Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Dragon Age » История пятого Мора

История пятого Мора. 18

Автор: Емелюшка | Источник
Фандом: Dragon Age
Жанр:
Фэнтези, Гет, AU


Статус: в работе
Копирование: с разрешения автора

Вернувшись в Рэдклифф, Алистер решил задержаться в замке на несколько дней. Слишком давно не выходило нормально отдохнуть. Морриган требовала дать ей время собрать нужные для лечебных зелий травы, да и большая часть снаряжения в очередной раз нуждалась в починке. После того, как маги действительно смогли изгнать демона, Теган сказал, что оружейная и сокровищница замка в полном распоряжении Алистера — и тот решил не стесняться.
      В самом деле, сколько можно ночевать на лапнике, а то и вовсе голой земле? Самому-то не впервой, хотя и он, признаться, уже начал уставать от чересчур непритязательной жизни. Но кроме него были еще и другие. Нет, никто не жаловался. Но он видел, как скованно двигается поутру Лелиана, как украдкой разминает шею и все чаще трет виски Элисса — после Тени, где он воочию, если можно так сказать, увидел, к чему она привыкла, девушку было особенно жаль. А сейчас появилась и Винн, и дамам в ее возрасте отнюдь не полезно спать на земле, прикрытой ветками, под одним одеялом на троих.
      Поначалу он подумывал хотя бы о нескольких палатках, но оставил эту идею. Когда за отрядом следует обоз, можно хоть каждому личный шатер в телегу сложить, но обоза у них не было, а крепких мужчин в отряде — раз-два и обчелся. Именно что раз-два: он, да Стэн. Давать поблажку Зеврану Алистер, конечно, не собирался, но эльф меньше всего походил на вьючного мула. Про девушек и говорить нечего — хоть самое основное бы унесли: доспех, оружие, смену одежды да запас еды. Еще одеяло, буде оно появится.
      Поэтому он решил ограничиться парой меховых одеял на каждого и двумя навесами из плотного льна, вываренного в смеси масла и воска. Рассчитывать на кладовую замка после того, что учинил в нем демон, Алистер не стал, зато мошну растряс безо всяких угрызений совести. Потом пришлось снова торговаться с кузнецом — благодарить-то тот благодарил, но выгоду свою упускать тоже не хотел, и без того потратился, растолковывать старосте, что именно от него Алистер хочет получить добротные одеяла и запас еды, а в перерывах — развлекать Тегана беседами — банн очень хотел знать, как жил Алистер, покинув Рэдклифф. Так что остальных Алистер почти не видел — если не был занят и не развлекал Тегана, просто отсыпался в своей комнате за всю прошлую жизнь и половину будущей. А когда не спал — валялся на шкуре перед очагом, глядя в огонь. Только тот, кто большую часть жизни провел в казарме, способен понять, какой драгоценной становится возможность закрыть за собой дверь и никого не видеть.
      Впрочем, в те моменты, когда Алистер не собирался лгать самому себе, он понимал, что дело не только в возможности уединиться впервые за невесть сколько времени. После того, что случилось в башне, он ощущал странную неловкость, будто случайно коснулся чего-то слишком сокровенного. Казалось бы, никаких постыдных тайн не всплыло — а все равно, будто чужие письма прочел.
      Время от времени он, конечно, натыкался то на одного, то на другого. Стэна, правда, почти не видел — похоже, великан точно так же пользовался возможностью побыть одному и отоспаться: тот, кто готов в любое время подскочить по тревоге, рано или поздно обучается ловить для сна любой подходящий миг. Зато смазливая рожа Зеврана мелькала перед глазами подозрительно часто. Морриган уходила на закате и возвращалась с рассветом, утверждая, что ночью травы имеют особую силу. Винн проводила дни с коллегами, пока те были в Рэдклиффе, а потом прочно обосновалась в замковой библиотеке. Как-то раз он заметил Лелиану и Элиссу, плетущих венки у мельницы и о чем-то щебечущих — вслушиваться Алистер не стал. Но чаще Лелиана развлекала хозяев замка игрой на подаренной Теганом лютне и пением. А Элиссу часто можно было увидеть с Изольдой. Алистер так и не понял, извинилась ли Элисса перед хозяйкой, или та просто решила поближе познакомиться с молодой аристократкой. Как-то раз Алистер решил вслушаться, о чем они говорят. «Душечка, вы же понимаете, как мне стыдно, что приходится принимать гостей, когда замок в таком виде. Но как, как прикажете содержать его в должном порядке, если прислуги почти не осталась, новая нанимается неохотно, а те девушки, что согласны жить в замке большей частью так нерадивы… Вот, извольте, пыль». Алистер усмехнулся про себя, подумав, что пыль все же лучше крови, но показывать свое присутствие не стал. Продожать слушать, в прочем, тоже.
      Наверное, хорошо, что он почти не видел Элиссу все это время, встречаясь разве что за ужином с хозяевами. Он никак не мог забыть того ужаса на лице, когда девушка увидела его в Тени. И вроде понимал, что не его, Алистера, она испугалась, а того, что означало его появление. А забыть не мог, хоть ты тресни. Как и того поцелуя в деревне — но за все прошедшее время девушка никак не дала знать, было ли между ними хоть что-то, вела себя ровно и дружески, как обычно. Правда, и наедине они с тех пор не оставались ни разу — и поди тут пойми, то ли просто не хочет дать понять остальным, будто между ними что-то… если вообще что-то есть, то ли просто не сочла чем-то особенным.
      Неопределённость бесила, выматывала. Конечно, Алистеру приходилось иметь дело с женщинами. Но среди своих все было как-то… проще. А сейчас, задумываясь о том, что происходит — если вообще происходит, демоны все побери, между ним и Элиссой — ощущал себя сущим юнцом. Понимал, что избегая разговора с глазу на глаз, запутывает все еще больше, но не решался ничего предпринять. Смех, да и только — он не боялся демонов и порождений тьмы. А поговорить откровенно — страшился. И когда пришла пора покидать замок — обрадовался. В дороге не будет времени на бесплодные размышления.
Вечером накануне выхода он решил, что хватит сидеть одному, точно бирюк какой, и решил заглянуть в ту комнату, где остальные обычно коротали вечера за разговорами. Но обнаружил там лишь двоих: Элиссу.
      И Зеврана.

      Девушка раздобыла прялку и кудель, пальцы проворно сучили нитку, крутилось веретено. А у ног ее, изображая верного пажа, сидел Зевран, полуобернувшись, заглядывал в лицо, что-то рассказывая.
      — Так значит, на самом деле ты ее не убивал? — спросила Элисса.
      — Нет, в том и дело. Но…
      Интересно, как у ушастого это выходит — то, что в реальности наверняка было подлым, грязным и страшным, превращать в увлекательную историю? Алистер представил, что было бы, возьмись он сам рассказывать… «И тут из темноты — гарлок. Я его щитом — бац! Мечом — хрясь!» Он мысленно выругался. Надо было бы неслышно шагнуть назад, что демоны дернули его дать знать о себе.
      Элисса обернулась.
      — А, это ты. Давай к нам.
      От Алистера не укрылось, как Зевран, оборачиваясь к нему, словно невзначай накрыл ладонью колено девушки, и как та отодвинула ногу, не изменившись в лице. Захотелось приложить эльфа смазливой мордой о каминную решетку.
      — Что на тебя нашло? — спросил Алистер, садясь рядом, и указывая на прялку. — Ты говорила, что не любишь…
      — Не люблю, твоя правда, — рассмеялась она. — Но Винн обмолвилась, что не мыслит себе вечера без вязания. Хочу сделать ей подарок. Спицы Стэн из кости вырезал.
      Девушка выглядела такой спокойной, уютной и домашней… Еще бы этот здесь не сидел.
      «Этот», взяв один из клубков, что лежали, уже перемотанные, в стоящей подле девушки корзине, подкинул как мячик, и покатился по ковру, дурашливо мяукая. Элисса снова рассмеялась. Алистер обозвал себя ревнивым идиотом. В конце концов, ему лично никто ничего не обещал. Зевран начал травить очередную байку. Слушать Алистер не стал. Смотрел, как ловко движутся пальцы, свивая нить, как крутится веретено. Как Элисса слушает, чуть склонив голову на бок, едва заметно улыбаясь.
      — И я пришел в себя в сточной канаве без штанов, — закончил эльф.
      — Скажи спасибо, что не без головы, — хмыкнула Элисса.
      Алистер снова захотел взять его за грудки и приложить о ближайшую стену.
      — О, я знаю, что везунчик, — он бросил клубок обратно в корзинку.
      — Но странный способ менять правителя, — сказала девушка.
      — Да, обычно действуют тоньше. Если бы, скажем, ты заплатила Воронам за то, чтобы оказаться на троне, достаточно было бы отравить…
      — У меня нет прав на престол.
      — Это такие мелочи, — махнул рукой Зевран. — Находишь какого-нибудь бастарда, женишь на себе, вот тебе и права. Потом его, кстати, тоже можно убрать, чтоб не мешался.
      Элисса оборвала нить, сложила туда же изрядно потолстевшее веретено.
      — Это уже завтра в дозоре перемотаю, — обернулась к Алистеру. — Поможешь донести?
      На самом деле нести там было совершенно нечего — изящная корзина из тонких прутьев, несколько изрядных — но отнюдь не тяжелых — клубков небеленой шерсти. Да и идти совсем недалеко — несколько ярдов по коридору и подняться по лестнице. Элисса молчала, опустив взгляд. Алистер тоже не знал, что сказать. Вслух пожалеть о том, что не прирезал ушастого, пока возможность была — как-то не подобает. Да и за что прирезать-то? За то, что моложе и хорош собой? За то, что его общество явно Элиссе приятно — и если сегодня она не позволила, то завтра…
      А может, и не позволит.
      «Находишь какого-нибудь бастарда…»
      Именно она первой заговорила о короне. Именно она первая дала знать, что он ей… симпатичен, скажем так.
      Захотелось швырнуть корзину о стенку и напиться. В дрова.
      Да ну, ерунда, семнадцать лет девчонке, не может быть…
      Струится тяжелый шелк, сверкают кольца, играет музыка…
      Элисса остановилась у двери, глянула снизу вверх, снова опустив глаза, замерла, чего-то выжидая.
      Алистер молчал. Правда? Неправда?
      — Доброй ночи, — едва слышно сказала она, открывая дверь.
      — Постой… — Алистер протянул ей корзинку. Вздохнул, как перед прыжком в холодную воду.
      — Скажи… Если бы ты не знала, кто я… — произнес он в спину. — Все было бы… так же?
      Элисса вздрогнула. Медленно обернулась.
      — Ах, вот оно что…
      Алистер встретился с ней взглядом и едва не отшатнулся — точно так же она смотрела в Тени, гадая, настоящий ли он.
      — Если ты спрашиваешь о таких вещах — то что бы я ни ответила, слова не будут стоить ничего, — она горько усмехнулась. — Так что отвечать я не буду. Потому что… словом, все это теперь не имеет значения. Доброй ночи.
      Дверь мягко закрылась у него перед носом. Алистер долго смотрел на тяжелые доски, не двигаясь с места. Потом саданул кулаком в стену — разбил костяшки о камень, но теперь это не имело значения — и пошел к себе.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус