Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » Враги

Враги. 13

Автор: Емелюшка | Источник
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Фэнтези, Гет, AU


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора

Когда поутру Натаниэль вышел в трактирный зал, полупустой по раннему часу, Элисса уже сидела за столом. Увидев его, махнула рукой – мол, давай сюда. Натаниэль сел напротив. Упоминать о вчерашнем не хотелось. Да и о чем, собственно, говорить? Обиженным он себя не считал – возможно, будь он влюблен и долго добивайся взаимности, такой поворот бы здорово разозлил – но Натаниэль не чувствовал себя влюбленным. Да, Элисса была хороша, несмотря на шрамы и манеру держаться – а, может, благодаря им. Да, вчера их влекло друг к другу откровенно и явно. Да, она стала ему дорога за последние дни – по крайней мере, Натаниэль не хотел бы, чтобы с ней что-то случилось. Но ему приходилось влюбляться – и ничего подобного тому буйству чувств на грани безрассудства он не ощущал. Так что и переживать не из-за чего. Разве что Элиссу жаль. Не она была виновна в смерти родителей, и тех, кого любила, но все они гибли, защищая ее – и каждый множил чувство вины за то, что осталась жива. Натаниэль не знал, как бы жил с этим, случись подобное с ним.
Так что он собирался делать вид, будто ничего не произошло – впрочем, и в самом деле ничего не случилось, но Элисса, едва он опустился на лавку, запустила пальцы в волосы, и Натаниэль понял, что она все-таки собирается объясняться. Зря, право слово. Но, похоже, она по-прежнему не терпела недоговоренностей.
— Я должна извиниться, – начала было она.
Натаниэль улыбнулся.
— Так теперь и будем по очереди расшаркиваться?
Она хмыкнула, спрятала лицо над пивной кружкой.
— Да, дурь какая-то получается… Слушай, а как мы раньше обходились без этого?
Натаниэль рассмеялся, припомнив. Раньше они просто ругались, не особо выбирая слова, или дело и вовсе доходило до драки – правда, с тех пор как Натаниэль понял, что два года разницы – в детстве срок огромный – делают любую драку заведомо нечестной, старался до такого не доводить, разве что Элисса первая кидалась с кулаками.
— Если как раньше, мы бы начали с того, что разнесли подвал Башни Бдения, выясняя, кто прав.
— Так нету правых… - грустно улыбнулась она.
— Почему же? – пожал плечами Натаниэль. – Не знаю, что нашло на отца и…
Думать об этом по-прежнему было больно.
— Не начинай заново, - хмыкнула Элисса. – Сейчас моя очередь рвать на себе волосы. Словом, дело не в тебе…
— Да понял я, - сказал Натаниэль. Рука сама потянулась накрыть ладошку. – В какой-то степени это лестно – я тебе не совсем уж безразличен.
— Конечно, ты мне небезразличен. – Элисса, помедлив, высвободила руку. – Ты мой друг.
Объятья и поцелуи вчера были отнюдь не дружескими – усмехнулся он про себя. Вслух сказал.
— Тогда давай на этом и остановимся.
— Угу. Только мне так неловко…
— Хватит. – Натаниэль снова поймал ее ладонь. – И раз уж кто-то должен тебе об этом сказать… Алистер, убивая Архидемона – знал, на что идет?
Он намеренно выбрал того, о ком знали все.
Ее рука напряглась.
— Да.
— Он сам так решил?
— Не надо… - теперь она сама вцепилась в его пальцы.
Натаниэль молчал, не отводя взгляда.
— У него не было выбора…
— Чушь какая. Был. Умереть самому или оплакивать тебя. Ты ведь не колебалась бы?
Элисса криво улыбнулась.
— Нет.
— Вот и он – нет…
— Хватит… - почти простонала она. – Я не хочу вспоминать.
Натаниэль покачал головой.
— Ты была храбрее там, в шахте.
— Зачем?..
— Затем, что на тебя вчера было больно смотреть.
— Я могла бы успеть…
— А я мог бы приехать из Вольной Марки и остановить отца, – грустно улыбнулся Натаниэль.
Ее улыбка была такой же – очень-очень печальной. Оба знали, что ничего не смогли бы изменить. Оба не могли в это поверить.
— Я не знаю, каким был Алистер, - сказал Натаниэль. – И каким был… раз ты сказал «мужчины», значит, был кто-то еще, неважно. Но я знал тейрна Брайса. И если бы он тебя сейчас видел – сказал бы, что ты слишком много о себе думаешь, Волчонок.
Она вздрогнула, услышав домашнее прозвище. Натаниэль сделал вид, что не заметил.
— Мир не вертится вокруг тебя, и те, кто любил тебя, ушли не потому, что ты была рядом. Не захоти отец вернуть нашему роду Хайевер – были бы живы твои родные. Он убил их, не ты. Не случись разгрома при Остагаре – не осталось бы на весь Ферелден лишь двое Стражей. И не думаю, чтобы вас, самых зеленых, подпустили бы к жребию или как там это делается обычно...
— Самый старший, - сказала Элисса.
— Точно, не подпустили бы. Так что это Логейн убил Алистера. Не ты.
— Ты не понимаешь, - сказала Элисса. – они защищали меня.
— И что? Они поступили так, как считали нужным. – Натаниэль накрыл ее ладони своими, чуть сжал, ободряя. – Слушай, ты всерьез считаешь, что именно ты заставила сильных и достойных людей решить так, а не иначе? Боюсь, услышь такое тейрн Брайс – сказал бы, что ты совсем зазналась, А потом взял бы розгу…
— Он сроду на меня руки не поднял!
— А крапива?
— Он отстегал не меня, а свой страх, - сказала Элисса. – Правда, поняла я это куда позже. А тогда две недели не разговаривали. Я надулась, а ему тоже было не с руки извиняться – она улыбнулась, глядя куда-то сквозь Натаниэля.
Эрл Хоу считал: пожалеешь розгу – испортишь ребенка. Тейрн Брайс – что страхом воспитывают лишь слуг, а истинное благородство можно взрастить лишь на уважении. Эрл полагал, что младшие Кусланды вьют из родителей веревки, если этак дальше пойдет, Фергюс непременно женится на ком-то неподобающем и прогуляет родовое имение, а что учудит Элисса и вовсе ведомо только Создателю. Тейрн считал, что Натаниэль слишком уж благонравен для старшего сына – наследнику, по его мнению, более подобал бы норов покруче. Делайла чрезмерно послушна, да и Томас…
Натаниэль с Элиссой в столь высокие материи не вдавались – но когда она поняла, что «выпорют» в его устах – отнюдь не иносказание, просто взяла на себя вину за очередную проказу, на которой они попались. Натаниэль возмутился – еще чего не хватало, за девчонку прятаться – но ему никто не поверил. Отец хмыкнул, мол, защищать женщину конечно, благородно, но чувство меры тоже знать надо. Тейрн Брайс тоже похихикал – а Элисса отправилась сидеть взаперти в собственной комнате. Без ужина. Натаниэль влез по плющу к ней в окно – прямо как в балладе – правда, отнюдь не для того, чтобы снискать благосклонность дамы, а притащив за пазухой украденный со стола кусок пирога. Они слопали его вдвоем, сидя в оконном проеме.
Но все же однажды тейрн Брайс поднял руку на дочь. Когда та решила прокатиться на жеребце, только-только привезенном с ярмарки – норовистом чудовище, которого побаивались конюхи, а сам тейрн только-только собирался объездить. С чего она решила, что совладает с ним, Натаниэль так и не понял, но отговорить не вышло, а донести он не решился. Элиссе невероятно повезло – слетев с коня она ухитрилась приземлиться в тачку с сеном, так что даже не сломала ничего. Но тейрн Брайс, сравнявшийся цветом лица с камнями стен, ощупав дочь и поняв, что ей ничего не угрожает, голыми руками рванул ближайший куст крапивы, и отхлестал дочурку по заднице.
На следующее утро, провожая уезжающих Хоу, оба, отец и дочь выглядели пристыженными и обиженными одновременно, ни разу не обратившись друг к другу напрямую
Подошла служанка с едой и пивом. Элисса высвободила руки.
— Я знаю, что ты хочешь как лучше. Но – слова не помогают, уж извини.
— Знаю, - Натаниэль придвинул тарелку. – Как мне не помогут слова о том, что будь я дома – все равно ничего не смог бы изменить. Но – я это знаю, а когда… отболит, и поверю. Я хочу, чтобы и ты знала, что дело не в тебе. На войне убивают. Слишком многие тогда погибли, и каждый был чьим-то близким.
Она нерешительно кивнула, а миг спустя перевела взгляд на кого-то за его спиной, и лицо мгновенно приобрело выражение, которое Натаниэль называл «для чужих». Он оглянулся – у входа стоял констебль стражи, выглядывая кого-то в темном – после солнечного утра, льющегося в оконца - зале.
— Вы что, тела не спрятали? – шепнул Натаниэль.
— Я что, по-твоему, специалист по темным… - она осеклась.
— Прошу прощения, – констебль Айдан остановился рядом. – Страж-командор, я хотел бы поговорить.
— Присаживайтесь, – сказала Элисса. – Разделите с нами трапезу?
— Благодарю, я сыт.
— Тогда слушаю.
Айдан покосился на Натаниэля, тот сделал вид, что не заметил этого взгляда. Пока Элисса не погонит – он тут останется. В конце концов, еду только-только принесли, не бросать же.
— Я бы хотел знать, кто именно из Стражей причастен к убийствам в складском квартале.
— Не понимаю – Элисса удивилась так естественно, что впору было поверить.
— Вчера вечером в складском квартале были найдены тела шестерых храмовников. Говорят что незадолго до того, неподалеку видели вас и ваших людей, окровавленных, у одного рука на перевязи. Я отвечаю за порядок в городе, и…
— А, вот вы о чем. – Элисса покачала головой. – Помилуйте, какое же это убийство? Я-то думала, кого-то там ножом в спину исподтишка… неужели мои люди похожи на бандитов?
— Не играйте словами. – Айден подался вперед. - Храмовники мертвы. Когда их собратья придут искать виновных, в первую очередь спросят с меня.
— И тогда вы отошлете их ко мне, - точно так же качнулась навстречу Элисса, опершись о столешницу. – А я напомню им, что маги, взятые в орден - по доброй ли воле или по Праву Призыва живут вне круга вполне законно. И магия их служит людям, как и предписано Церковью – защищая от скверны и порождений тьмы. Если же кто-то из храмовников об этом забудет, попытавшись силой вернуть Серых Стражей в Круг, в нарушение всех договоров – я буду защищать своих людей. Если храмовники окажутся настолько настойчивы, что в нарушение всех соглашений попытаются применить силу – я отвечу силой. Впрочем, это касается не только храмовников. Любого. Я достаточно внятна?
Какое-то время они буравили друг друга взглядами.
— Я хочу поговорить с теми магами и узнать детали.
— Нет. Ни имен, ни деталей. Если ваши люди достаточно опытны в чтении следов – они разберутся.
— Кажется, вы зарываетесь, Страж-Командор. Это мой город. Я отвечаю за порядок. Мне нужны эти маги.
Они замерли, уставившись друг на друга. Натаниэль продолжал меланхолично жевать, мысленно прикидывая, успеет ли перехватить констебля, если что. Ложка, конечно, не оружие – кажется, он начинал понимать, почему Элисса даже в собственной крепости с ножом не расставалась – тем более, против тяжелого доспеха, но кое-что сделать можно, ежели умеючи…
— Нет, это вы забылись, констебль. Амарантайн принадлежит не вам.
— Я подчиняюсь только непосредственно банну Эсмерель…
— Которая - вассал Серых Стражей, потому что эрлинг принадлежит Ордену.
Айдан шумно выдохнул.
— Я не могу вам приказывать, это верно, – продолжала меж тем Элисса. – Но и вы не вправе требовать от меня отчета.
— Значит, если завтра ваши головорезы начнут убивать мирных горожан…
— Если кто-то из Стражей убьет кого-то из мирных горожан, и вы сумеете это доказать – его будет судить Орден…
— И через день он снова будет на свободе?
Элисса пожала плечами:
— Может, и так. Может, его покарает Орден. Или отдаст светским властям для свершения правосудия. Зависит от обстоятельств дела.
— Кажется, ваш Орден слишком много на себя берет.
Она снова неподражаемо передернула плечами.
— Хотите оспорить договоры – можете начинать. Но пока Серые Стражи стоят между людьми и Мором – едва ли у вас что-то выйдет. Пока среди нас будут люди, готовые с открытыми глазами пожертвовать собой, убивая Архидемона – потому что только так можно остановить Мор – не вам нас судить.
— Кто бы говорил о самопожертвовании, - фыркнул Айдан. – Вы-то живы. Ваши головорезы не слишком смахивают на героев, да и ваша заслуга лишь в том, что оказались в нужное время в нужном месте. Принц Алистер, сложивший голову в Денериме, был героем, а вы теперь купаетесь в отсветах его славы и считаете себя неприкосновенной. Но, боюсь, когда придется делом доказывать, чего вы стоите – горе тем, кто положится на вас.
Натаниэль перевел взгляд на Элиссу, вымаливая разрешение вколотить эти слова констеблю в глотку. Проклятая субординация, не будь она командором…
Элисса широко улыбнулась:
— Вы мне тоже не нравитесь, констебль. Но придется нам с вами как-то друг друга терпеть. По крайней мере, пока в Башню Бдения не пришлют нового командора. Хотите жаловаться – Первый Страж обитает в Вейсхаупте. Всего доброго.
Она дождалась, пока Айдан хлопнет дверью, перевела взгляд на Натаниэля. Улыбнулась:
— Не переживай, я знаю себе цену.
— Что, так заметно? – буркнул Натаниэль.
— Мне – заметно. – Она помолчала. – Зря мы разыскивали Делайлу в открытую… Передай ей, что мы приходили не к ней – а к Альберту, по торговым делам. И пусть помалкивает о том, что ее брат в Стражах.
Натаниэль выругался.
— Айдан не похож на подлеца, - продолжала Элисса. – Но врагов у меня предостаточно. И… Насколько открыто Делайла выходила замуж? Многие ли знают, кто она?
Элисса взъерошила волосы.
— Передай Альберту, пусть увезет жену из города. Хотя бы в новый баннорн, вместе с новым управляющим дела принять. С ее величеством мы с глазу на глаз говорили, пока оттуда слухи сюда дойдут… Чем быстрее, тем лучше. Как можно скрытней.
— Дороги опасны.
— Я не могу послать солдат – проще тогда глашатая на каждый угол поставить и кричать… - Она окончательно уничтожила подобие прически. - Нужен крепкий отряд наемников, так где ж его взять…
— Я знаю, как таких людей искать. Но если надо быстро – будет дорого.
— Если вопрос только в золоте – решим. Пока напиши им, пошли какого-нибудь мальчишку и заплати за молчание отдельно. Знаешь, как это делается, чтобы никто не проведал?
— Знаю.
— Хорошо. Как закончишь – буди остальных, если сами до того не проснутся. Пусть едят - и ко мне в комнату. Там поговорим. Будем добывать деньги.
Они собрались через три четверти часа – в и без того небольшой комнате стало совсем тесно. Элисса взгромоздилась на стол, Натаниэль с Андерсом устроились на лавке, Веланна непринужденно опустилась прямо на пол. Рядом плюхнулся Огрен – эльфийка поморщилась и отодвинулась.
— Давай-ка поменяемся, - сказал Андерс, хлопнув гнома по плечу. Тот осклабился, но промолчал. Андерс устроился на полу, то и дело ерзая.
Элисса оглядела своих людей.
— Андерс, Веланна. Как только вернемся в крепость – к портному. И чтобы грифон на вашей одежде был заметен за лигу каждой собаке. Понятно, зачем?
Андерс кивнул, Веланна начала говорить, но маг дернул ее за рукав и та, на удивление беспрекословно, заткнулась.
— Дальше. То, во что я собираюсь вас втянуть, не имеет отношения к порождениям тьмы и, значит, к обязанностям ордена. Это будет одолжение лично мне. Но драться придется всерьез. Если кто-то не хочет – дверь вон там, - она ткнула большим пальцем через плечо. – Никаких последствий не будет. Это просьба, не приказ.
— Когда это я отказывался от доброй драки? - ухмыльнулся Огрен.
— Мы с Веланной тебе кое-что должны, – сказал Андерс.
Натаниэль удивился, когда это маг успел получить право говорить не только за себя, но решил, что это может подождать.
— Натаниэль?
— Издеваешься? – хмыкнул он. – Рассказывай давай.
Элисса улыбнулась, и начала рассказывать.
Выходило, что пока Натаниэль был у сестры, Элисса решила «побродить-поглядеть», как она выразилась. Старые привычки трудно ломать – а за время Мора она – и те, кто с ней тогда были – привыкли искать любую возможность поживиться. Хорошее оружие и броня – дорогие игрушки, пробитый доспех бесплатно не починит ни один кузнец, а еще надо что-то есть и где-то спать. Лучше всего, не на голой земле. Так что услышав от стражника про контрабандистов, на которых никто не мог найти управу, Элисса решила разобраться. Правда, поначалу она собиралась отдать их Эсмерель – в конце концов, подати в Башню Бдения та платила из доходов города. К тому же, можно было бы потом потребовать услугу за услугу. Но передумала. Натаниэль догадывался, почему и… Создатель, он когда-нибудь сможет с ней расплатиться?
— Там катакомбы. Склады. И даже подземное озеро с пристанью, – говорила Элисса. – Словом, на широкую ногу все. Но и охрана приличная. Я хочу разобраться с охраной, и порыться на складах…
Получится – взять одного-двоих живыми, отдать страже, и пусть дальше сами разбираются. Не получится – неважно, рисковать ради этого своими незачем. Шелка-посуду и прочую дребедень торжественно передать констеблю. А то, что невелико но ценно – оставить себе. Часть отдать… - Элисса осеклась, как раз это – личное, остальное – в казну Башни. Оружие и доспехи, те, что получше – тоже в Башню, остальное – Айдану, пусть радуется. И потребовать от него, чтобы поставил охрану, а еще лучше – завалил проход, иначе выйдет, как с Башней Бдения.
— Ты-то откуда это все знаешь? – не выдержал Огрен.
— Говорю же – походила-послушала. А потом тихонько пролезла и сама посмотрела.
Как ходить по теням, оставаясь почти невидимкой. Натаниэль знал. Но знал и то, что от наметанного глаза все равно не укроешься. Он положил себе непременно найти время поговорить наедине и высказать все, что об этом думает. В конце концов, пока все держится на ней одной – нечего лезть в одиночку, куда в голову взбредет. Могла бы и его позвать.
— Кстати, туда дверь есть прямо отсюда, из постоялого двора, – сказала Элисса. – Правда, заперта с этой стороны. Я трактирщика потрясла – похоже, он в этом не замешан, а ход старый. Но ключик вытрясла. Так что появимся, откуда нас не ждут.
Их и в самом деле не ждали, но пришли в себя на удивление быстро. Так что Элисса приказала «языков» специально не брать – разве что кого-то не добьют. И когда они выбрались из погреба дома на выселках, все едва держались на ногах и походили на чудовищ из старых сказок, что купались в человеческой крови. На пристани остались два надежно спеленутых контрабандиста, в заплечном мешке Элиссы лежало добра на очень приличные деньги.
Когда они впятером, как были – уставшие и по уши в крови -подошли к будке стражи, констебль вылетел навстречу с таким видом, будто был готов убить всех собственноручно.
— Я подумала и все же устроила резню среди мирных граждан, - ухмыльнулась Элисса вместо приветствия и продолжала, пока Айдан хватал ртом воздух. – Ибо эти мирные граждане бессовестным образом недоплачивали в казну города, а, значит, и мне.
— Вы нашли… контрабандный путь?
Элисса кивнула.
— Возьмите людей – надо будет кое-кого… сопроводить.
Натаниэль предпочел бы добраться до постели и упасть – но пришлось тащиться с Айданом, слушать то, что уже знал и ждать, пока тот лично все осмотрит. Вообще-то Элисса предложила им уйти – мол, сражаться больше не с кем, а по улицам города она и сама дойдет – но никто не ушел. Неведомо как, но об утренней стычке проведали все, и Андерс с Веланной маячили за спиной командора, едва не отпихивая Натаниэля, а Огрен пристроился неподалеку от констебля, изрядно того раздражая, по лицу видно было. Но связываться Айдан не рискнул, а когда увидел склады и товары, забыл обо всем. Элисса несколько раз повторила про порождений тьмы, глубинные тропы и что проходы нужно засыпать – но Натаниэль ясно видел, что тот пропустил ее слова мимо ушей, а приказать ему они не могли.
Вернувшись в «Корону и Лев» Элисса разогнала всех по комнатам, поманив за собой Натаниэля. Вытряхнула на стол мешок, молча отделила самое ценное.
— Ночью отнесешь Альберту. Идти будешь так, будто за домом следят. И возвращаться так же.
— Не дурак.
— Прости… привыкла командовать. Сколько нужно времени, чтобы выйти на наемников?
— До вечера должен справиться.
— Хорошо. Ты после одной бессонной ночи как? Не слишком «плывешь»?
— После одной – нет.
— Тогда завтра уходим. Так же, затемно. И без того задержались.
Натаниэль кивнул.
— Не знаю, как…
— Перестань, - перебила Элисса. – Как ты сегодня сказал… каждый делает то, что считает нужным.
Она легко коснулась его щеки.
— Иди… помойся и поспи, сколько успеешь.
Натаниэль помедлил, прижимая к лицу ее ладонь, кивнул и вышел.
Помыться после этакой мясорубки, да и поспать определенно было необходимо.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?



Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус