Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 19. За всё надо платить.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
- Кто этот эльф тебе? – спросила Эдриан, с самого начала свысока смотревшая на Рэя, - с чего вдруг он себя ведёт, как равный нам?
- Он мой... друг. Мы вместе росли, - чуть запнувшись отозвался Эйдан, не заметив, как стоявший неподалёку Рэйвен вздрогнул, услышав это и с изумлением воззрился на своего брата, подобных слов от которого, он даже несмотря на свою ненависть к нему, не ожидал...
Конечно же он сразу разгадал, что на эту малодушную ложь его толкнула любовь к Эдриан, этой надменной девчонке, по всему видать донельзя избалованной богатством и кичившейся знатным происхождением... С детства окружённой многочисленными слугами, которыми в Фэрелдене могли быть только эльфы, и следовательно, высокомерно презиравшей всё эльфийское...
За слабость и за это новое предательство Рэй возненавидел его ещё больше.
«Ничтожество! – злобно подумал он, - слышали бы тебя сейчас отец с матерью!» - и тут же решил, что скорее сам себя порежет на куски, чем позволит им узнать, в кого превратился их сыночек, их «благородный Серый Страж», которым они так гордились!
- Он привёз известие от моих родителей..., - тем временем продолжал тот, даже не подозревая, на что он только что обрёк их всех, своей боязнью уронить себя в её глазах.
Рэйвен же, сверля его спину ненавидящим взглядом, принял решение. За то, что Эйд ушёл тогда, не захотев стать одним из них, за то, что сказал сейчас, он будет наказан... Ещё одна маленькая проверка, ещё только одна, и если брат её не выдержит - он отомстит. Он страшно отомстит за всё, и в первую очередь - за страдания своего отца, который несмотря ни на что, вырастил как своего, сына своего соперника и никогда не делал различий между ними...
- А-а, - протянула Эдриан, сразу теряя интерес к разговору, - ну, ты наверно, хочешь пообщаться с ним, а я пожалуй, пойду спать, - и она гордо удалилась.
Проводив её влюблёнными глазами, тот наконец почувствовал пристальный взгляд и обернулся. По выражению лица своего брата, Эйдан понял, что тот всё слышал, и покраснел.
- Рэй, ты должен был дать знать мне о своём присутствии! - стараясь сохранить невозмутимый вид, проговорил он недовольно, - зачем подкрадываться, когда можно открыто подойти?
- И не услышать, как ты прилюдно отречёшься от меня? Откажешься от своей семьи?! Ну, уж нет! – с издёвкой кинул ему Ворон.
- Я не отрекался от своей семьи! – запальчиво начал Эйдан, - я просто не сказал ей всю правду! Мы же с тобой и в самом деле росли вместе, и ты и в самом деле мой друг...
- Ты в этом уверен? – злобно перебил его Рэй, - хотя сказать по правде, я видимо должен был бы ещё и поблагодарить тебя за то, что ты не представил меня... как своего слугу! – и он ушёл, не дав ему добавить даже слова.
«Я вовсе не стесняюсь своих родителей! - расстроено думал Серый Страж, идя к себе, - просто Эдриан так воспитана, она не может не презирать эльфов и пока мне не удастся переубедить её, ей лучше ничего не знать...»
...

- Они кажется, любят друг друга, - грустно промолвила Джинн, встречая брата, пришедшего к ней тем же вечером.
- Ты думаешь? Что ж, тогда им всё должно быть нипочём. В любом случае, скоро мы это узнаем. А сейчас расскажи-ка мне кое-что о своём колдовстве.
- Что ты хочешь узнать? – с готовностью отозвалась она.
- Как ощущает себя человек, находящийся под действием заклинания?
- Смотря какого...
- Заклинания неподвижности.
- Его воля полностью подчинена заклинателю. Он не может пошевелить даже пальцем, не может вымолвить ни слова. Человек попросту теряет власть над своим телом, которое перестаёт повиноваться его разуму.
- Но что он при этом чувствует?
- Совершенно всё, всё, что с ним происходит. Он чувствует холод и жар, он чувствует любую боль, любое прикосновение...
- А желание? Способен ли он испытывать страсть, будучи неподвижным?
- Да, я полагаю... Но, к чему все эти вопросы? - подозрительно спросила она, - Рэйвен, отвечай, что ты задумал?
- У меня есть одна мысль... как нам начать приводить в исполнение наш замысел... но тут мне не обойтись без твоей помощи. Ты мне поможешь, сестрёнка?
- Конечно, Рэй, но я тебя прошу...
- Ты всё узнаешь в своё время, обещаю.
...

К ночи следующего дня, они должны были достигнуть Рэдклифа.
Для воплощения задуманного им для брата было почти всё готово, ведь поразмыслив, он решил завлечь в свою ловушку Эдриан. А почему бы и нет? Девчонка сама напросилась. За несколько дней пути, она не обменялась с Рэем даже парой слов, хотя он был с ней неизменно вежлив. Но девушка в ответ, только окатывала его ледяным презрением.
А как же иначе! Она была знатного, дворянского происхождения, а он – «всего лишь эльфом», и плевала она на то, что в Антиве его семья занимала положение не уступающее королевскому. Пусть даже Эдриан это наверняка не знала, но ведь ещё когда она жила в монастыре, девушка успела наслушаться леденящих душу историй, передаваемых непременно шёпотом, про всемогущий Орден Антиванских Воронов, от убийц которого никто не мог укрыться ни на земле, ни под землёй. Да и находясь здесь в их лагере, она не могла не видеть с каким почтением относятся к Рэйвену все остальные, включая даже Ульдреда, который и на Эйда, как на господина не смотрел.
Рэй был достаточно умён, чтобы не обижаться на глупую девку, чьё высокомерие он мог легко развеять в один миг, отдав её на растерзание своим подручным, но его раздражало, что она при нём вела себя как при слуге, который просто может быть полезен. Эдриан невинно заигрывала с Эйданом при нём, как будто его тут вовсе не было, смотрела сквозь него и только что не повелевала ему убирать со стола.
А Рэйвен наблюдал. Но не за нею, а за братом. Тот, видя такое отношение к Рэю, в котором он один и был всецело виноват, краснел, бледнел, но слова поперёк сказать ей не решался.
Поняв, что Эйд готов оставить всё как есть, Рэй начал действовать.
...

Войдя к нему, он без обиняков спросил у своего брата:
- Ты знаешь, что сбежав из дома на поиски Серых Стражей, ты разбил сердце нашей матери?
- Но я не мог больше оставаться там! – невольно оправдываясь под обвиняющим взглядом Рэйвена, произнёс тот, - я всегда хотел стать одним из них и должен был хотя бы попытаться, осуществить свою мечту!
- И как, ты счастлив, что твоя мечта сбылась?
- Это не совсем то, о чём я думал, но я рад, что всё-таки сделал по-своему.
- Переступив через волю своих родителей?
- Неправда! Они же отпустили меня! Отец сказал, что каждый – сам творец своей судьбы!
- Да, кстати о судьбе... Зэвран велел передать тебе одну вещь, - и с этими словами Рэйвен резким движеньем швырнул что-то брату.
Эйдан еле успел перехватить предмет, с огромной скоростью летящий ему прямо в лицо, и перевёл недоумённый взгляд с ледяных глаз Рэя на свою ладонь.
- Перстень... Перстень с гербом древних королей? Но, как... Ведь это невозможно! Он же не просто украшение и носить его, может только тот в ком течёт королевская кровь! Любой другой под страхом смертной казни, не может к нему даже прикасаться! Это знак истинного величия... Но..., откуда он взялся? – Эйд вскинул глаза на брата, но Рэй не отвечал, и не произнося не слова, внимательно следил за ним.
- Хотя... наверное я понял..., - проговорил Эйдан, снова впившись взглядом в кольцо. - Это всё, что осталось от Алистэра... но, как он попал к Зэврану?! Король не должен был его снимать до самой смерти! И теперь никто в Фэрелдене, не имеет права его носить!
- Как хорошо тебе, оказывается, известны законы этой страны..., сразу видно, что ты не зря тратил время на их изучение..., как-будто знал, что однажды это сможет тебе пригодиться! - криво ухмыльнулся Рэйвен. - И тем не менее, ты – можешь его надеть.
- Объяснись! – потребовал Эйдан, заподозрив неладное.
- А что тут объяснять? Оно – твоё по праву рождения. По святому праву наследования!
- Что...? – еле выговорил тот.
- Когда-то этот перстень и в самом деле принадлежал Алистэру, который перед смертью надел его на палец своей возлюбленной, освящая таким образом их связь. Умирая, он желал защитить Каллиан, сделав её своей невестой. Но даже это не смогло бы уберечь эльфийку, смерти которой хотело слишком много людей и наш отец увёз её в Антиву.
- Но, причём же тут я?
- Собираясь замуж за Ворона, она узнала, что у неё будет ребёнок. Ребёнок её первого любовника. Ребёнок Алистэра, короля Фэрелдена! Отец раскрыл мне правду, посылая за тобой. Ты никогда не думал о том, почему из нас двоих он меньше любил тебя, своего первенца, которым, казалось бы, Зэвран должен был так гордиться? И как по-твоему, от эльфа вдруг родился человек?
- Я – человек?! Но этого не может быть..., - ошеломлённо прошептал Эйдан, - да, я конечно слышал, что в смешанных браках всегда сильнее кровь отца, и будь он даже гномом... но я полагал, что на меня могла подействовать какая-то магия...
- Конечно, это магия! Только не та, о которой ты думаешь! Серые Стражи - оба были отравлены скверной и не смогли бы зачать ребёнка, если бы колдунья не наложила на Алистэра заклинания, как только король вошёл тогда в её комнату вместе с Каллиан, дабы объявить чародейке о том, что он на сделку с нею не пойдёт. Морриган объяснила мне, что делала это для себя, а получилось - невольно помогла им. В ту ночь они создали тебя. Король погиб, а твоя будущая мать против своей воли, отправилась в Антиву с Зэвраном...
- Но подожди, она же всю жизнь любила нашего отца!
- Моего отца! Моего! Твоим он никогда не был! Ты превратил его жизнь в настоящую пытку! Ворон много лет, изо дня в день видел перед собой лицо своего соперника, который даже умерев, чуть не отнял у него любимую женщину!
Эйдан настолько остолбенел от всего, что узнал сейчас, что даже не смог как следует разозлиться на младшего брата, каждое слово которого буквально источало ненависть к нему.
Но тот, видимо иссякнув, замолчал.
На самом же деле, Рэй не прерывал его лихорадочных размышлений только потому, что уже сказал всё, что хотел. Испытующе глядя на Эйда, Рэйвен решил сначала дать ему переварить услышанное. Зная своего брата, Ворон хотел, чтобы тот сперва, как следует прочувствовал то, кем стал теперь. Ненавидя его, он ради матери всё-таки давал ему последнюю возможность избегнуть его мести. Если бы тот не возгордился... если бы не вознёсся от осознания своего величия... Рэй может быть и пощадил бы его...
- Почему же он не сказал мне об этом раньше? – наконец прошептал Серый Страж.
- Он считал, что ты к этому ещё не готов.
И тут Эйдан внезапно вспомнил о своей возлюбленной. Открывшееся ему знание неожиданно подняло его до неё...
- Я... я должен немедля сообщить об этом Эдриан! – и он выскочил вон, провожаемый презрительным взглядом младшего брата.
...

- Что с тобой? На тебе лица нет...
- Рэй наконец открыл, зачем приехал. Он привёз мне вот это.
- Перстень короля?! Откуда он у тебя?
- Его передала мне моя мать. Оказывается, перед смертью король Алистэр с ней обручился!
Она окаменела от неожиданности.
- И раз она передала его тебе, то это значит...
- Это значит, что я – его сын, это значит, что я – потомок древних королей, это значит, что я могу наследовать своему отцу!
Эдриан растерялась. Она тут же пожалела о своей холодности с ним, ведь в одночасье превратившись в королевского сына, он разом оказался выше, чем она и мог спокойно оставив её, в одиночку заняться достижением своей новой цели. Но все её тревоги оказались напрасны, потому что Эйдан, глядя на неё счастливыми глазами, произнёс:
- Ты знаешь, Эдриан, я прежде не смел даже заговорить с тобой об этом, ведь пропасть между нами была слишком велика, но теперь, когда я могу помочь тебе... Если я стану королём, ты... если захочешь, можешь стать моей королевой... королевой Фэрелдена...
Эйд и раньше очень нравился ей, потому что по сравнению с монастырскими мальчишками, он всё-таки был уже мужчиной, и Эдриан даже считала, что немного влюблена в него. Но если тогда она просто не могла себе позволить дать волю своим чувствам, ведь он был всего лишь Серым Стражем..., то сейчас...
- Я надеюсь, ты делаешь мне предложение по любви, а не потому, что моё благородное происхождение поможет поддержать твои притязания на трон? – с тревогой в голосе произнесла Эдриан, решив довести свою роль до конца... А про себя подумала, что ей совершенно всё равно из-за чего он хочет на ней жениться, лишь бы женился, увенчав короной её голову, - потому что несмотря на то, что я люблю тебя, я никогда не выйду замуж по расчёту!
- Эдриан! - возмущённо воскликнул он, - как ты могла такое подумать! Я же люблю тебя всем сердцем, и буду самым счастливым человеком на свете, если ты согласишься!
- Тогда я согласна, - стыдливо потупившись отозвалась девушка, опуская глаза, чтобы Эйдан ни в коем случае не заметил в них торжествующего блеска...
...

- Я сделал Эдриан предложение, и она согласилась! - радостно сообщил он брату, вернувшись.
- Поздравляю. Как не принять предложение будущего короля!
- Не смей! Мы с нею любим друг друга!
- Да что ты говоришь? Тогда, почему же ты не сделал ей предложение раньше? Почему, встретившись со мной, не представил её нам, как свою невесту?
- Потому, что...
- ...потому что думал, что ты эльф, а она их презирает! И поэтому, Эдриан никогда бы не связала свою жизнь с твоей! Раскрой глаза, Эйд, она же не любит никого, кроме себя! Это написано у неё на лице огромными буквами, и только ты, как мальчишка ослеплённый своей страстью, этого не видишь! Но, довольно об этом, - повелительно вскинув руку, произнёс Ворон, видя, как тот, потеряв дар речи, лихорадочно подыскивает слова для достойного ответа, - я так понимаю, ты готов вступить в права наследования?
- Да, - ответил Серый Страж, облегчённо переводя дух от перемены неприятной темы, которую он не хотел бы развивать, ведь брат был в чём-то прав...
Успокоившись, Эйдан с достоинством проговорил:
- Я рад, что Зэвран велел тебе помочь мне в этом. Теперь мне стало многое понятно. Ворон никогда и не желал, что б я остался навсегда в Антиве. Ему нужен был сильный союзник на востоке. Что ж, скоро он его получит.
- Так ты считаешь, что отец... растил тебя, заранее рассчитывая на то, что рано или поздно ты займёшь престол Фэрелдена?! – слегка даже опешил тот.
- А то, ты его не знаешь! Зэвран Анаронай никогда и ничего в этой жизни не делал просто так! На всё всегда была своя причина! Ворон оберегал меня и заботился обо мне только потому, что в будущем я мог ему пригодиться!
Рэйвен почернел. Он-то как раз прекрасно знал Зэврана и помнил, как сильно тот был уязвлён тем, что Эйд тогда оставил их. Рэя буквально захлестнула волна всепоглощающего гнева, и он даже не заметил в словах брата горечи.
Ведь Эйдану казалось теперь, что его использовали с самого рождения, что он рос во лжи. Ему заново пришлось искать своё место в мире, но для этого, он с кровью должен был оторвать себя от прежней жизни... от тех, кого он всегда так любил...
Мать была неприкосновенна, Рэй – только орудием, а кто же был виновен в том, что его ещё до появления на свет не признали сыном короля? В том, что он должен был теперь, возникнув из безвестности, бороться, преодолевая огромное количество препятствий, дабы доказать всем свои права на трон? Только Зэвран...
- Прислав тебя, он только это подтвердил..., - и распалившийся от всех этих мыслей Эйдан, сам вогнал последний гвоздь в крышку своего гроба:
- И кто знает, может он и на Каллиан женился только потому, что увидел в этом прекрасную возможность в будущем оказаться при моём дворе! Если бы в Антиве вдруг что-нибудь пошло не так, и ему бы пришлось оставить Орден, Зэвран спокойно перебрался бы сюда... И как мой наставник, занял бы место королевского Советника Фэрелдена, продолжая жить в привычных для себя почёте и роскоши!
Это была последняя капля. Рэйвен-то знал, что несмотря на безмерное честолюбие, Зэвран никогда не был жаден до власти. Иначе он никогда не стал бы рисковать ею, не стал бы сам от скуки ввязываться в выполнение заказов на смерть. Она - эта власть, была почти безгранична, но всегда лишь забавляла его, и уж точно не была для Ворона самоцелью. Она просто позволяла Зэврану окружить тех кого он любил, всем, чего бы они только не пожелали. И когда ему пришло бы время отказаться от неё, то он бы не колеблясь, сделал это.
- Но я не буду неблагодарным. Зэвран сполна получит то, на что рассчитывает..., - услышал вдруг Рэй, и засмеявшись, захлопал в ладоши. Это был условный знак для тех, кто находился снаружи, но Эйдан этого, конечно, знать не мог.
- Прекрасно, просто прекрасно! – отсмеявшись, он вскочил и быстро подошёл к брату вплотную:
- Так значит ты, заносчивый глупец, уже возомнивший себя Его Величеством, решил, что тот кто вырастил тебя, сделал это только потому, что хотел поживиться за твой счёт?! Да Ворон тебе жизнь спас тем, что скрыл от всех твоё существование! Узнав о сыне Алистэра, Анора бы не успокоилась, пока не уничтожила бы тебя!
- Ты-то откуда можешь это знать? – небрежно бросил ему Эйдан, - никто бы не посмел оспорить моё право! Оставшись в Фэрелдене, Каллиан - героиня этой страны и законная невеста короля, к тому же носившая его дитя под сердцем, могла бы жить здесь, пользуясь заслуженным почётом, как мать будущего наследника престола!
- Заслуженным почётом, говоришь?! Оставшись здесь, она могла бы только очень быстро умереть!
- О чём это ты?!
- Всё, что Каллиан заслужила, победив в той войне – это то, что её объявили погибшей вместе с королём, и своевременно вспомнив о том, как одна эльфийка когда-то убила сына эрла Дэнерима, объявили нашу мать вне закона, устроив на неё охоту!
- Ты лжёшь! – побелел его брат, - скажи мне, что ты лжёшь!!
- Я лгу? Конечно, я лгу! И тот старый пергамент, с лицом Каллиан и указанием цены за её голову, который Зэвран мне показал перед отъездом, тоже лжёт!
- Этого не может быть, - прошептал Эйд, - это... это же чудовищная подлость!
- Да неужели?! А ты думал, что будет легко? Что ты, такой красивый и с кольцом на пальце, предстанешь перед королевой и она быстренько соскочит с трона, уступая тебе своё законное место?
Эйдан не нашёлся что ответить, а Рэйвен неумолимо продолжал:
- Анора всю жизнь люто ненавидела Каллиан и Алистэра за то, что они свергли её отца и убили его, а потом, обманом вынудив Анору поддержать их на Совете, отняли у неё корону! И воспользовавшись первой же подвернувшейся возможностью, она отомстила нашей матери, разом лишив её всего! Став королевой, дочь Логейна в одночасье превратила Каллиан в преступницу! Гибель Архидемона видели только друзья Серых Стражей! А их никто не стал бы слушать!
Эйдан, прозревая, начал наконец что-то понимать, но Рэйвену на это было уже совершенно наплевать.
- Мой отец спас Каллиан, и если бы не он, тебя бы и на свете не было! А теперь ты смеешь сидеть тут и утверждать, что Зэвран всё это делал не ради неё, а ради власти?! Да чтобы защитить её, он по возвращению в Антиву весь свой Орден, чуть ли не поголовно вырезал, только чтобы дать ей возможность без страха выходить на улицу!
Рэй перевёл дыхание, и чуть спокойнее продолжил:
- Зэвран никогда не рвался к власти и презирал всех тех, кто к ней стремится, и согласился он тогда возглавить Орден только для того, чтобы первым же своим указом обезопасить Каллиан, взяв под защиту всемогущего Братства! А ведь она тогда, даже не была ещё его женой! И о тебе он не знал!!
Повисло напряжённое молчание.
- Да, я наверное погорячился..., - проговорил наконец Эйдан, - я не должен был говорить такое о Зэвране...
- Поздно! – с ненавистью кинул ему Рэй.
- Поздно? Что ты хочешь этим сказать? – удивлённо переспросил его Серый Страж.
- Ты ответишь за все оскорбления, нанесённые моему отцу!
- О чём ты, Рэй? И с какой стати ты, мой младший брат, вдруг от меня решил потребовать ответа? – возмутившись, начал было Эйд.
- А-а-а, так я опять твой брат? – с издёвкой протянул Рэйвен, - значит, коль скоро тебе это удобно - я твой брат, а если что, ты от меня тот час же отречёшься?!
- Я же всё тебе уже объяснил..., - закипая ещё больше, проговорил Эйдан.
- Объяснил?! Плевать мне на твои объяснения! Отрекшись один раз, ты перестал быть моим братом! Я обещал исполнить волю Зэврана, помочь добиться для тебя престола, и я так уж и быть, подсоблю тебе на него вскарабкаться, но сначала ты отдашь мне то, что должен!
- Да о чём вообще, ты говоришь?!
- Ты мне заплатишь.
- Заплачу?! Тебе?! И позволь узнать, за что же это?! – вне себя от возмущения вспылил Эйдан.
- За то, что ты, самим своим существованием оскорбляя нашего отца, который для тебя столько сделал, ещё и позволяешь себе при этом презирать его, обвиняя во всех смертных грехах!! Этого нельзя простить, и этого я тебе не прощу!
- Рэйвен, ты не прав!! Я никогда вас не презирал и никогда, никогда ты слышишь, не откажусь ни от тебя, ни от того, кто меня вырастил!
Но тот продолжал, словно бы не слыша его слов:
- Сегодня я отомщу тебе за Зэврана! За все страдания причинённые ему Алистэром! За все оскорбления нанесённые тобой! И я, как истинный Ворон, нанесу удар в самое уязвимое место! Сегодня я отберу у тебя то, что твой отец отнял у моего!
- О чём ты?! – опешил тот.
- Я заберу у тебя Эдриан. Ты же ещё не успел стать её любовником, не так ли? Значит ты сам и будешь виноват в том, что её невинность достанется мне!
- Ты не посмеешь! - смертельно побледнел Серый Страж.
- Увидишь! - и Рэйвен вышел.
Эйдан хотел было кинуться следом, но вдруг понял, что не может пошевелить даже пальцем. Вернувшийся почти сразу Ворон, увидев его в нелепой позе незавершённого движения, весело захохотал.
- Прекрасно выглядишь, братец! Но боюсь, что так тебе будет не очень удобно, наблюдать за моим маленьким спектаклем! - и он толкнул Эйдана в небольшое раскладное кресло, предусмотрительно поставленное в углу. - Надеюсь, тебе всё хорошо видно? - издевательски поинтересовался у него Ворон, - ну, что же ты молчишь? Ах да, я и забыл - ты ведь не можешь мне ответить!
Эйдан молчал и только тяжёлая, всепожирающая ненависть светилась в его глазах.
- А сейчас наконец, настало время для появления на сцене нашей героини! - продолжая веселиться, Рэйвен хлопнул в ладоши и в шатёр внесли бесчувственную девушку. Положив Эдриан на кровать, они тут же удалились, унося с собой часть свечей, оставив их в таинственном полумраке. Постель же, в соответствии с замыслом Ворона, по-прежнему оставалась ярко освещена.
- Она находится под действием одного снадобья, которое было подмешано в её вино совсем недавно, но это скоро пройдёт и останется только заклинание, такое же, которое удерживает на месте тебя, - сев рядом с ней на кровать, Рэй некоторое время внимательно разглядывал лежащую перед ним девушку.
Увидев, как Эдриан слабо зашевелилась и открыла глаза, Ворон предвкушающе улыбнулся. Заметив его, она гневно вскинулась на постели, но он успел быстро хлопнуть в ладоши. Этот знак снова был услышан, и под действием прилетевшего заклинания она замерла так же беспомощно, как и Эйдан несколько минут назад. Очертания их тел, подсвеченные изнутри шатра, были очень хорошо видны той, которую отделял от них опущенный полог и юная колдунья не промахнулась.
«Я не желаю при этом присутствовать, - до этого сказала Рэю Джинн. - Поэтому, ты сам развеешь мою магию, - с горечью добавила она, - ты же знаешь, что для того чтобы снять заклинание, тебе будет достаточно лишь щёлкнуть пальцами»
Увидев, что всё получилось, Ворон легонько толкнул её обратно на постель.
- Как ощущения, Эдриан? Каково это, чувствовать свою полную беспомощность? - тихо вопросил он и, не торопясь продолжил:
- Когда-то, один знатный человек пытался обесчестить мою мать, на том же основании, на котором ты считаешь возможным презирать меня! Он так же как и ты, не считал эльфов равными себе. Сегодня, я свожу все счёты моей семьи. Сегодня, ты на собственном опыте убедишься, что мы ничем не отличаемся от вас! - с этими словами Ворон достал кинжал, и медленно, не спуская глаз с лица девушки, в котором не осталось ни кровинки, разрезал завязки на её одежде.
- Ненавижу возиться со всеми этими тесёмками, - прошептал он, запуская обе руки под ткань, и одним резким движением надвое разорвал на ней платье, полностью обнажив тело.
- Эйдан - дурак, - зачаровано произнёс Рэйвен, пожирая её алчущим взором, - как можно находиться рядом с такой красотой, и не овладеть ею...
Внезапно, совсем близко Эдриан увидела его глаза, мерцающие зелёным огнём. Он осторожно, едва касаясь, провёл рукою по её лицу... и нежно, очень бережно, поцеловал. Она настолько не ожидала ничего подобного, что от удивления, даже на миг перестала его ненавидеть. Его губы были настойчивы и горячи, а руки не останавливаясь ласкали её тело. Сначала ей стало жарко, потом - сразу же холодно, и помимо воли она вздрогнула. Почувствовав это, он на мгновение отсторонился:
- Знаешь, чем интересно это заклинание? Ты не можешь делать что захочешь, но твоё тело живёт своей жизнью, отдельно от тебя..., и оно всё, совершенно всё, чувствует..., - и он, не переставая жарко целовать её обнажённую кожу, тихо добавил:
- Первый раз - это всегда боль, Эдриан..., а я хочу..., чтобы ты сначала узнала..., что такое наслаждение..., и какое удовольствие..., мы можем доставить друг другу...
Его губы заскользили вниз по её телу... всё ниже... и ниже... и невольно, жгучая страсть захлестнула её и понесла по своим волнам всё дальше, и дальше...
В какой-то миг она поймала себя на том, что кричит от чувств переполняющих её и одновременно осознала, что давно уже свободна от заклинания...
Очнувшись, девушка увидела перед собой его лицо – надменное лицо победителя. Его глаза горели яростным желанием, но несмотря на это Рэйвен встал, накинув на неё край скомканного покрывала и Эдриан обнаружила, что он даже не раздевался.
- Ты позволила себе презирать меня, и за это мне пришлось унизить тебя, - сухо произнёс он. - Не тем, что я сделал с тобой, но тем, что произошло это на глазах у Эйдана! - и Рэйвен небрежно повёл рукой в сторону своего окаменевшего брата, который был настолько ошеломлён увиденным, что даже не мог двинуться с места, хотя его тоже уже ничего не удерживало.
Осознав наконец, что на самом деле с ней сотворил Ворон, Эдриан потеряла дар речи: «Эйдан здесь?! Он... он всё это время, был здесь?! И..., и... он всё это видел...?! А я помимо своей воли, отдавшись этому скоту..., стонала под ним, как последняя продажная девка?!»
- Наслаждайся, братец! Она всё ещё невинна! - насмешливо произнёс Ворон и видя, что тот не трогается с места, злобно процедил, - а если ты посмеешь отвергнуть её... я вернусь, и сам закончу начатое! - и с этими словами Рэй вышел, оставив их одних.
Пошатываясь, Эйд приблизился к кровати. Но стоя над ней, он не мог заставить себя даже взглянуть на обнажённое тело своей возлюбленной, распростёртое перед ним в бесстыдстве страсти.
- Эйдан, посмотри на меня, - тихо прошептала она. Нехотя, через силу, он поднял на неё полные муки глаза.
- То, что произошло сейчас – свершилось против нашей воли, а значит не имеет никакого значения. Важно только то, что мы любим друг друга, и никто не сможет этого изменить!
Эйдан молчал и она еле сдержалась, чтобы не закричать от жгучего стыда и боли. То, что она говорила ему - должен был говорить он, и это он по праву мужчины, должен был её сейчас успокаивать, а никак не наоборот!
Взяв себя в руки и усилием воли не давая пролиться подступающим слезам, Эдриан нежно улыбнулась Эйду, и еле справившись со своим голосом, прошептала:
- Если ты не перестанешь молчать, то я просто умру.
Эйдан смотрел на неё и думал о том, что всё было не так. Если бы она плакала навзрыд, прятала лицо и требовала, чтобы он ушёл, не в силах взглянуть ему в глаза после пережитого унижения, он был бы только рад утешить её. Но Эдриан повела себя так, словно ничего не произошло и совсем не чувствовала себя виноватой, а это ударило по его самолюбию даже больнее, чем то, что сделал с ними сейчас Рэйвен.
- Я... не знаю что сказать.
- Иди ко мне! - властно потребовала она, осознав, что сам на это он может и не решиться... И Эйд, не зная, как ему теперь быть, покорно повиновался приказу. Но прикоснувшись к её телу, только что на его глазах зацелованному, захватанному чужими руками, он словно обезумел от ревности. Почти возненавидев её за то, что случилось, Эйдан набросился на неё, как зверь.
Не дав ему сразу же уйти, она одержала над ним свою маленькую победу... Но то, что произошло потом, отличалось от её грёз так же, как отличается чистейший, только что выпавший снег, от того каким он становится время спустя, когда бесчисленное количество ног равнодушно вымесит его вместе с грязью...
Насколько был с ней нежен тот, другой, ненавистный, настолько же, был груб и жесток сейчас, её возлюбленный. Но Эдриан, стиснув зубы, молча терпела боль, потому что считала, что заслужила её. А он, овладевая ею в первый раз, так и не нашёл для неё, ни одного ласкового слова...
Оторвавшись наконец от истерзанной девушки, Эйдан встал, поправил одежду и быстро вышел, даже не поцеловав её после всего, что было, после того, как он сделал с нею то, о чём так давно мечтал, и чего желал когда-то так безумно...
Изощрённая месть его брата достигла своей цели, заставив Эйда, вместо сладости обладания любимой женщиной, ощутить лишь едкую горечь отравы.
...

Джинн против своей воли, помогавшая Рэю осуществлять его замысел, чувствовала себя ужасно. Она жалела, что испугалась и позволила ему себя уговорить...
Несколько часов назад, узнав чего именно он от неё хочет, Джинн даже заплакала:
- Я не могу, я не хочу этого делать, это... это же чудовищно!
Мгновенно подскочив к ней, он схватил её за плечи и сильно встряхнул:
- Чудовищно?! Ты считаешь меня чудовищем?!
- Нет! Но то, что ты хочешь сделать... это бесчеловечно!
- А я и не человек! - захохотал он и жёстко добавил, - а если ты откажешься мне помогать, то я использую другого мага – благо среди моих Воронов он есть, а тебя отправлю домой! Где Морриган в мгновение ока выдаст тебя замуж! Ведь так будет гораздо лучше для тебя?!
- Нет!!
- Тогда сделай то, что я сказал.
- Хорошо, я тебе помогу, - еле слышно выговорила она.
...

Когда он к ней пришёл после всего что было, девушка даже не повернула головы.
- Успокойся, Джинн. Я ничего ей не сделал.
- Это правда, Рэй? Ты меня не обманываешь? - с надеждой обернулась к нему сестра.
- Чистая правда, - подтвердил он и она, всхлипнув, бросилась ему на шею. «Ничего такого, чего бы ты не смогла мне простить», - добавил он про себя и продолжил, - Зэвран как-то сказал мне, что он будучи наёмным убийцей, ни разу никого не насиловал. И я считаю, что способен, как и отец, легко добиться любой женщины безо всяких уловок!
- Конечно, способен, - облегчённо засмеялась она.
- Я рад, что ты в меня так веришь, - улыбнулся Ворон, - но, честно признаться, сегодня я еле удержался от соблазна, до того сильно, мне всё-таки хотелось сделать это...
- Сделать что? - испуганно переспросила Джинн.
- Воспользоваться своей властью над ними. Мне дела нет до этой девчонки, - слукавил Рэйвен, - но его... его я ненавижу! - и, услышав шум перед шатром, Ворон недобро оскалился, - а вот кстати, и он!
Ворвавшийся к ним Эйдан, который только что с лёгкостью расшвырял охрану у входа, пытавшуюся ему помешать, стремительно кинулся к Рэю. Ворон успел с силой оттолкнуть от себя сестру, чтобы её случайно не задело, и сцепившиеся братья, рыча от ненависти, упали на ковёр. Они дрались без оружия, и никто не мог одержать верх, потому что силы были равны.
Внезапно, они осознали, что больше не могут двинуться с места.
- Если вы не уймётесь, я оставлю вас так на всю ночь, - спокойно произнёс девичий голос.
Подождав несколько мгновений, Джинн сняла заклинание, готовая если что, тотчас наложить его снова. Но этого не понадобилось. Братья откатились в разные стороны, и не спуская ненавидящих глаз друг с друга, начали медленно подниматься.
- Кто ты такая, чтобы вмешиваться? - злобно процедил Серый Страж, встав на ноги.
- Моя сестра, - невозмутимо ответил ему Рэй и увидев, как тот опешив, пытается что-то произнести, тут же добавил, - а если ты, посмеешь грубо ей сказать, хоть слово... я переломаю тебе ноги. И на свой трон, ты поползёшь на руках!
- Сестра?! - изумлённо простонал Эйдан, - значит, помимо того, что отец мне не отец, у меня есть ещё и сестра?! Так может ты, гадёныш, сразу мне расскажешь обо всех наших семейных тайнах, вместо того чтобы открывать в день по одной?!
- Ты не понял, Эйдан. Она - моя сестра, дочь Зэврана и Морриган, и к тебе не имеет никакого отношения!
- И на том спасибо, - процедил тот, несколько успокаиваясь, - но запомни, Рэйвен... с этого дня, ты мне никто!
- Ты умер для меня гораздо раньше! – тут же отозвался Рэй.
- Да будет так. Я забираю Эдриан и ночью ухожу, - и Эйдан развернулся, чтобы выйти.
- Не всё так просто, Эйд. Коль скоро ты решил стать королём, тебе не обойтись без нашей помощи.
- Я должен тебе верить? – раздражённо вспыхнул Серый Страж.
- А это как захочешь, верь или не верь. Но у твоей страны вообще-то уже есть правитель и вполне законный! Анора коронована была и принята своим народом, чуть ли не с восторгом!
- И пусть даже сейчас многое изменилось - всё равно, чтобы свергнуть её с престола, одной лишь королевской крови мало! Тут нужно быть героем, совершившим настоящий подвиг, - вмешалась Джинн.
- Вот именно. Чтоб все увидели и убедились в том, что ты не просто выскочка, который рвётся к власти, - поддел его Ворон.
- И что, по-вашему, я должен совершить?
- Ты должен стать таким, как твой отец.
- А сейчас, я не такой?
- Нет, Эйдан, не совсем. Ты - Серый Страж, как он и только, тогда как Алистэр – герой, который Архидемона убил! – добавила колдунья.
- Ну что ж, тогда давайте подытожим. Чего мне не хватает для короны? – с издёвкой начал Эйд. - Во-первых – Мора, ну да это мелочь... всего-то лет пятьсот придётся подождать. Затем конечно, нужен Архидемон, ну их же было только Пять из Девяти, и значит для меня один, уж как-нибудь найдётся... и в третьих – армия народов Фэрелдена – тоже ерунда, мне ж только свистнуть – вот она и в сборе... Я вроде ничего не упустил? Вот только, что здесь ну никак мне непонятно... Зачем Зэвран затеял это всё, когда добиться для меня престола – невозможно?!
- Не так уж невозможно, если посмотреть. Когда нас Эамон поддержит, знать пойдёт за нами и чернь с восторгом примет короля, но только если он увенчан будет славой!
- Какою славой, что б тебе пропасть?!
- Которую снискать ты сможешь, победив Дракона.
- И где его, ты мне предложишь раздобыть?!
- Мы знаем – где, но это наша тайна, - снова подала голос Джинн, - и помни, Эйд, без нас тебе его никак не одолеть, - увидев, как он гневно хочет возразить, волшебница продолжила:
- Если не хочешь - можешь смело отказаться. Но тогда, ты навсегда останешься лишь тем, кем ты являешься сейчас! А тебя, насколько мы тут уяснить успели, это ведь не устраивает? – с плохо скрываемым осуждением закончила эльфийка и Эйд, услышав порицание в её голосе, вспылил:
- А ты мне кто, судья?!
- Что, Эйдан правда глаза колет? – встрял Ворон, отвлекая от сестры, - чего же тут стесняться? Ты такой – какой уж есть!
- Для меня главное, что я - не такой как ты!
- Ну, до меня тебе и вправду далеко! – с насмешкой кинул Рэй ему в лицо, и не преминул брата тут же уязвить, - но как я вижу, уходить-то ты от нас, столь недостойных, всё-таки раздумал?
Тот, раздираемый сомненьями, смолчал. Его всегдашняя мечта о славе, так была близка, так ощутима... так явственно себя представив королём, вдруг вновь вернуться в тень, став просто Серым Стражем... безликим воином – «защитником добра»...
Он раньше думал, что как только вступит в Братство, одно лишь это обеспечит славу и почёт. Ан нет, их – рекрутов, как он, зелёных новобранцев, в Вейсхаупте почти полсотни набралось.
И, что с того, что только немногие из них, смогли затем осилить Посвящение. Ведь тем обидней было для него, блестяще прошедшего через все испытания, быть там лишь младшим воином, мальчишкой... хоть многообещающим, нет спору, но пока не то чтоб лучше всех... Тогда как брат, он знал от матери, уже достиг вершины... пусть в Ордене убийц, но всё равно... для Эйда это было нестерпимо.
И вдруг самой судьбой подарена возможность, прославиться... подняться над толпой... Нет, он был не в силах потерять её сейчас. И Рэй, как ни крути, был прав в одном. Чтобы заявить о себе, ему было необходимо сравняться с отцом. Убить Дракона... Но, где его взять? Архидемон был уничтожен, Мор отступил, а его душа так жаждала подвига... К тому же, осознание своего первородства, совсем вскружило ему голову. Ведь раньше он всегда уступал яркой, сверкающей натуре своего брата, взявшего всё лучшее от обоих родителей.
Зато теперь Эйд всем докажет то, что он ничуть не хуже своего отца, который жил и умер признанным героем! Теперь у него появился тот, кому не стыдно было подражать!
Но Эйдан, вознамерившись легко стать таким же, как отец, даже не подозревал, как мало у него сейчас с ним было общего. Отцовского благородства, которым когда-то так прославился Алистэр, в нём не было и в помине. Эйд был холодным и тщеславным, и его натура вместила в себя всю надменность старого короля Мэрика, и всю непомерную гордыню Каллиан. Но почему-то это стало проявляться в нём только теперь. Может на него так подействовало то, что он узнал правду о своём рождении, а может он всегда был таким... кто знает...
Соблазн возвыситься оказался для Эйдана слишком велик, а месть в которой он себе поклялся... её над братом он всегда успеет совершить. Решив так, он им объявил:
- Я остаюсь, пока... но, Рэйвен, берегись. Я не убил тебя сегодня только потому, что мать у нас одна, но ты теперь мне должен! И поверь - при первой же возможности, свой долг ты отдашь мне сполна!
- Зато ты, больше ничего не должен мне! - засмеялся Ворон, не придавший никакого значения его угрозам, и тут же зло осклабившись, добавил, - за своего отца не должен, но не за себя! У меня нет и не будет ничего общего с предателем моей семьи!
- Ты пожалеешь, Рэй! Я отомщу! – сурово отмолвил тот, и гордо удалился.
- С нетерпением буду ждать твоего возмездия! – насмешливо бросил Рэйвен ему вслед.
...

Когда он ушёл, Джинн гневно развернулась к брату:
- Что это значит?! Ты глядя мне в глаза солгал, сказав, что ничего им не сделал?!
- Нет, я тебе не солгал.
- Нет?! А почему тогда, он примчался сюда, как ошпаренный, сразу же вслед за тобой?!
- Эти подробности, не для твоих ушей.
- Не для моих? Ты считаешь, что после стольких лет, проведённых в доме моей матери, для меня хоть что-нибудь могло остаться тайной?
- Ах да, я и забыл об этом. Я всего лишь доставил ей удовольствие, не покушаясь при этом на её невинность.
- И... и он при этом был?!
- Да, а зачем, по-твоему, я всё это затеял? Пусть теперь он забирает её себе и делает с ней всё, что захочет. Но всё-таки, первый раз она закричала от наслаждения в моих объятьях!
- Зачем ты с ним так?! Он же твой брат!!
- Тебя забыл спросить! И потом, это было и в твоих интересах! Это должно отвратить их друг от друга и как следствие, сыграть на руку нашему замыслу... или ты забыла, зачем мы здесь? А может, ты всё-таки хочешь вернуться к матери в Орлей?
- Нет!! Нет, Рэйвен, прошу, не отсылай меня к ней!
- Тогда не смей мне прекословить! - и видя, что она готова заплакать, смягчился и нежно обнял её - ну же, малышка, не вздумай плакать! Как же я тебя отошлю, что я без тебя буду делать, ведь ты единственная женщина на свете, которая всем сердцем любит меня... меня одного...
- А твоя мать? - спросила она, перестав всхлипывать.
- Они с отцом всегда были полны друг другом, - с еле уловимой горечью произнёс он, - нет, конечно, они меня любят, но друг друга они всегда любили больше... а ещё был Эйдан, Серый Страж, которым принято гордиться...
...

- Надеюсь, ты убил его за то, что он с нами сделал? - встретила его Эдриан, когда он вернулся.
- Нет, - огрызнулся Эйд, швырнув на невысокий стол ножны с так и не пригодившимся ему оружием.
- Нет?! Ты хочешь сказать, что так и не отомстил ему за своё унижение?! За то, что он сделал со мной?!
- Нет!
- Но почему, ответь мне, наконец?!
- Да потому, что он мой брат!!
- Что?! – опешила она.
- Он был мне братом, до сегодняшнего дня, - поправился Эйдан.
- Но... но он же - эльф...
- У нас разные отцы.
- Но почему, ты раньше не сказал мне об этом?
- Не сказал, потому что тебя это не касалось!
- Да? А теперь, когда это во всех смыслах, коснулось меня напрямую, ты открываешь мне правду, думая этим связать мои руки?! - и видя, что он не отвечает ей, выкрикнула, - так вот, мне всё равно, чей брат этот мерзавец, и я сама убью его!
Помимо воли, тот усмехнулся:
- А что, можешь попробовать. Только учти - он будучи ещё совсем мальчишкой, стал в своём Ордене убийц одним из лучших, и вряд ли прошедшие годы что-нибудь изменили! Но ты, почему нет, можешь и попытаться, это даст ему прекрасную возможность ещё раз тебя изнасиловать! Хотя... насколько я помню, ты от этого даже получила удовольствие!
Она изумлённо уставилась на него, не в силах поверить в то, что это он говорит ей – своей невесте, и чтобы не ударить Эйдана, быстро выскочила наружу, подхватив со стола его кинжал.
...

Глотая слёзы, Эдриан добежала до шатра Рэйвена, но вход ей тотчас преградили два его охранника.
- Пустите меня немедленно! Мне нужно поговорить с вашим хозяином!
Один из них скрылся в шатре, и мгновение спустя вышел наружу, откинув перед ней полог.
Ворвавшись внутрь, она сразу натолкнулась взглядом на Рэя, но он был не один. Полуголый Ворон, лежа на постели, распростёрся под красивой черноволосой эльфийкой, которую Эдриан кажется уже видела в его отряде раньше, и вот сейчас, сидя на нём верхом, та старательно разминала ему спину. Завидев вошедшую девушку, Джинн тут же спрыгнула с него и удалилась, а он неторопливо поднявшись, направился к своей нежданной гостье, не озаботившись даже накинуть на себя рубашку.
Пока он шёл, она сначала перехватила кинжал поудобнее, но представив, как он сейчас вонзится в его тело... невольно ужаснулась. Поняв же, что не сможет причинить ему вреда, она быстро спрятала свой нож, хотя первые же слова Рэя, заставили её пожалеть об этом.
- Зачем пожаловала? Жаждешь продолжения? - с усмешкой осведомился у неё Ворон.
Эдриан наотмашь хлестнула его по лицу, но он только улыбнулся в ответ:
- А я-то был уверен, что тебе понравилось...
Вспыхнув от его издёвки, она снова хотела его ударить, но Рэй не дал, перехватив её ладонь.
- Думаю, одного раза вполне достаточно! - процедил он. Эдриан вырвала у него свою руку и всё также, не говоря ни слова, пошла к выходу.
- Кстати, жених уже поделился с тобой своей маленькой тайной? Сказал, что он - наполовину эльф?
- Если бы не это, ты был бы уже мёртв, - деланно ровно ответила она, и скрылась.
...

Эдриан не могла идти в свой шатёр, боясь застать там Эйдана, и одиноко стояла, глядя на неспокойную поверхность озера. Внезапно крепкие руки обхватили её сзади. Она хотела было гневно вырваться, но вдруг поняла, что это Эйд.
- Эдри, я дурак, прости меня, я такой дурак, - шептал Эйдан, целуя её, и она чуть не заплакала от радости и облегчения. Они даже не смогли дойти до шатра...
А потом, он сказал:
- Когда ты ушла, и тебя так долго не было, я ведь почти поверил в то, что ты осталась с ним...
И тогда она осознала, что это конец.
А Эйдан даже кажется не понял, что именно он ей сейчас сказал. Не понял, что назвал её обычной потаскушкой!
Но пока Эдриан судорожно пыталась привести в порядок свои мысли, он как ни в чём не бывало проводил невесту до шатра, и даже не спрашивая на то её соизволения, остался на ночь с ней.
Эйдан уже давно заснул, а она всё лежала без сна, стараясь разобраться в том, что же ей теперь делать. В её душе царил сейчас такой сумбур, что, как не хотелось девушке успокоить свои растрёпанные чувства, сделать это ей никак не удавалось. И только одно теперь не подлежало сомнению. Она не потеряла Эйдана, но полностью лишилась своей власти над ним.
Упав с той высоты, на которую он вознёс её своим поклонением, Эдриан поняла, что утраченного ей уже не вернуть. Эйдан не только в одночасье возвеличился над ней, но он ещё и оказался перед нею правым. А девушка вдруг стала виноватой без вины. А как иначе, ведь она так опозорила себя в его глазах!
И Эйдан, судя по всему, решил - раз Эдриан его надежд не оправдала, теперь она за то ему должна! Должна быть попросту безмерно благодарна, раз он так благородно с нею поступил! Ведь несмотря на всё, что с ними было, он от неё не только не отрёкся, но как и прежде собирался сделать королевой!
А так как это, было для неё сейчас важней всего, Эдриан пока решила удовольствоваться этим...
...

- Почему мы не можем уехать вдвоём?! – наутро спросила она Эйдана, - до Рэдклифа совсем недалеко, и вряд ли с нами что-нибудь ещё случится, - Эдриан запнулась и он внимательно посмотрел на неё. - Я просто не хочу их больше видеть, разве не понятно?!
- Тебе придётся малость потерпеть. Я сам бы не желал их больше видеть никогда, но Ворон говорил, что только он сейчас помочь нам может. Он конечно, способен многократно приумножить свою значимость, но за ним стоит его отец, а тот всегда продумывал любые свои действия на несколько ходов вперёд. Я знаю то, что он связался с Эамоном, и вместе они уже начали претворять в жизнь какой-то хитроумный замысел.
- Но...
- Никаких «но», Эдриан! Тебе, насколько мне не изменяет память, корону тоже хочется надеть! Но есть одна малюсенькая сложность – сейчас она на голове Аноры, и та её ведь просто так не снимет! Я например, себе не представляю, как мы заставим королеву нас признать! Тем более, когда останемся одни! Как это сделать, лично я не знаю! Быть может, знаешь ты? Ах, нет? Тогда, отстань! – и видя, как она надулась, примирительно продолжил:
- Да ладно, Эдриан, считай пока, что это был лишь сон. Я отомщу ему, но только чуть попозже. Сейчас – не время для твоих обид, - равнодушно произнёс он и отвернулся, чтобы она не заметила, как его лицо внезапно изуродовала ненависть:
- Я отомщу, дай только срок..., - и Эйдан вышел, оставив её в полной растерянности от услышанного.
Вот тогда Эдриан и убедилась окончательно в том, что то, что ей открылось нынче ночью – это правда, и с этим ей и предстоит отныне как-то жить.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус