а не Зэвран.
...

Король отныне даже не смотрел в сторону своей покинутой возлюбленной, и от этого приступы отчаяния чередовались в ней со вспышками злобы и даже ненависти. Ненависти к кому? К её Алистэру, которого она так любила? Девушка старалась убедить себя, что его решение не окончательно, что ему просто надо дать время... но это было таким слабым утешением...
Иногда Каллиан казалось, что он просто наказывает её за то, что она сделала его королём, зная, как он не хочет этого, и всё скоро снова наладится. Но шли дни и ничего не менялось. Храмовник словно отгородился от всех непроницаемой стеной, и понять, что он чувствует, Каллиан не могла.
Эльфийка теперь постоянно вспоминала оказавшиеся пророческими слова своего отца, когда они вдвоём пришли к нему там, в эльфинаже: «У вас нет будущего», - сказал ей Цирион, когда после первых радостных мгновений их свидания, Каллиан представила мужчин друг другу. «Но мы же любим друг друга!» - пыталась возразить она. «Это ничего не меняет», - грустно проронил он...
«Значит разлюбил? Нет, не верю - не хочу верить. Он не мог так легко забыть то, что между нами было. Или... или всё-таки мог?»
Бесплодная мысль, подстёгнутая отчаянием заметалась... и она вспомнила Зэврана, его смятение, вызванное её случайным прикосновением. Тут же память услужливо подбросила воспоминание о том вечере у лесного озера, много дней назад, когда одна только мысль о том, что она будет принадлежать другому, бросила к её ногам Алистэра.
Вот оно, решение! Она снова воспользуется проверенным средством, и снова получит желаемое. О чувствах Зэва, эльфийка даже не задумывалась, так как не подозревала за ним способности, к хоть сколько-нибудь серьёзному отношению к женщине. Правда, сначала Каллиан хотела посвятить Ворона в свой замысел, но ей стало стыдно, и она не рискнула действовать открыто.
Чтобы не передумать, она тем же вечером, при всех, подошла к Зэврану.
- Можно с тобой поговорить... наедине?
- Всегда к твоим услугам, мой прекрасный Серый Страж, - чуть улыбнувшись выспренности собственных слов, ответил тот и легко поднявшись, отправился следом за ней.
Они шли по узкой извилистой тропинке и за одним из поворотов он чуть не налетел на внезапно остановившуюся девушку.
- Прости, Калли, я не нарочно...
- Тебе не за что просить прощение, Зэвран. Сегодня ты, уже наверное в сотый раз, спас мне жизнь, и я хотела отблагодарить тебя.
- Да ладно, я только рад быть полезным тебе...
- Но я не хочу быть неблагодарной, - она приблизила своё лицо почти вплотную к его и продолжила, - ты получишь всё, что пожелаешь.
- Всё, что пожелаю? - ещё не веря в происходящее, медленно переспросил Ворон.
- Да, - и она поцеловала его, прижавшись к Зэву всем телом. Он жадно прильнул к её устам, уже рисуя в уме картины, одна упоительнее другой... и внезапно всё понял. Ворон резко отсторонился:
- Что это значит?!
- О чём ты?
Его лицо исказилось от злобы.
- Не надо со мной играть!
- Я не играю с тобой...
- У тебя настоящий дар к разным играм! Да только я - не козырная карта в рукаве, которую ты можешь приберечь, а можешь разыграть, ты поняла?! Или ты всерьёз решила, что будешь меня использовать всякий раз, когда у тебя возникнут сложности с Алистэром?! - он схватил её за локти и сильно встряхнул. - Отвечай!
Поняв, что внятного ответа от неё он всё равно не добьётся, Зэвран тут же развернулся и, ругаясь сквозь зубы, потащил её обратно.
Она увидела, что Алистэр остался сидеть, где сидел, словно бы и не заметив их ухода, и в её глазах закипели слёзы отчаяния. Вырвав руку из железных пальцев Ворона, Каллиан убежала в свою палатку, а тот, как ни в чём не бывало подсел к костру.
«Кажется, наше недолгое отсутствие не было замечено. Вот и славно, а то наш новоиспечённый король, с горя начнёт раньше времени искать смерти в бою».
...

Все уже разошлись, а Зэвран всё сидел, глядя в огонь. Внезапно он понял, что не один.
- Каллиан, иди уже спать. Мне кажется, на сегодня достаточно разговоров, - сказал он, даже не взглянув на неё.
- Прости меня, Зэв, я вела себя чудовищно. Я просто не думала, что ты так это воспримешь. Ты же всегда относился к женщинам так легкомысленно...
«Так оно и было... до недавнего времени».
- Ну скажи, что не злишься. Скажи, что мои извинения приняты!
- Хорошо, маленькая вертихвостка, я тебя прощаю.
- Вот и славно, - уже уходя, она вдруг обернулась и, лукаво улыбнувшись, добавила, - а Морриган и вправду, можно позавидовать! - и с этими словами Каллиан исчезла во тьме.
«Как хорошо, что Зэвран всё понял, и у меня ничего не вышло, - думала она, идя к себе, - а то я сгоряча чуть не совершила страшную ошибку».
Клявшийся ей в вечной любви мужчина не пришёл помешать им, а учитывая, что с Вороном, как она в очередной раз убедилась, шутки были плохи..., волей неволей, ей пришлось бы пойти до конца.
«Если бы я отдалась другому, Алистэр никогда бы мне этого не простил. То, что я сделала его королём, было нужно Фэрелдену, и с этим он рано или поздно смирится. А вот то, что я изменила бы ему из мести, он бы не перенёс. В конце концов, надо просто выждать. Я дала ему слишком мало времени.
И хорошо, что Зэв не обиделся, а то все видят в нём только ветреного соблазнителя и насмешника, а ведь тот кто прошёл такую жестокую школу жизни, как он у Антиванских Воронов, наверняка в душе выкован из прочнейшей стали!»
Она вздрогнула, вспомнив его ярость, когда он понял, что обманут. А ведь он даже сражаясь, всегда улыбался, правда тогда его улыбка больше напоминала оскал хищного зверя. Таким, каким она его увидела в лесу, она его не знала. И это было странно. И это было жутко.
«А целуется он потрясающе», - внезапно подумала эльфийка, и тут же смутилась. – «Ладно, хватит об этом. Завтра тяжёлый день, завтра мы уже будем в Рэдклифе и надо хоть немного поспать». - И Каллиан, очень довольная собой, тут же заснула.
«Я с ума сойду от перемен в её настроении, - в это же время думал Зэвран. - Надо же, то плачет, то смеётся. Ну, я-то не лучше. И почему спрашивается, я не воспользовался предоставленной мне возможностью? Да потому, что на утро, она возненавидела бы не только себя, но и меня заодно».
Ворон думал о том, что ещё совсем недавно, до памятного Совета, он не раздумывая, овладел бы ею, постаравшись, чтобы в его объятьях она забыла обо всём на свете. Но сейчас всё изменилось.
...

На самом же деле, Алистэр прекрасно видел то, что произошло, хотя, на счастье эльфийки, даже не догадывался о её намерениях. И если бы они не вернулись так быстро, он, сгорая от стыда, последовал бы за ними. Да, король не смотрел в сторону любимой женщины, но даже не глядя, он чувствовал её присутствие, не видя, знал, где именно она находится. Боясь выдать себя, он смотрел сквозь эльфийку, потому что только так, можно было создать видимость холодности к ней.
Алистэр знал, что если Каллиан поймёт, как хрупка на самом деле его кажущаяся твёрдость, она вынудит его вернуться. А он, видит Создатель, не сможет отказаться от неё ещё раз. После Совета это удалось ему, только благодаря злости на её упрямство.
Да, он понимал, что Каллиан права, и его бесило то, сколь безоглядно и уверенно она сделала выбор за него, за них обоих. И от сознания её правоты, король впадал в ещё большую ярость, которая только и поддерживала теперь, его решимость.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус