Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 18. Послушай отца и сделай по-своему.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Мчась во главе отряда Воронов к границе, Рэй вспоминал, что Зэв ему сказал перед отъездом:
«До недавнего времени Эйдан жил в относительной безопасности Вейсхаупта, этого сердца древнего Ордена Серых Стражей. Но сейчас твой брат направляется к Дэнериму, не зная, что вернувшись в Фэрелден, тем самым он себя раскроет для врагов. Он слишком похож на Алистэра, чтобы долго оставаться там неузнанным.
Очень многие могут захотеть использовать его в своих целях. А кое-кто попытается уничтожить... Поэтому сначала ты отправишься в Орлей. Мне сообщили, что Морриган всё ещё там. Узнав о его существовании, она конечно же захочет отомстить. Ты должен упредить её, вызвав в союзники. Мы должны знать обо всём, что она может задумать.
Ты найдёшь её, словно следуя собственному желанию. Нам как раз, нужно совершить там одну сделку...»
...

Быстро разобравшись в орлесианской столице со своими прямыми обязанностями, Рэйвен отправился во дворец, где ему, как сыну всемогущего Главы Ордена, конечно же были оказаны все подобающие почести. Вечером на роскошном ежедневном приёме - одном из тех, что при дворе уже давно вошли в привычку, став чем-то совершенно заурядным, Ворон увидел её.
Морриган была прекрасна той яркой зрелой красотой, над которой кажется, не властно время. Ей было уже больше сорока лет, но на вид нельзя было дать и тридцать, так хорошо она сохранилась. Во время застолья, он не сводил с неё восхищённых глаз. Заметив его пристальное внимание, колдунья встала и, кинув ему долгий взгляд, величественно удалилась.
Незамедлительно последовав за ней, Рэй настиг её в одной из дворцовых спален.
- Я много слышал о тебе... от одного Ворона... – сказал он, приближаясь.
- Почему же он не явился сам, а прислал тебя? Своего... сына?!
- Он даже не знает, что я здесь, - и окатив её распутным взглядом, Рэйвен восхищённо промолвил:
- Теперь я понимаю, что Зэвран имел в виду, когда рассказывал о тебе.
- Дерзкий щенок! Такой же наглый, как и твой отец!
- Я очень во многом похож на своего отца, и могу доказать тебе это, прямо сейчас, - и он порывисто схватил её в объятья.
- Мальчишка! – процедила она, от возмущения даже не пытаясь освободиться, - да я с тебя сейчас шкуру спущу!
- Быть может, для начала ограничимся одеждой? – вызывающе захохотал он, - а то я не готов пока, к таким серьёзным отношениям!
Ведьма не выдержала и тоже засмеялась:
- Воистину, яблоко от яблони не далеко упало! Что ж, напомни мне, что такое объятия Ворона!
...

- Да, ты и в самом деле похож на отца... очень во многом... – разнежено промолвила она несколько часов спустя, лёжа рядом с ним.
- Не надо было сомневаться в моих словах.
- А ещё ты похож на эльфийку, ставшую твоей матерью! – внезапно озарило колдунью.
- Зэвран пожалел её, когда король принёс себя в жертву, и Каллиан осталась с ним.
- Так что же, он женился на ней? - ревниво спросила Морриган.
- Да.
- Без любви?
- Она носила его ребёнка - он не мог поступить иначе...
- Он?! Не мог?! Ха!
- Первый раз в жизни, он для разнообразия решил поступить с женщиной честно. Ей повезло.
- Ты что, не любишь свою мать? - подозрительно сузила глаза колдунья.
- Люблю. Она - не любит меня. Всю свою любовь, Каллиан отдала сыну Алистэра.
- Что?! Что такое?! Это... это же невозможно! - вскидываясь, закричала она. - Этого не должно было случиться!
- Но случилось. И поэтому, мне нужна твоя помощь.
...

Когда на следующий день, он шёл по дворцовой галерее вместе с Морриган, провожая колдунью в её покои, им навстречу попалась юная эльфийка, в которой хрупкость черт прекрасного лица изящно сочеталась с соблазнительно манящим телом. Завидев их, она тут же свернула в одну из боковых комнат. Успев окинуть её всю нескромным взглядом, Рэй с восхищением присвистнул:
- Какая очаровательная малышка!
- И думать забудь! Это моя дочь.
- Ты полагаешь, это меня остановит? - засмеялся Рэйвен.
- Полагаю, тебя остановит, кое-что другое, - насмешливо улыбнулась колдунья, входя в комнату следом за девушкой, - присмотрись к ней повнимательнее. Кого, она тебе напоминает?
- Нет... Нет, этого не может быть! - прошептал он, тут же перестав улыбаться.
- Очень даже может, - с удовольствием заключила она.
...

Столкнувшись со своей сестрой на следующий день, Рэйвен быстро преградил ей дорогу. Удивлённо посмотрев на Ворона, она хотела обойти его, но он снова заступил ей путь.
- Какие тут у вас в Орлее восхитительные девушки, - решив сначала испытать её, промолвил Рэй.
- Я тороплюсь. Будь так любезен, дай пройти.
- Ты знаешь, кто я?
- Нет, зачем мне это знать?
- А ты оказывается с характером, девчонка! Таких как ты, как раз я и люблю.
- Ну что ж, тогда тебе не повезло, - равнодушно промолвила эльфийка, - мне до тебя, нет никакого дела.
- Что так?
- Меня не прельщают чужие объедки.
Рэй вскинул бровь и она пояснила:
- Любовники моей матери. Если бы я попыталась, хотя бы сосчитать их всех, то давно бы уже сбилась со счёта.
- То есть с тобой, мне ничего не светит?
- Нет, так что пыл свой ты растрачиваешь даром, - без возмущения ответила она, и Рэйвен понял вдруг, сколь для неё привычно, настырных ухажёров отшивать. Он посторонился, давая ей пройти, но не успела девушка сделать нескольких шагов, как Рэй её окликнул:
- Джинн, подари мне всё же, несколько минут!
- Ты знаешь моё имя? Но откуда?
- Догадайся.
- От Морриган. Это понятно. Но, зачем, она тебе его сказала? Что за каверзу она замыслила на этот раз? – раздражённо воскликнула девушка, теряя всю свою невозмутимость, и уже хотела было побежать в покои матери, чтобы потребовать у неё объяснений, когда Рэй продолжил:
- Не торопись так, Джинн. Я ведь ещё не сказал тебе, как зовут меня, - и прежде чем, начинающая уже закипать молодая колдунья, успела ответить, что ей всё равно, быстро проговорил:
- Я - Рэйвен. Сын Зэврана Анароная.
- Что?! – поражённо выдохнула она.
- Ты его знаешь?
- Нет... Но я о нём много слышала... от матери. Когда-то, много лет назад, они друг друга знали.
- Довольно близко, если мне не врут глаза.
- Так значит, ты мой...
- ...брат. А ты – моя сестра.
...

Ночи напролёт Рэй проводил с Морриган, а дни – только с сестрой. Он раньше никогда не тратил время на девушку просто так, не для того, чтобы соблазнить её. Неожиданно для Рэйвена, с ней оказалось очень увлекательно общаться. Юная эльфийка обладала живым пытливым умом и богатым воображением, и когда она занятно пересказывала ему какую-нибудь из прочитанных рукописей, он только удивлялся, почему ему в своё время чтение всех эти исторические летописей казалось столь невыносимо скучным делом.
Джинн тоже тянулась к нему, ей было слишком одиноко во дворце раньше. Девушке льстило его внимание, не приправленное непременным желанием забраться к ней в постель, но особенно её сумела покорить его защита. Когда при брате, как-то раз к волшебнице пристал, один из богатеев, постоянно ошивающихся возле покоев Морриган, Рэйвен без лишних слов размазал его по каменной стене, заставив униженно вымаливать прощения у сестры... И его заступничество было несказанно приятно, не избалованной заботой близких, девушке.
...

Они увлечённо беседовали друг с другом, когда Ворон, почувствовав пристальный взгляд, заметил, что Морриган стоит недалеко от них.
- Я смотрю, вы уже нашли общий язык? – криво ухмыльнулась она.
- Да, это было не трудно, - радостно отозвалась Джинн...
- Я обращалась не к тебе!
- Прости меня, я не хотела...
Но та, не обращая больше на неё внимания, спокойно повелела:
- Рэй, нам с тобою есть о чём поговорить, - и уверенная в том, что он последует за ней, направилась не оборачиваясь в спальню.
Глядя на опущенную черноволосую головку сестры, он нежно провёл рукой по её поникшим плечам. От этой непривычной ласки она даже вздрогнула и удивлённо воззрилась на него.
- Не плачь, сестрёнка. Я заберу тебя отсюда, - шепнул ей Рэй и, увидев, как в её увлажнившихся было глазах зажглась надежда, пожал тихонько узкую ладошку.
- Зачем ты с нею так? - спросил он у колдуньи, заходя в её опочивальню.
- Тоже мне, защитник выискался! – фыркнула ведьма, - эта наивная глупышка готова поверить всему чему угодно, а тут слишком много праздных любителей сладкого! Джинн должна быть жёсткой, потому что если кто-нибудь воспользуется её доверчивостью, а потом бросит, она от горя не сможет удержать в себе ту беспредельную магическую силу, которая в ней есть! А так как разрушительную мощь последствий этого, я даже не берусь предугадать, то мы тогда не сможем больше тут остаться, а лично мне здесь слишком хорошо, чтоб я из-за неё всё потеряла, вновь начав скитаться!
- Тебе видней, - качнул он головой, не став с ней спорить, хотя судя по тому, как девушка вела себя с ним при знакомстве, она была далеко не так наивна и уж точно совсем не глупа, как думала её мать, - скажи лучше, ты сможешь мне помочь?
- Да. Ты же хочешь возвести своего брата на престол и дождавшись, когда у него родится сын, избавиться от короля, оставшись править при малолетнем наследнике? А, почему бы нет? Ведь на ком бы, не женился сын храмовника, я думаю, с его вдовою ты поладишь без труда...
- Рад, что ты не сомневаешься во мне.
- Если у меня и были сомнения, сегодня ночью ты развеял их, - плотоядно улыбнулась Морриган, - но у меня одно условие.
- Какое?
- Ты заберёшь Джинн с собою. Вы уедете вместе, а я присоединюсь к вам позднее.
- Для чего она мне? – чтобы не выдать своей тайной радости, он решил выказать колдунье недовольство.
- Мне нужно, чтобы вы оба сделали всё для того, чтобы она зачала от него ребёнка.
- Это ещё зачем? – опешил Рэйвен.
- Не твоё дело. Он кажется, стал Серым Стражем? Вот и хорошо. Не сын, так значит внук... – задумавшись, обмолвилась колдунья, - к тому же, если ей удастся завлечь его больше чем на одну ночь, ты тоже не прогадаешь.
- А Джинн знает, чего ты от неё хочешь?
- Ещё нет, но скоро узнает. Сходи за ней, а сам вернись попозже.
...

Выйдя из комнаты, он нашёл свою сестру и передал ей просьбу матери. Та прошла в её спальню, а Рэйвен остался снаружи. Сначала оттуда доносился только спокойный уверенный голос Морриган, потом возмущённо вскрикнула Джинн, и тут же раздался звук пощёчины. Минуту спустя, девушка вся в слезах, выскочила из дверей и умчалась по коридору, а ведьма позвала его к себе.
- Она согласилась?
- Конечно. Ещё бы ей не согласиться, - усмехнулась та, - я пригрозила отдать её замуж за первого же престарелого сластолюбца, который положит на неё глаз. А так... если она постарается, то сможет даже получить корону... Хотя, куда уж ей...
- Сдаётся мне, что дочь ты не любишь, - проронил он.
- Да что ты понимаешь! – вспыхнула Морриган, - я всю жизнь заботилась о себе сама, а Джинн и этого не может! Беспомощная, как слепой котёнок! Да если бы не я... А-а, что тут говорить!!
- Ну хорошо, не будем больше спорить, - обнял её Рэй, - я понял - ты её пыталась защитить. И обещаю, я не дам свою сестру в обиду.
- Ты обещаешь? – и колдунья подняла на него свои прекрасные глаза, в которых впервые проступило что-то человеческое.
- Да, можешь быть спокойна за неё, - и, чтобы отвлечь любовницу, сильней прижал её к себе, - ну а теперь пожалуй, хватит о делах...
...

- Как ты съездил? - спросил у него Зэвран, выходя им навстречу и вдруг остановился, словно натолкнувшись взглядом на девушку, которую привёз с собой его сын...
- Прекрасно, - отозвался тот.
Видя, как отец впал в ступор, Рэйвен почувствовал удовлетворение и злость на него за прошлое «распутство», терзающая молодого Ворона все последние дни, начала отступать:
- Я хочу тебя кое с кем познакомить. Это - Джинн, твоя...
- Я знаю, кто это! - перебил его Зэвран и подошёл к ней. Взяв девушку за подбородок, он пристально взглянул в её янтарные с кошачьим разрезом глаза. Но в тех других красивейших очах, которые он помнил, никогда не было таких чувств. Они смотрели на него с восхищением и любовью.
- У тебя глаза твоей матери, - мягко произнёс Старший Ворон, - я очень рад, что у меня оказывается, есть дочь..., и что она так потрясающе красива.
- Отец, - заплакала Джинн, - я... я боялась, что ты отвергнешь меня...
- Я никогда ещё не отказывался, ни от своих слов, ни от своих детей! - резко ответил Ворон и видя, как она потупилась, тихо добавил, - прости, девочка, я просто очень взволнован. Пойдём, я представлю тебя своей жене.
- И как же ты объяснишь Каллиан её существование? - удивлённый его прямотой, позволил себе спросить Рэй.
- Также как она, объяснила мне Эйдана, - жёстче, чем ему хотелось, отозвался Зэвран.
Но вопреки их опасениям, Каллиан приняла её без лишних вопросов, перенеся на девушку те тёплые чувства, которые она когда-то испытывала к Морриган. Но если гордая колдунья, всегда держалась с ней отсторонённо, не допуская к себе слишком близко, то её дочь напротив, потянулась к Каллиан с доверчивою лаской неизбалованного ребёнка. Ведь именно здесь - в доме Ворона, Джинн впервые ощутила, что такое настоящая семья. Она искренне восхищалась эльфийкой, обожала своего брата, и просто боготворила отца.
...

- Что она говорила тебе обо мне?
- Она говорила только, что ни о чём не жалеет, - ответила Джинн и тут же робко спросила, - скажи, отец, вы любили друг друга?
Зэвран помедлил. Он просто не мог открыть дочери правду, это разбило бы её сердце. И если Морриган ничего ей не рассказывала, значит, была уверена, что у него это получится лучше.
- Мы оба тогда были слишком молоды и независимы. Я думаю, мы просто запретили себе любить... Ты знаешь свою мать, она ведь редко даёт волю чувствам... Морриган так боялась к кому-то привязаться, что, когда пришло время выбора... она просто ушла.
- А мне в те дни казалось, что вы были безумно влюблены друг в друга, - произнесла незаметно вошедшая Каллиан, - я даже, помнится, немного ей завидовала, - улыбнулась она.
- Но ты же тогда ещё любила отца Эйдана? - с сияющими от её слов глазами, спросила Джинн.
- Да, - чуть смешавшись отозвалась та, чувствуя пристальный взгляд Зэврана, - и когда он погиб, мы с твоим отцом, оставшись одни, очень сблизились, переживая каждый свою потерю... А потом, так вышло, что мы полюбили друг друга.
- Спасибо, Каллиан, - сказал ей Зэвран, когда девушка вышла, - у меня бы не получилось так складно соврать...
- Поэтому, я и вмешалась, - нежно улыбнулась мужу эльфийка.
- Знаешь, мне иногда даже не верится...
- В то, что это - твоя дочь? - не дав ему закончить, перебила Каллиан.
- Нет, в то, что она - дочь Морриган. Они же, как день и ночь со своей матерью! Джинн настолько же чиста, насколько её мать была порочна... хотя почему, «была»? Рэй сказал, что она ничуть не изменилась! И всё-таки колдунья, каким-то волшебным образом сумела оградить её от собственного тлетворного влияния...
- Но, может просто Джинн такая, какой должна была бы стать сама Морриган, если бы суровые обстоятельства, в которых она росла, не заставляли её каждый день бороться за свою жизнь? – вспоминая, тихо проронила Каллиан.
- А знаешь, ты наверное права. В Орлее магов ценят и уважают, и там она смогла защитить свою дочь от всех испытаний и бед, пережитых ею самой.
- И всё равно, я поражаюсь, - игриво засмеялась эльфийка, - как вам с ней, двум таким порочным негодяям, удалось произвести на свет эту чистую и нежную девочку?
- Кто порочен?! Я порочен?! - деланно возмутился Зэвран, - а вообще да, я порочен. И сейчас, я тебе это докажу! - и он мигом сцапал смеющуюся жену в свои объятья.
...

Каллиан вот уже в который раз, любовалась на своих мужчин, сражающихся перед нею на мечах. У молодого Ворона здесь больше не было соперников, и только Зэвран мог выйти против него, потому что, как ни хорош был Рэй, до Главы Ордена ему ещё было далеко.
То, что отец с сыном вытворяли со своим оружием, было неописуемо никакими словами. Это было бы потрясающе красиво, если бы не было так страшно. Малейшая ошибка, малейший просчёт могли стоить жизни любому из них. Случайно увидевшая это в первый раз Каллиан, от которой они долгое время скрывали, что во время занятий давно уже используют настоящее оружие, пришла в такой ужас, что отныне только обязательное присутствие мага-целителя во время учебного боя, могло позволить ей спокойно наблюдать.
Внезапно она кое о чём вспомнила и встала.
- Дай мне меч, Зэвран.
- Каллиан?
- Дай.
Ворон, предвкушая, протянул ей свой клинок и эльфийка загадочно улыбаясь, повернулась к своему сыну.
- Когда-то давно, я часто упражнялась с твоим отцом. И теперь я хочу вспомнить прошлое, попробовав сразиться с тобой.
Сын чуть наклонил голову, приветствуя её как воина. Но чувство снисхождения при потакании её причуде, покинуло Рэйвена очень быстро. Не прошло и нескольких минут, как она обезоружила его.
- Не переживай, Рэй. В том, чтобы проиграть одному из лучших воинов Фэрелдена, нет ничего постыдного, - подал голос, внимательно следивший за ними Зэвран.
- Я осторожничал, – запальчиво произнёс тот.
- А тебя разве, кто-то об этом просил? Смотри, - и подобрав с земли оружие сына, Ворон сам пошёл на неё.
Рэйвен с неподдельным изумлением смотрел на то, как искусно они сражались. Он неоднократно видел отца в деле и сейчас понимал, что тот дерётся очень всерьёз. Но Рэй не ожидал от Каллиан такого мастерства. Он конечно помнил рассказы родителей о своих приключениях, но не очень-то верил им, считая, что Зэвран, расписывая воинские навыки жены, конечно приукрашивает.
Естественно, Ворон в этом поединке одержал над нею верх. Для сына эта победа была само собой разумеющейся, но сам-то он понимал, что Каллиан намеренно не воспользовалась несколькими возможностями, если не вырвать у него победу, то серьёзно осложнить достижение оной.
- И как давно, ты вновь вернулась к воинским занятиям? – провожая взглядом уходящего Рэя, небрежно полюбопытствовал Зэвран.
- Только что, ты же сам видел, - она прикинулась, что не понимает его вопрос.
- Вот как? А хочешь знать, что я на самом деле видел? Я видел, как кое-кто тайком проводит время в оружейной, где упражняется с мечом! И даже если бы я ничего не знал до этого мгновенья, то понял бы, сражаясь здесь с тобой. Как ни хорош был воин, если он давно не брал меч в руки, не будет он способен победить. Ты выдала себя, теперь я жду ответа. Зачем это тебе?
- Хочу быть в форме...
- Для чего? – быстро спросил он, не давая Каллиан как следует продумать ответ, чтобы наверняка поймать её на лжи.
- Не для чего, а для кого, - улыбнулась она, - хочу, чтобы ты мной, как и прежде восхищался.
- Да не переставал я никогда тобою восхищаться... – вздохнул он, - в особенности же - твоей наивной верой в то, что ты меня способна обмануть.
- О чём ты? – снова попыталась увильнуть Каллиан.
- О Глубинных Тропах, - коротко отрезал Зэвран.
Она обескуражено замолчала, в растерянности глядя на него и её губы задрожали.
- Вот только не надо, не надо рассчитывать провести меня, этим своим мнимым раскаянием. Когда я вижу на твоём лице это выражение, как у маленькой нашкодившей девочки, которую вот-вот накажут за провинность, у меня возникает только одно желание.
- Какое? – лукаво улыбнулась она, с обожанием глядя на мужа.
- Отшлёпать тебя, - и он ловко поймал её в объятья.
- Ты кажется, забыл, что я могу легко освободиться от захвата?
- Конечно, можешь. Но вот, захочешь ли?
- Ты прав, Зэвран. Не захочу, - и Каллиан обвила руками его шею.
...

- Здравствуйте, девочки!
- Рэй! Рэйвен вернулся! - и обитательницы борделя, радостно щебеча, столпились вокруг него...
- Раньше они встречали так только меня, - улыбнулся Зэвран, обращаясь к вышедшей к нему навстречу Брианне. Та засмеялась:
- Что, не хочешь уступать своё место?
- Наоборот! Я очень рад тому, что у меня есть достойный приемник... и не только в этих делах. Пойдём, нам с тобой нужно обсудить кое-что важное.
Удобно устроившись в кресле напротив неё, он произнёс:
- Я знаю, что при королевском дворе в Орлее есть кое-кто из твоих девочек.
- Да, это так. Орлей уже давно оспаривает у Антивы первенство во всём, что касается весёлого времяпрепровождения!
- Там во дворце сейчас живёт одна колдунья - Морриган. Мне надо знать, когда она оттуда уедет.
- Конечно, Зэвран. Как только это произойдёт, ты узнаешь.
...

Скоро им уже нужно было отправляться в Фэрелден на поиски Эйдана, и в преддверии этого Зэвран позвал к себе для разговора дочь:
- Джинн, у меня к тебе есть одна просьба. Надеюсь, что ты сможешь мне помочь.
- С радостью, отец!
- Не думаю, малышка. Я знаю, что твоя мать бы точно это не одобрила. И я никогда бы не попросил тебя, как мага, но я прошу тебя, как свою дочь и только потому, что это в самом деле очень важно. Научи Рэйвена развеивать магию.
Девушка опустила взгляд.
- Я прошу слишком о многом? – негромко проронил он. Совесть, как всегда его совсем не тяготила, а ведь сейчас Ворон ни много ни мало просил волшебницу дать оружие против собственной матери... надеясь, что Джинн не спросит у него «зачем это тебе?». Ведь Морриган была непредсказуема, а привыкший всё наперёд просчитывать Зэвран, хотел предусмотреть любой возможный поворот событий.
- Нет, отец, - ни о чём не догадываясь, твёрдо ответила она, вскинувшись на него и Зэв увидел, что в её глазах и вправду нет сомнений. - На свете нет ничего, на что бы я ни пошла ради тебя... и ради Рэя. Я научу его.
...

Месяц спустя, проводив своих детей в это полное опасностей путешествие, Зэвран наконец решил рассказать жене про то, что он задумал. Ворон знал, что Каллиан будет выступать против его замысла, поэтому до их отбытия он от неё всё тщательно скрывал.
И вот как-то раз после ужина, Зэв невозмутимо сообщил ей о том, что Эйдан скоро станет королём.
- Что такое?! – от неожиданности ахнула она.
- Эйдан узнает правду о своём рождении. Ему расскажет Рэй. Я всё ему открыл перед отъездом.
- Как ты мог... - потеряв голос, еле слышно прошептала эльфийка, - ты же мне обещал...
- Если он хочет такой же судьбы, как у Алистэра, пусть попробует добиться того же. Если честолюбие Эйдана заставило его покинуть наш дом, пусть у него для этого будет хотя бы достойная цель!
- Цель стать королём?!
- А почему бы и нет?
Поняв, что он замыслил, Каллиан закричала на него впервые за много лет.
- Как ты мог придумать такое?! Ты что не понимаешь, что Эйдан ему просто не поверит и возненавидит Рэя?! Он решит, что тот хочет только посмеяться над ним!
- С чего ты взяла?
- Потому что он походит на Алистэра только внешне, а характер он унаследовал от своего деда! Он очень похож на старого короля, способного отказаться от своего ребёнка! Эйдан жесток и мстителен! Он стал Серым Стражем не потому, что хотел защищать справедливость, а потому, что они - всегда на виду и после нашей победы везде пользуются неизменным почётом! А Ворон за пределами Антивы – всю жизнь в тени и если о нём становится известно, то это значит лишь, что убийца попался и ждёт скорой казни!
- Не волнуйся. Он его не возненавидит. Рэй привезет ему доказательство.
- Какое доказательство?! – и тут она вспомнила. - Ты что, передал ему кольцо Алистэра?!
- Да. Тебе оно всё равно без надобности. А ему сможет вскоре очень пригодиться.
- Как?!
- Рэйвен приведёт его к эрлу Эамону. Старый крючкотвор ещё жив и я уверен, что ему доставит большое удовольствие снова ввязаться в борьбу за власть, в попытке возвести на трон внука Мэрика!
- Ты с ума сошёл, - простонала она.
- Ничего подобного. Я уже написал ему. К твоему сведению, он очень обрадовался этому известию и обещал нам всяческое содействие!
- Но зачем, скажи мне, зачем ты затеял всё это?!
- Потому что я пообещал дать своим детям всё, чего бы они ни пожелали! И в первую очередь, дать им право выбора, право самим решать, что будет лучше для них! В том числе то, кем они хотят стать! Рэй – мой наследник, его мечта – возглавить наш Орден, и значит так тому и быть! Он будет некоронованным королём Антивы, но для этого ему уже больше не нужна моя помощь! Он сам создал себе имя, сам заставил всех говорить о себе! Рэйвена по заслугам признали лучшим из нас, ему по праву принадлежат и слава, и страх и всеобщее уважение!
- А Эйдан...
- Ему с самого начала, это было не нужно. Я ждал..., ждал, когда в нём наконец, заговорит голос крови. И он заговорил. Причём так сильно, что мы не смогли бы остановить его, даже если бы захотели. И я подумал..., к чему становиться просто Серым Стражем, когда можно стать королём?
- Но это же, чистое безумие... – обессилено прошептала эльфийка.
- Посмотрим, Каллиан. Посмотрим.
...

А в это время в Фэрелдене, Серый Страж сидевший у костра, тоже думал о них. Он был так погружён в свои мысли, что даже не заметил, как рядом с ним остановилась красивая рыжеволосая девушка. Пышные густые локоны, отливающие красным золотом, были убраны в замысловатую причёску, нежно очерченное лицо с высокими скулами и большими серыми глазами, словно углём обведёнными по краям, выдавали в ней благородное происхождение. Гордая своей знатностью, она всегда держала себя с подчёркнутым достоинством.
Не зная, трудно было бы догадаться, что Эдриан почти десять лет своей жизни провела в монастыре из-за того, что королева, пожелавшая возвеличить Ормана - своего незнатного молодого любовника, позволила ему захватить огромные владения семьи девушки. По подсказке Аноры, тот оклеветал Дарэнна Тэрлинга, её отца, чей род по знатности не уступал и королевскому.
И отец, и старший брат Эдриан, погибли много лет назад в памятной битве при освобождении Дэнерима, но тел так и не нашли. Узнавшая об этом леди Тэрлинг, раньше срока разродившись дочерью, так и не смогла оправиться от горя. Замок и немалые земельные угодья остались в руках слабой, болезненной женщины, у которой едва хватало сил на воспитание ребёнка.
И вот Орман, обвинив Тэрлингов в предательстве и побеге из-под стен осаждённого города, коварно напал на их замок, со времён войны остававшийся без защиты, ведь уведённая оттуда армия почти полностью сгинула вместе со своим полководцем.
Мать девочки убили, но верная служанка успела спасти Эдриан, тайно перевезя её к эрлу Эамону - старинному другу их семьи, а тот, посчитав, что будет лучше, если о ней пока не будут знать, отправил её в монастырь. Это была сугубо временная мера, но обстоятельства были таковы, что ей пришлось там задержаться на долгие десять лет, пока злопамятная королева продолжала гонения на своих врагов и врагов своего отца, многие из которых были вынуждены затаиться, а то и вовсе покинуть страну.
Но, как бы Аноре не хотелось уничтожить старого лорда Эамона, она не могла позволить себе снова расколоть Фэрелден и тот, ненадолго уйдя в тень, снова начал копить силы и собирать своих сторонников. И дочери знатного рода Тэрлингов, тоже предстояло сыграть не последнюю роль в его замысле.
...

Шли годы и королева, видя, что никто так и не посмел оспорить её власть, успокоилась, всецело отдавшись развлечениям. Орман всё также был с ней, и постепенно Анора переложила все свои дела на Эамона, очень своевременно вынырнувшего из небытия, посчитав, что уж теперь он точно безобиден. Верных людей могущих её образумить, у мстительной и злобной королевы не нашлось, и со временем Анора даже сделала его своим Советником, решив, что он и без неё уж как-нибудь, да разберётся, а она заслужила своё право жить так, как ей того захочется.
Всё это эрлу Эамону было только на руку, и он потихоньку стал править страной из-за её плеча. Тщательно следя за тем, чтобы у королевы между её развлечениями не возникало ни одной свободной минуты, для занятия своими прямыми обязанностями, он сам принимал за неё все сколько-нибудь важные решения.
Эрл исподволь наращивал свои силы, постепенно вернув в страну всех опальных лордов и снова наделив их отнятыми когда-то землями, благоразумно запрещая им до поры до времени показываться при дворе. Но для того чтобы свергнуть Анору, которая в самое неподходящее время могла ведь и вспомнить о том, что она - королева, ему не хватало сущей мелочи. Не хватало наследника. И вот, когда он уже начал всерьёз раздумывать, кого бы из знатных молодых людей ему поддержать, прилетело письмо из Антивы...
...

Эйдану, как Серому Стражу, передали важное поручение, которое по просьбе эрла Эамона должен был выполнить именно он. Ему повелели забрать из монастыря знатную изгнанницу и доставить её в Рэдклиф. Чем собственно, сейчас он и был занят...
- О чём задумался?
- Я вспоминал свой дом, там в Антиве.
- А, кто твои родные?
Он покраснел.
- Мои родители занимают одну из высших ступеней Антиванского общества.
- Они очень знатного рода? – с уважением проговорила Эдриан, для которой все люди делились на дворян и всех остальных, не стоящих даже упоминания о них.
- Выше них никого нет..., - туманно выразился Эйдан, - это довольно сложно объяснить, но мой отец там обладает властью короля.
Он не хотел ей лгать, но правду был сказать не в силах. Эйд был в неё влюблён и зная, как невысоко она оценивает Орден Серых Стражей (ведь те, кто принадлежал ему отказывались и от знатности и от богатства), не хотел упасть в её глазах ещё ниже. Потому что прознав о том, что его мать родом из Дэнеримского эльфинажа, девушка была бы потеряна для него навсегда. И вот, благодаря неимоверным усилиям с его стороны, Эдриан даже не догадывалась об этой тайне, не ведала о том, что он – на самом деле эльф.
- А здесь в столице, при дворе их принимали? – с загоревшимися глазами задала она вопрос, присаживаясь рядом. В силу сложившихся обстоятельств, она никогда там не была, и всё что с этим было связано, её безумно привлекало. Но что он мог ей рассказать? Что в тот единственный раз, когда его родители оказались во дворце, они свергли нынешнюю королеву и убили её отца?
И тут же совсем некстати ему вспомнилось, кем была Каллиан до того, как стала Серым Стражем... осуждённой преступницей... убийцей поневоле..., а Зэвран, так тот вообще... Ведь то, что вознесло их на вершину там, в Антиве, что делало из них героев в той стране, здесь, в Фэрелдене подвергалось только порицанию... чтоб ни сказать гонению и казни.
Посмотрев на её взволнованное лицо, он ровно произнёс:
- Не знаю, вроде принимали, но давно. Пойми, они сюда не возвращались после моего рождения, а то, что было раньше в их рассказах, я забыл.
- Ты не забыл, ты просто мне сказать не хочешь, - капризно надула губы она, случайно угадав правду. Девушка недовольно поднялась и пошла к себе.
Эйдан грустно провожал её глазами, а услужливая память, уже подсунула ему воспоминания о той, самой первой его встрече с Эдриан, когда он приехал за ней в монастырь...
...

Ожидая её в просторной зале для посетителей, он услышал, как кто-то быстро бежит по лестнице.
Навстречу ему выскочила молодая девушка. Глаза её сверкали, очаровательное личико раскраснелось, волосы огненными кольцами рассыпались по плечам. Но не успел Эйд перевести дух, ошеломлённый восхитительным видением, как она открыла рот. И вот уж чего Серый Страж, ну никак не ожидал, так это того, что первые слова прекрасного создания будут:
- Неужели, хвала Создателю, я вижу человеческое лицо? – и Эдриан, вдруг вспомнив о своём достоинстве, тут же приняла неприступно горделивый вид, - а я-то уж боялась, что Эамон опять пришлёт какого-нибудь эльфа!
И он, услышав это, тотчас осознал, насколько тщетно было посетившее его мечтание... ведь он, едва её завидев, сразу же представил, как его будущая красавица жена, с такой же радостью будет выбегать ему навстречу, и на мгновение воину даже показалось, что у неё будут медно-красные волосы... Но теперь конечно, Эйдан понял, как жестоко он ошибся...
Он холодно поклонился и сказал, что с удовольствием доставит её в Рэдклиф. А девушка, не зная о причине, решила, что пожалуй очень странно, что Серый Страж, приехавший от лорда Эамона, был столь суров и неулыбчив с нею... Тогда как все окружавшие её молодые люди из числа послушников и будущих храмовников всегда вокруг неё вились, как бабочки вокруг душистого цветка. Она сочла его грубым и нелюдимым, и с тех пор стала относиться к нему как к верному псу, который, хоть и мешается под ногами, но нужен для защиты.
...

Но дорога была неблизкой, Эдриан заскучала, а так как он был единственным, до кого она могла бы снизойти (не общаться же ей со своей служанкой, или, ещё того не легче, с этим звероподобным Ульдредом!), то девушке пришлось довольствоваться им.
По разговорам парень оказался не дурак, и она изменила своё первоначальное мнение о нём. А увидав случайно, с каким искусством Эйдан как-то раз, сам в одиночку разметал разбойников, напавших на их маленький отряд, она даже испытала к нему что-то похожее на уважение. И не только...
Неожиданно Эдриан ощутила небывалое смятение, о котором читала лишь в старинных книгах, где древние поэты воспевали страсть. Когда она смотрела на сражающегося Стража, её дыхание участилось, стало прерывистым... и она замёрзла... но не от холода... Её привлекла несокрушимая мощь, сквозившая в каждом его движении. Эдриан впервые почувствовала в ком-то мужчину. И это было так ново для неё и так волнующе...
- А ты, оказывается, великолепный воин! - встретив разгорячённого после сражения Эйдана, застенчиво произнесла она, и улыбнулась. Его взгляд сделался пристальным, но восхищение девушки было совершенно искренним. И тем не менее он, боясь поддаться её обаянию, лишь криво ухмыльнулся, отвечая:
- Рад, что тебе понравилось, госпожа, - и быстро прошёл мимо неё. Эдриан разочарованно смотрела вслед уходящему Стражу. Ей больше пришлось бы по душе, если бы он сейчас порывисто схватил её в объятья и даже может быть... поцеловал...
«Мужлан!» - презрительно подумала она и, недовольно дёрнув плечиком, пошла за ним.
Но по прошествии ещё какого-то времени, лёд между ними был растоплен. Растоплен настолько, что однажды, девушка даже позволила ему себя поцеловать. А потом ещё раз, и ещё... И это было так невинно, так возвышенно, что Эйдан сразу же влюбился. Ведь до неё он знал только продажную любовь, а Эдриан была чиста и непорочна, и против этого он устоять не мог.
...

Когда они были уже в нескольких днях пути от Рэдклифа, их маленький отряд попал в засаду. Спутников медленно стали окружать вооружённые люди, чьи доспехи были сокрыты под плащами. Потом они расступились, давая дорогу неторопливо шедшему предводителю.
Серый Страж заслонил собой девушку и повелительно окликнул его, не заметив, как более внимательный Ульдред, стоящий рядом с ним, пытается ему что-то сказать.
- Что тянешь? Нападай! – и Эйд бесстрашно обнажил оружие, ведь за его спиной дрожала та, которую молодой воин поклялся защищать уже не только ради повеленья Эамона.
Главарь засмеялся и, распахнув полы плаща, откинул капюшон. На какой-то краткий миг Стражу показалось, что это Зэвран, но...
- Ты?! - изумлённо выдохнул Эйдан, выступая вперёд.
- Я вижу, ты всё-таки нашёл Серых Стражей? - насмешливо вопросил Рэй.
- Да, я теперь один из них..., но... что ты здесь делаешь, так далеко от дома?
- Тебя ищу. У меня заказ, на твою смерть. Взять его!
Тот хотел пошевелиться, но не смог. И он и его спутники оказались полностью обездвижены.
- Что, испугался, Эйд? - со смехом спросил Рэйвен, подойдя, - это была всего лишь шутка! - и по взмаху его руки, заклинание тут же исчезло. На самом деле, он хотел узнать, действует ли на них магия, и был очень доволен тем, что увидел.
- Ну, у тебя и шуточки, - передёрнул плечами Эйдан, - я уже успел отвыкнуть от них! И всё-таки, я очень рад тебя видеть!
- А уж я-то, как рад, - улыбнулся тот в ответ, но глаза молодого Ворона не смеялись... они горели недобрым огнём, но Эйдан этого на свою беду не заметил.
- Пойдём, я тут расположил неподалёку лагерь, - бросил Рэйвен и отправился вперёд, показывая путь.
Придя туда, он предложил им место для ночлега. Насмешливо глядя на своего брата, Ворон невинно полюбопытствовал, нужен ли его спутнице отдельный шатёр или она разделит с ним этот, на что Эйдан, покраснев до корней волос ответил, что да, конечно нужен. Тот понимающе улыбнулся и повелел поставить для неё ещё один.
Эйд отпустил Ульдреда к остальным Воронам полагая, что в отлично охраняемом лагере, ему уж точно ничего не угрожает..., и совершенно зря...



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус