Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 16. Шах и мат. Разочарование.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Как-то ночью Каллиан проснулась, услышав голоса за дверью. Сев на кровати, она некоторое время прислушивалась к беготне в коридоре и вдруг в чьём-то взволнованном шёпоте уловила имя Зэврана.
«Зэв... с ним что-то случилось... а если... если он погиб?!» - и девушка едва одевшись, опрометью выскочила из спальни. Быстро добежав к нему, она не раздумывая распахнула дверь. Но его комната была пуста, а постель не тронута...
«Где же он?!» - заметалась она.
Ворвавшись в покои Брианны, Каллиан похолодела.
Кровь. Повсюду кровь. Нельзя потерять столько крови и остаться в живых... Значит, он умер... Умер?!
...

Пару часов назад Зэвран в небольшой, но судя по изысканным яствам поднесённым ему, вовсе не дешёвой таверне, ждал одного из приближённых к Главе Ордена. Тот должен был придти туда сегодня, и Зэв, узнав об этом, решил его там навестить. И пусть в связи с последними событиями, бывшие «братья» появлялись в городе только днём и не иначе, как в сопровождении многочисленной охраны, ему на это было наплевать. Он давно уже достиг такого мастерства, что большее количество людей, сулило Ворону лишь минутную заминку.
Падающий ли неверный свет, играющая ли негромко музыка, но что-то напомнило ему Дэнеримскую «Жемчужину», и на него нахлынули воспоминания. Каллиан... Как она переживала за него тогда, уговаривая уйти, как потом, пойманная в хитроумную ловушку, лежала под ним, доверчиво глядя на него снизу вверх... Какой она вообще была с ним до того, как между ними встала смерть её храмовника...
- Зэвран.
Он поднял глаза. Перед ним стояла никогда прежде не виденная девушка, но её наряд не оставлял никаких сомнений в том, чем она зарабатывала себе на хлеб.
- Уходи отсюда, Зэвран, - прошелестела она.
«Вовремя», - подумал он, не торопясь кладя оружие на стол.
Она всё ещё заслоняла Ворона, от только что вошедших в зал, но те его уже заметили и стали окружать.
- Спасибо, девочка. А теперь тебе лучше убраться отсюда, да поскорее.
Подхватив свой меч, он быстро вскочил, опрокинув стол ударом ноги. Глядя на приближающихся наёмников, Зэв сразу определил, что Воронов среди них было немного. «Видимо, бойцов у вас осталось маловато, раз ты кого попало понабрал себе в охрану», - нагло прищурился он, завидев старого знакомого и расслабленно опустил оружие.
- Надо же, кого я вижу! «Великий Зэвран Анаронай»!
- Люблю, когда жертва умирает с моим именем на устах, - небрежно отозвался он, и его губы медленно раздвинулись в угрожающем оскале матёрого хищника, - это льстит моему самолюбию!
- Да?! А как собираешься подохнуть ты?!
- От старости, - коротко бросил Зэв ему в лицо.
- Убить его! – рявкнул тот и первым кинулся в атаку. Первым же и умер. Остальные вскоре последовали за своим предводителем. «Щенки», - высокомерно подумал Зэвран, не озаботившись даже удостовериться, все ли из них мертвы.
За что и поплатился.
Когда он уже уходил, кто-то из недобитых наёмников кинул ему в спину нож, насквозь пробивший лёгкую кольчугу, которую Ворон надевал теперь под куртку вместо своих золочёных и всеми узнаваемых доспехов. И только потому, что Зэв успел почувствовать движение, и сдвинулся чуть в сторону, он вонзился ему не в сердце.
Зэвран так и пришёл к Брианне, не доставая кинжала, чтобы не истечь кровью, и рухнул на пороге её комнаты, сказав только: «Не говорите... Каллиан...»
Поднявшийся затем переполох и разбудил эльфийку, и без того плохо спавшую в последнее время.
...

Проследив глазами цепочку кровавых следов, Каллиан увидела Брианну, сидящую около кровати, а на коленях у неё... черноволосую голову Ворона, неподвижно распростёртого на полу. Одной рукой, Брианна поддерживала его, а другой неловко зажимала рану.
Калли мгновенно кинулась к ним:
- Пусти меня сейчас же, я умею, - и быстро опустившись рядом с ней, маленькими, но сильными руками одним движением перетянула находившегося без сознания Зэврана на себя. Схватив чистую тряпицу, она приложила её так, что поток крови сразу же уменьшился.
- Ты справишься? – нерешительно поднимаясь, спросила Брианна.
- Да! Поторопи там лучше лекаря!
- Но...
- Иди, не стой столбом, он умирает!! Как ты могла достать из раны нож?!
- Я... я так испугалась...
- Уйдёшь ты, или нет?!
Она умчалась прочь и как пропала. Время тянулось невыносимо медленно и Каллиан казалось, что с её ухода минула уже целая вечность, хотя прошло от силы несколько минут.
- Зэв, Зэвран, ну потерпи ещё немножко. Ты справишься, Зэвран, ты не умрёшь... – снова и снова повторяла она, вместе с кровью запирая в его теле саму жизнь. У неё уже затекли и руки и ноги, но эльфийка, сердце которой всё это время бешено колотилось где-то в горле, сидела как изваяние, слушая его прерывистое слабое дыхание.
Но вот наконец, появился маг-целитель, который сразу же с порога заживил страшную рану и девушка смогла перевести дух. Все вместе они переложили Зэва на кровать, и Каллиан не терпящим возражений тоном сказала Брианне, что пробудет с ним всю ночь.
- Сменить тебя?
- Не надо. Я сама прекрасно справлюсь.
И та, не говоря ни слова, удалилась.
А эльфийка сидела около кровати и, глядя на него, всё думала о том, как мало знает о самой себе. Глубина и сила её переживаний испугали Каллиан. Но, как всегда она нашла, чем оправдаться. «Зэвран мой друг, единственный свидетель моей жизни. Единственный, кто знает правду обо мне. И любит, как бы я ужасно с ним не обращалась...»
...

- Пожалуйста, не говори ему, что я была с ним этой ночью, - сказала она пришедшей к ним утром Брианне.
- Но, почему? Если ты искренне переживаешь за него, он будет только рад услышать это...
- Как раз этого, я и боюсь. Зэвран мой настоящий друг, мы с ним так много пережили вместе, и я не могу остаться равнодушной к тому, что он чуть не погиб. Но он может неправильно это истолковать. Зэв может подумать...
- Что ты любишь его?
- Да. А ведь это не так.
«Ой, ли» - мысленно усмехнулась та, но промолчала.
- Я не хочу терзать его несбыточной надеждой. Быть может, когда Зэвран наконец поймёт, что я не смогу дать ему то, чего он хочет, он смирится и отпустит меня.
«Как мало ты знаешь своего Зэва», - подумалось той, но вслух она спросила:
- А что же, тогда будешь делать ты?
- Я буду свободна, – твердо ответила эльфийка, гордо удаляясь, а Брианна только закатила глаза, поражаясь наивной слепоте некоторых влюблённых.
...

Когда Зэвран, проспавший всю ночь и почти весь следующий день, наконец очнулся, она, верная своему обещанию не сказала ему, что с ним сидела Каллиан.
- Это какое-то наваждение. Я ни на минуту не могу забыть о ней. Она мне даже снится. Когда я был без сознания, мне казалось, что она рядом...
Та уже открыла рот, но в последний миг, нашла в себе силы промолчать. «Зэв ещё не разобрался с Воронами. А узнав, что он так близок к своей цели, близок к завоеванию этой девчонки, Зэвран окончательно забудет обо всём на свете и не сможет покончить с Орденом. Он уже чуть не погиб. Пусть Зэв сначала обезопасит своё будущее, а уж потом думает о любви. Эльфийка никуда не денется, а у него так не будет повода отвлечься и потерять достигнутое преимущество».
- Она спрашивала обо мне? – вставая, с деланным безразличием обронил Зэвран.
- Конечно, нет. Зачем ей это делать? - поддела она его за этот тон, но заметив, как он, услышав ответ, зло сверкнул глазами, сочла за благо не дразнить названного брата почём зря, - да не переживай, я ей сказала – ты в отъезде.
- Что ж, хорошо. Ей лишнее волнение ни к чему, - горько усмехнулся Ворон.
...

Но он узнал. Он не был бы Зэвраном, если б не узнал.
Придя к ней в тот же вечер, он как ни в чём не бывало завёл обычный разговор. Но какое-то неясное подозрение мелькнуло у него с самого начала, когда Зэв вдруг подметил её тревожный и пытливый взгляд, брошенный ему, как только он вошёл. Сначала Ворон не придал ему значения. Но потом...
Она опять ходила в кожаных штанах в облипку и баснословно дорогих тончайших шёлковых рубашках, к которым приучил её Зэвран, не признававший никаких других материй. Он мог себе позволить эту роскошь и для неё хотел того же, что и для себя, то есть самого лучшего. По его приказу, ей привозили ткани всех цветов, она же выбирала только цвет морской волны и белый. И вот, столкнувшись в коридоре со служанкой, которая несла стирать бельё, Зэвран совсем было уже прошедший мимо, остановился вдруг, как налетел на стену.
Всё было просто.
Минуя его, стараясь не задеть случайно господина, та неловко качнула корзиной из которой выпал рукав рубашки Каллиан. Шёлковую сине-зелёную ткань сплошь покрывали бурые пятна, которые могла оставить только кровь...
Разговор с магом-целителем ничего не дал. Каллиан к нему за помощью не обращалась. За ужином Зэв пристально разглядывал её руки. Но ни ран, ни повязок на них не обнаружил. Едва досидев до конца трапезы, он подхватил Брианну и чуть ли не волоком притащил её к себе:
- Сколько лет ты меня знаешь? – без предисловий начал Ворон, втолкнув её в комнату.
- Семь, - испуганно пролепетала та, никогда ещё не видевшая его в таком гневе.
- И за все эти годы, ты так и не смогла запомнить, что я не стерплю?!
- Как Зэв, тебе подать посмели рыбу за обедом? – слабо сопротивляясь, пыталась увильнуть она.
Он стремительно приблизился к ней и больно схватил за плечи:
- Я оценил твою смелость, Брианна, но больше не шути со мной! Я спрошу только один раз и хочу получить исчерпывающий ответ!
- Я всё скажу, - заплакала она.
- Кто был со мной той ночью? Отвечай! – с силой встряхнул её он.
- Кто-кто, твоя эльфийка, кто ж ещё!
- Ты, ей сказала обо мне?!
- Нет, я не говорила, ты же запретил! Она сама каким-то образом узнала... может, услышала мой крик, спроси у неё сам! Я вынув нож с испугу, чуть тебя не погубила, а Каллиан, откуда не возьмись примчалась и спасла тебя!
- Спасла меня? Да неужели? – недоверчиво прищурился Ворон.
- Представь себе! Она остановила кровь и зажимала рану до тех пор, пока не подоспел целитель. Потом он мне сказал, что именно эльфийка, сумела удержать в тебе неотвратимо ускользающую жизнь...
«Да, стоило по глупости подставить спину и почти погибнуть, чтобы узнать, как женщина относится к тебе» - немало удивлённый тем, что слышит, думал он, а вслух промолвил только:
- Дальше.
- А дальше Каллиан, (прогнав меня из моей спальни!) всю ночь до самого утра была с тобой.
«Так это был не сон».
Зэв выпустил её и быстро отвернулся, чтобы спрятать вспыхнувшие радостью глаза.
- И что с тобою сделать за обман? – не оборачиваясь, задал он вопрос.
- А кто это тебя тут обманул? – осмелела Брианна, заслышав улыбку в его голосе. - Ты ведь хотел узнать, спрашивала ли она о тебе и я честно ответила, что нет!
- Допустим. Только почему ты мне не рассказала всё, как было?
- Она пообещала, что уйдёт отсюда, если ты узнаешь, - слукавила Брианна, - я выбрала, лишь меньшее из зол!
«Женщины»! – не удивляясь, покачал головой Ворон и дальше тему развивать не стал:
- Складно излагаешь. Считай, что на этот раз ты вывернулась, но впредь... солжёшь или ещё раз скроешь правду...
- Я поняла, Зэвран, - сказала она быстро и видя, как он направился к дверям, позволила себе спросить:
- Ты идёшь к ней?
- Нет.
- Но, я не понимаю...
Зэвран неторопливо обернулся, смерив её взглядом. Брианна смешалась, пролепетав: «Прости», - и он смягчился.
- Кому другому, я не стал бы объяснять. Но мы с тобою так давно знакомы... Я жду, когда она сама придёт ко мне.
...

Наступила весна. Антива утопала в пряных, знойных ароматах трав и цветов. Нега разлитая в воздухе тревожила и без того находящуюся на последнем пределе Каллиан. Все вокруг неё и днём и ночью предавались наслаждению. Мир словно сошёл с ума и она чувствовала себя одинокой скалой в бушующем море.
Она почти не видела Зэврана и невольно скучала по их словесным перепалкам, по его умению легко смотреть на вещи и справляться с любой сложностью. Да, он часто выводил её из себя, доводя до белого каления, но с ним она ощущала себя живой, а сейчас ей казалось, что она букашка в застывшей капле смолы, тогда как мир вокруг жил, сверкая и переливаясь красками. Её заточение стало уже просто нестерпимым, но Зэвран был непреклонен. Он сказал, что ведёт с Воронами свою игру и должен иметь выигрышный расклад, чтобы избавить её от преследования.
От вынужденного безделья Каллиан извелась настолько, что готова была даже на неоправданный риск быть пойманной. Решившись, она пошла к Брианне.
- Прошу тебя, помоги мне. Я должна выйти отсюда, хотя бы на пару часов.
- Снаружи не безопасно, Каллиан. Я знаю - тебе тяжело, но потерпи ещё немного.
- Я больше не могу! Я пленница здесь!
- Ты готова рискнуть своей жизнью, ради каприза?
- Это не каприз! Я должна чувствовать себя свободной!
- Даже если это может стать последним, что ты в жизни почувствуешь?
- Да!
- Тогда тебе придётся говорить с Зэвраном. Если я тебя отпущу, и с тобой что-то случится, он меня убьёт. А я в отличие от тебя, ещё не готова расстаться со своей жизнью.
Каллиан вышла и направилась на поиски Зэва. Девушки сказали ей, что он ещё не появлялся. Она вернулась к себе, и просидела до первых сумерек, погрузившись в свои мысли. Принесли ужин, но Каллиан не смогла проглотить и кусочка. Услышав внизу смех Ворона, она выбежала на лестницу, но вокруг него было слишком много народу. И ей, запасясь терпением, вновь пришлось уйти в свою комнату.
...

Когда, некоторое время спустя, эльфийка снова отправилась в гостиную, все уже разошлись. Она решительно распахнула дверь в его комнату... и как изваяние застыла на месте.
Он был не один. На огромной кровати в неверном свете камина извивалось нагое тело Сарии. Зэвран, обнажённый по пояс, ласкал её своими искусными руками, и на каждое его прикосновение она отзывалась прерывистым полустоном. Он был так увлечён, что даже не сразу оглянулся на звук открывшейся двери. Когда же Ворон, наконец повернул голову и увидел окаменевшую Каллиан, в его лице не дрогнул ни один мускул.
- Тебя что, в детстве не научили стучать, испрашивая разрешение войти? - и видя, что она не может вымолвить и слова, с усмешкой предложил:
- Хочешь к нам присоединиться?
Каллиан мгновенно очнулась от ступора и бросилась прочь. Она почти уже добежала к себе, когда Ворон бесшумно нагнал девушку, и они вместе влетели в её комнату.
- Убирайся вон отсюда! - закричала она, обернувшись. Увиденное минуту назад всколыхнуло в ней такую бешеную ревность и обиду, что боль от метко нанесённой беспощадным эльфом раны, могла сравниться разве что с мечом насквозь пронзившим грудь.
- И не подумаю, - ответил Зэвран, мягким крадущимся шагом, приближаясь к ней. Каллиан от возмущения лишилась дара речи и стала отступать от него, пока не упёрлась спиной в перила балкона.
- Я не уйду пока ты не скажешь, что тебе от меня понадобилось в столь поздний час.
- Не обольщайся Зэв, я пришла не для того, чтобы отдаться тебе!
- А жаль, - он подошёл вплотную и опустил руки на перила, по обе стороны от неё, - очень жаль.
Она давно не видела его обнажённое тело так близко. Под загорелой кожей играли и перекатывались точёные мускулы и помимо воли Каллиан охватило смятение. Девушка отвернулась, чтобы спрятаться от его горящего взгляда.
- Ты даже не представляешь, от чего отказываешься, - его сильные руки накрыли тонкие пальцы, вцепившиеся в резные стропила и плавно перетекли наверх, обхватив её плечи.
- Посмотри какая ночь, Каллиан. Она создана для любви, - его дыхание обжигало кожу и ей было стыдно, что ответная дрожь бежит по её телу. Боясь, что он это заметит, эльфийка резко сбросила его руки и повернулась.
- Ты пьян!
- Ничего подобного. Хоть я и страдаю от неразделённой любви к тебе, у меня есть много других способов забыться, - ответил он, плотоядно улыбнувшись.
Она вспылила:
- Да о какой любви ко мне ты говоришь, когда я только что видела тебя с другой женщиной?!
- Это от отчаяния. Одно твоё слово, и я превращусь в образец добродетели, - потупился Зэвран, пряча смеющиеся глаза.
- Негодяй! Тебе доставляет удовольствие мучить меня?!
- Да, и ещё какое. Если я страдаю, почему бы и тебе не побыть на моём месте?
- Это ты-то страдаешь?! Да есть на свете хоть одно, неизведанное тобой удовольствие, есть хоть одна доступная красотка, которая тебя бы не прельстила?!
- Нет, - ответил Зэвран, становясь серьёзным. - Зато есть та, ради которой я могу отказаться от всего этого. Женщина ради которой я откажусь даже от самой жизни. Только ради тебя я могу измениться, но тебе это не нужно. Поэтому я буду дарить свою любовь тем женщинам, которые принимают меня таким, какой я есть, - и он вышел.
...

- Видишь, я не обманул тебя, сказав, что скоро вернусь, - произнёс Ворон, входя в свою комнату.
- Странно, я была уверена, что ты останешься с ней. Не представляю, как она может так упорно сопротивляться тебе?
- Если бы Каллиан можно было легко увлечь, я не любил бы её так безумно. Соблазнив её без труда, я бы сразу остыл. Я всегда хотел только то, что не мог получить.
- Значит, меня ты не хочешь? - игриво улыбнулась она, потягиваясь словно кошка.
- Сейчас узнаешь, - и он властно прижал её к себе, - с тобой по-другому. Ты хочешь принадлежать мне безо всяких условий, ничего не прося взамен. Я как мужчина просто не могу устоять против этого.
...

На следующий день Каллиан еле заставила себя встать с постели. Ей не хотелось доискиваться причин, произошедшего с ней вчера. Если Ворону удалось, пусть и не без помощи ревности, вызвать в ней ответную страсть, это значило, что он уже почти победил, а она не могла допустить, чтобы после всего, что было Зэвран всё-таки одержал над ней верх.
- Каллиан, пойдём погуляем, - уговаривала её Лианни, - ты уже больше месяца безвылазно сидишь в четырёх стенах.
- Мне что-то не хочется.
- Ах, ну тогда ладно, а то я было подумала, что ты просто боишься нарушить распоряжение Зэврана.
- Вот уж чего я не боюсь, так это нарушить его распоряжение!
«Ну и дура!», - про себя хмыкнула та и продолжила:
- Мы выйдем совсем ненадолго, а Зэву ты напишешь записку, если вдруг он вернётся раньше, чем ты.
- Ладно, - взяв перо и бумагу она начала писать, но Лианни прикрыла её руку своей.
- Ты когда-нибудь писала ему письма?
- Нет.
«Прекрасно, значит почерк твой, Зэвран не знает», - подумала Лианни, а вслух быстро сказала первое, что пришло в голову, чтобы та не поняла к чему она ей задавала тот вопрос:
- Тогда пиши на эльфийском. Так он сразу поймёт, что письмо от тебя.
- Хорошо, - Каллиан быстро набросала несколько строк.
- На, возьми этот плащ. В нём ты сможешь ускользнуть незамеченной.
Девушки вышли из комнаты.
- Подожди, я кажется уронила у тебя свою заколку. Мне надо сходить за ней, а то если поймут, что я тебе помогала у меня будут большие неприятности.
Лианни вернулась в комнату и быстро подменила письмо Каллиан другим, приготовленным заранее.
- Скорее, пока нас никто не увидел, - и девушки ускользнули, не заметив, как их проводили внимательные глаза.
...

Вернувшись, Зэвран сразу прошёл в комнату Каллиан. Через минуту оттуда раздался такой грохот, что все обитатели борделя испуганно выскочили в коридор.
- Пустите, дайте мне пройти! - решительно проталкиваясь сквозь столпившихся девушек, Брианна прошла в комнату. - Уйдите все, вам нечего здесь делать! – приказала она им с порога, и закрыла за собой дверь.
Там царил такой же погром, как в таверне после драки пьяных наёмников. Зэвран сидел на кровати, невидяще глядя перед собой. Она подошла поближе и даже отшатнулась, увидев его лицо.
- Зэвран! Что случилось? Да отвечай же! - Брианна принялась трясти его за плечо и вдруг заметила клочок бумаги, торчащий из судорожно стиснутых пальцев.
- Что там? Что в письме? И... где Каллиан?
- Она ушла, - глухо ответил Зэв, - она написала... что ненавидит меня... и поэтому навсегда исчезнет... из моей жизни.
В эту минуту дверь приоткрылась.
- Я же просила нас не беспокоить! - она кинулась к двери и уже было захлопнула её, но Лорина успела проскользнуть внутрь.
- Я знаю, где она.
- Ты слышишь Зэв, мы вернём её, - Брианна обернулась к нему, но он даже не пошевелился.
- Что толку... Если она не хочет быть со мной, мы её не удержим...
- Зэвран, она у Воронов! - крикнула Лорина.
Он вскочил как подброшенный, метнулся к ней и до хруста сжал её плечи.
- Что ты сказала?! - он так встряхнул девушку, что её голова мотнулась из стороны в сторону. - Повтори!!
- У меня сейчас был посетитель. Я его не знаю, но судя по доспехам – это один из новообращённых Воронов. Он похвалялся, что сегодня получил огромную кучу денег за поимку Фэрелденской преступницы.
...

После ухода Зэврана, помчавшегося на перехват не в меру разговорчивого посетителя из своего бывшего Ордена, прошло совсем немного времени, а Брианна уже вся извелась, не находя себе места от беспокойства.
К ней постучали. Вошедшая Лорина, тащила за руку упирающуюся служанку.
- Брианна, послушай, что говорит Мирани. Она видела, с кем Каллиан вышла отсюда.
- Я не могла подумать, что Лианни решится на такое, - плача шептала та, - она не раз говорила, что Каллиан может навлечь беду на Зэврана, на всех нас. Я видела их вместе, но не подняла тревогу... я ведь не знала, что всё так серьёзно, правда не знала!
Глаза Брианны сузились.
- Она уже вернулась?
- Да, Госпожа.
- Пригласи её ко мне... на вечернюю трапезу.
Когда Лианни вошла в её покои, Брианна повелела всем удалиться.
- Мне нравится, как ты работаешь. Ты делаешь успехи, и я хочу достойно вознаградить тебя.
- Да, Госпожа.
- Присядь, раздели со мной угощение, - Брианна поверх бокала наблюдала за тем, как Лианни пригубливает изысканное вино, куда она незадолго до этого добавила кое-что из своих запасов.
- Я собираюсь сделать тебя своей доверенной помощницей.
- О, спасибо тебе! – обрадовано вскинулась совсем не ожидавшая подобного эльфийка.
- Подожди благодарить. Это большая ответственность, и я должна быть уверена, что на тебя можно положиться, - Брианна помолчала, некоторое время наблюдая из-под длинных ресниц, как Лианни теребит край одежды непослушным руками.
- До меня дошли тревожные слухи, что с некоторыми посетителями, ты откровеннее, чем они с тобой.
- Это лживые наветы, Госпожа! Я ни разу ни словом не перемолвилась ни с кем из Воронов!
- А с чего ты взяла, что я говорю про Воронов?
Лианни заметалась:
- Ну ведь после возвращения Зэврана, мы должны быть с ними особенно осторожны...
- Значит, они не знают о Зэвране. Ты сказала им только о Каллиан.
- Да..., то есть нет, нет!! - поняв, что её игра раскрыта, Лианни вскочила, но тут же согнувшись от боли, стала оседать на пол, обречённо глядя на улыбающуюся ей Хозяйку.
- У нас не предают своих. Ты посмела забыть об этом - и поплатишься своей никчёмной жизнью... в назидание другим.
...

А в это время в замке Воронов, Каллиан с истинным безразличием того, кому терять уже нечего, стояла перед Главой Ордена. Старейшина с неподдельным интересом разглядывал эльфийку, о которой был премного наслышан.
- Так вот какая ты, подружка великого Анароная. Мне даже не верится, что я вижу перед собой его избранницу. Не понимаю, что Зэвран в тебе нашёл?
- И тем не менее он явится за мной! – невольно вспыхнула оскорблённая Каллиан.
- Твоя вера в него очень похвальна. Он всегда был слишком осторожен и не было такого человека, ради которого Зэвран рискнул бы своей жизнью, проникнув сюда - в самое сердце Братства, которое он предал. Но может, ты права? Мы подождём. Мы знаем о его связях, и наш человек уже «проговорился» его сообщникам. Он явится сюда не подозревая, что ты - только приманка...
- Он здесь!! - крикнул вбежавший охранник.
- Так пригласи его к нам...
- Для того чтобы попасть сюда, мне не нужно твоё приглашение, - сказал вошедший следом Зэвран, небрежно отряхивая со своего меча капли крови:
- Я пришёл за женщиной.
- Зэвран, уходи! Это ловушка! - она беспомощно извивалась в руках державших её стражников.
Он посмотрел ей в глаза: «Верь мне. Всё будет хорошо».
- Нет, Зэвран, нет!!
- Тальесэн, уведи её, - приказал Старейшина.
Проводив взглядом упирающуюся девушку, Зэвран повернулся к Главе Братства.
- Я знаю, что живой я тебе нужнее, чем мёртвый, и как бы тебе не хотелось устроить показательную казнь отступника, трезвый расчёт возобладает над чувствами.
- Продолжай.
- Отпусти её, Голдэйн, и я снова буду работать на тебя.
- Наглец! Будучи у меня в руках, ты осмеливаешься выдвигать мне условия?!
- Я ещё не у тебя в руках и живым ты меня не получишь, как тебе прекрасно известно, - Зэвран нагло улыбнулся Старейшине.
- Мальчишка! Я всё-таки научу тебя покорности! Взять его!
...

Тальесэн втолкнул Каллиан в свою комнату, и плотоядно глядя на неё, начал снимать свою кольчугу.
- Не смей ко мне прикасаться!
- Зэврану всегда доставалось всё самое лучшее! Лучшие сделки со смертью, лучшее оружие при разделе добычи, лучшие женщины!
- Потому что он всегда был лучшим среди вас!
- Дерзкая девка! Ну что же посмотрим, за что он отдаёт сейчас свою никчёмную жизнь! - и он накинулся на неё.
- Пусти меня, скотина! - она дралась, как разъярённая кошка, но Тальесэн был человеком и следовательно, изначально превосходил в силе хрупкую эльфийку. Калли пыталась применить те приёмы, которым её когда-то обучил Зэвран, но тот лишь засмеялся:
- Ты что же, хочешь одолеть меня с помощью умений Воронов? Это и раньше удавалось только твоему дружку, но не думаю, чтобы он сумел передать тебе свой редкий дар!
И воин без особого труда справившись с ней, быстро её обездвижил.
- Надо же в конце концов узнать, чем ты так прельстила нашего искушённого эльфа, что он ради тебя посмел сюда вернуться, - швырнув на кровать, он начал срывать с неё одежду.
- Зэвран! - из последних сил, закричала она, - Зэвран!!
- Можешь не надрываться, никто не придёт...
Через мгновение дверь распахнулась. Ворвавшийся Зэв одним прыжком оказался возле кровати, но Тальесэн успел извернуться, прикрывшись её телом. У горла Каллиан блеснул нож.
- Ты проиграл, Зэвран.
- Отпусти её, Тальесэн.
- Я уже убил одну твою подружку, и твоя новая девка отправится следом! – оскалился тот.
- Отпустишь - останешься жив, - и Зэв пристально посмотрел ей в глаза: «Успокойся, Каллиан. Успокойся и вспомни. Ты знаешь, что делать – я тебя этому учил».
- Почему я должен тебе верить? – спросил Тальесэн, не заметив, как девушка под его руками внезапно расслабилась, и задышала ровнее.
- Потому что я не задумываясь, убью тебя.
- Ты слишком самоуверен... – осклабился Ворон, но договорить не успел.
Каллиан, ловко перехватив вооружённую руку воина, изо всех сил ударила его локтем в солнечное сплетение. Тот задохнулся и на миг ослабил хватку, что дало девушке возможность освободиться из захвата... Сверкнул нож, брошенный сильной рукой, и Тальесэн повалился на постель с пробитым горлом.
- Я знаю, - ответил Зэвран, поднимая Каллиан с кровати, - а ты всегда любил поболтать. А я ведь не раз предупреждал, что в конце концов, именно это тебя и погубит, - он надел на дрожащую девушку свою куртку и протянул ей долийский кинжал, небрежно обтерев с него кровь бывшего напарника.
Каллиан подобрала с пола меч убитого и, ощутив в руках холодный металл, успокоилась окончательно.
- Тебе пора выбираться отсюда.
- А ты?
- Я здесь ещё не закончил.
- Нет, Зэвран, я тебя не оставлю!
Он испытующе посмотрел на неё, но того чего искал в любимом лице, так и не увидел.
- Тебе незачем вмешиваться. Я справлюсь один.
- Но ты же рисковал собой ради меня и значит, я обязана отплатить тебе тем же, - и она робко улыбнулась ему.
Но Зэвран не принял этой улыбки. Её письмо, наполненное ядом, жгло его сердце, затмевая разум. Безразлично пожав плечами, он быстро вышел из комнаты. Следуя за ним, Каллиан успела подумать, что Зэв наверно злится на неё за то, что из-за собственной неосторожности она подвергла опасности их обоих, но потом круговерть боя захватила их и думать стало некогда.
...

Пробившись к покоям Старейшины, который с самого начала, завидев, что справиться с бывшим Вороном никому не удаётся, предпочёл укрыться у себя, тогда как Зэвран, стремясь освободить эльфийку, не стал его преследовать немедля, они остановились.
- Дальше я иду один, - не допускающим возражения тоном, проговорил он. – За этой дверью начинается подземный ход. Пойдёшь по нему никуда не сворачивая, и он выведет тебя за стены города.
- Но, Зэвран...
- Не спорь со мной! – взглянув на неё, он вдруг властно привлёк Каллиан к себе и, невзирая на слабое сопротивление, жадно поцеловал. Оторвавшись от девушки, Зэв быстро втолкнул её в открывшуюся между камнями щель и запер за ней потайную дверь.
Тщетно пытаясь открыть её с той стороны, эльфийка постояла какое-то время, прислушиваясь к звукам боя за стеной, и быстро побежала по проходу.
...

Спустя несколько минут Старейшина невозмутимо наблюдал, как Зэвран, перешагивая через тела павших воинов, бывших личною охраной Главы Ордена, неспешно приближается к нему.
- Да, что и говорить, ты в самом деле лучший среди нас. Мне даже жаль немного, что сейчас тебе придётся умереть! – он взмахнул рукой... но ничего не произошло... – ещё не понимая, что случилось, Старейшина повернулся, но в бойницах под потолком никого не было. Зэвран, всё это время ожидающий стрелы, лишь засмеялся:
- Ты остался один, Голдэйн. Они сбежали. Тебя больше некому защищать. Так что, ты примешь бой или же мне просто перерезать тебе горло, как безвольному скоту?
Предводитель Ордена, ещё минуту назад совершенно уверенный в том, что ему ничто не угрожает, на мгновенье промешкал с ответом.
- Что же ты медлишь, доставай свой меч! Когда-то ты по праву здесь считался лучшим! Ты славился не только воинским искусством, но и умением собирать вокруг себя достойных воинов! Что же случилось с твоим чутьём, Голдэйн, когда ты так меня подставил?
- Ты слишком занёсся, Зэвран! Ты возомнил себя превыше наших законов!
- Но разве золото, которое я заработал для тебя не стоило того, чтобы забыть об этом?
- Нет! Глядя на то, как ведёшь себя ты, любой мог возмечтать о вседозволенности! Я всего лишь поставил тебя на место!
- На место?! Я был твоим верным клинком, а ты решил сломать меня! Заставив своими руками уничтожить единственную женщину, которая меня любила!
- Я сделал это для тебя!
- Ах, для меня?! – и Ворон еле удержался от того, чтобы не зарубить его на месте.
- От чувств – всё зло! Они мешают нам! Мы ради них рискуем своей жизнью! Ведь ты пришёл сюда ради какой-то девки! Глупый щенок, ты мог здесь умереть сегодня за неё!
- Да мог, но я ведь жив, - устало отозвался Зэв. - Ты совершил ошибку, Голдэйн. Тебе не надо было подставлять Риану под нож Тальесэна. Тем более, тебе не надо было трогать Каллиан!
- Ты не можешь защитить своих женщин! Ведь раз эльфийки с тобой нет, значит, он всё-таки успел убить её!
Зэвран почернел.
- Но, не переживай, я за неё воздам тебе стократ, - спокойно проговорил тот, приняв решение, - Зэвран Анаронай, я предлагаю тебе выгодную сделку. Я объявлю тебя своим приемником. Ты получишь власть, власть о которой не мог даже мечтать!
- Она мне не нужна. Вся власть и все богатства этого мира не стоят для меня любимой женщины.
- Слабак! Ничтожество! Ты хочешь от всего отказаться... из-за девки?!
- Да. Потому что она – всё для меня, - проронил он, приближаясь вплотную к Старейшине и отводя меч для удара, - ты всё сказал? Тогда готовься к смерти..., хотя... какая ещё, к демону, подготовка? Просто, сдохни!
- Неблагодарный сопляк! Это же я, я запретил им добивать тебя, когда ты первый раз попал сюда мальчишкой! – затравленно прохрипел тот, пятясь от него.
- Знаю. Но ты сделал это не ради меня! Так вышло, что я оказал тебе неоценимую услугу, убив Старейшину - последнего соперника, стоявшего между тобой и безграничной властью! Спасая меня, ты лишь хотел приобрести верного пса! Выгода – вот то единственное, что всегда имело для тебя значение! Выгода и беспрекословное подчинение!
- В этом залог нашей силы! Без этого Ордену давно пришёл бы конец! Ты это знаешь, потому что ты - такой же, как и я, Зэвран - бездушный и безжалостный убийца, ты только этого не хочешь признавать! Ну, что же ты, давай, убей меня! И после моей смерти станешь здесь Главой, как лучший из убийц! Ведь ты же смолоду лишь к этому стремился! Достойный путь, а почему бы нет? Вот только... К чему были все эти разговоры? К чему все эти сказки про любовь? Они предлог, лишь повод, а не суть! Уж я по-крайней мере называю всё своими именами, а ты – так заигрался, что личину благородства нацепил!
Зэвран остановился. Он так долго и трудно шёл сюда. Но, наконец дойдя, вдруг понял, что этого ему уже не нужно. Ворон ощутил чудовищное опустошение. И опустил меч.
- Нет, Голдэйн, я не такой, как ты. Я пришёл сюда затем, чтобы убить тебя, но теперь передумал. Ты не стоишь того, чтобы я марал об тебя своё оружие. Ты жалок, - и не оглядываясь, эльф отправился прочь.
Зэвран не сомневался, что тот без лишних размышлений, сразу бросит в него нож, но ему было всё равно. Для него всё было кончено. Каллиан его не любит. Что ж, по-крайней мере он умрёт, зная, что она отныне в безопасности...
Услышав за спиной шелест извлекаемого из ножен кинжала, он даже не подумал обернуться. Но когда вместо боли от вонзившегося в тело острия, которую он ждал, ему вдруг резануло слух от крика Голдэйна, Зэв всё же оглянулся на него.
Старейшина, шатаясь, стоял неподалёку от него, а из плеча торчало лезвие долийского кинжала. Кровь с его пальцев медленно сочилась, капая на выроненный нож, которому уже не суждено было попасть в Зэврана. Когда старый Ворон упал перед ним на колени, эльф увидел за его спиной... Каллиан.
«Теперь понятно, куда подевались лучники», - устало подумал Зэв, а вслух процедил:
- Я кажется, велел тебе отсюда убираться!
- Я ослушалась... и свернула, - улыбнулась она, - мне показалось, что тебе не помешает моя помощь.
- Поверь мне, в этом не было нужды, – холодно проронил он.
- Не было?! Да если бы не я, он бы убил тебя!
- Тебе, не всё равно?
Она растерянно уставилась на Зэврана.
- О чём ты говоришь?
Но Ворон не успел ответить...
- Я всё равно заберу у тебя эту девку! – зарычал подкравшийся к ним незаметно Старейшина, и меч начал неотвратимо падать на златокудрую голову... От сильного толчка Каллиан пушинкой отлетела в сторону, а Зэв, нырнув под опускающиеся руки, мгновенно вырвал у него из раны свой кинжал и, крутанувшись вокруг своей оси, по рукоять вонзил его Голдэйну в сердце.
В ту же минуту в зал ворвались новые воины.
Быстро заслонив собой Каллиан, Зэвран обвёл их всех окровавленным лезвием.
- Старейшина мёртв. Есть желающие к нему присоединиться?
Повисло молчание. Никому не хотелось умирать просто так. Одно дело – верность Главе Ордена, совсем другое – верность его телу, которое не сможет ни вознаградить за преданность, ни отомстить за измену... И они отступили, пропуская их.
...

Вечером того же дня Зэвран зашёл к ней.
- Ты свободна. Как я и обещал. Теперь, когда Вороны больше не представляют для тебя угрозы, можешь идти куда угодно. От местных же головорезов, ты в состоянии отбиться и сама. Прощай.
- Ты меня гонишь? Я не понимаю... – обескуражено промолвила эльфийка, в которой после сегодняшней «прогулки» стремление к свободе явно поубавилось.
- Зато я всё понял. В своём письме ты выразилась достаточно ясно! - и Ворон швырнул к её ногам смятый клочок бумаги. Пока он шёл к двери, Каллиан быстро подняла его, развернула, и от прочитанного глаза её изумлённо расширились:
- Но это не моё письмо, Зэвран!
Тот остановился, как вкопанный. - Что? - он недоверчиво всмотрелся в лицо девушки, пытаясь найти в её словах скрытый смысл, - разве не ты его написала? Я нашёл его в твоей комнате, когда вернулся!
- Я на самом деле писала тебе письмо, но в нём было сказано только, что я ненадолго ушла и скоро вернусь.
- А это тогда, что значит?
- Это значит лишь, что у наших врагов здесь были свои люди.
- Ну, это я очень быстро выясню! - и он стремительно направился из комнаты...
- Подожди Зэвран, - она по-новому взглянула на него. - Выходит ты, рискуя своей жизнью, кинулся спасать меня, думая, что я так сильно тебя ненавижу?
Он лишь пожал плечами:
- А какая разница? Разве тебе неизвестно, что несмотря ни на что, я любил тебя всё это время, и полез бы за тобой даже в пасть к Архидемону, прекрасно зная, как ты ко мне относишься на самом деле?
- Вот как? Ты думаешь, что знаешь, как я к тебе отношусь? В таком случае ты в более выигрышном положении, чем я, потому что я этого не знаю. Я знаю лишь, что мне никогда не было страшно за кого-то другого так, как за тебя, когда ты стоял там, окружённый убийцами держащими тебя на прицеле, и в тоже время я была бесконечно горда тем, что ты пришёл за мной.
Говоря это, Каллиан, удерживая его разгорающийся с каждым её словом взгляд, всё ближе и ближе подходила к Ворону:
- Раз ты всё знаешь, Зэвран, скажи мне, что это значит?
- А это значит, - ответил он, подхватывая её на руки, - что больше, ты никуда от меня не сбежишь!
Всю ночь напролёт он любил её со всей нежностью, со всей страстью на которую был способен, и она отвечала ему тем же... по крайней мере, так ему казалось поначалу. Но потом...
Каллиан уже давно заснула, а Ворон всё лежал без сна, весь во власти своих размышлений, глядя на её такое невинное в своей безмятежности лицо. В конце концов Зэвран понял, что больше ни минуты не может находиться рядом с ней. По его лицу прошла судорога, он выругался, встал и вышел.
...Он был так счастлив тем, что всё-таки добился своего, что в угаре своей страсти, даже не заметил, что она только принимает его ласки, ничего не даря взамен. Зэвран отдал ей всего себя, а она отдала ему лишь своё тело. Он думал только о ней, Каллиан - только о себе, и своём удовольствии. И самую малость о нём – как о средстве, для достижения оного... Она поступила с ним так же, как и многие до неё - просто воспользовалась им.
...

Проснувшись, Каллиан повернула голову, но Зэврана рядом не было. Она удивилась, но потом вспомнила, что с утра он никогда не пренебрегал воинскими упражнениями. Быстро одевшись, Каллиан спустилась в нижний зал, который Зэв отвёл под оружейную много лет назад.
Эльфийка застала его, когда он обнажённый по пояс, выписывал с мечом замысловатые фигуры. Полюбовавшись на красивое мускулистое тело Ворона, кружащегося в танце смерти, она окликнула его. Зэвран прервался, опустив оружие, но не сделал ни шагу ей навстречу.
Ничего не подозревая, Каллиан радостно подбежала к нему и поцеловала, обвив руками его шею. Он не обнял её в ответ и его губы даже не дрогнули, отозвавшись равнодушием и холодом. Каллиан удивлённо отсторонилась.
- Зэвран, что-то случилось?
- С чего ты взяла?
- Ты какой-то странный...
- Не понимаю о чём ты.
- О тебе. О нас. Что произошло? Почему ты так изменился? Ведь ещё вчера, ещё ночью ты был совсем другим... - она непонимающе смотрела на него, и вдруг от промелькнувшей догадки глаза её резко сузились. – А-а, вот в чём дело. Ты просто получил, что хотел. Ты всё это время желал меня, и когда в конце концов добился своего, сразу утратил ко мне интерес?! Это так, Зэвран? Отвечай!
- Нет, не так.
- Ах ты, мерзавец! Что же ты со мной делаешь... - и, давясь слезами, Каллиан побежала из зала.
Одним прыжком он догнал её и развернув, начал трясти.
- Нет, это ты скажи мне, что происходит, скажи, что произошло этой ночью?!
- Ты с ума сошёл?!
- Ты способна свести с ума кого угодно! Я-то полагал, что ты наконец ответила на мои чувства, думал, что это любовь привела тебя в мои объятья! Как же я мог так ошибаться?! Я был так благодарен тебе за твой порыв, что даже не понял, что послужило его истинной причиной!
- И что же это было, по-твоему?
- Всё что угодно - только не любовь!
- О чём ты, Зэвран? Я же была с тобой, была...
- Да ты снизошла до меня, как госпожа снисходит к своему ничтожному рабу! Ты только принимала мои ласки, позволив мне насладиться твоим телом из благодарности!
- Нет, ты точно сумасшедший!
- Почему тогда ты ни разу не назвала меня по имени, ни разу не сказала, что любишь меня?! И как я мог ещё раз попасться в эту же ловушку, как тогда в лесу, когда ты тоже якобы хотела вознаградить меня, за спасение твоей жизни!
- Зэвран, опомнись, что ты говоришь?!
- Так значит, я не прав?
- Конечно, нет!
- Тогда скажи, что любишь меня, - потребовал он, - не в угаре страсти, не под покровом ночи, а при свете дня, глядя в глаза скажи: «Зэвран, я люблю тебя».
- Зэвран... я... я не могу сказать тебе этого, - смешалась она.
- Интересно почему? Ты же отдалась мне не просто так, и не за освобождение от Воронов? Можно узнать какие чувства тобой двигали? Ну, я-то влюблённый дурак, что с меня взять, но ты, как ты могла пойти на это? Или ты просто позволила влечению... нет, не влечению – обычной похоти, распорядиться твоим телом?
- Зэв, прекрати!!
- Я хочу знать, почему ты не можешь любить меня!
- Прошло слишком мало времени... после гибели Алистэра.
- Вот мы и добрались до первопричины. Значит, всё-таки Алистэр. - Скрипнул зубами Зэвран. «Как можно соперничать с мёртвым героем?» – Так ты до сих пор его любишь?
- Не знаю! Думаю, что нет...
- Ну тогда, наверное дело в том, что приличия не позволяют тебе полюбить другого мужчину, до истечения срока трёхлетнего траура...
- Мне плевать на приличия!
- А может, лёжа в моих объятьях, ты представляла себе, что я - это он?
И тут она всё-таки хлестнула его по лицу.
- Нет!! Ты доволен?!
- Но у меня всё ещё нет ответов.
- Хорошо, Зэвран. Ты их получишь, - она чуть помедлила и, сделав над собой зримое усилие, продолжила.
- Я любила Алистэра так, как только могла любить. Вся моя душа принадлежала ему. В день гибели Архидемона умер не только Алистэр. Умерла я. Клянусь тебе, Зэвран, вчера я по-настоящему хотела быть с тобой и я отдала тебе всё, что у меня есть. Я просто не могу больше любить кого бы то ни было. Прости, мне казалось, что я давно дала тебе понять это.
- Мне жаль, Каллиан, но женское тело без души не имеет для меня никакой ценности. Посмотри вокруг - этим я окружён с детства. Мною все наслаждались, но никто не любил. Мне нужна твоя любовь...
- Этого я не смогу тебе дать никогда.
В его глазах стояли слёзы.
- Что ж, да будет так, - и он пошатываясь, побрёл было прочь, но потом всё-таки обернулся.
- Ответь, Каллиан, когда ты впервые сказала Алистэру, что любишь его?
- В день его гибели.
- Значит, и у меня всё-таки есть ничтожно малая возможность... услышать это перед смертью...
- Зэвран, не уходи!
- Я не могу иначе. Всё или ничего, Каллиан, - и он исчез.
...

Какое-то время Каллиан стояла полностью отрешившись от забот этого мира. Но потом, опомнившись, помчалась его искать.
- Брианна, где Зэв?
- Зачем тебе? – отозвалась та, неприязненно разглядывая её. Она совсем недавно видела Зэврана и по его лицу поняла, что у них не всё гладко. Хотя, судя по неживым глазам и убитому виду, у названного брата всё было куда серьёзнее. «И долго эта дрянь над ним тут будет измываться?!»
- Для меня это очень важно.
- За ним пришли Вороны...
- Что?!
- Да не кричи ты так. Они торжественно просили его принять власть в Ордене, ведь в ваше последнее посещение вы его обезглавили, полностью истребив Совет.
- А что если это - очередная ловушка?!
- Не в этот раз. Антиванские Вороны всегда ставят над собой самого лучшего убийцу, и то, как он устранил соперников, значения не имеет.
- Тогда, ты не поможешь мне переодеться? Мне надо выйти на улицу, чтобы увидеться с ним. Я думаю, наряд служанки может подойти...
- Иди, как есть.
- Как есть?
- Ты боишься?
- Боюсь, что местные охотники за головами убьют меня до того, как мы с ним поговорим.
- А... Не волнуйся об этом. Антиванские Вороны взяли тебя под свою защиту. Это был один из первых его указов. Теперь никто не может покуситься на твою жизнь, под угрозой лютой расправы.
Каллиан заплакала.
- Что же мне делать, Брианна, что делать?
- Дай ему то, что он хочет.
- Я не могу... я не могу лгать ему! Он для меня слишком дорог!
- Тогда, ты его потеряешь.
...

Перед тем как отправиться в поход на восточную границу, Зэвран зашёл в свою бывшую комнату, позже перешедшую к Тальесэну, как лучшему после него, убийце в Ордене. Там всё было по-прежнему, не считая запёкшейся крови на кровати и... обрывков одежды Каллиан. Увидев их, Зэвран судорожно вздохнул. Осторожно потянув за остатки шёлковой рубашки, которая была на ней в тот день, он заметил, как в складках ткани внезапно что-то блеснуло.
Когда он сидя на кровати, задумчиво рассматривал свою находку, в дверь постучали.
- Господин, к тебе пришли.
- Кто?
- Воительница из Фэрелдена.
- Я же сказал, что меня ни для кого нет!
- Мы так и передали, но она настаивает.
- Надо же, какое редкое упорство! Что ж, предложи ей осмотреть замок.
Зэвран встал и подошёл к потайной панели, скрывающей подземный ход.
- Передай моим людям - я встречусь с ними у западных ворот, - и он скрылся, унося с собой амулет Каллиан.
...

Эльфийка стояла в том же зале, где в прошлый раз решалась её судьба. Тогда она была заложницей, сейчас же к ней относились с подобающим почтением, и дело было не только в покровительстве нового Главы Братства. Вороны видели её в деле, видели, как она с Зэвраном пробивалась к покоям Голдэйна, и как они вместе уходили потом из цитадели, которую прежде не покидал живым не один пленник.
К ней приближался незнакомый Ворон, богатые доспехи которого говорили, что он занимает одну из высших ступеней в иерархии Ордена.
- Рад приветствовать тебя у нас, отважная воительница.
- Мне нужен твой предводитель. Где он?
- Господин недавно покинул нас.
- Не пытайся меня обмануть. Я знаю, что он здесь.
- У меня и в мыслях не было тебя обманывать. На антиванской границе с Орлеем снова идут ожесточённые бои. Нас пригласили для устранения вражеских генералов. Зэвран мог послать лучших из нас, но предпочёл сам отправиться туда, взяв себе в помощники только двоих.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус