Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » The Witcher » Она и прочие неприятности

Она и прочие неприятности. Глава 10, или Дело о пропавших записях (часть вторая)

Автор: Calypso_ | Источник
Фандом: The Witcher
Жанр:
Юмор, Фэнтези, Фемслэш, Ангст, Драма, Гет


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора

— Знаешь, между прочим, тебе это даже полезно. Свежим воздухом там подышишь, все такое... Да и вообще, где твой дух авантюризма? Все то время, что мы в городе, наверняка просто торчишь в этой своей затопленной деревне, которую вам выделили для проживания. А я вот тебя на природу вытащила. Ты мне вообще благодарен должен быть!

— Thaess.

— Ну и пожалуйста, — я фыркнула и старательно изобразила на лице обиду. — И чего я вообще перед тобой распинаюсь?

— Идея убить тебя уже не кажется мне такой плохой. Я серьезно.

— Да нет, она все еще плоха. Во-первых, мы еще не вышли за пределы города, а во-вторых надо это было еще на барке сделать, теперь-то меня уже хватятся. Хотя бы даже твоя драгоценная Саския, это ведь я выбила у нее отравленный кубок. Да и вообще, благодаря тебе я теперь популярна.

Иорвет возмущенно засопел, но смолчал, а меня вновь понесло на глупую и абсолютно бессмысленную трескотню:

— Но пока мы не вышли за ворота, у тебя еще есть шанс спастись. Как вариант, можешь начать кричать, что злая человечья колдунья тащит тебя в чащу, чтобы надругаться. Стражники наверняка услышат и прибегут тебя спасать.

— O, Dana... Ты умеешь молчать?

— Нет.

— Ладно, а куда идешь, знаешь?

Я растеряно остановилась и пожевала губу. Нет, ну вот почему же я не узнала заранее, что окажусь в этом мире? Перепрошла бы тогда игру... Не то, чтобы я жаловалась на свою память (за исключением того, как же я все-таки здесь оказалась), но детали игры, которую я имела радость проходить почти год назад, она уже не хранила. Так что придется опираться исключительно на собственные интуицию и догадливость... Черт, я обречена.

— "Поиск свой начни с колодца..." — наморщив лоб, припомнила я. — "... там, где эхо отзовется"

— Браво, beanna, я тоже это читал.

Проигнорировав его сарказм, я обратила внимание на другую деталь: мне приспичило замереть как раз под сводом ведущих в город ворот, так что охраняющий их стражник уже начал подозрительно на нас коситься. Я выглянула из-за спины стоящего передо мной скоя'таэля и, мило улыбнувшись, помахала ему. Прищурившись и, видимо, поняв, кого к нему занесло, краснолюд быстро отвернулся, словно все это время так и стоял.

— Чего это он? — я недоумевающе заморгала.

Эльф усмехнулся:

— А ты что думала, весь город только и мечтает, чтобы бы ты кого-нибудь им призвала? Большая часть жителей боится тебя, conas aenye.

— Что? Но я же им ничего не сделала!

— И что с того? В полумиле от города активировалось проклятие, призвавшее в наш мир несколько тысяч призраков, а сразу после этого в сам город заявилась Mordice. Тебе повезло, что тебя до сих пор не обвинили в появлении Мглы.

От удивления я даже не сразу нашлась, что ответить.

— Они могут решить, что я вызвала Мглу? Но я же... И ты не говорил об этом, тогда...

— Это было моей ошибкой, признаю.

— И все? Меня в любой момент могут схватить и устроить самосуд просто потому, что ты был слишком зол на Стенниса и не предусмотрел этого?! — тугой комок паники в животе начал расползаться по всему телу.

— Прекрати истерику. Не привлекай внимания.

Я судорожно сглотнула и окинула взглядом оглядывающихся на нас людей. Словно пыталась угадать, кто из них первым захочет броситься на меня.

— Так вот почему...

Осененная новой догадкой, я вновь повернулась к Иорвету:

— Вот почему ты хочешь, чтобы я не покидала город и вернулась к Филиппе? Не только потому, что тебе неприятно общество d'hoine. Ты... чувствуешь вину.

Он поджал тонкие губы, но, подумав, все же ответил:

— Да. Молодец. Поразительная сообразительность для... d'hoine.

Я опустила голову, пытаясь собрать разбегающиеся мысли в кучу. Иорвет помолчал и продолжил:

— Можешь искать записи своего кузнеца, но не со мной. Ведьма Эйльхарт отправила меня, потому что вряд ли кто-то решится причинить тебе вред в городе. А за его пределами может случиться все, что угодно.

— Я-то думала, ты достаточно хорошо умеешь обращаться со своими мечами... — вяло отреагировала я.

Подобным заявлением я явно уязвила его самолюбие, но он не подал виду.

— Поверь мне, Mordice, умею. Только вот где гарантия, что горожане не решат, что проклятие может спасть после смерти некромантки?

— Некромантка? Меня теперь так называют?

— Да. Вы, люди, ведомы, как стадо баранов. Если подобная мысль придет голову одному, он поделится с другими, а те с третьими. И постепенно сомнения охватят всех. И ты думаешь, будто в целом Вергене не найдется десятка расхрабрившихся идиотов, которые решатся проверить эту мысль опытным путем? И где гарантия, что они уже сейчас не пойдут за тобой следом?

— Да ты просто боишься, — выпалила я и сама испугалась своей дерзости, но язык, как всегда, действовал быстрее мозга. — Боишься, что кучка d'hoine надерет задницу гордому Aen Seidhe. Трус. Слышишь? Ты трус!

Я едва слышно вскрикнула, когда сильные пальцы вдруг сжали мое плечо и одним рывком притянули почти вплотную к самому эльфу.

— Следи за своим языком, bloede d'hoine, — прошипел он. С такого расстояния даже я со своим зрением могла разглядеть искорки ярости в его глазу.

— А то что?

Прекрати, Гвен, прекрати!

— Я тебе не ублюдочный аэдирнский принц, мне плевать на свою репутацию. Ты и сама говорила, я приговорен к смерти во всех королевствах Севера. И в империи тоже, к твоему сведению. А сейчас я терплю твои выходки, но тебе не следует этим злоупотреблять.

— Так докажи, что я ошибаюсь, — выпалила я.

Близость его тела заставляла мысли путаться еще больше. Но ему это явно было невдомек.

— Докажи, что не боишься. Сходи со мной к этому чертову колодцу. И отпусти наконец мою руку! Я слабая женщина, а не воительница в доспехах, мне больно!

Лицо Иорвета все еще не предвещало мне ничего особенно хорошего, но руку мою он выпустил.

— С какой стати мне доказывать что-то d'hoine вроде тебя?

Я внутренне поежилась, но все же нацепила на лицо хитрую улыбку.

— Так тебе все равно, что "d'hoine вроде меня" будет считать тебя трусом? А, ну да, обычно человеческие женщины наверняка считают тебя пусть и жестоким, но храбрым эльфийским воином. И под стрелы пойдет, и карательных отрядов не боится... А тут такое разнообразие, как же устоять?

Я не без скрытого удовольствия посмотрела на его лицо. Вернее на то, как на нем все более явно боролись холодное равнодушие опытного командира и обычная мужская самовлюбленность.

— Твоя взяла, bloede d'hoine, — наконец с трудом выдавил он. — Мы пойдем к твоему колодцу. Но еще один лишний звук, и я сброшу тебя в него, как только доберемся. А всем скажу, что ты упала сама.

Я быстро закивала, едва сдерживая желание зааплодировать самой себе. Ай да я! И ведь, несмотря на все эти пафосные речи, эльфийские мужчины не то чтобы очень сильно отличаются от человеческих...

— С Эйльхарт объяснишься сама.

— Utan problem. Я даже готова каждый день ловить тебе мух, если она сдержит свое обещание насчет жабы. Ладно, ладно, не смотри так, я пошутила. Не буду я тебе ничего ловить.

Впрочем, пройти дальше десяти метров от ворот нам не удалось.

***


— "Поиск свой начни с колодца", — сплюнул Иорвет.

Я задумчиво почесала бровь.

— Колодец с эхом... Если там есть, эхо, значит он пересохший, — наконец с умным видом изрекла я. — Знаешь что-нибудь о пересохших колодцах в округе?

Теперь настал черед эльфа задуматься:

— Деревня... — протянул он спустя минуту.

— Деревня?

— Старая сожженная деревня в окраинах Вергена. Недалеко от границы Мглы, там стоит караул скоя'таэлей.

— Точно, — я прикрыла глаза, пытаясь по обрывкам воспоминаний нарисовать в голове картину деревни. — А в центре там колодец?

— Да. Полуразвалившийся и пересохший.

— Это оно! Куда идти?

— Иди за мной. Только не отставай, не хочу впечататься в чертов барьер.

По правде говоря, отставать я и не думала. Хоть я и расхрабрилась перед Иорветом, пожелав отправиться вопреки предостережениям за пределы города (да и его с собой потащить, предварительно взяв "на слабо"), менее страшно мне от этого не становилось. За каждым большим камнем мне мерещились вооруженные люди, а от шелеста травы на ветру и вовсе мурашки по телу табунами пробегались.

— Почему ты так ненавидишь чародеек? — неожиданно для самой себя поинтересовалась я. Просто, чтобы как-то отвлечься. — Из-за Франчески?

— С чего вдруг тебя это интересует?

— Ну мы идем вдвоем по дороге, невесть сколько времени еще проведем вместе сегодня, я просто пытаюсь завязать разговор.

— Прекрасную тему выбрала, Mordice.

И правда, лучше не придумаешь.

— Можешь не отвечать, плохая была идея...

— Да, из-за Франчески. Откуда ты вообще узнала про ведьму Финдабаир?

Книгу читала, ага.

— Трисс рассказывала. По вечерам здесь обычно скучно.

Я ведь даже не соврала, действительно же просила Трисс изложить свои версии некоторых событий этого мира. Интересно ведь.

— Имперская шлюха — не лучшая тема для бабских разговоров, — буркнул эльф.

— Я понимаю, она обманула всех вас, но...

— Обманула? Да она предала нас! Использовала, чтобы взгромоздиться на свой bloede ureen, — взорвался он. — Обещала собственное государство, свободу. А взамен от нас требовалось всего лишь умирать за Эмгыра. Мелочь по сравнению с наградой, которую нам за это обещали. Наградой, о которой мы мечтали веками, с тех пор как твои произошедшие от обезьян сородичи приплыли на наши земли и заняли их. Превратили нас в презираемых изгоев.

Он уже и думать забыл о каком-то колодце. А я вдруг поняла, что теперь боюсь уже совсем не прячущихся за камнями убийц.

— И знаешь, сколько эльфов после этого с радостью присоединились к скоя'таэлям? И что с нами сделали после того, как закончилась война? Твоя ведьма Меригольд и об этом тебе рассказала? Рассказала, как после заключения Цинтрийского мира император выдал северянам всех офицеров Врихедда для казни? А что сделала Франческа? Она попыталась ему помешать? О нет, она по его же наказанию отреклась от всех остальных скоя'таэлей. Признала их врагами Dol Blathanna. А знаешь, что такое Dol Blathanna без скоя'таэлей, Гвиневра? Это государство бесплодных старцев. Оно существует уже пять лет и знаешь, сколько детей там родилось? Одиннадцать. Одиннадцать! А известно тебе, сколько скоя'таэлей умирает каждый год в лесах и на виселицах от рук d'hoine?

— Иорвет, Иорвет! Прошу тебя, успокойся! Я не должна была спрашивать тебя об этом. Я безмозглая d'hoine и не догадалась сразу. Прошу, прости меня!

Он замолчал. Несколько секунд я слышала лишь то, как он глубоко дышит, пытаясь успокоиться.

— Больше никогда не произноси при мне ее имени, — наконец пугающе тихо заговорил он. — Ichaerann rhena. Кровь всех убитых на войне и после нее Aen Seidhe на ее руках.

Я судорожно сглотнула и согласно закивала. Тогда я всего лишь хотела сказать ему, что не все чародейки плохие, что есть среди них хорошие люди. Трисс, например... Но, черт побери, чем я думала, когда вообще завела этот разговор? Он ведь не просто наблюдал за этим, он и был одним из офицеров Врихедда.

— Идем, — бросил Иорвет, разворачиваясь на каблуках. — Деревня за тем поворотом.

Справедливо рассудив, что идея с завязыванием какого-либо разговора вообще была плохой, я просто молча последовала за ним. Догнать эльфа вышло только у самого поворота. И то лишь потому, что он вдруг замер сам и жестом приказал остановиться и мне.

Я испуганно огляделась по сторонам.

— Что случилось?

— Я что-то слышал.

— Со стороны деревни?

— Да.

Я наморщилась и прислушалась.

— Ничего не слышу. Ты же говорил, что там недалеко стоит караул скоя'таэлей, может, это они?

Эльф ничего не ответил, я же решительно заглянула в расщелину между скал, куда нам и предстояло зайти, дабы попасть в деревню.

— Смотри, ничего там не...

Взвизгнув от неожиданности, я отлетела прямо в росшую по бокам от дороги траву. И, что самое худшее, следом за мной туда отправился и кто-то, снесший меня с ног. Не успев толком понять происходящего, я тут же, истерично вопя что-то о том, что к Мгле я не имею никакого отношения, принялась колотить повалившегося на меня человека руками и ногами.

Опомнившийся Иорвет бросился в нашу сторону, с явным намерением схватить неудавшегося убийцу. Но, вместо этого, пал жертвой ничем, по сути, не примечательного изделия от "Converce". А вернее, одного конкретного не на шутку разбушевавшегося в борьбе за собственную жизнь медиума, на ногу которого это изделие и было напялено. Не ожидавшей столь подлой атаки от "своих" эльф повалился прямо на образованную из двух человеческих тел кучу. Я же, с прямо-таки невероятной для себя ловкостью, из этой кучи выскочила и даже приняла вполне устойчивое вертикальное положение.

Представшая перед моим чуть прояснившимся взором картина спокойствия и хоть какого-то понимания происходящего не прибавила.

— Господи, Лютик! Иорвет, отпусти его!

Эльф, успевший уже подмять под себя порядком шокированного менестреля и даже приставить к его кадыку кинжал, замер.

— Bloede taedh, — поприветствовал он барда, убирая оружие обратно в ножны.

— Иорве-ет! Гвен! Хвала богам, это вы! — простонал уже слегка опомнившийся Лютик

Явно не ожидавший подобной реакции скоя'таэль поднялся и растерянно повернулся ко мне. В любой другой ситуации я бы наверняка не сдержала смеха от вида возникшего на его лице выражения, но в данный конкретный момент я все еще была слишком напугана, чтобы веселиться.

— Вы даже не представляете, как вы вовремя! — не унимался бард, все еще сидя на земле. — Я уж думал, живым мне не выбраться! А тут прямо передо мной вдруг возникла очаровательная кареглазая нимфа!

На то, чтобы сообразить, кого именно из присутствующих он только что обозвал "очаровательной кареглазой нимфой", мне понадобилось секунд десять.

— И ты решил не терять времени и тут же на нее взгромоздиться? — усмехнувшись, уточнил Иорвет

— Вовсе нет, — Лютик все же поднялся с земли, подхватив свалившийся с головы берет, и начал отряхивать камзол. — Я просто не успел остановиться. А вы... — он удивленно поднял на нас глаза. — А вы зачем вы сюда пришли?

— В сожженную деревню? — не выдержала я. — Зачем мы пришли в сожженную деревню? Совсем не догадываешься, какой горячий секс на останках домов ты нам сорвал?

Поняв, что именно умудрилась ляпнуть, я прикусила язык. Разинув рот от подобного поворота событий, Лютик уставился на Иорвета. Иорвет, в свою очередь, уставился на меня.

— Да ладно, — я глупо хихикнула. — Я просто пошутила.

— Пошутила? — недоверчиво протянул бард, все еще косясь на эльфа. — Ну и зачем же вы здесь на самом деле?

— Ищем тайник одного мертвого краснолюда.

Лютик все же соизволил оторвать взгляд от скоя'таэля и повернуться ко мне, хитро ухмыляясь.

— Голубка моя, ты ведь понимаешь, что первый вариант я все еще нахожу куда более правдоподобным?

Я хотела возмутиться, но Иорвет меня опередил:

— Она сказала правду, бард. Очевидно, что между мной и d'hoine ничего не может быть.

Не обратив ровным счетом никакого внимания на мои оскорбленно поджавшиеся губы, он продолжил:

— А ты, бард, что делаешь здесь?

Прежде чем заговорить, Лютик с опаской обернулся.

— Это длинная история, но я могу и подсократить. Началось все с того, что повстречал я тут неподалеку одну чудную девицу, — наконец начал бард, со свойственной ему вдохновенностью. — Смоляные локоны, станом ладная, грудь, как наливные яблочки...

— Это ты суккубшу встретил, что ли? — догадалась я. — К ее яблочкам прилагались козлиные копыта на волосатых ногах, а из смоляных кудрей торчали здоровенные рога?

— Гвиневра, — явно опешил менестрель. — Ты с ней тоже встречалась?

— Нет конечно. Она же только по мужикам. Я просто догадалась, — не моргнув глазом, сообщила я.

Вряд ли Лютик так уж мне и поверил, но рассказ свой продолжил:

— Зазвала меня, стало быть, та прекрасная дева к себе. Я бы и подробности рассказал, но тут ведь дама...

— И на том спасибо, — кисло отозвалась я.

— А на утро решил я, что пора и честь знать, — продолжал бард, а я вежливо решила не напоминать ему, что дело уже шло к полудню. — И вот я вышел наружу...

— Это ты от нее значит удирал? Решил с утреца по-английски уйти, а она тебя подловила?

— Не знаю, как это я, по твоему мнению, решил от нее уйти, но нет. Удирал я не от нее.

— Так скажи от кого, черт тебя дери, — напомнил о своем существовании Иорвет.

— Я как раз собирался, — возмутился бард. — Прекратите меня перебивать, вы двое.

— Извини-извини, — я миролюбиво заулыбалась. — Мы молчим.

— Так вот, — Лютик все же сменил гнев на милость. — Вышел я от нее, значит. Шел себе через эту самую сожженную деревню, будь она неладна, никого не трогал, рифмы для новой баллады подбирал... А из-за камня вдруг выскочил какой-то ненормальный с мечом и бросился на меня! Ну я и дал деру, чего греха таить, а дальше вы и сами знаете... Как же хорошо, что я вас встретил!

— То есть ты вышел от суккуба, и тебя тут же попытались зарубить? — испуганно переспросила я, прекрасно понимая, что среди всех пребывающих сейчас в Вергене, мне известен только один, способный на подобное. — Ты в порядке?

— В полном порядке, не переживай, — заверил менестрель, довольно сверкнув белозубой улыбкой. — На мне ни царапинки!

— Я вынужден тебя огорчить... — протянул Иорвет, указывая непосредственно на лицо барда.

Я виновато потупилась и спрятала руки за спину. На лице Лютика, от переносицы до правой стороны нижней челюсти, протянулись две длинные косые царапины. Слишком свежие, чтобы сомневаться в том, чья именно не в меру когтистая рука их нанесла.

— Я случайно. Я думала, что ты хочешь меня убить!

Побледневший Лютик неуверенно ощупывал лицо.

— О, Гвиневра, страстная женщина, мечта поэта...

— К твоему сведению, это лучше, чем быть убитым, — резонно заметила я. — Постойте-ка, а ведь этот убийца все еще может быть в деревне!

— Не может, — отрезал эльф. — Если он не глухой. Ну или не идиот.

— Почему?

— Потому что твои вопли наверняка слышали даже Всадники бурь, beanna. Бард, ты видел его лицо?

— Лицо? Нет, он закрыл его капюшоном от плаща.

Иорвет нахмурился, а я вдруг обратила внимание на блеск в траве. Совсем рядом с тем местом, куда мы на пару с Лютиком недавно свалились. Эльф, меж тем, говорил что-то еще, но я была слишком увлечена поиском источника этого самого блеска.

Он обнаружился среди высокой, но сильно примятой травы. Предмет, который я выудила на свет, оказался той самой заколкой, которой Филиппа фиксировала мои уложенные волосы утром. Я пощупала затылок ладонью. Действительно, ничего нет.

Быстро всунув заколку под корсет, так, что снаружи осталась торчать лишь металлическая розочка, я поспешила вернуться к мужчинам.

— Гвиневра, — возмутился Лютик, заметив меня. — Скажи ему, что я прав!

Я растеряно заморгала, пытаясь сообразить, что успела пропустить.

— Bloede taedh, я сказал тебе — нет! Ты и себя защитить не можешь, а языком чешешь еще больше, чем она.

— Да что у вас происходит?

На меня уставились сразу три глаза.

— Как? — ахнул бард. — Ты ничего не слышала? Этот наглец утверждает, что я...

— Он собрался идти с нами, — без какого-либо намека на вежливость перебил его Иорвет. — А я ему отказал. Мне хватает одной d'hoine.

— А я говорю, что пойду с вами!

— Лютик, ты боишься один в город возвращаться, что ли?

— Что?! Я боюсь? — голос у барда был возмущенный, но по его нервно забегавшим по сторонам глазам становилось ясно, что я попала в яблочко. — Да как тебе такое в голову пришло?! Я за тебя волнуюсь, между прочим!

— За меня?

— Что если на тебя действительно кто-то нападет?

— На этот случай она затащила сюда меня... — буркнул эльф.

— Да ладно тебе, пускай идет с нами, — легко согласилась я.

— Вот именно, радость моя!.. — возликовал менестрель.

— Как же вы оба без меня? — перебила я.

— Что?

— Que?

— Ну кто вас еще спасет, кроме вашего рыцаря в платье, прекрасные дамы?

— Mordice, что ты несешь?

— А что, я неправа? — невинно поинтересовалась я, наблюдая, как эльф украдкой потер бедро. Вернее, назревающий под штаниной синяк, который — я была в этом совершенно уверена — оставил мой мастерский пинок. — Вроде как сегодня я уже успела навалять вам обоим.

***

— Ууу-уу... — я повисла на уцелевшей стороне стенки старого колодца, оторвав ноги от земли.

— Гвиневра, по меркам своего народа ты взрослая женщина, прекрати.

— Я проверяю, есть ли эхо, — невозмутимо сообщила я.

— ... ли эхо... — отозвался колодец.

— Вот видишь, это правильный колодец!

— Голубка моя, вид на тебя сзади сейчас чудный, не скрою, но слезь ты оттуда, это ведь опасно.

Я вскочила и возмущенно обернулась.

— Лютик, не пялься на мою задницу!

Бард отвернулся и картинно замахал руками. Иорвет раздраженно скрипнул зубами и посмотрел куда-то вдаль.

— Если нашли колодец, идем дальше. В записке твоего gabhar было сказано, что тайник можно найти в полдень, а я не намерен ждать до завтра с вами двумя.

— В записке? — оживился Лютик. — Ты про нее не говорила.

Я выудила бумажку из-под корсета, осторожно придержав заколку.

— Вот, можешь сам посмотреть.

Бард принял пожелтевший листок из моих рук. Его взгляд заскользил по строчкам.

— Стихи не самые лучшие, конечно, — наконец критически изрек он. — "Поиск свой начни с колодца, там, где эхо отзовется". Это и есть этот колодец?

— Ну да, — я пожала плечами, привалившись к стенке колодца.

— "Десять раз шагни к реке — слева цель, невдалеке", — продолжал поражать знанием Старшей речи Лютик.

— Вопрос на засыпку: где река?

— Далеко отсюда, — подал голос Иорвет. — Там.

Я посмотрела в указанном направлении. Дай бог памяти...

Прижавшись пятками к камням, из которых была выстроена стенка, я осторожно шагнула вперед. Потом еще раз. Третий. Четвертый. Пятый...

Сделав десятый, я замерла, все еще глядя перед собой, и подняла левую руку. Стоявшие позади Лютик и Иорвет как по команде вместе со мной повернулись туда, куда теперь указывали кончики моих пальцев.

Вид преграждал небольшой холм, но я уже знала, что за ним. Да и эльф знал.

— Двадцать небольших шагов... Сквозь ворота облаков, — выдохнула я. — Караул стоит около огромных ворот?

Иорвет кивнул:

— Около каменной арки.

— Караул? — удивленно переспросил бард. — Какой-то безумец напал на меня рядом со скоя'таэльским караулом?!

— Они там стоят не для спасения твоей задницы, бард, — отрезал Иорвет. — Они отражают атаки покинувших Мглу призраков.

От возмущения Лютик не сразу нашелся, что ответить, а я поспешила к тем самым "воротам облаков" из записки. Все же Иорвет был прав, дело упорно шло к полудню, не стоило затягивать с поисками.

Скоя'таэли поначалу просто не обратили на нас внимания, а потом, заметив командира, повскакивали со своих мест у костра. Вероятнее всего вопрос о том, зачем Иорвет шляется по окраинам Вергена в компании двух d'hoine чертовски их волновал, но эльф лишь устало махнул на нас рукой и что-то спросил у высокого скоя'таэля, по-видимому являвшегося в карауле самым главным. И, хоть по причине поставленного Филиппой барьера далеко отойти он не мог, ни слова из разговора я не разобрала.

Лютик с опаской поглядывал на синеватый туман, свидетельствующий о близости Мглы. Я же чувствовала, как внутри все сильнее нарастает странное чувство тревоги.

— Долго он там еще? — тихо зашипела я, вытирая вспотевшие ладони о и так уже порядком перепачканную юбку.

Бард не успел ответить, потому как эльф неосознанно решил сделать мне одолжение и вернуться к нам.

— Мгла сегодня была особенно неспокойна, — сообщил он. — За утро вышло десятка полтора призраков, даже если бы караульные и хотели, то не смогли бы заметить, как кто-то прошел в деревню. Теперь идем.

Я с радостью воспользовалась оказией убраться подальше от Мглы. Хватит с меня призраков и драугиров с их мечами. Еще и страх этот непонятный... Да чего это я? До поля призрачной битвы еще относительно далеко, да и призраки, по словам Филиппы, не могут причинить мне вреда. Ха, да я туда вообще гулять могу по вечерам ходить!

Вопреки собственным мыслям, я все же поспешила унести ноги как можно дальше. На всякий случай.

Через арку мы прошли без происшествий, окончательно успокоившийся Лютик даже взял в руки чудом не пострадавшую лютню и теперь на ходу тихо наигрывал какую-то мелодию. Под ее аккомпанемент мы и перешли к следующему пункту записки.

— "Выйди там, где дремлет в жите перекрестков покровитель", — провозгласил бард.

— Это он? — я с любопытством осматривала странный алтарь, с которого на нас не слишком дружелюбно поглядывала стая ворон.

— Наверняка.

— Что там дальше сказано?

— "Осмотри пути бесстрастно. Знай — на среднем безопасно". На среднем, так на среднем, дамы вперед.

Я поборола желание съязвить что-нибудь на тему того, кто именно здесь "дамы" и послушно прошествовала на серединную тропу. Половина пути уже была за спиной, это мотивировало поторопиться.

Передо мной вдруг возникли заросли неизвестного растения, длинной в полтора моих роста и практически целиком закрывающие собой дорогу. Особенно крепкими и прочными они, впрочем, не были, и пройти сквозь них не составляло особого труда. Оказавшись на другой стороне, я замерла.

— На среднем безопасно... — машинально повторила я, оглядывая представшую взору картину.

Передо мной расстилался карьер, в котором, насколько я помнила игру, находилось логово гарпий. Вот и верь после этого обещаниям всяких мертвых краснолюдов... Стать обедом кучки птицеженщин в мои планы сегодня определенно не входило, и я попятилась, едва не наткнувшись на вышедшего из зарослей вслед за мной Иорвета.

— В чем дело, beanna?

— Там гарпии!

— Не вижу я там никаких гарпий, успокойся.

— Не видишь, потому что их там и нет, — сообщил Лютик, возникая из кустов и поправляя берет на голове. — Геральт их еще на второй день после того, как мы прибыли в Верген, перебил. Мы даже успели почти полностью пропить все, что он на этом заработал.

— Времени зря не теряли, я смотрю...

Я с грустью вспомнила, как сама провела большую часть времени в Вергене.

"Ночь, улица, фонарь, аптека..." И дальше.*

Хотя в моем случае первую строчку вполне можно заменить на "День, комната, свеча, Филиппа"...

Я опомнилась, поняв, что все это время на меня выжидательно смотрел замерший в трех метрах Иорвет. Подхватив юбку, я поспешила догнать его. Лютик хоть и не отставал от нас, но задора у него явно поубавилось. Да и у меня порядком сдулся хваленый дух авантюризма. Так что мы вдвоем просто молча плелись за решительно настроенным эльфом, уже наверняка предвкушающим скорое избавление от обоих d'hoine.

Спускаться пришлось долго, и все это время я то и дело бросала испуганные взгляды на небо, прикидывая возможные пути отступления. К сожалению, ничего лучше "сброситься вниз и не достаться этим тварям" в голову не приходило.

Но в тот день фортуна, по видимому, все же решила впервые за двадцать с хвостиком лет обратиться ко мне лицом. Лютик оказался прав: гарпий мы действительно не повстречали (либо Геральт и правда перебил всех, либо оставшиеся просто решили устроить себе сиесту после сытного обеда), а сундук в траве нашелся поразительно быстро. Но в этом случае мне на руку сыграла и собственная память, услужливо напомнившая, где конкретно он стоял в игре. Поразительно все хорошо складывается. Видимо, дальше меня ждет какой-нибудь ну очень неприятный сюрприз...

Повозившись с ключом, я все же сумела всунуть его в замочную скважину и, после тихого щелчка, откинула крышку.

— Еще один ключ, — разочарованно констатировал Иорвет.

— Ну ты же не думал найти здесь записи, — заметила я, меняя ключи местами (не таскать же с собой сразу все) и поднимаясь. — В записке остались еще две строчки. Что там в следующей, кстати?

— "Коли выбрал правый путь, встретить деву не забудь", — зачитал бард. — Деву? Вот это уже становится интересным!

— Я слегка омрачу твою радость, — я отряхнула с юбки пыль, осевшую на ней за время спуска. — Нам нужно обратно наверх.

***

При подъеме в хвосте тащился уже Иорвет. Желание поскорее убраться из гнезда гарпий открыло у меня второе дыхание, так что наверх я почти что летела. Лютик практически не уступал мне по скорости.

Я позволила себе отдышаться, лишь когда перед глазами вновь замаячил странный идол с воронами, встретившими нас громким карканьем.

Восстановив дыхание, я тут же поспешила обогнуть "покровителя перекрестков" и отправиться на встречу таинственной деве из записки.

— Остановись, beanna!

Я замерла, сообразив, что барьер еще никто не отменял, а я уже довольно далеко отошла от эльфа.

— И правда, Гвиневра, осади коней, эти записи от тебя никуда не убегут!

Дождавшись, когда оба мужчины поравняются со мной, я скрестила руки на груди.

— Записи никуда не убегут, — кивнула я, глядя непосредственно на Иорвета. — А вот злость Филиппы с каждой минутой все растет, в отличие от моих шансов с ней договориться. А еще твой лук по-прежнему у нее, и если только ты не хочешь получить его в виде кучки дымящихся угольков, то и тебе стоит поторопиться.

Эльф выругался, но, признав, видимо, резонность моих суждений, подцепил меня за руку и рванул в нужном направлении. Лютик возвел очи горе и поспешил вслед за нами.

Без какого-либо намека на деликатность меня протащили по извилистой дорожке.

— Да чего ты так в меня вцепился? Опусти наконе...

Я проглотила остаток фразы, вместо нее из горла вырвался какой-то сдавленный хрип — прямо перед нами словно из ниоткуда возникло огромное ли... морда.

То, как никто из нас не заметил тролля, для меня так и осталось загадкой. Вероятно, я была чересчур возмущенна столь бесцеремонным обращением со своей персоной, Иорвет слишком хотел назад свой лук, а Лютик просто не успел нас догнать. Но факт есть факт: никто раньше времени не заметил огромное неуклюжее и безумно воняющее создание.

Иорвет отпихнул меня назад и схватился за рукоять меча.

— Кто здесь? — проревело чудовище, принюхиваясь и щуря подслеповатые глаза.

Клинок с шипением вышел из ножен, и я, наконец сообразив, что мирные переговоры командиром "белок" как решение каких-либо конфликтов не воспринимаются совершенно, повисла на его руке.

— Ты что творишь, d'hoine?!

— Не трогай его, он нам не враг! — зашипела я.

— Кто здесь? — уже громче и раздраженнее повторил тролль.

— Друзья, — отозвалась я, делая шаг вперед и полностью игнорируя вытянувшиеся лица Иорвета и догнавшего нас Лютика, догадавшегося остановиться на безопасном расстоянии.

— Друзья? — недоверчиво переспросило чудище.

— Да-да, — я закивала, стараясь говорить медленнее и тщательнее подбирать слова. — Можно мы пройдем?

— Эльфы мне не друзья, — изрек тролль, проигнорировав, ну или просто не успев осмыслить, мой вопрос. — Эльфы — еда.

— А я и не эльф! — пожалуй, излишне гордо сообщила я, искоса бросив взгляд на заметно напрягшегося Иорвета.

— А я не еда, — сквозь зубы процедил стремительно теряющий терпение скоя'таэль. — Пропусти нас или умрешь.

— Эльф троллю угрожает? — совершенно искренне удивился последний.

— Вовсе нет! — преодолевая страх и отвращение, я еще больше приблизилась к чудовищу. — Эльф глупый. Эльф так шутит. Пожалуйста, дай нам пройти.

— Пройти? — на огромной морде возникло выражение, по-видимому свидетельствующее о бурной, по тролльским меркам, мыслительной деятельности. — Баба у эльфа костлявая, но красивая. И пахнет вкусно. Ее пропущу. А эльфа не пропущу. Эльф злой. В супе будет хороший.

Не сдержавшись, я все же прыснула, взглянув на лицо стоящего позади меня Иорвета. И, прежде чем эльф вновь успел схватиться за меч, быстро заговорила:

— Но как же я без него пойду? Мне будет страшно одной! И посмотри, какой он тощий, ну какой с него суп?

— Ве-ерно... Но все равно не пущу эльфа! — уперся монстр.

Поняв, что разговор зашел в тупик, а ввязываться в спор с огромным чудовищем-людоедом мне совершенно не хочется, я решила схитрить:

— А хочешь, я тебе что-то подарю?

— Эльфова баба троллю подарит?

— Ага. Хочешь?

Тролль замялся.

— Хочу, — наконец выдавил он, и я мысленно себе зааплодировала.

Как выяснилось тролль — обычный большой ребенок. Огромный, зеленый, вонючий большой ребенок. А с такими у меня имелся опыт общения. Ну то есть не с зелеными вонючими и огромными, а просто с большими детьми. Взять хотя бы мою лучшую подругу, тот еще фрукт, несмотря на всю свою ученость и непризнанную гениальность. Эх, Шура, интересно, как она там...

— Черт тебя побери, Гвиневра, что ты задумала? — прошипел Иорвет.

В совершенно несвойственной для себя манере я с каким-то вызовом посмотрела на него и резким движением задрала длинную юбку до середины бедер.

Как говаривала моя бабушка "Ни сисек, ни жопы Бог тебе не дал, зато ножки чудные. Ими мужиков завлекай." Видимо, не зря она их нахваливала, потому как из-за спины эльфа тут же послышалось сдавленное бардовское "Мать честная, вот это женщина...", а сам Иорвет, абсолютно не мигая, следил, как я осторожно одной рукой стянула с полупрозрачного черного чулка кружевную подвязку. Не сводя глаз с его лица.

Господи, да я же веду себя как настоящая шлюха! Что со мной творится такое в его присутствии?

Отпустив юбку, я рывком развернулась к удивленно замершему троллю и всучила ему кусочек кружевной ткани.

— Вот, теперь эльф может пройти?

Чудовище ошарашено кивнуло.

— Этот может. Тот — нет.

Я посмотрела, в указанном огромной лапой направлении. Палец тролля вполне ясно тыкал в Лютика.

— Тебе и за него подарок дать?

Тролль радостно закивал.

— Баба пахнет вкусно. И тряпка вкусно пахнет.

— Извращенец, фетишист и вымогатель! — искренне возмутилась я.

Иорвет криво усмехнулся.

— А что, Mordice, отдай ему и вторую, раз так.

— Я не против повтора, — подал голос Лютик.

— За вторую мне Филиппа точно коленные чашечки вывернет, как у кузнечика, — честно призналась я. — На неделю. А вам всем лишь бы на бабу поглазеть. И тебе тоже, — мстительно прибавила я, глядя в единственный изумрудно-зеленый глаз эльфа. — Сейчас-то ты не думал, d'hoine я там или не d'hoine.

Заметно уязвленный последним замечанием Иорвет поджал губы.

— Останься здесь, бард, — сухо бросил он. — Мы скоро вернемся.

— Прости, — виновато добавила я.

— Голубка моя, — улыбка менестреля все сильнее навевала мысли о чеширском коте. — За подобные спектакли я готов простить тебе все, что угодно!

— А ты не вздумай его съесть за это время! — обратилась я к уже притихшему троллю, проигнорировав намек барда. — Или я вернусь и заберу свой подарок!

Монстр отрицательно покачал огромной головой и, махнув на Лютика лапой, покрепче сжал в другой подвязку.

***

Я едва поспевала за размашисто шагающим эльфом. Оставшийся без крепления и теперь то и дело сползающий чулок скорости не прибавлял ну совсем.

— Иорвет! Подожди! — чудом мне удалось не споткнуться о выступающую из земли корягу.

— В чем дело? — эльф замер. — Я ведь не задумываюсь, что ты d'hoine. Смотрю на тебя, как на равную, не разочаровывай меня.

Я оторопело заморгала.

— Ты обиделся что ли?

— Я тебе не баба, чтобы обижаться. Просто дай мне побыстрее избавиться от твоего общества и вернуть свой лук.

— Да с удовольствием, — я вскинула подбородок. — Просить тебя о помощи было идеей Филиппы, мне от тебя ничего не нужно. И можешь не переживать, больше я ни о чем не попрошу.

— Договорились.

Эльф развернулся на каблуках и продолжил идти. Не отставать от него все еще было трудно, но больше я не просила меня подождать. Еще чего. Гордый нашелся. Как на равную он на меня смотрит...

Петляющая дорога наконец вывела нас к обрыву. Иорвет по прежнему шел уверенно и размашисто, я же судорожно жалась к холодному камню скалы, всеми силами пытаясь не смотреть вниз. К счастью, идти там долго не понадобилось, метров через двадцать на нашем пути возникла развилка.

"Коли выбрал правый путь, встретить деву не забудь"

— Нам направо, — нарушила я установившуюся тишину.

Иорвет ничего не ответил, но на правую дорожку свернул. Я тихо облегченно выдохнула, когда обрыв остался позади. До корабля, в записке Балтимора фигурирующего как "бедная утопленница", оставалось совсем немного, так что, несмотря на усталость, я уверенно ускорила шаг. Совсем скоро за очередным поворотом замаячила тень от мачты. Сделав последний рывок, я вбежала в сильно расширившуюся часть расщелины между скал. Настолько расширившуюся, что в нее влез старый полуразвалившийся затопленный корабль. Другой вопрос, как этот корабль там вообще оказался...

Решив, что вопросов с меня на сегодня и так хватит, я махнула на последний рукой и внимательно уставилась на отбрасываемую мачтой длинную тень.

"Тень утопленницы бедной в полдень станет стрелкой верной"

Вместе со мной Иорвет повернулся в указываемом тенью направлении. На самую обычную заросшую плющом скалу.

— Твой gabhar развел нас, как детей, — наконец изрек эльф.

Я, однако, не была намерена сдаваться.

— В скале должна быть дверь.

Запустив руки в заросли плюща, я принялась ощупывать поверхность скалы. Сначала пальцы скользили лишь по холодному камню, а потом вдруг наткнулись на шершавую древесину, едва не посадив несколько заноз.

— Она здесь! — возликовала я, пытаясь нащупать замочную скважину, куда можно было всунуть найденный во втором сундуке ключ.

Когда и нужное отверстие было обнаружено я, едва сдержав победный клич, засунула в него ключ и с трудом повернула. Механизм щелкнул, но дверь и не думала открываться. Упершись ногой в скалу рядом с дверью, я изо всех сил потянула ее на себя. И ничего.

— Отойди, beanna.

Взявшись за только что выпущенную мной дверную ручку, он резко дернул ее. Раздался оглушительный дуэт скрипа старых не смазанных дверных петель и треска рвущихся стеблей плюща, наросших по всему периметру двери.

Пахнуло землей и застоявшимся воздухом. Набрав полную грудь свежего, я, вслед за Иорветом, нырнула в темноту. Дверь я предусмотрительно не закрыла, чтобы не задохнуться в ароматах заброшенного помещения. Ну и чтобы иметь возможность хоть что-то здесь рассмотреть.

— Anseo ithte kano, — сообщил мне эльф. — Подержи его.

Не успев сообразить, что именно он собрался делать, я послушно взяла протянутый мне факел. Подойдя к открытой двери Иорвет развязал висящий на поясе мешочек и выудил из него какой-то небольшой предмет. А за ним еще один.

— Подойди.

Приблизившись, я непонимающе уставилась на два темно-серых слабо поблескивающих камешка в его руках.

— Что это такое?

— Кремни. И откуда ты только взялась? — поинтересовался эльф, резко ударив камни друг о друга прямо над факелом.

— Из Швеции, — на автомате честно призналась я.

— Это в Зеррикании? — отскочившая при очередном ударе искра все же долетела до просмоленной верхушки факела, и та задымилась.

Я хотела засмеяться, но искреннее недоумение в его взгляде заставило меня сдержаться.

— Нет, не в Зеррикании. В Европе.

От обилия неизвестных географических наименований лицо эльфа вытянулось еще больше, и на этот раз я, уже не сдержавшись, тихо хихикнула.

— Я ведь из другого мира.

Иорвет задумчиво кивнул и, засунув кремни обратно, завязал мешочек.

Выставив руку с факелом вперед, я прошла вглубь комнаты. Сундука я не заметила, зато на стенах обнаружились несколько висящих масляных ламп, которые я тут же осторожно зажгла. Мягкий желтоватый свет разлился по помещению, отбрасывая тени от подпирающих потолок деревянных балок. Большой кованый сундук нашелся за одной из них.

Я осторожно села перед ним на корточки и всунула в замочную скважину тот же ключ, которым отпирала дверь. Явно заинтересовавшийся Иорвет присел рядом.

— Постойте, госпожа медиум!

Вздрогнув от неожиданности, я резко встала и обернулась. Ключ выпал из рук и, жалобно звякнув, приземлился на пол.

Возле дверного проема стояли три низенькие коренастые фигуры, сильно напоминающие бочонки.

— Торак? — я машинально попыталась спрятаться за спину стоящего рядом скоя'таэля. — Что вы здесь делаете?

— Я и мои помощники следили за вами с тех пор, как вы приняли мой заказ, — спокойно сообщил кузнец. — Зачем вы привели с собой этого головореза?

— Он защищает меня, — тихо прошелестела я. — Зачем вы следили за нами?

Ответ я знала, а спрашивала скорее просто, чтобы потянуть время.

— Вы кажетесь мне умной женщиной, Гвиневра. У меня есть к вам предложение. Вы отдадите мне этот ключ и уйдете. Вдвоем. А я отдам вам оставшиеся деньги. Расстанемся полюбовно, — краснолюд потряс в воздухе звенящим мешком. — Я не поскупился.

— И почему же мы не можем взглянуть на записи? — хрипло поинтересовался Иорвет.

— Балтимор стал чудить на старости лет, — не моргнув глазом, пояснил Торак. — В сундуке могут оказаться документы, компрометирующие важных особ Вергена. Я не хочу, чтобы кто-то прочел их. Даже если это просто порождение больного рассудка. Поэтому, как и говорил, вы должны отдать мне ключ и уйти отсюда.

— Твое оправдание шито белыми нитками, gabhar. Она не отдаст тебе ключ, а если ты настаиваешь, я прострелю тебе ногу.

— Не прострелишь, — тихо шепнула я. — Лук у Филиппы.

— Я так и знал, что по-хорошему договориться не выйдет, — сокрушенно покачал головой кузнец. — Кончайте их, ребята!

Зашипели извлекаемые из ножен клинки. Черт, черт! Надо было просто отдать им этот ключ! И зачем Иорвет только вмешался? Их трое, а он один, еще и с балластом в лице меня!

Бритоголовый краснолюд с ревом бросился на нас, занося над головой секиру. Эльф с силой оттолкнул меня к стене, второй рукой отражая атаку. Я с ужасом наблюдала, как на него бросился еще и второй. Высокий и гибкий эльф едва успевал уворачиваться и отражать яростные атаки сразу двух сильных низкорослых противников.

Я для них опасности не представляла, так что, по-видимому, мной было запланировано заняться лишь после смерти моего защитника. И больше всего я боялась, что долго ждать ее им не придется.

Он был одним из лучших воинов, я знала. Я верила в это.

А еще, судорожно вжимаясь в деревянную балку, я не могла не видеть, насколько трудно высокому скоя'таэлю сражаться сразу с двумя умелыми врагами, достающими ему только до пояса. Наверное, не очень-то он привык биться с другими нелюдями...

Сверкнул чуть изогнутый клинок, и один из краснолюдов, зажимая распоротое горло, упал на пол. Я всхлипнула и сползла на пол, закусив тыльную сторону ладони, не в силах оторвать взгляда от растекающейся по доскам лужи, в тусклом свете ламп кажущейся почти черной. От мгновенно скопившейся в уголках глаз горячей жидкости все стало размываться.

Разъяренный словно бык Торак кинулся на Иорвета, как раз увернувшегося от секиры оставшегося подмастерья. Эльф успел увернуться, а вот краснолюд уже не смог остановить тяжелое оружие, по инерции продолжившее двигаться дальше и с треском вонзившееся в доски пола. Ученик Торака дернул секиру, пытаясь вытащить, но Иорвет оказался проворнее. Резкое движение уже успевшего сегодня обагриться кровью меча, и бородатая голова с отвратительным шлепком упала на пол у собственных ног. А крепкие руки по-прежнему сжимали рукоять, даже когда обезглавленное тело осело вниз.

Эльф резко обернулся. Обернулся, чтобы наткнуться взглядом на как-то растеряно смотрящего на него кузнеца. Тот несколько раз удивленно моргнул, посмотрел вниз на хлещущую из бедра кровь и плашмя рухнул на пол.

Я с ужасом закрыла глаза руками. Торак захрипел и из последних сил вырвал из ноги длинную острую заколку. С металлической розочкой на сгибе. Опомнившийся Иорвет коротко замахнулся и пригвоздил краснолюда к доскам пола.

Взглянув на свою окровавленную руку, я окончательно разрыдалась.

— Тише.

Громко всхлипнув, я уткнулась в грудь эльфа.

— Я убила его! Уби-ила!

Что удивительно, Иорвет не оттолкнул меня от себя.

— Это я убил его, — голос эльфа был каким-то охрипшим. — Ты просто воткнула ему свою побрякушку в бедренную артерию, угомонись.

Вместо ответа я всхлипнула и еще сильнее прижалась к нему.

— Я никогда... н-никогда раньше не брос-салась на людей и н-не втык-кала в них заколки...

— С почином, — серьезно ответил скоя'таэль. — Выпей.

Перед лицом замаячило горлышко фляги и, не разбирая, что именно в ней налито, я сделала несколько больших глотков. И согнулась в приступе бешеного кашля, как будто пыталась выкашлять из себя пищевод, по которому этот раскаленный свинец сейчас радостно скользил к моему желудку.

— Самогон? — прохрипела я. — Краснолюдский?

— Он самый, — кивнул Иорвет и тоже приложился к фляге. — Чертовы ублюдки.

— Это он убил Балтимора, — я ткнула пальцем в труп Торака, из груди которого все еще торчал меч.

Было странно. Я просто сидела и смотрела на окровавленного мертвеца. Я перевела взгляд на валяющуюся неподалеку в луже крови отрубленную голову. И ничего. В чуть затуманившемся от крепкого алкоголя разуме не возникало и тени испуга. Просто одно сплошное равнодушие. Вот я и нашла панацею от фобий...

Впрочем, испуг тут же вернулся, стоило мне повернуться обратно к Иорвету.

— Господи... Ты же ранен!

— Это царапина.

Пожалуй последним, о чем я думала, глядя на виднеющуюся через разрубленную кольчугу резанную рану на боку, была царапина.

— Можешь сам снять кольчугу?

— Что ты на этот раз задумала?

— Я врач, нужно осмотреть рану.

— Издеваешься? При мне ты дважды видела кровь и дважды начинала рыдать после этого. Я не собираюсь утирать тебе слезы, пока ты будешь ее осматривать. Так до Вергена дойду.

— Но сейчас я слегка пьяна и не боюсь, нужно воспользоваться этим редким моментом. Раздевайся, говорю. Помочь?

Он смерил меня недоверчивым взглядом, но, поняв, что определенная логика в моих словах все же имеется, сдался.

— Обойдусь.

***

Скоро, впрочем, стало понятно, что хвалился своей самостоятельностью Иорвет зря.

— Если кто-нибудь узнает о том, как ты стягивала с меня одежду в лесу, я лично тебе язык отрежу.

Я старательно закивала, наблюдая, как он раздраженно отбросил в сторону тонкую льняную рубаху, являвшую собой последний слой одежды.

— Можешь радоваться, что мы оставили Лютика у тролля. Он бы наверняка нашел в этом сюжет для новой баллады. Отважный скоя'таэль и юная человеческая дева...

— Thaess.

Я пожала плечами и склонилась над раной. Выглядела она жутковато, но никакие внутренние органы задеты не были. И это было хорошо. Плохо было то, что кровь не переставала сочиться.

— Ее бы зашить, — протянула я. — Но у меня нет ни иглы, ни ниток... Хотя до Вергена и повязка сойдет.

Иорвет зашипел и до скрипа сжал зубы, когда я, не церемонясь, вылила на рану весь оставшийся во фляге самогон. Суровая полевая дезинфекция, что поделать.

С повязкой дело было сложнее. Пораскинув мозгами, я решительно выудила из валяющихся на груде одежды ножен кинжал и, слегка задрав платье, отрезала приличный кусок от нижней рубашки. С помощью все того же кинжала придала куску льняной ткани отдаленное внешнее сходство с бинтом и скомандовала:

— Подними руки.

Окончательно смирившийся со своей судьбой Иорвет послушно задрал конечности вверх, и я принялась за дело.

И только сейчас до меня вдруг начало доходить, насколько он близко. И насколько у него горячая кожа. Да и вообще что он сидит передо мной в одних штанах.

В этой и без того неловкой ситуации наступившая тишина давила еще сильнее.

— Красивая татуировка, — нашлась я.

Меня смерили холодным взглядом, но ответ я все же получила:

— Это роза Шаэрраведа. Она есть у всех воинов Aen Seidhe.

— У меня тоже есть татуировка, — с самым серьезным лицом сообщила я. — Но тебе я ее покажу только после свадьбы...

Я запоздало прикусила язык и быстро сделала вид, что безумно увлечена закреплением повязки. Иорвет, к счастью, не ответил. Не услышал, надеюсь. Хотя кого я обманываю...

— Лютик там волнуется наверно, — спохватилась я. — Я пойду, заберу записи, а ты одевайся, и пойдем скорее.

— Подожди, — Иорвет поднялся на ноги и осмотрелся. — Мне нужно кое-что захватить с собой.

***

— Да ты совсем сумасшедший, — на ходу возмущалась я, прижимая к груди те самые записи Балтимора из сундука, оказавшиеся на поверку вовсе не инструкциями по изготовлению рун, а вполне себе письмом, доказывающим вину Торака в убийстве.

— Моя мама тоже так говорила.

Я не нашлась, что ответить на подобное заявление и просто поинтересовалась:

— Объясни наконец, на кой черт ты взял его с собой?

Иорвет поморщился и поудобнее перехватил здоровенный набитый мешок.

— Ненавижу предателей.

— Потрясающе, — только и смогла выдавить я.

***

— Гвен! Иорвет! — Лютик вскочил с поваленного дерева, а потревоженный шумом тролль оторвался от огромного дымящего котла и обернулся на нас. — Где вы так долго пропада... О боги, что стряслось?

Я махнула рукой.

— Небольшой межрасовый конфликт, не бери в голову.

— А в мешке что?

Иорвет вышел вперед и бросил добычу к ногам тролля.

— Можешь считать это платой за причиненные неудобства, тролль.

Чудовище помедлило, но все же подобрало мешок с земли и осторожно заглянуло внутрь.

— Жратва! Спасибо, эльф, удружил. Краснолюд жесткий, но жирный. Зажарю.

И без того слабые алкогольные пары уже начинали выветриваться из головы, так что на всякий случай я отвернулась от вываленного из мешка на траву окровавленного трупа Торака.

Ко мне присоединился едва сдержавший рвотный позыв Лютик. Тролль и Иорвет же, напротив, выглядели вполне довольными и удовлетворенными. Первый из-за внезапно свалившейся на него свежей краснолюдской тушки, а второй, видимо, был уверен, что отыскал достойную замену бесславно убитому Геральтом еще во Флотзаме главоглазу...

***

— Пообещай, что к лекарю сходишь сразу, как вернемся.

— Отвяжись, beanna.

— Обо мне бы столь чудная юная дева так пеклась...

— Когда тебя ранят, я и за тебя буду переживать. Иорвет, пообещай!

— D'yeabl с тобой. Схожу.

— Вот так бы сразу!

Я победоносно улыбнулась.

До городских ворот оставались считанные метры, когда я заметила возникшего в них Геральта.

— Какого хрена вы все там делали? — поинтересовался он вместо приветствия.

— Долгая история, — отмахнулась я.

— Тогда надеюсь, для Филиппы ты ее сократишь.

Я машинально прижала руки к щекам.

— Она уже ищет меня?

— Гвен, ты вышла от нее три часа назад! Она уже по всему городу пронеслась, как ураган. Когда я ее в последний раз видел, она очень красочно описывала весь спектр магических наказаний, который сможет на тебе испытать, а Трисс тщетно пыталась ее утихомирить.

— Вот блин...

— Хотя шанс спастись у тебя еще есть.

— Ты знаешь, на каком дубе запрятана иголка, на конце которой ее смерть? — с надеждой поинтересовалась я.

— Это было бы удобно, но нет. Кроме Филиппы тебя сегодня искала Саския.

— Саския? — на всякий случай переспросила я. — Зачем я ей?

— Не знаю. Она хотела о чем-то с тобой поговорить. И со мной тоже.

— Насколько я понимаю, голубка моя, кому из них ты достанешься первой, зависит лишь от скорости, с которой ты будешь бежать к Саскии? — полюбопытствовал Лютик.

Я неуверенно кивнула и, мгновенно представив лицо разъяренной Филиппы, припустила в сторону Замка Трех Отцов.

________
Прим. автора:

Thaess — замолчи
O, Dana — О, Дева
Beanna — женщина
Conas aenye — как огня
D'hoine — человек, люди
Aen Seidhe — эльф, эльфы
Bloede d'hoine — чертов человек
Utan problem (швед.) — без проблем
Bloede ureen — чертов трон
Dol Blathanna — Долина цветов
Ichaerann rhena — кровавая королева
Bloede taedh — чертов бард
Que? — что?
Gabhar — кузнец
Anseo ithte kano — здесь есть факел
D'yeabl — черт, дьявол


________

*Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнёшь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Александр Блок
 




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус