Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 23. Таинственный Дракон Диких Земель.

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Эдриан

В первый же день похода, Эдриан, заметив среди Воронов Алиру, не дожидаясь привала, направила своего коня прямо к Рэйвену и, пристроившись рядом, злобно процедила:
- А эта твоя девка, что ещё тут позабыла?!
Рэй вспомнил, что сказал ему отец в ответ на его яростный протест, и невозмутимо произнёс:
- Она здесь только для отвода глаз. Ты же не хочешь, чтобы Эйдан что-то заподозрил?
Эдриан разгневанно фыркнула и, хлестнув своего жеребца поводьями, стремительно помчалась вперёд. А Рэйвен, проводив любовницу глазами, вновь представил себе то, что было скрыто от его нескромных глаз, дорожным платьем и плащом... Представил себе её обнажённое тело... вожделенное, безумно манящее тело любимой женщины... и услужливая память тут же подкинула ему, одно из самых дорогих его воспоминаний... о том, как Эдриан однажды выдала себя, когда они близки с ней были в его спальне...
«Рэй...» - вдруг неожиданно послышалось ему. Он думал, что это вырвалось случайно, что это был лишь только один раз, но Эдриан повадилась так делать постоянно. Если она по вполне понятным причинам, не могла его видеть, этот жаркий полустон завершал теперь каждое их объятие.
- Эдриан, мне конечно очень лестно, и я был бы только рад, если бы он услышал это, но... ты не боишься, забыться как-нибудь и моим именем назвать его?
- Забыться? С ним?! Рэй, ты и вправду полагаешь, что я могу вас перепутать?! – неподдельно изумилась она, и этим выдала себя, и он скорей увлёк её на ложе, пока Эдриан не опомнилась и не сообразила, что именно сорвалось у неё с языка, и не начала снова юлить и изворачиваться...
...

- Рэйвен.
- Да, Джинн, - очнулся он, возвращаясь обратно на лесную дорогу.
- О чём ты хотел со мной поговорить?
- Об Эйдане. И о тебе. Сестра, мне показалось или ты его нарочно избегаешь?
- Я просто больше не хочу обмана. Ведь я должна была использовать его!
- Ты не обманываешь. Ты его вообще-то любишь.
- Не надо, Рэй! – взмолилась эльфийка, - всё так запуталось, и я теперь не знаю, как мне быть!
- Зато знаю я. Перестань прятаться... и от него, и от самой себя. Чем сильнее он влюбится в тебя, тем лучше будет всем нам. Поверь мне - я знаю, о чём говорю.
...

После ужина все они разошлись кто куда. Алира скрылась в палатке Ворона и Эдриан, ревниво наблюдавшая за ней весь вечер, отравилась к своему шатру, не переставая растравлять старую рану. Подходя, она вдруг заметила в его тени... Рэйвена.
Тут же успокоившись, Эдриан неторопливо подошла к нему, её тонкая рука, скользнув по напряжённым мускулам плеча, обвила его шею и девушка с наслаждением впилась ему в губы. Любовники так увлеклись, что даже не заметили, как на них падает свет от костра...
- Ах ты, потаскуха! - вдруг услышали они.
Обернувшись, Ворон заметил стремительно приближающегося Эйдана.
- Да как ты могла?! - и он хотел наотмашь ударить её по лицу, но Рэй, перехватив руку Эйда, отбросил его назад. Выхватив меч, Эйдан, поудобнее перехватывая рукоять, медленно пошёл на него. Тот даже не шевельнулся, загораживая собой Эдриан.
- Что, так и будешь стоять?! - дрожащим от бешенства голосом, поинтересовался старший брат у младшего, - доставай меч!
- Не хочу.
Тот удивлённо уставился на него.
- Не хочешь? - прошипел Эйд.
- Не хочу, - невозмутимо повторил Ворон, - и ничего ты мне не сделаешь.
- Ну, хорошо же, а теперь уйди с дороги! Я хочу поговорить с этой...
- Скажешь ей хоть одно дурное слово, и я вырву тебе язык, - спокойно оборвал его Рэй.
- Что такое?! Да как ты смеешь, мне мешать? Она - моя, я сам с ней разберусь!
- Эдриан – не только твоя будущая жена, но и будущая королева. Без неё у тебя ничего не получится, помни об этом! - видя, как брат остывая, медленно убирает оружие, Рэй не торопясь пошёл было прочь, но потом повернулся и холодно проронил:
- А если ты её хоть раз, хоть пальцем тронешь... я тебя удавлю.
Некоторое время после его ухода они стояли молча.
- Как ты могла? - всё ещё не в силах понять, устало повторил Эйдан, - ну ладно с кем-нибудь другим, что с тебя взять..., но с ним! Он же чудовище!
- Нет, Эйдан, чудовище - это ты! И не надо мне тут закатывать сцену ревности, устраивая дешёвое балаганное представление! Я ведь прекрасно знаю, что ты давно уже охладел ко мне!
- О чём это ты?
- О том, что теперь, ты бегаешь за этой вашей эльфийской ведьмой!
- А-а-а. Так вот в чём дело. Ты просто решила отомстить...
- А хоть бы и так!
- Что ж... тогда я прощаю тебе, эту минутную слабость.
«Прощаешь?! Мне?! Минутную слабость?! - со злобным изумлением вскинулась Эдриан, - да знал бы ты, сколько тебе нужно мне прощать на самом деле!» - но вслух ничего не сказала. Ещё ничего не было решено, и он был нужен ей так же, как и она ему.
...

- Эйдан, что-то случилось? Ты сам на себя не похож...
Резко обернувшись, он увидел встревоженные золотистые глаза. Её лучистый, ласковый взгляд успокаивал и согревал, как уютный огонь в камине, когда за окнами бушует непогода.
Внезапно Эйдан осознал, что Джинн обратилась к нему впервые за много дней, впервые с той их встречи в саду. И вот уже, произошедшее там у костра, померкло и утратило для него значение, хотя он был готов их просто уничтожить пять минут назад.
- Да так, ничего особенного. Просто я только что, застал свою невесту в объятьях твоего братца!
- Быть этого не может! - попыталась возразить ему Джинн, чувствующая себя ужасно оттого, что вынуждена лгать и, от души жалея Эйдана за то, что он обманутый жених, и все об этом знают...
- Я видел их также ясно, как тебя сейчас! И я не понимаю, почему ты, такая чистая, такая добрая, всегда защищаешь и оправдываешь этого убийцу!
Её лицо исказилось.
- Он мой брат, и я люблю его, - тихо ответила она, - а Рэй искренне любит меня... Меня никто и никогда так не любил!
- Ошибаешься! – Эйд чуть ей не сказал, что он тоже любит её, но в последний миг передумал, - Рэйвен не любит никого, кроме себя!
- Нет, это ты ошибаешься насчёт него! Ты же никогда даже не пытался понять своего брата, не пытался узнать его ближе! Даже когда вы были мальчишками, ты его осуждал! А ведь он когда-то спасал тебе жизнь, и сейчас помогает взойти на престол!
- Это значит только то, что Рэй видит в этом какую-то выгоду! Пойми, Джинн, он ничего не делает просто так!
- Нет, я не верю тебе! – и она заплакав, убежала.
...

Когда они достигли Рэдклифа, Морриган уже ждала их там. Выходя навстречу братьям вместе с Коннором, колдунья плотоядно улыбалась. Завидев Эйдана, чьего отца она всё также люто ненавидела, ведьма ничем не выдала себя и только Рэй заметил, как медовые глаза злобно сузились, а улыбка стала хищной.
- Да, ты и вправду вылитый Алистэр, - негромко процедила Морриган, обращаясь к Эйдану вместо приветствия, - я знаю, чего ты хочешь. Но чтобы победить своего Дракона у тебя не хватит сил. Угрозы Мора нет, а значит, Древние Договоры твоей матери не имеют силы. За тобой нет армии, а есть только горстка верных тебе людей. Но я помогу тебе в том случае, если ты согласишься помочь мне... – окинув их всех оценивающим взглядом, она подошла к Рэйвену, продолжив:
- Ну да об этом, мы ещё поговорим... позднее. Сейчас вам всем необходимо отдохнуть после дальней дороги, - и едва кивнув своей дочери, она взяла молодого Ворона под руку, увлекая его за собой.
...

Вечером Эйдан пришёл в Рэйвену. Джинн уже была там, а Эдриан увязалась следом за своим женихом.
- Зачем пришёл? – небрежно бросил брату Рэй.
- Когда-то в лагере ты мне сказал, что знаешь, где искать Дракона, как его убить... Я требую, чтобы ты открыл мне это прямо сейчас.
Ворон равнодушно отвернулся, всем видом выражая нежелание отвечать, да только Эйдан отступать не собирался:
- Как я понимаю, весь успех вашего замысла держится на помощи твоей любовницы - ведьмы?
«Как – любовницы?!» - поражённо охнула про себя Эдриан и выжидающе уставилась на Рэйвена в надежде, что он сейчас всё это опровергнет. Но тот не оправдал их ожиданий:
- Запасись терпением, Эйд, скоро ты и так всё узнаешь. И поверь, что бы тебе ни предложила Морриган – тебе придётся согласиться!
- Там будет видно, но я должен знать, на что даю согласие! Никто из вас меня использовать не будет!
- Не очень-то и хотелось, - небрежно хмыкнул Рэй, - мне, если честно, до твоих забот нет совершенно никакого дела! И за то время, пока я вожусь тут с тобой, я лучше выполнил бы несколько заказов! Я здесь лишь потому, что Зэв просил меня!
- Мне уже до смерти надоело слушать про то, как ты незаменим! С такою помощью мне скоро не захочется короны!
- Так отказаться от неё, пока ещё не поздно, кто тебе мешает? Женись по велению сердца, наплоди детишек и проживи свой век, прозябая, пусть в беззвестности, зато в покое и любви!
Эдриан остолбенела, у Джинн от этих слов сильней забилось сердце, а Эйдан попросту опешил.
- Но нет, - безжалостно продолжал Рэй, словно не замечая, как на всех подействовало его предложение, - ты же у нас «Эйдан Великолепный», и простые человеческие радости отнюдь не для тебя! Поэтому ты будешь делать то, что тебе скажут!
- Не буду!
- Ещё как будешь! – и братья, готовые уже сцепиться не на жизнь, а на смерть, пошли было друг на друга, как вдруг...
- Я смотрю, вы тут время зря не теряете.
Оглянувшись, они увидели на пороге... Зэврана.
- Отец! Ты приехал! – вскрикнула колдунья, радостно бросившись к нему.
- Я решил, что мне не помешает немного развеяться, - улыбнулся он.
- Рад, что ты с нами, - и Вороны крепко обнялись, - но как же ты оставил Каллиан одну?
- Она сама отправила меня сюда, сказав, что вам сейчас, я больше нужен, - и Зэвран на мгновение отвлёкся, вспомнив разговор, имевший место пару дней назад в Антиве...
...

Глядя на своего всегда такого невозмутимого мужа, который не находя себе места, метался по замку, Каллиан, уже зная ответ, всё-таки спросила что с ним.
- Я должен сейчас быть в Фэрелдене. Там все мои дети!
- Так поезжай туда и присмотри за ними.
- Ты уверена? Я могу оставить тебя одну?
- Конечно, Зэв. Со мной ничего не случится.
Ворон подошёл к жене и, нежно взяв её лицо в свои ладони, тихо промолвил:
- Хорошо, я поеду. Но ты должна мне обещать, что будешь меня ждать, пока я не вернусь! – и взглядом добавил: «Пообещай, что не воспользуешься моим отсутствием, чтобы удрать на Глубинные Тропы!»
- Я обещаю, что дождусь тебя, Зэвран, - ответила она, - не сомневайся в этом, слово я сдержу.
...

- Поэтому, я здесь, - с улыбкой подытожил он.
- И это правда хорошо, отец, а то боюсь, нам без тебя никак договориться не удастся, - добавил Эйдан, поприветствовав его.
- Я это заметил.
Внезапно к ним вошёл Коннор:
- Морриган ждёт вас. Но сначала, она хочет встретиться с Главою Ордена. Наедине.
...

Увидев, как он входит в залу, Морриган своей величественной и в тоже время необычайно грациозной походкой двинулась ему навстречу и, протянув Ворону обе руки, небрежно поцеловала его в губы. Всё уже давно отгорело и забылось, но при виде единственного мужчины, которого она почти любила много лет назад, в её холодном сердце что-то дрогнуло. Взгляд Морриган смягчился и колдунья почти нежно улыбнулась ему и своим потаённым воспоминаниям.
- Всё также красив.
- Всё также хороша, - не остался в долгу Зэвран.
- Ты не против, что я теперь с твоим сыном?
- Он уже большой мальчик, не мне его учить.
- Ты прав. Всему, чему мог, ты его уже научил. И я надеюсь, что убивает он также хорошо, как любит женщин!
- В этом можешь даже не сомневаться. А теперь расскажи-ка мне, что это ещё за таинственный Дракон Диких Земель, и откуда он вообще там взялся?
- Он жил там не одно столетие. В Дракона превратилась Флемет – могущественная ведьма – оборотень. И я хочу, чтобы мы все вместе уничтожили её!
- Ты хочешь мне сказать, что это твоя мать?!
- Она уже давно не человек! Старая ведьма так часто превращалась в Дракона, так жадно вбирала в себя чужую силу, что однажды просто не смогла вернуться обратно в человеческое тело. Флемет захочет убить меня и стать мной!
- С чего ты это взяла?
- С того, что другого способа стать человеком не существует! Только по-настоящему сильный маг, сможет вместить её сущность, но при этом ему самому придётся погибнуть.
- Старая песня. Ну, так почему бы тебе просто не забыть о ней? И не жить дальше в Орлее в своё удовольствие?
- Я хочу, чтобы она умерла! – выкрикнула Морриган.
- Как ты можешь так сильно её ненавидеть? Она же твоя мать!
- Мать?! Да она вышвырнула меня из дома, когда я вернулась к ней, зачав ребёнка не от Серого Стража! Она сказала, что я – «никчёмная потаскуха, не сумевшая соблазнить того, кого мне было велено»!
- Прости меня, я не знал.
- Не за что тут извиняться! Я знала, на что иду! Я только не думала, что ничего не значу для неё, не думала, что она лгала мне всю мою жизнь! Если бы я вернулась к ней с ребёнком Алистэра, она сначала бы вселилась в моё тело, а вырастив и воспитав дитя – потом переместилась бы в него! Она неоднократно делала так раньше, и то, что я зачала от тебя, меня спасло! Флемет так разъярилась тогда, что в гневе случайно выдала свою тайну. И сейчас, мне наконец-то выпала возможность отомстить!
- Что ж, тогда давай попробуем. Но я тебя прошу, ты не дави на Эйда с ходу, он упрям. Его нельзя заставить, можно лишь уговорить...
- Пусть будет так, тебе видней. Пойдём скорее, мне не терпится узнать, удастся ли договориться с этим Серым Стражем!
...

Они все по-прежнему сидели в комнате Эйдана, ожидая их, но теперь тревожное предвкушение, витавшее в воздухе, словно запечатало им рты. И это было даже к лучшему, потому что скоро, совсем скоро всё должно было разъясниться. И чьи-то мечты станут явью, а чьи-то разобьются вдребезги...
Наконец, старший Ворон с колдуньей предстали перед ними. Словно испытывая их терпение, они неторопливо устроились в креслах и взяли по бокалу вина, предложенному слугами. Наконец, повелев всем посторонним удалиться, Морриган, не дав Зэврану вымолвить и слова, спокойно и уверенно произнесла, обращаясь к Эйдану:
- Я помогу тебе, но с одним условием. Мне нужно, чтобы моя дочь зачала дитя от Серого Стража. Только тогда я стану сражаться на вашей стороне.
- Морриган хочет, чтобы душа умирающего Дракона, наделила этого ребёнка своей силой, - пояснил Коннор.
- Это не имеет значения. Мне нужен внук. И ты дашь его мне!
- Опять она всё делает по-своему! – чуть слышно простонал Зэвран, - а я ведь только что её предупреждал, что с ним помогут только уговоры, а так... он попросту сейчас упрётся на своём, и переубедить его у нас не выйдет!
- Ты погоди, отец, не всё так просто, - также тихо отозвался Рэй, - я думаю, что он сейчас здесь многих удивит.
- Я никогда на это не пойду! – тем временем вспылила Джинн, боясь взглянуть на Эйда.
Морриган вне себя от неожиданного предательства дочери, вскочила с места, и в тот же миг Серый Страж медленно проговорил:
- Похоже, у нас нет другого выхода, - и невозмутимо добавил, обращаясь к старшей ведьме, - я согласен.
Услышав это, колдунья сразу успокоилась, мельком подумав: «Так значит, они справились - девчонке удалось его в себя влюбить. Рэй сделал всё как обещал... прекрасно».
А все остальные только изумлённо на него уставились.
- Что ты сказал?! Что такое ты тут говоришь?! – возмущённо вскрикнула Эдриан, но он даже не счёл нужным ей ответить.
Вороны переглянулись:
«Алистэр не пошёл на это, потому что любил вашу мать... он предпочёл смерть – измене»
«Не пошёл потому, что он этого не хотел»
«А Эйдан, получается, хочет?» - и они не зная, что тут можно добавить, удалились, оставив их одних.
...

Проводив ненавидящим взглядом Джинн, стремительно выскочившую из комнаты, Эдриан подошла вплотную к жениху:
- Вот значит, как?! Ты идёшь на сговор с этими ведьмами?! Ты собираешься... собираешься переспать с ней?!
- Почему бы нет? Если это сможет помочь мне обрести желаемое, то так тому и быть!
- Но...
- А на твоём месте, я бы вообще помалкивал! - оборвал её Эйд, - и скажи спасибо, что мне сейчас некогда вникать в то, что происходит между тобой и Рэйвеном! Но будь осторожна, Эдриан, потому что если я, ещё хоть раз, застану вас вместе... ты об этом горько пожалеешь!
- И ты смеешь мне угрожать, тогда как сам собираешься провести ночь с другой женщиной?! Ну уж нет, Эйдан, можешь даже не рассчитывать на мою верность, если не будешь верен мне!
- А если я откажусь жениться на тебе? Об этом, ты не подумала?
- Давай, попробуй откажись! И станешь лишь героем Фэрелдена! Лишив меня короны, ты в одно мгновение лишишься её сам! – и хлопнув дверью, Эдриан ушла.
...

Постояв несколько минут в раздумье, Эйдан отправился вслед за Джинн. Подходя к её комнате, он вдруг заметил рядом с нею Рэя:
- Ты всё-таки посмел придти к моей сестре? – процедил Ворон, - ты что не понял, что она не хочет спать с тобой?!
На Рэйвена неожиданно сильно подействовал протестующий возглас девушки, когда её словно бесправную рабыню предложили Эйду, поэтому-то Рэй, переживая за неё, пришёл сюда, хоть и прекрасно понимал, что изменить он ничего уже не сможет.
- Уйди с дороги, мне не до тебя, - равнодушно проронил Серый Страж, который ничего уже не видел, кроме дверей в обитель той, которую он так давно желал.
- Ты прикрываешься долгом, а на самом деле, просто хочешь её! - бросил Рэй ему в лицо. - А потом ты с чистой совестью поведёшь под венец Эдриан!
- Да и вправду, смотри как забавно у нас получается! - мстительно улыбнулся Эйдан. - Я заберу себе обеих женщин, а ты останешься ни с чем...
- А это мы ещё посмотрим! – и Ворон покинул его, с трудом удержав на цепи ярость, бешено рвущуюся на свободу.
Эйдан же пренебрежительно хмыкнув, легко стукнул в её дверь и, не дожидаясь ответа, быстро вошёл.
...

В глубине комнаты он увидел колдунью. И сразу же вся его самоуверенность куда-то испарилась. Эйд понял, что боится. Боится больше смерти быть отвергнутым. Несколько бесконечных минут они стояли друг напротив друга, не решаясь нарушить молчание. Преодолевая себя, Эйдан всё-таки сделал шаг ей навстречу, но...
- Стой, где стоишь! - глядя на него расширившимися глазами, тихо приказала чародейка, выставив перед собой руку.
- Джинн...
- Не приближайся! - её рот жалобно искривился и она всхлипнула, - я не хочу! Так, не хочу...
- О чём ты, Джинн? - с болью прошептал он.
- Ты пришёл ко мне, только потому что хочешь стать королём! – и девушка заплакав, закрыла лицо руками.
- Я пришёл только потому, что люблю тебя! - в отчаянии вырвалось у него.
Она замерла. Медленно приблизившись, Эйдан осторожно отвёл ладони от её лица.
- Это правда? Ты меня не обманываешь? – с загоревшейся надеждой вскинулась на него волшебница, тут же утонув в бездонных, словно синее летнее небо, глазах.
- А разве я хоть раз, тебе солгал? – спросил Эйдан, вкладывая в этот взгляд всю свою душу, - Джинн, девочка моя... любимая моя, желанная моя, – беспрестанно шептал он, ласково касаясь губами нежного, залитого слезами лица...
Так и не прекратив целовать, Эйдан легко подхватил эльфийку на руки и отнёс на кровать. Бережно опуская на ложе свою драгоценную ношу, он прошептал:
- Джинн, поверь мне... я никогда, никогда, ты слышишь, не сделаю тебе больно. Я скорее умру, чем обижу тебя... Ты веришь мне?
- Да, Эйдан, верю, - и она робко и вместе с тем решительно, потянула завязки на своём платье. Раздавшаяся ткань уже начала открывать его взору восхитительное зрелище, когда он, внезапно прервав её движение, порывисто схватил маленькие ручки в свои, и зарылся лицом в узкие ладошки. Джинн тихо засмеялась и, высвободив пальцы, запустила их в его золотые переливчатые вихры.
- Над чем ты смеёшься? – подняв глаза, улыбнулся Эйдан, с обожанием глядя на неё.
- Не знаю. Мне просто очень хорошо с тобой.
- Джинн, я так тебя люблю... – и он не торопясь припал к её устам. Эльфийка отвечала на поцелуи, доверчиво покоряясь его ласке, но ему хотелось большего. Эйдан хотел, чтобы она испытывала то же, что и он, также сгорала от нетерпения, от страстного влечения к нему. А этого можно было добиться только одним способом. Нужно было разжечь в ней эту страсть, доставив наслаждение, которого она ещё не знала... и совершить всё это до того, как близость с ним явит рассвету женщину...
Джинн так разнежилась от его упоительных прикосновений, что даже не заметила, как оказалась полностью обнажена. Мгновение – и Эйдан уже покрывает всю её обжигающими поцелуями. Миг – и вот уже она, не владея собой, вырывается из его объятий, снедаемая огненным желанием. Но он не отпускал девушку до тех пор, пока она, влекомая неистовой волной, не взмыла на вершину нестерпимого блаженства...
Едва опомнившись от чувственного жара, она обратила на него светящиеся счастьем золотистые глаза.
- Джинн...
- Да, любимый?
- Скажи, что хочешь меня.
- Я хочу тебя, Эйдан...
И только после этого он, наконец, овладел ею.
Эйдан подарил ей всю свою нежность, которую так и не смог отдать своей невесте. Он и сам не знал, что способен на такие чувства... А может всё дело было в том, что эту женщину он любил?
- И что же дальше? - тихо промолвила разнежившаяся Джинн, засыпая на его груди.
- Мы будем вместе. Ты знаешь – пожениться мы не можем... я связан обязательством с другой..., но я тебя никогда не оставлю.
...

Рэйвен думал о том, как тот прикасается сейчас к его сестре, но что он мог поделать? Только яростно сжимать кулаки от бессилия и злобы. Он помнил, что Морриган отправила с ним Джинн только ради этого, но всё равно никак не мог смириться со своей беспомощностью.
И в это время дверь в его комнату настежь распахнулась.
- Он с ведьмой! Он сейчас с твоей сестрой! Вы всё-таки добились своего! - крикнула Эдриан, кидаясь на него с кулаками, но он, поймав её за руки, быстро прижал к себе плачущую девушку.
- Тебе лучше вернуться в свою комнату. Тебя не должны видеть здесь, - ровно произнёс он.
- А если я не хочу?
- Решила снова отомстить ему со мной? Не выйдет.
- Дело не только в мести! Эйдан больше не любит меня! Он думал, что я также непорочна и безгрешна, как ваша мать, а я благодаря тебе, предстала перед ним совсем в другом свете!
- И что с того?
- Он хотел изменить мне! Ему понравилась эта ведьмина дочка! Эйд увидел в ней чистоту, которую не смог найти во мне!
- Насколько я понял, Эйдан ведь не отказался на тебе жениться. И что-то мне подсказывает, что выбирая между чувством и короной, он выберет тебя. Поэтому не плачь. Ты будешь королевой, - с горькой усмешкой закончил Рэй, - а теперь уходи. Нам завтра рано утром выступать в поход.
- Но, Рэйвен...
- Я сказал, оставь меня!
Эдриан опустив голову, послушно подошла к дверям, но уже взявшись за серебряную ручку, задержалась, чтобы тихо проронить:
- Я не знаю, что я чувствую. Я не знаю, что чувствуешь ты. Но иногда я думаю о том, как был бы прекрасен этот мир, если бы моего жениха звали Рэйвеном... но к сожаленью, это невозможно.
- Невозможно только потому, что я – не будущий король? – быстро спросил Ворон.
- Да, - честно ответила Эдриан. - Ты знаешь, я любой ценой хочу стать королевой. И ради этого, я пожертвую всем... даже тем, что мне дорого.
- И что же, позволь узнать, имеет для тебя такую ценность? – с издёвкой кинул Рэйвен, - уж не хочешь ли ты сказать, что речь тут обо мне?
- Рэй, перестань глумиться, я серьёзно. Ко мне никто не относился так, как ты. Все восхищались внешностью моей, заманчивой обёрткой, как твой брат. То что под сладким верхним слоем, горькая начинка оказалась, ему по вкусу не пришлось, а ты... Ты, даже узнав обо мне всю неприглядную правду, не стал презирать меня...
- Какую правду, глупышка? То, что ты радуешься жизни во всех её проявлениях – это не порок! Это твоя суть, а я грехом считаю, разве что притворство! Лицемерное и ханжеское отрицание того, что человек такой – каков он есть!
- То есть тебя во мне, устраивает всё? – недоверчиво вопросила она, поднимая глаза. Рэй улыбнулся, подходя к ней:
- Конечно всё, ведь я же не король, - и он нежно обнял девушку, - а стал бы королём... я на тебе, ни в век бы, не женился!
- Ах ты, подлец!
- Позволь, я объясню. Ну не умеешь верность ты хранить законному супругу. А вот любовницей своей, я видеть лишь тебя одну хочу!
Эдриан рванулась из его рук, но он нарочно опрокинувшись назад, упал вместе с нею на ковёр, и быстро перекатившись, оказался сверху.
- Напомни, ты зачем сейчас ко мне пришла?
- Сказать, что нет такого негодяя больше в целом свете!
- Что есть, то есть, ты тоже много значишь для меня!
Рассвет все они встретили уже в пути.
...

Морриган уверенно правила своим конём по малопроходимым тропам. К вечеру лес поредел, и вскоре перед ними раскинулись бескрайние болотистые пустоши Диких Земель.
Если бы с ними была Каллиан, она бы сразу узнала эти места. От них было совсем недалеко до Остагара, и когда-то именно на этой полянке стояла хижина колдуний, в которой их с Алистэром выхаживали после сражения.
Спешившаяся ведьма, подозвав дочь и Коннора, отправилась вместе с ними на вершину холма. Оба Ворона и Эйдан со своей невестой остались ожидать неподалёку.
Наблюдая за древним ритуалом, проводимым тремя магами, им невольно стало не по себе. С рук троих заклинателей сорвалось разноцветное пламя, и его лучи, переплетаясь, устремились вверх, разрывая сполохами темнеющие облака...
Ответ не заставил себя долго ждать. Огромная тень заслонила солнце, и они увидели багряно красного Дракона, летящего прямо на них.
- Смотрите! – вскрикнула Эдриан, и мужчины перевели взгляд на холм. Там, где только что стояло трое магов, стремительно взмыл в небо другой Дракон, чёрный, как смоль.
- Укройтесь где-нибудь! – крикнул Коннор, бегущий им навстречу.
- Джинн... – побелел Эйдан, завидев на спине огромного ящера маленькую фигурку. Зэвран силой увлёк замешкавшегося сына за собой, Рэй сразу же втиснул Эдриан в запримеченное заранее, безопасное место между огромными валунами, а волшебник воздвиг над ними магический щит. И очень вовремя.
С неба полился жидкий огонь, несущий гибель всему живому, молнии, пронзающие землю вокруг них, попали на жухлую траву и она мгновенно запылала. Стало светло как днём и жарко, как возле кузнечного горна, но они не обращали на это никакого внимания. Подняв головы, спутники зачарованно наблюдали за битвой двух гигантских ящеров, разворачивающейся в вышине.
Сначала силы были равны, но потом чёрный Дракон начал ощутимо слабеть. Ещё два-три взмаха могучими крыльями, и он почти падая, стал быстро терять высоту... Эйдан рванулся к холму, но отец успел перехватить его.
- Они разобьются!
- Ещё не время, - непререкаемо отчеканил Зэвран.
- Но...
- Я сказал, жди! И перестань вести себя как безмозглый мальчишка! Всё идёт так, как и было задумано! – и переглянувшись с Рэем, кивнул Коннору.
Сняв магический щит, волшебник заморозил горящую землю вокруг них, чтобы по ней можно было пройти. В это же время, чёрный Дракон, из ноздрей которого, вместо огня, густо валил дым, тяжело опустился на землю, чуть не завалившись при этом набок.
И вот когда тёмно-красный, как запёкшаяся кровь, ящер, зависнув почти над самой землёй, хотел уже добить дерзких существ, осмелившихся бросить ему вызов... произошла сразу несколько событий.
Чёрный Дракон внезапно встрепенулся, и выпустил мощную струю огня прямо под левое крыло утратившему бдительность врагу, туда, где оно примыкало к туловищу. Яркая вспышка, сорвавшаяся с кончиков пальцев Джинн, на мгновенье ослепила его, а острые кинжалы двух Воронов, слаженно выскочивших из своего укрытия, превратили это мгновение в вечность... Одновременно Коннор швырнул в уродливую морду ледяное заклинание, лишив её на короткое время возможности изрыгать огонь, и все вместе они бросились к упавшему на землю ящеру.
Морриган, снова обратившись в человека, направила на Дракона одно из самых неодолимых своих заклинаний... Если бы ей удалось довести его до конца, они бы победили.
Три воина с ожесточением рубились с чудовищной головой, отвлекая её от старшей колдуньи, Коннор, сменяя Джинн, непрестанно накладывал на них защитные заклинания и вожделенная победа была уж так близка, как вдруг...
Внезапно, израненный Дракон яростно взревел, и с трудом взмахнув не слушающимся крылом, тяжело подпрыгнул, с диким грохотом опустившись на землю. Холм содрогнулся до самого основания, все попадали с ног, и чудовищу оставалось лишь поджарить всё вокруг себя, но Морриган успела завершить заклинание необоримой силы, на время лишившее Дракона его магии. Теперь это был просто огромный ящер, которого они вполне могли бы одолеть.
Но увлёкшаяся колдунья, одержимая идеей уничтожить Флемет, в своём стремлении усилить заклинание, сняла с себя магическую защиту, пренебрегая собственною безопасностью и не заметила, как та в последний миг успела наслать проклятье на неё саму...
- Нет! – вскрикнула Эдриан, когда они все оказались на земле, прямо под переступающей огромными лапами тварью и, выскочив из своего укрытия, не раздумывая, помчалась к Рэйвену, в надежде хотя бы отвлечь от него чудовище. Но ящер, услышав, как она приближается, только небрежно отмахнулся от неё, словно от назойливой мухи... Однако это было уже последнее усилие обескровленного Дракона. Ещё несколько ударов, несколько заклинаний и он рухнул на землю.
Увидев, как от взмаха могучего крыла, Эдриан отлетела в сторону и осталась лежать там, где упала, молодой Ворон кинулся к ней. Бросившись на колени, он подхватил её на руки и, приподняв рыжеволосую головку, быстрыми судорожными движениями отвёл растрёпанные пряди с окровавленного лица...
- Джинн! – в отчаяние выкрикнул Рэй, видя, что она не двигается, ничуть не заботясь о том, что сейчас его может услышать не только сестра... Значение имело только то, что от заклинанья чародейки сразу затянулись все её раны, и девушка еле слышно застонала.
- Эдри, очнись..., любимая моя, пожалуйста..., Эдриан, взгляни на меня, - умоляюще шептал он, не переставая гладить слипшиеся от крови кудри.
- Рэй... - и она распахнула глаза. Увидев Ворона, на котором лица не было от страха, Эдриан нашла в себе силы, слабо улыбнуться ему, - а я и не знала..., что тебя, оказывается..., так легко напугать...
- Я тоже этого не знал, - нежно улыбнулся он в ответ, и внезапно что-то почувствовав, поднял глаза.
Неподалеку от них стоял Эйдан, и молча смотрел на него. В его взгляде было столько презрения и холода, что Рэйвен успел мельком подумать о том, что теперь-то уж, тот не упустит возможность расквитаться с ними...
Но Эдриан в его руках зашевелилась и Рэй сразу забыл о брате. Не отпуская её, он легко выпрямился, бережно поставив девушку на ноги, и только убедившись, что она может стоять без его помощи, разжал наконец, руки... и тут же все они услышали приглушённый рык, пытающейся приподняться твари.
- Добейте же её! – крикнула Морриган, пошатнувшись.
Зэвран подозвал Серого Стража вместе с Эдриан, едва пришедшей в себя, и протянул им свой меч из серого чугуна.
- Вы оба должны взяться за рукоять, и вонзить клинок в голову Дракона. Тогда он умрёт.
- Почему оба? – недовольно поинтересовался Эйд, стараясь не встречаться даже взглядом со своей невестой.
- Потому что отныне, вам надо привыкать, всё делать вместе! – отрезал старший Ворон, - а ещё потому, что два Героя Фэрелдена, победивших Дракона и к тому же связанных единой целью, гораздо лучше, чем один!
Эдриан первая потянулась к клинку, а Серый Страж взялся за рукоять поверх её руки... с такой силой, нарочно сжав пальцы, что девушка чуть не вскрикнула от боли.
Вместе занеся меч, единым, слитным движением они вонзили его в голову чудовища, проткнув её насквозь. Тварь содрогнулась всем телом и, выпустив последнюю прерывистую струйку дыма, перестала дышать.
...

Глядя на мёртвого Дракона, Морриган довольно улыбалась, но внезапно ощутив непонятно откуда взявшуюся слабость, начала медленно клониться к земле.
- Проклятая... ведьма... – процедила она, осознав, что та успела всё-таки ей тоже отомстить.
- Что с тобой?! – испуганно спросила её подбежавшая дочь.
- Больно... - еле слышно отозвалась она.
Юная волшебница начала колдовать, и вдруг с ужасом поняла, что у неё ничего не выходит.
- Оставь, Джинн... Ты мне не поможешь.
- Но почему же не срабатывает заклинание?! - в смятении воскликнула эльфийка.
- Потому что Флемет успела наложить на меня проклятие... - обессилено прошептала стремительно бледнеющая Морриган, - которое не позволяет мне исцелиться...
- Но, как же так...
- Всё тщетно, Джинн..., я умираю...
- Отец! – беспомощно вскрикнула она. Стоявший неподалёку Зэвран подошёл и, бережно взяв Морриган на руки, вынес её с поля боя.
- Это ты, - узнав его, прошептала колдунья, стараясь улыбнуться, сквозь гримасу боли, - зря я тогда... пошла на поводу у своей гордости... зря отпустила тебя...
- Ты всегда была для меня слишком хороша, - тепло проговорил он, ласково коснувшись её щеки.
- Мне жаль, Зэвран..., что я ушла тогда...
- Мне тоже жаль, - помедлив, отозвался Ворон.
- Лжец, - улыбнулась колдунья побелевшими губами, - а ведь я не хотела... расставаться с тобой...
- Ты подарила мне дочь, Морриган. И я безмерно благодарен тебе за это.
- Береги её, Зэв... - последним усилием выдохнула чародейка, закрывая глаза.
...

Обняв безутешно плачущую Джинн, Ворон подозвал своих сыновей.
- Скоро на этом месте будет полно народу. Битва в небесах не могла не привлечь внимание тех, кто рыщет по округе в поисках добычи. Но как бы им не хотелось стяжать славы победителей Дракона, ночью они сюда навряд ли сунутся. Поэтому нам нужно побыстрей закончить здесь и убираться прочь.
Совершив последний обряд над павшей колдуньей, они все поднялись на вершину холма, где Зэвран одним движением обезглавил чудовище.
- Полдела сделано. Отправляемся в Дэнерим, - приговорил Ворон, приторочив к своему седлу отрубленную голову Дракона, - все кто нам нужен – уже там.
Вскочив на коня, он бросил прощальный взгляд на неприметный холмик, с которого Джинн всё никак не могла отвести глаз.
- Не отставайте! – и Зэвран, опережая их, помчался во тьму.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус