Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь?

Знаешь ли ты, кого на самом деле любишь? Глава 24. Если идёшь до конца - никогда не оглядывайся..

Автор: Aen_Seidhe
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Романтика, Фэнтези


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
Они старались передвигаться по ночам, чтобы внезапно появиться в Дэнериме. Все вокруг уже знали, что Дракон убит, но тем, кто нашёл его наутро, при всём желании не удалось себе присвоить эту честь: у тела не хватало головы.
И вот, взбудораженный слухами, народ ожидал, кто же принесёт её во дворец. Анора, не оставляющая своих попыток, посадить рядом с собой на трон Ормана, разослала повсюду многочисленных соглядатаев, чтобы любой ценою завладеть единственным доказательством победы над Драконом, но... никто по-прежнему ничего не знал.
Наконец, эрл Эамон объявил, что победитель - в Дэнериме. По этому случаю королева, скрепя сердце, устроила торжественный приём, созвав огромное количество гостей (ведь средь толпы, что только не способно приключиться!). Анора замыслила откупиться от этого выскочки, а в случае его отказа – попросту убить. Конечно, Эамон не мог об этом не подумать, и тоже кое-что предпринял, чтобы ей помешать.
И вот, наконец, столь долгожданный миг настал.
- Дорогу Победителям Дракона!
Все расступились перед Эйданом, рядом с которым высоко подняв рыжеволосую головку, гордо выступала Эдриан. Их спутники следовали за ними на некотором отдалении.
Они вдвоём шли по освободившемуся проходу, и Аноре внезапно показалось, что она заново переживает старый кошмар. К её трону в доспехах Серого Стража, уверенной походкой шёл... Алистэр?!
- Нет, нет!! – от потрясения настигшего её, в голос вскричала Анора, забыв о своём королевском достоинстве, - этого не может быть! Она же погибла!
- Героиня Фэрелдена выжила и ты прекрасно знаешь об этом! Иначе, ты бы не натравливала на неё убийц! - торжествующе произнёс за её спиной эрл Эамон. - Тебе предлагали выйти замуж и дать стране наследника. Ты не послушалась... Как видишь он - вылитый Алистэр. И я сам, своими руками возложу на голову Эйдана корону его деда!
- Да как ты смеешь?!
- Не забывай, Анора, в тебе нет ни капли королевской крови, а люди до смерти устали от твоего правления – вернее от его полного отсутствия! И даже не пытайся уничтожить его, потому что тогда, ты отправишься следом за ним!
- Посмотрим, - прошипела она, не сводя ненавидящих глаз с Серого Стража. Приблизившийся Эйдан, небрежно бросил ей под ноги голову Дракона.
- Мы пришли за своей наградой! – уверенно промолвил он, никак её не титулуя.
- Сначала я хочу узнать, кто ты такой! – взяв себя в руки, отозвалась королева, - в моём наказе ясно говорилось, что только знатный человек, убив Дракона, сможет сесть на трон.
- Я – сын Алистэра, последнего короля Фэрелдена.
Взметнувшийся было шум голосов, по мановению руки Аноры тут же прекратился.
- Твоя наглость поистине безгранична, - с усмешкой промолвила она, - и чем ты можешь это доказать?
- Перстнем своего отца! – и Эйдан высоко поднял руку, сжатую в кулак, на которой сверкало и переливалось кольцо его предков.
- Ты видишь, Анора? У него перстень короля и я перед Создателем могу поклясться, что это и вправду его сын, - подал голос Эамон.
- Так вот, куда он делся! – не слушая их, крикнула Анора. – Эта эльфийка украла его с тела Алистэра!
- Отрицание очевидного, тебе не поможет! – сурово промолвил эрл, - хочешь ты или нет, тебе придётся его признать.
- Да это же просто смешно! Кого вы опять пытаетесь взгромоздить на престол? Незаконного сына этого бастарда Алистэра, который походя заделал ребёнка какой-то эльфийской потаскушке?!
Эйдан мгновенно налился гневом, но Эдриан успела вмешаться, выступив вперёд:
- Зато я - его невеста, разделившая с ним победу над Драконом, принадлежу к древнему роду, знатностью не уступающему королевскому! Эамон дружил с моим дедом и помнит моего отца, которого по навету Ормана лишили всего!
- Гнусная клевета! – вспылила королева, - пытаясь очернить другого человека, вы ничего не сможете добиться от меня!
- Что ж хорошо, оставим это в прошлом, - произнёс Эйдан, - а сейчас, ты должна сдержать своё слово и вознаградить нас!
- И не подумаю! – захохотала Анора. - Я – королева! И я имею право передумать! Так вот, вы зря пришли сюда, я ничего вам не отдам!
- По-моему, давно пора переходить от слов к делу.
Все обернулись.
К ним, во всём великолепии своих сверкающих доспехов, небрежною походкой шёл Зэвран.
- Этому ещё, что здесь понадобилось?! – возмущённо начала Анора, - когда мне потребуется наёмный убийца, я дам об этом знать, а до тех пор...
- Да, я наёмный убийца, - невозмутимо отозвался тот, с каждым словом приближаясь к трону. - А ещё я тот, кто был рядом с Алистэром до самого конца, тот, кто видел, как король в день своей гибели обручился с Героиней Фэрелдена, и наконец, тот, кто может подтвердить, что этот человек и в самом деле королевский сын! А если тебе этого мало... – и он сдёрнул капюшон с женщины, внезапно появившейся рядом с ним.
- Помнишь меня? - произнесла Каллиан, улыбаясь, и её старший сын поражённо воззрился на свою всегда такую слабую, изнеженную мать, в мгновенье ока превратившуюся в хищную тигрицу. И вправду, только опасность угрожающая её детям, могла сподвигнуть умирающую эльфийку, собрать все силы, чтобы стать на их защиту.
- Нет... Нет! Ты же мертва! – вскричала королева.
- Как видишь, пока нет, - с неуловимой горечью отмолвила ей та, - ты снова проиграла нам, Анора.
- Ну, вот уж нет! Стража! Стража!!
Но на её призыв никто не отозвался. Предусмотрительно рассыпавшиеся по всей зале Вороны, давно уже обезвредили охрану. Огромные двери с грохотом захлопнулись и наступила тишина.
- И что же дальше? – презрительно бросила им Анора, - чего вы все хотите от меня?
- Ты выполнишь своё обещание, - произнёс Эамон. – Ты коронуешь внука Мэрика, который победил Дракона вместе со своей невестой...
- Нет!
- ...дочерью Дарэнна Тэрлинга, чтобы их будущий сын вобрал в себя королевскую кровь отца и знатность их матери, дабы благородный род их предков был вовеки славен!
- Нет, этого не будет никогда!
- Ах, никогда, - насмешливо бросил ей Зэвран, - мне кажется, что это ты сказала сгоряча... ну ничего, даём тебе одну минуту, чтобы передумать.
- Да ты ещё мне будешь угрожать?! Наглец, ты кажется, забылся, здесь вам не Антива!! И ты не тронешь королеву даже пальцем!
- Уверен - этого не понадобится, - и он кивнул на Ормана, - взять его!
- Нет!! – она отчаянно кинулась было на помощь любовнику, но ей тут же преградили путь.
Двое Воронов подтащили того к Зэврану и поставили перед ним на колени.
- Подойди, Эдриан, - неожиданно позвал он. Девушка не понимая, приблизилась и Зэвран протянул ей свой кинжал:
- Этот человек оговорил твоих отца и брата, погубил твою мать и на долгие годы отправил в изгнание тебя. Убей его.
Все остолбенели.
Эдриан расширившимися глазами смотрела то на съёжившегося у её ног человечишку, то на Зэврана, державшего нож на раскрытой ладони. Она медленно протянула к оружию руку, но как только её пальцы коснулись рукояти, раздался истошный вопль королевы:
- Хватит!! Хватит, вы победили! Будьте вы прокляты!! – и зарыдав, Анора в отчаянии закрыла руками лицо.
Эдриан встретилась глазами с Зэвраном, который, словно бы и не слыша крика королевы, произнёс:
- Ты в своём праве. Кровная месть – святая месть. И ты по-прежнему можешь безнаказанно его уничтожить.
Девушка взяла кинжал и повернулась к дрожащему от страха Орману, ничтожеству, по чьей вине когда-то потеряла всё, смерти которого она желала всей душой. Но, прежде чем она успела сделать хоть шаг, Зэвран добавил:
- Тебе придётся выбрать, Эдриан. Месть или корона. Третьего не дано. Теперь решай, чего ты больше хочешь.
- Иногда, я ненавижу тебя, Зэвран, - совсем без злобы проронила девушка, возвращая ему нож..., и только Рэй мог догадаться, что она при этом чувствовала. А старший Ворон взглянул на сына, словно говоря: «Запомни этот миг. Она сейчас, через себя переступила. И будь готов к тому, что неизбежно. Через тебя, она ведь переступит также».
- Так когда состоится коронация? – не давая королеве опомниться, быстро проговорил лорд Эамон.
- Нам будет нужно подготовить всё как следует... - ответила Анора, лихорадочно подыскивая возможность вывернуться из капкана, - месяца через три...
- Завтра, - отрезал Ворон и повернулся к Орману, - или он и до утра не доживёт. И лёгкой, обещаю, смерть его не будет!
И королева всё-таки сдалась.
- Я... я согласна. Завтра, значит завтра.
- Хорошо, - приговорил Зэвран, - а этот человек пока, побудет с нами... чтобы ты не передумала!
...

В полдень должны были состояться торжественное обручение, а следом за ним – сразу же коронация и свадьба. Обычно на подготовку столь значительных событий, уходило до нескольких недель и даже месяцев, но у заговорщиков не было этого времени. Анора была непредсказуема, и нужно было не давая ей опомниться, всё очень быстро провернуть.
Жители Дэнерима, так восторженно приветствовавшие вчера двух новоявленных Героев Фэрелдена, были бы очень удивлёны, узнав, что будущие счастливые супруги проводят эту предпраздничную ночь отнюдь не друг с другом... и причина здесь была совсем не в целомудрии невесты.
...

Лёжащая на постели Джинн, не говоря ни слова, обречёнными глазами смотрела, как он одевается.
Благодаря своим магическим способностям она давно, ещё с той самой первой ночи знала, что воля её матери исполнена, но не хотела говорить об этом Эйду. Волшебнице нужна была безусловная любовь, и она до последнего надеялась, что он всё-таки одумается сам. Потому Джинн и не собиралась использовать крайнее средство, чтобы привязать его к себе. Для этого, волшебница была слишком горда. Ей нужен был его отказ от свадьбы по расчёту, но не ради их будущего ребёнка, а ради их любви, ради неё самой.
- Какая разница, король я или нет, женат я или холост. Я ведь люблю тебя и весь принадлежу тебе, - говорил Эйдан тем временем, даже не догадываясь о зреющем в её душе надрыве.
Он думал, что всё останется по-прежнему, и у него только появится корона на голове и кольцо на пальце, но она-то знала – всё между ними сразу будет кончено. Не в её характере быть на вторых ролях, быть потаскушкой, даже и для короля.
Но, не желая вынуждать его угрозой разрыва, она продолжала молчать, хотя ледяной холод прозрения уже сжимал её сердце. «Он не откажется от короны... он не откажется...»
...

Рэй же напротив, совершенно был уверен в своих силах. Уверен настолько, что даже приказал сопровождавшему его отряду Воронов возвращаться обратно в Антиву, сказав, что вскорости последует за ними. Он собирался увести её с собой, и уже предвкушал, как ошарашен будет Эйд, узнав, что Эдриан сбежала от него до свадьбы, и променяла короля на эльфа.
И ему было неведомо, что она помнила, всё время помнила жестокие слова Зэврана: «Рэй никогда не свяжет свою жизнь с такой, как ты» и утешала себя тем, что если Ворон всё равно, её когда-нибудь, да бросит, у неё по-крайней мере останется корона... Поэтому, когда наутро Рэйвен ей сказал, что они уезжают, Эдриан решила, что это лишь его очередная злая шутка.
- Очень смешно, Рэй. А теперь, если ты не против, я вернусь в свою комнату. Скоро туда придут королевские слуги, чтобы помочь мне облачиться в свадебный наряд. Я не хочу давать им повод к сплетне с самого начала...
- Ты что, плохо расслышала меня? Свадьбы не будет.
- Ах, не будет? И почему это, позволь узнать?
- Потому что мы с тобой возвращаемся в Антиву.
- Рэй, сейчас не время для шуток.
- А я и не шучу, - он подошёл к ней и взял её руки в свои, - я забираю тебя с собой.
Она пристально вгляделась в его глаза, и вдруг поняла, что он говорит совершенно серьёзно.
- Рэйвен, я... остаюсь, - тихо, но твёрдо проговорила она.
Ворон начал терять терпение:
- Почему ты упорствуешь? Ты же мне говорила, что я значу для тебя, больше чем он!
- А я от своих слов и не отказываюсь! Но только это ничего не меняет!
- Не выходи за него!
- Почему? Хотя ответ я знаю и сама! Ты просто снова хочешь унизить своего брата, заставив меня сбежать к тебе из-под венца!
- Нет, это только следствие, но не причина!
- Тогда скажи, почему я не должна выходить за него?! – потеряв терпение, вспылила она.
- Да потому что я люблю тебя, - сорвался он, - и я хочу, чтобы ты была моей женой!
Эдриан поражённо застыла, не зная что сказать в ответ, и только смотрела на него, а в её широко распахнутых глазах недоверие мешалось с изумлением.
«Он никогда на тебе не женится. Никогда. Никогда...»
- Прошу тебя, не делай этого! Я дам тебе не меньше, чем он! Давай уедем, давай вместе уедем отсюда! Хочешь быть королевой? Ты будешь, я сделаю тебя ночной королевой Антивы, я всё брошу к твоим ногам, только не выходи за него!
- Прости, Рэйвен, я должна, - и она пошла к дверям.
- Не уходи... - срывающимся шёпотом проронил он, но Эдриан не остановилась.
Выскочив из его спальни, она стремительно помчалась по коридору, захлёбываясь слёзами: «Почему, ну почему же он столько молчал?!» Ворвавшись к себе, девушка упала на кровать и дико зарыдала. Поздно, всё было слишком поздно...
...

Рэйвен остался стоять посреди комнаты, повиснув остановившимся взглядом на закрывшихся за ней дверях. Он был так уверен в том, что услышав его признание, она сразу же сбежит с ним, что не допускал и мысли о подобном исходе. Рэй прекрасно знал, какая она на самом деле, но он также знал о её чувствах к нему. Сейчас он сделал ставку на них... и проиграл.
Удар был слишком силён.
В его голове внезапно не осталось ни одной мысли. Не думая, он привычно потянулся за рубашкой, опоясал себя поясом с ножнами и вдруг... его словно ударило молнией. Он вспомнил о той, которой было сейчас ещё больнее, чем ему... о Джинн.
- Рэй! – увидев брата, кинулась к нему колдунья, которая после ухода Эйдана, крепилась изо всех сил, не проронив ни единой слезинки по своим разбившимся мечтам.
Они обнялись и слёзы буквально взорвали её изнутри. Рэйвен, давая ей выплакаться, поначалу только молча баюкал её в своих руках. Уткнувшись в его плечо, Джинн постепенно затихла, всхлипывая уже еле слышно, а он всё гладил сестру по волосам, и ровным, успокаивающим голосом ей что-то тихо говорил...
...

Их родители из-за внезапной слабости Каллиан, настигшей эльфийку после всех пережитых ею волнений, связанных с дворцовым переворотом, были вынуждены уехать сразу после коронации, а Джинн, отговорившись нездоровьем, на торжественный приём, устроенный в честь новобрачных, не пошла.
Рэй тоже не хотел туда идти, но рассудил, что не дело ему – мужчине, Ворону, показывать свои переживания. Ему, как брату короля, было уготовано место за главным столом, вместе с венценосными супругами, и увидев за ним Коннора с Алирой, он возблагодарил Создателя за то, что те ему помогут продержаться до конца.
Через некоторое время Рэйвен поймал себя на том, что весело смеётся чьей-то шутке, хотя о чём там была речь, он бы и не сказал...
«Смотри-ка, твой любовник что-то не рыдает, о том, что потерял тебя навек!» - тихо прошипел король, наклоняясь к своей жене, а Эдриан, закусив губу, чуть не ответила, что он её совсем и не терял. И тут же, встав со своего места, гордо удалилась.
Через минуту к Ворону приблизился слуга и негромко прошептал ему что-то на ухо. Рэйвен презрительно скривился. «Да, что я ей - мальчишка?! И не подумаю!». Но потом, видимо поразмыслив, встал и неторопливой походкой отправился следом за Эдриан.
Он нашёл королеву в своей спальне, из которой отказав ему, она сбежала этим утром. Как близки они были всего лишь несколько часов назад..., какая пропасть разделяла их теперь...
Закрыв дверь, Ворон, не говоря ни слова, встал на пороге, расслабленно засунув руки за пояс. Эдриан, словно не замечая его холодного вопрошающего взгляда, быстро подбежала к нему, желая поцеловать, но Рэй, чуть качнувшись назад, не дал ей этого сделать.
- Ты злишься? – полуутверждающе промолвила она, виновато заглядывая ему в глаза.
- Нет, ну что ты. С чего это мне злиться? Ты всего лишь предпочла мне другого!
- Нет, Рэй! Не другого! Другое...
- Ах да, конечно! Ты выбрала корону Фэрелдена! Но мне, поверь, от этого не легче!
- Ну постарайся же меня понять, прошу тебя! Я всю свою жизнь мечтала об этом и не смогла отказаться от неё... – Эдриан запнулась, - когда она была так близко!
Зелёные глаза вспыхнули яростью:
- Отказаться от неё «ради меня», хотела ты сказать!
- Не передёргивай, Рэй! Ты же всё понимаешь!
- Нет, видимо, как раз наоборот! Я ничего уже не понимаю! Иначе я бы не ошибся так!
- И в чём же, была твоя ошибка? – боясь его следующих слов, через силу выдавила она.
- Я думал - ты играешь с ним, а ты оказывается, всё это время играла со мной! – и он решительно распахнул дверь, собираясь уйти...
- Рэйвен!!
- Да, Ваше Величество? – оборотившись, отозвался Рэй елейным тоном, - вы что-то мне хотите приказать? – и он, с преувеличенной любезностью склонился перед ней.
Эдриан передёрнуло.
- Рэй, прекрати паясничать, прошу! Тут нет никакого «Величества», есть только ты и я!
- Вот именно, «ты и я»! Отдельно ты, отдельно я! А должны были быть «мы»! Вместе! Но ты этого не захотела! И отныне, буду только я – «всего лишь эльф» и ты – сиятельная королева Фэрелдена! – и Ворон стремительно развернулся, чтобы выйти, но она, быстро протянув руку поверх его плеча, захлопнула дверь прямо перед ним.
- Рэйвен, посмотри на меня.
Он нехотя повернулся и вдруг, совсем близко, увидел её горящие от вожделения глаза. Эдриан прекрасно знала, против чего он никогда не сможет устоять, знала силу притяжения своего взгляда, мерцающего голодным блеском. Раз взглянув, он уже не мог оторваться, и вот властно удерживая его, она, невзирая на всё своё роскошное королевское убранство, медленно скользнула вниз вдоль его тела.
- Смотри на меня, Рэйвен. Я стою перед тобой на коленях, я – королева Фэрелдена. Запомни то, что ты видишь, ибо я буду королевой для кого угодно, только не для тебя...
...

Когда какое-то время спустя, она как ни в чём не бывало вернулась к мужу, заняв своё место рядом с ним, Эйдан ничего ей не сказал. Он сейчас думал только о Джинн, и о том, почему её нет среди гостей.
Чествование нового короля и его венценосной супруги длилось и длилось, но они были бесконечно далеки, как от всеобщего веселья, так и друг от друга. И вот наконец, после праздничного пира двери спальни закрылись за ними, отгородив новобрачных от всего мира.
Король и королева молча смотрели один на другого, стоя рядом с постелью, приготовленной для их первой брачной ночи.
Слов не было.
- Погаси свечи, - мёртвым голосом проговорила она.
Закрыв глаза, неимоверным усилием воли она пыталась представить, что руки, обнимающие её - это руки Рэя, губы, целующие её – это губы Рэя, но всё было тщетно. Это был не Рэй...
После той его ночи с эльфийкой, они больше не были близки. И ей показалось, что Эйдан изменился. В его ласках появилась нежность... но всё было очень просто. У этого была причина. Она вырвалась у него последним полустоном. Это было только одно слово. И это слово было «Джинн»...
Отсторонившись от неё, король быстро встал и молча вышел из комнаты, а она, сжавшись в комочек, беззвучно заплакала, уткнувшись в свою подушку.
...

Колдунья печально смотрела в непроницаемую ночную тьму за окном, когда он внезапно обнял её.
- Джинн...
- Что ты здесь делаешь? – возмущённо высвободилась она, - сейчас ты должен быть со своей женой!
- Моя жена – ты...
- Что такое?!
- Перед лицом Создателя, моя жена – ты, отныне и навеки.
- А как же, Эдриан?
- Мы совсем чужие. Я её не люблю...
- И тем не менее, ты ведь на ней женился!
- Я женился на ней только ради короны! Я знаю, это подло, но я не мог потупить иначе! Мне нужен от неё наследник! Это была ошибка. Я думал, что смогу себя переломить... Но я могу быть с ней, лишь если я тебя в это мгновенье представляю...
- Да как ты можешь даже говорить подобное?! Она ведь тоже человек, а не живая кукла, и у неё есть чувства, как и у тебя!
- Джинн, ты наивна как ребёнок. Это не женщина, это скорее статуя из камня! И вот чего я не могу никак понять, так это то, что в ней нашёл твой братец. Она же – лёд, а Рэйвен, как огонь...
- Ты слеп, Эйдан. Так же, как и она. Мы все могли быть очень счастливы друг с другом, но вы вдвоём другую участь предпочли, а я и Рэй... мы только жертвы приговора. Что ж, Эйдан, значит так тому и быть. Твоя судьба была в твоих руках - ты выбрал. Выбрал то, что хотел. А теперь уходи. Твоя супруга ждёт тебя.
- Джинн... – обескуражено прошептал он. – За что ты поступаешь так со мной?
- Мы все выполнили своё предназначение. Моя мать помогла тебе победить Дракона, ты воссел на трон, а я... я зачала ребёнка от Серого Стража.
- Что...? – поражённый этим внезапным откровением, опешил он, и резко схватив девушку за плечи, впился взглядом в её лицо. Увидев янтарные глаза, печально глядящие на него, Эйд понял, что она сказала правду.
- Но почему, ты не призналась сразу?! – почти зарыдал он от ярости и бессилия, - ведь я тогда на ней бы не женился!!
- И отказался бы от трона? - тихо проронила она.
- Одно с другим никак не связано!
- Ты, кажется забыл, так я тебе напомню: знатные лорды Фэрелдена приняли тебя, лишь ради Эдриан! Алистэра любили простые люди, а для кичливой знати он так и остался навсегда бастардом! А её отца знали и уважали влиятельнейшие люди этой страны. Они поддержали тебя только из-за неё! Ответь мне, Эйдан, что же ты молчишь?! Ты смог бы отказаться от короны?
- А почему я должен отступаться от того, что принадлежит мне по праву? – взорвался он, - я – сын короля, и я не собираюсь отрекаться от своего наследия!
- Я так и поняла. Поэтому, я ничего тебе и не сказала, - Джинн помолчала, - то, что ты предал меня – я могу простить, но если бы ты предал нашего ребёнка...
- Да что с тобой в конце концов? Я был всегда с тобою честен! Ты с самого начала знала, что жениться на тебе я не смогу!
- Не сможешь? Или не захочешь?
- Перестань!
- История повторяется, да, Эйдан? – горько засмеялась она.
- О чём ты?
- Серый Страж став королём, не стал жениться на эльфийке...
- Джинн! – кинувшись к ней, он схватил девушку в объятья и зарылся лицом в её мягкие волосы, пахнущие лесными травами, - Джинн, я прошу, не отвергай меня! Ты – жизнь моя, я без тебя погибну!
- Прости, но здесь я оставаться больше не смогу, - решительно высвободилась она.
- Ты не любишь меня... – упавшим голосом промолвил Эйдан.
- Это не так!
- Не любишь. Иначе ты бы не могла быть так жестока...
- Речь не о нас тобой. Речь о моём ребёнке! Родившись здесь, он будет обречён!
- Клянусь, я сумею защитить его!
- А если нет?
- Ну, хватит! Я в конце концов король!
- Эйдан, мне кажется, что ты не понимаешь. Мой... наш ребёнок будет магом! А я не позволю отнять его у меня и запереть в Башне, под надзором храмовников! И участи своей матери, участи преследуемого всеми колдуна-отшельника, ему я тоже не желаю!
- Я не допущу этого!
- Ты не сможешь пойти против Церкви!
- Смогу!
- Нет! Только если ты признаешь своего ребёнка, он будет недоступен для неё! Но ты не сможешь поступить так, ведь если у меня родится мальчик, он будет старше вашего с ней будущего сына, и будет первым в очереди на престол отца! Так объясни, зачем тогда всё это?!
- Джинн, я не знаю, что тебе сказать...
- Зато знаю я. Всё кончено, Эйдан.
- Но, Джинн...!
- А если ты меня сейчас, сию минуту, не оставишь одну, я уеду нынче же ночью!
- Зачем ты так меня мучаешь?
- Затем, что ты слышишь только то, что хочешь слышать! Если ты желаешь, чтобы я осталась, ты обеспечишь мне защиту от своих подданных... и от самого себя.
- О чём ты?
- О том, что я не буду королевской девкой, тебе ясно? И только в этом случае смогу остаться при дворе! По-крайней мере до тех пор, пока не стану матерью! Родится сын – я тот час же исчезну, дочь – что ж, если ты её признаешь..., может быть, я здесь ещё немного задержусь.
- Джинн, подожди...
- Нет, Эйдан. Уже слишком поздно. Причём во всех смыслах этого слова. У тебя есть время подумать. До утра. Завтра ты сообщишь мне о своём решении. Спокойной ночи, - и она указала ему на дверь.
Эйдан обречённо побрёл по коридору, даже не подозревая, чего ей стоило порвать с ним. Слушая его удаляющиеся шаги, волшебница упала на ковёр и зарыдала. Она любила его, но своё нерождённое дитя любила ещё больше... И в этом была её трагедия. Быть рядом с Эйданом, подвергнув риску ребёнка или навсегда исчезнуть из жизни любимого мужчины? Ответа на этот вопрос она не знала.
...

Когда королева Анора вместе с любовником удалилась в свой родовой замок, пожалованный её отцу старым королём Мэриком, чтобы и дальше продолжать в своё удовольствие растрачивать огромное состояние, нажитое когда-то Логейном, все вздохнули с облегчением. Внезапно настигнутый возрастом лорд Эамон, убедившись, что бразды правления страной отныне в надёжных руках, спокойно вернулся в Рэдклиф и король оказался предоставлен сам себе.
Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о разрыве с Джинн, которая осталась во дворце после того, как он принял её условия, Эйдан с головой погрузился в государственные дела.
Он приблизил к себе Серых Стражей из числа своих друзей по Вейсхаупту, создав из них маленькую личную гвардию, и на удивление всем выказал себя разумным правителем с недюжинным умом и удивительной для столь молодого человека прозорливостью. Конечно поначалу ему помогали сторонники из ставленников эрла Эамона, но вскоре он смог бы уже обходиться и без них.
Но если в государственных делах Эйдан навёл порядок всего за какой-то месяц-полтора, то в его супружеской жизни по-прежнему творилось непонятно что.
...

Получив как-то письмо от эрла Эамона, в котором тот непрозрачно намекал, что королеве уже давно пора пообещать стране наследника, Эйдан задумался. Он очень редко приходил к своей жене, а если мог бы, не являлся бы и вовсе, но старый лорд был прав. Тяжело вздохнув, Эйд отправился к ней.
И конечно же, Эдриан была не одна. Стоя у входа в королевские покои, она о чём-то разговаривала с Рэем. Король остановился неподалёку. Ему прекрасно было видно то, какими несчастными глазами она смотрела на Ворона. В её взгляде была любовь и... мольба. Эйдан презрительно скривился.
Рэйвен обернулся. Его лицо было непроницаемо. Завидев короля, он небрежно поцеловал ей руку, которую она попыталась отдернуть, и тут же ушёл. Она хотела было побежать за ним, но тоже заметила Эйдана. И сразу же её прекрасные черты, живые, освещённые любовью, неузнаваемо переменились, преобразившись в каменную маску.
Эдриан медленно подошла к нему и, глядя на него ледяными глазами, молча остановилась напротив.
- Следуй за мной, - приказал Эйд и отправился в свои покои.
Едва войдя в комнату, она с усмешкой процедила:
- Я слышала, что твоя девка ждёт ребёнка. Поздравляю.
- Насколько мне известно, девка здесь одна. И это явно не Джинн, - хмуро отозвался король, думая о своём, - и кстати, о девках. Быть может ты со своим любовником, и научилась хорошо скрываться от людей, но не забудь – коль скоро у тебя родится его сын – ты вылетишь отсюда словно ветер!
- О чём это ты? – возмущённо начала она.
- О том, что ты не сможешь выдать ребёнка Рэйвена за моего! Напомнить, почему?
Эдриан изумлённо уставилась на него, и король внезапно осознал, что она и в самом деле не понимает, что он хочет сказать. В его груди поднялась злоба, и что-то похожее на застарелую ревность.
- Он – эльф, дорогая, и его ребёнок тоже будет эльфом. Поэтому, советую тебе поостеречься. И с нынешнего дня, я буду приходить к тебе до тех пор, пока ты не зачнёшь наследника. А сейчас... раздевайся.
Эдриан хотела было гневно воспротивиться, но тут же вся поникла, под его уничижающим взглядом. Он был прав. Она была в ловушке, из которой не было выхода. И ей пришлось подчиниться.
...

Рэйвен всё больше отдалялся от неё, и о чём он думал, Эдриан не знала. В довершение всего, она несколько раз заставала его разговаривающим с Алирой.
Когда королева нашла его наутро, Рэй хладнокровно сообщил ей, что скоро возвращается в Антиву.
- Как? – опешила она и её губы задрожали, - Рэй, ты не можешь уехать!
- Это ещё почему? Меня уже давно ждут в Ордене. Я – наёмный убийца, а не мальчик для утех! А если ты не поняла, я не уехал раньше только ради Джинн! И когда я буду уверен, что она здесь сможет находиться без меня, то сразу же исчезну.
- Рэй, я тебя умоляю... Неужели ты никогда не сможешь меня простить?!
- За что простить? Ведь ты тут не причём. Я сам дурак, - с горькой усмешкой промолвил Рэйвен. - Где-то в глубине души я всегда знал, что так будет. Но по какой-то непостижимой причине мне казалось, что со мной ты будешь счастлива...
- Рэй, не бросай меня!
- Я сам бы никогда тебя не бросил. Но ты решила по-другому. Ты вышла замуж!
- И ты очень быстро утешился в объятьях своей потаскухи!
- Она, в отличие от тебя, меня искренне любила!
- Да что ты говоришь?! И при этом спала с половиной Антивы!
- Алира это делала не по своей воле, а ты добровольно отдала себя тому, кого не любишь! Она вынужденно торговала собой за кусок хлеба, а ты продала своё тело за золотую побрякушку, за «символ власти»! Так чем, ты отличаешься от неё? Да ничем!!
От её лица отхлынула вся кровь, но вместо того, чтобы вспылить и дать ему пощёчину, как это было для неё привычно, Эдриан вдруг отвернулась и... заплакала. Она внезапно поняла, что Рэйвен прав – она всего лишь девка, девка, продавшаяся за позолоченную безделушку... такую желанную для неё тогда и такую ненужную ей теперь...
Такого Рэйвен от неё не ожидал, и как всегда при виде её слёз, почувствовал раскаяние:
- Ну не ревнуй, она мне не нужна...
Он примирительно обнял её и только начал было целовать, как Эдриан с внезапным ожесточением резко высвободилась из его рук.
- Не прикасайся ко мне! Я не могу рисковать! Мой ребёнок должен быть человеком!
Рэй отшатнулся от девушки, как будто она его ударила.
Несколько долгих мгновений он неверяще смотрел на неё, а потом повернулся и молча пошёл прочь. Эдриан кусая губы, смотрела ему вслед, проклиная себя за сказанные в запале слова. Она бы отдала всё, что угодно, лишь бы вернуть их. Она достаточно хорошо узнала Рэйвена, чтобы понимать – он не простит...
И он её не простил.
...

Эйдан теперь видел Джинн только на людях. Надеясь на её чувство к нему, он несколько раз пытался сломить упорное сопротивление колдуньи, но она была всё также непреклонна. И тем не менее, привыкший всегда идти до конца и добиваться своего Эйдан, не теряя надежды, всё также стучался в закрытую дверь.
Но время шло и ничего не менялось.
Король начал впадать в отчаяние. Сердце волшебницы, видевшей его похудевшее лицо и тоскующий взгляд запавших глаз, постоянно преследующий её, обливалось кровью, но она держалась из последних сил... хотя подчас это становилось просто нестерпимо...
...

Когда Джинн в очередной раз отвергла его, Эйдан сорвался, окончательно утратив над собою власть.
Впервые в жизни король напился так, что это стало в нём заметно, и в таком вот непотребном виде вломился к Эдриан, на которой уже давно повадился срывать, как свой дурной нрав, так и всё учащающиеся приступы ярости.
- Как поживает моя верная жёнушка? Соскучилась небось, по своему любимому супругу?
- Убирайся вон! – увидев в каком он состоянии, Эдриан хотела тут же выставить его, но Эйд не дался, оттесняя её вглубь комнаты.
- Зачем же так грубо? – продолжал глумиться он, - ведь с Рэем ты наверняка была совсем другой, разве не так? Я же прекрасно знаю своего распутного братца! И многим занятным вещам он успел обучить тебя?! – и Эйдан повалил её на кровать.
- Ты этого никогда не узнаешь! – сдавленно простонала она, пытаясь освободиться.
- И перед этой вот, развратной потаскухой я робел, боясь оскорбить её даже взглядом! А надо-то, надо было всего лишь изнасиловать тебя! И ты б тогда была моя навеки!
- Никогда... никогда, ты слышишь!!
- Нет, всё-таки мне хочется узнать, чем он привлёк тебя, ты, дрянь, дешёвая подстилка?!
- Да тем, что он - мужчина, а ты – нет!! Ты - бессердечная жестокая скотина, не способная вызвать любовь ни в одной женщине! Ведь даже твоя ведьма бросила тебя!!
Услышав об отвергшей его Джинн, он озверел окончательно.
- По-твоему я не мужчина?! Так может, убедить тебя в обратном, тварь?! – и он набросился на неё, как хищник на свою добычу. Она рыдая, вырывалась, но просто не могла с ним справиться...
- Нет!! Создатель, да что же это?! – отчаянно вскрикнула Эдриан, и словно в ответ на её молитву, дверь распахнулась.
Это Рэй, не так давно завидев шатающегося короля, который поднимался наверх в свои покои, решил проверить, не причинит ли тот вреда его сестре, но не найдя его у Джинн, на всякий случай пошёл к себе мимо их спальни. И успел как раз вовремя.
Ворвавшись, Ворон схватил его сзади за шиворот, и с такой силой приложил головой о стену, что король от удара потерял сознание. Холодно посмотрев на дрожащую Эдриан, Рэй, не сказав ни слова, вышел.
Придя к своей сестре, Рэйвен попросил Джинн позволить принести к ней Эйдана, и на её встревоженный вопрос ответил только то, что тот повздорил со своей женой.
- А я-то тут причём? – чуть не заплакала от ревности она.
- Ты-то? Конечно не причём. Но только ссора та, была из-за тебя! А если он её, ещё хоть раз попробует обидеть, я больше за себя не отвечаю... Так что, сестра, ты мне развязываешь руки? Или всё-таки примешь его и на утро уверишь в том, что ничего не было?
- Чего не было? – встревожилась Джинн.
- Ни-че-го, - раздельно повторил Ворон. А про себя подумал о том, как же ему надоело прикрывать грехи братца ото всех, кто его любит, заботясь о том, чтобы образ «благородного Серого Стража» не мерк в их глазах, ведь они, не иначе как по прихоти Создателя, были и его родными тоже...
...

Эдриан, подтянув колени к лицу, сидела неподвижно на кровати, словно не замечая, как вошедшие слуги унесли Эйдана, как потом кто-то погасил свечи... Широко раскрытыми глазами она смотрела внутрь себя. И ей было страшно.
Внезапно очнувшись, она поняла, что не одна.
- Рэйвен, - прошептала Эдриан, наугад протягивая руку.
- Ну как, ты счастлива, королева? – послышалось из темноты, и дверь бесшумно затворилась за ним.
Она уронила голову на подушку и горько зарыдала.
- Нет, Рэй, я несчастна..., я так несчастна... без тебя...
...

Наутро, придя в сознание в комнате колдуньи, Эйдан, который ничего не помнил из произошедшего вчера, испугался. Чуть не до умопомрачения испугался того, что потеряв себя в угаре опьянения, мог как-нибудь её обидеть...
Скатившись с кровати, Эйдан кинулся к сидящей в кресле эльфийке и упал перед ней на колени.
- Джинн... Джинн, я ничего тебе не сделал?! Джинн, девочка моя, прости меня! Я знаю, что не должен был сюда приходить, но я... я сам не знаю, что на меня нашло... Джинн, ты простишь меня? Ты не уедешь?! – взмолился он, обжигая её лицо горящим, воспалённым взглядом.
- Куда же я уеду, если я тебя люблю... – не в силах больше выносить его страдания, заплакала она и, притянув к себе, поцеловала...
...

Эйдан на какое-то время снова сделался спокоен и невозмутим, и это почувствовали все, даже его жена, возблагодарившая Создателя за то, что «эта ведьма» снова с ним сошлась.
Как ни крути, но даже она понимала, насколько благотворно на него влияние эльфийки. Только с ней он становился снова самим собой, только с ней проявлялось всё лучшее, что было в нём, и вскоре чародейка заняла своё место рядом с королём.
А через некоторое время подданные приходили со своими нуждами уже не к надменной и холодной королеве, а к ней - открытой, доброй и способной каждому помочь. Джинн полюбили и приняли не только простые люди, но и знать, потому что волшебница, которая была теперь почти всесильна, никогда не выпячивала свою власть, держалась очень просто и с достоинством.
Король же видя, как к ней относятся другие, последними словами проклинал себя за нерешительность. Это она должна была быть его королевой, она, а не Эдриан, и если бы он не пошёл на поводу у Эамона... Но, что сделано, то сделано, и Эйдан снова возвращался к нелюбимой им жене...
...

Как-то раз войдя в спальню, он увидел её, неподвижно стоящую у распахнутого окна.
- Ложись в постель, - коротко приказал он.
Эдриан не шевельнулась, как не услышала его.
Король подошёл к ней и дотронулся до её плеча.
- Убери от меня руки! – вдруг отпрянула она.
Возникшее было на его лице удивление, быстро сменилось раздражением, и он, враз охрипшим от злости голосом проговорил:
- Ты, дорогая, кажется забыла, почему несмотря ни на что, я всё-таки женился на тебе? На тебе, а не на той, которую люблю?!
Эдриан равнодушно промолчала. Это давно уже ей стало безразлично. Ей было совершенно наплевать на то, с кем он проводит время, кого любит... Всё померкло в её душе, ведь как только Рэй узнает... А он не сможет не узнать...
- Ты же прекрасно понимаешь, что я женился на тебе из-за наследника, - тем временем, продолжал Эйдан, - да в чём дело, почему я вообще должен напоминать тебе об этом?! Напоминать о том, что ты ради короны дала согласие на этот договор?! Мне эта... близость нужна ничуть ни больше, чем тебе! Но ты сама пошла на эту сделку... Так что случилось? Или теперь ты ни с того, ни с сего хочешь нарушить своё слово, отказавшись от исполнения супружеских обязанностей? – спросил, уже не на шутку разгневанный, Эйдан.
- Нет, просто в этом больше нет нужды! – зло огрызнулась королева, с ненавистью глядя на него.
И тут он понял. Раздражение исчезло и ему на смену пришло какое-то брезгливое недоумение. «И как, во имя Создателя, я мог полагать, что люблю её? Глупец, где были мои глаза?».
Взяв себя в руки, Эйдан сухо уточнил:
- Это так, ты сообщаешь мне о том, что ждёшь ребёнка?
- Да и ты можешь объявить всем об этой «превеликой» радости!
- Я так и поступлю. Уверен, что верноподданные Фэрелдена придут в неописуемый восторг, узнав о том, что любящая королевская чета скоро подарит им наследника!
...

Случайно узнав от третьих лиц, что у неё будет ребёнок, Рэйвен уехал не попрощавшись.
Королева выплакала все глаза. Ей стало так плохо, что она слегла и не на шутку встревоженный её здоровьем Коннор, которому Эдриан только и могла довериться, несмотря на то, что он был другом скорее Эйда, чем её, поторопился поскорей исполнить просьбу королевы...
- Коннор сказал, что ты меня звала.
Повернув голову, она увидела у своей постели Джинн. Несколько минут соперницы пристально смотрели в глаза друг другу. И королева обессилено заплакала.
- Ты знаешь, что я никогда тебя не любила и ты прекрасно понимаешь, почему... но сейчас..., Джинн, я тебя прошу, я тебя умоляю...
- О чём же, Эдриан? - ровно спросила колдунья.
- Верни своего брата... Он нужен мне.
- Тебе мало короля? - грустно, даже без намёка на злость произнесла волшебница.
- Перестань, Джинн, всем известно, что Эйдан принадлежит тебе! А от меня ему нужен только наследник! И с того времени, как он узнал, что у нас будет ребёнок, мы больше не были с ним близки... А Рэй..., Рэй любит меня и мне без него очень плохо!
- Тогда, зачем тебе я? Напиши ему и если брат и вправду тебя любит, он сразу же вернётся.
- Я не могу, - застонала королева, - мы с ним поссорились... Я очень обидела его и он меня не простил! Моё письмо не сможет ничего исправить...
- Хорошо, я попробую.
- Спасибо, Джинн...
- Не благодари! – внезапно резко отозвалась та, - я делаю это не ради тебя!
...

В дороге Ворона нагнал королевский посыльный, который передал ему письмо сестры. Та просила его срочно вернуться. Больше в письме не было ни слова и, проклиная всё на свете, Рэйвен помчался обратно.
- Эдриан очень плоха. Лекарь говорит, что она умирает, но даже зная это, всё равно не позволяет ему лечить себя, - сказала брату Джинн при встрече, - ты должен с ней поговорить.
Открыв глаза, королева увидела Ворона, стоящего в изголовье.
- Рэй, - тихо прошептала она, - Рэй, ты приехал...
- На один день.
- Нет, прошу тебя, не оставляй меня больше одну!
- Ты больна. Это миг слабости. Когда ты поправишься, я снова стану тебе не нужен.
- Нет, Рэйвен, нет!!
- Отдыхай, - тихо произнёс Ворон, увидев, как Коннор, от которого он и отвлекал сейчас её внимание этим разговором, уже закончил накладывать на Эдриан лечебное заклинание.
Выходя от неё, Рэй лицом к лицу столкнулся с королём.
- Зачем ты вернулся? - злобно спросил его Эйдан, - тебе здесь никто не рад!
- Меня попросила сестра. Потерпишь, это ненадолго, - спокойно ответил ему Ворон.
- Ты лжёшь! Я знаю, ты вернулся из-за неё!
- Можешь думать всё, что тебе угодно, мне без разницы.
- Ах, тебе без разницы?! Хотя наверное, ты прав. Ты же всегда с такой лёгкостью соглашался стать орудием её мести!
- О чём это ты? - сузил глаза Рэйвен.
- А то ты не знаешь. Эдриан знает, что я люблю Джинн и бесится от злости. А кто ещё лучше всего подойдёт на роль любовника, если не ты, к которому я так ревновал её когда-то? Вот она и позвала тебя, в надежде на то, что я может быть, снова обращу на неё внимание!
Побелевший от беспощадно ранящих слов Эйдана, Ворон только щурился на него ненавидящим взглядом, а потом холодно произнёс:
- Что ж если так, то тебя тем более, не должно волновать моё присутствие. К тому же, я скоро уеду.
- Надеюсь на это! - с ненавистью бросил ему король.
...

- Как ты могла позвать его! - в бешенстве заорал он, врываясь к жене, - ты что не понимаешь, что на кону? Не понимаешь, что кто-нибудь может решить, что ты носишь его ребёнка?! И разнести эту сплетню по всему королевству?!
- Не переживай так, Эйдан, - презрительно произнесла Эдриан, - ты - человек и мой ребёнок будет человеком... Хотя я отдала бы всё на свете, за то, чтобы он родился эльфом! - внезапно выкрикнула она, - тогда бы... тогда бы все вокруг узнали о моей измене и ты был бы вынужден дать мне свободу!
- Что такое?! - прошипел он, приближаясь, - что за чушь ты несёшь, ты, коронованная потаскуха?!
- Что слышишь! Я люблю его и всегда буду любить, но из-за своей гордыни я навеки связана с тобой!
- Ты правильно сказала, «навеки», - злобно произнёс король, - и не забывай об этом, Эдриан, потому что я никогда тебя не отпущу! - и он выскочил из комнаты, с силой захлопнув за собой дверь.
...

Эйдан теперь делал всё, чтобы разлучить их, и при этом ни на шаг не отпускал от себя Джинн.
- Я не позволю им видеться! Я здесь король!
- Ты же говорил, что больше не любишь её?!
- Да, ну и что?
- Тогда не мешай им, жить своей жизнью!
- И не подумаю! Они должны дорого заплатить за то, что сделали и они оба заплатят!
- Тогда я уеду отсюда! - вскрикнула Джинн, - я и не знала, каким ты можешь быть жестоким!
- Да ладно тебе, что ты так распалилась? - спросил король, тут же остывая и хотел было её обнять, но она не далась, резко отсторонившись от него.
- Это что ещё за капризы? - недовольно вопросил он, - ты что будешь таким образом пытаться вынудить меня, сделать по-твоему? Предупреждаю сразу, Джинн, ничего у тебя не выйдет! Никто не заставит меня делать то, чего я не хочу! - и он разгневанно вышел, а она всё смотрела ему вслед, не в силах поверить, что её Эйдан, её нежный любящий Эйдан, на самом деле был способен на всё...
...

Собравшись с духом, волшебница пришла к брату, снова снарядившемуся в дорогу:
- Я поеду с тобой. Он не такой, каким я его считала. Он жесток. Я не выдержу здесь без тебя.
- Как хочешь, Джинн, - равнодушно отозвался Рэйвен, у которого после разговора с братом, земля горела под ногами. Он снова ей поверил и снова обманулся в ней. Но с него хватит. И Рэй поклялся себе в том, что это был последний раз, когда он так сглупил...
Через час Ворон с сестрой покинули город.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Aen_Seidhe


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус