Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Рассказы Mass Effect

Апельсиновый сок

Автор: Olivia
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Психология, Даркфик, Ангст, , Драма, Гет, Фантастика


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора
У этой девушки приятный голос, очень нежные руки и легкие шаги. А ещё она пользуется духами с удивительно тонким ароматом. Всего пара капель, но для моего обострившегося обоняния — в самый раз. Интересно, какого цвета у неё глаза, и какой длины волосы? Какую униформу она носит? Всего этого я не увижу никогда, потому что глаз у меня больше нет.
Окружающий мир исчез для меня в яркой вспышке взрыва, уничтожившего Жнецов, ретрансляторы и всех синтетиков. Тогда я рефлекторно зажмурилась, пытаясь уберечь глаза от ослепительного и жаркого пламени, а открывать было уже нечего. После своего воскрешения я видела благодаря имплантатам «Цербера». Синтетике. Той, которую я уничтожила. Впрочем, слепота — это не так уж плохо. Не имея глаз, я не могу увидеть, какой стала теперь.
Когда меня нашли среди дымящихся развалин, то опознали только по жетонам, а сама я была без сознания, да что там, я практически уже умерла. Сильнейшие ожоги, множественные ранения, переломы, обильная кровопотеря. Если бы не Лиара и саларианские врачи, спасти меня не смогли бы.
Зачем ты это сделала, Ли? Иногда смерть — это благо.
Но той, кому суждено прожить почти тысячу лет, сложно это понять и принять. Я никогда не скажу ей этого вслух, но мне жаль, что Лиара оказалась тогда под рукой и приложила все усилия, чтобы спасти то, чем я стала. Удержать душу в клетке изувеченной плоти... Зачем? Я ведь так надеялась, что все мои битвы наконец-то закончились, и я могу спокойно отправляться за океан. Меня ведь там давно ждут...
Тейн. Ты дал мне так много и так мало, а я не успела сказать тебе самого главного. Но слова утратили своё значение, когда меч Лена перечеркнул те немногие дни, что тебе оставались. Ты предпочел умереть вот так, спасая жизни, а не мучительно сражаясь за каждый вздох. Теперь я понимаю тебя, как никто другой.
Когда мы с тобой встретимся, я расскажу тебе, что твой убийца получил сполна. За тебя я отплатила. Но я не могла позволить себе такую роскошь, как несколько дней траура. Это было просто невозможно. Нельзя оплакивать одну жизнь, в то время как каждую секунду гибнут миллионы. Но как же это было непросто — видеть твоё имя на мемориальной доске «Нормандии». Сразу под именем Мордина. Саларианский гений сумел вылечить кроганов от генофага, но так и не смог спасти тебя от синдрома Кепраля. Жнецы не оставили на всё это времени. Но теперь это не имеет значения. Там, за морем, ты можешь дышать полной грудью и, как ребенок, пробежаться по мокрому песку... Как бы мне хотелось побегать с тобой!

Вот только, я не то, что бегать, я даже пошевелиться не могу. В моем позвоночнике тоже имелись имплантаты, а это значит, что я сама лишила себя малейшего шанса на нормальную жизнь, уничтожив синтетику. Та вспышка боли на Цитадели, когда взрывная волна отшвырнула меня далеко в сторону и припечатала к стене, была последним, что я чувствовала. Теперь я могу дышать, слышать, говорить — вот и всё. Больше моё тело не способно ни на что.
Коммандер Шепард — живая легенда, женщина, победившая Жнецов. А еще — слепой паралитик на больничной койке, с телом, изуродованным страшными ожогами, которых я, к счастью, не вижу.
Почти прежним осталось только лицо. Об этом я узнала совершенно случайно, подслушав разговор двух медсестер. Они были уверены, что я сплю, и жалели меня, несчастную. Искренне так жалели, от души. А мне от этой их жалости хотелось завыть или заплакать... Но, ни того, ни другого я не сделала. Свою последнюю слезу я незаметно смахнула в тот день, когда потеряла Тейна. Да и без глаз заплакать невозможно, верно?
И точно так же нельзя поставить меня снова на ноги. Нынешняя медицина способна только поддерживать мою жалкую жизнь. Жизнь? Не-е-ет, моя жизнь кончилась в тот момент, когда взорвались ретрансляторы, и рухнули на Землю отключившиеся Жнецы. В тот день, когда вместе с ними я уничтожила всех гетов.
Прости меня, Легион, твоя жертва оказалась напрасной. Сыграв свою роль в битве, твой народ стал историей, такой же, как и сами Жнецы.
Джокер, если ты выжил, прости, что не уберегла её, твою СУЗИ. Я обманула тебя, но иначе было нельзя.

«Синтез — вершина эволюции», — вот что сказал мне тогда Катализатор. Но такое будущее испугало меня еще сильнее, чем возможность собственной смерти. Слившись с синтетиками, мы перестали бы быть собой, а ведь именно за право сохранить себя мы и сражались все эти годы. Синтез — это бескровная и полная победа Жнецов и создавшего их когда-то Творца.
Управление... В какой-то момент соблазн был слишком сильным, но...  Призрак. Он тоже считал, что сможет управлять Жнецами. Да и разве отдаст кто-то вот так вот просто контроль над собой в чужие руки? Где-то обязательно должен быть подвох, а времени на его поиск у меня не было.
А потому я выбрала уничтожение и я даже представить не могла, что выживу, но, к сожалению, это случилось. И моим домом стала эта роскошная одиночная палата со всеми возможными удобствами.
Дом. Тали. Я помню, как ты, захлебываясь от радости и волнения, рассказывала мне, где построишь его, и каким он будет. Зря ты это сделала. Я давно поняла, что нельзя строить такие вот далеко идущие планы, да еще и рассказывать о них кому-либо. Они никогда не сбываются. Вот так и ты. Последовав за мной на Землю, ты никогда не сможешь снова увидеть Раннох. Если только не случится чуда, и ученые всех рас не сумеют придумать замену ретрансляторам.
Ведь все они: турианца, кроганы, азари, кварианцы и саларианцы лишились возможности вернуться к себе домой. Без ретрансляторов сделать это нельзя. Даже до ближайшей к нам Альфа Центавра слишком долго лететь. Азари еще сумеют туда добраться, возможно, получится и у кроганов, но все остальные — увы. Век кварианцев и турианцев немногим отличается от нашего.
Тали’Зора вас Норманди, ты оказалась пленницей Солнечной системы по моей вине. Прости, если сможешь. И спасибо за ваши корабли-фермы, потому что только благодаря им, вы сами, да и турианцы, сумели избежать голодной смерти, ведь лежащая в руинах Земля не могла дать вам необходимую пищу.
Азари и кроганам в этом отношении было проще. Но только в этом. Ведь не проходит и дня, чтобы они не вспоминали о своих, ставших недосягаемо далекими планетах.
Мой старый, верный друг Рекс. Ты так и не увидел своего сына. И вряд ли когда-нибудь увидишь.
Горстка кроганов, застрявшая на Земле, состояла только из мужчин. Но даже если бы это было не так, их оставалось слишком мало, чтобы говорить о возможности возрождения расы. А потому, если новый путь к звездам не будет открыт, через несколько столетий последний кроган в Солнечной системе уйдет в Пустоту, станет историей, такой же легендой, как и геты.
Где-то там, на Тучанке, у Рекса уже должен был появиться на свет сын. Бакара обещала назвать его Мордином, и я знаю, что она сдержит слово. Она расскажет маленькому крогану, что его отец теперь на далекой планете людей и, возможно, когда-нибудь они все-таки встретятся, ведь кроганы живут долго.
А Гаррус навещает меня часто. Я узнаю его шаги, а этот мурлыкающий голос нельзя спутать ни с чем. Генерал Вакариан. Он командует турианской армией, ведь оставшиеся турианцы обосновались на Марсе, показавшимся им более подходящим, чем Земля. Их возглавил примарх Виктус. Который все еще надеется когда-нибудь увидеть Палавен, а если не он, то его дети или внуки... Гаррус стал его правой рукой и вместе они стараются сделать жизнь своих собратьев хоть немного лучше и светлее. А еще совсем скоро у моего турианского друга появится наследник. Со своей супругой Гаррус познакомился здесь, в больнице, когда навещал меня. Турианка тоже была ранена, но быстро шла на поправку, и они случайно столкнулись в больничном коридоре. И с того дня Гаррус начал навещать нас обеих. А потом снова только меня, потому что Тайрин теперь носила фамилию Вакариан и была его женой.
Азари, кроганы, турианцы все они помогали людям поднимать из руин Землю, ведь теперь наша голубая планета стала домом и для них. Новое земное правительство было сформировано из лучших представителей всех разумных рас и до чертиков напоминало Совет канувшей в лету Цитадели... Только сейчас Советников было шестеро, по одному от каждого народа населявшего планету. Первоочередной задачей, над которой работали лучшие умы всех рас, стало создание аналогов ретрансляторов, но... Пока что их изыскания безуспешны, ведь без синтетиков это все на порядок сложнее.
Никто из них: ни Тали, ни Лиара, ни Рекс и Гаррус никогда и ни в чем меня не упрекнули, но все это не уменьшает моей вины перед ними. Они помогли мне остановить Жатву и уничтожить Жнецов, но теперь они могут видеть свои родные миры только по ночам. Сны способны переносить нас куда угодно, им не нужен для этого нулевой элемент и ретрансляторы.
А вот мои сны удивительно однообразны. Я снова и снова медленно тащусь к ядру, чтобы выпустить в него всю обойму и уничтожить Жнецов и себя. Первое удалось совершенно, второе — наполовину.
Изуродованное ожогами неподвижное тело держит меня на Земле вот уже целый год. Триста шестьдесят пять проклятых дней и ночей, которые я не различаю. И уже так давно я хочу только одного, но чтобы это осуществить, мне нужна помощь, потому что сама я теперь не способна ни на что.
— Шепард, — этот голос. Такой родной, знакомый и теплый. Кайден. Я узнаю его запах и чувствую, как его пальцы касаются моей щеки. — Джейн...
— Кайден, — пытаюсь улыбнуться я, — ты все-таки пришёл...
— Да, я не мог иначе, ты же знаешь, — его голос срывается, и в этот момент я радуюсь, что ничего не вижу, потому что знаю — сейчас он пытается справиться со слезами.
Я на самом деле просто счастлива, что он пришел, всё же отозвался на мою просьбу, не смотря на то, что в прошлый раз мы расстались не очень-то красиво. Черт, безобразно, если быть до конца честной.
После своего выздоровления, ведь в том финальном бою, ему тоже здорово досталось, майор Аленко собирался забрать меня из больницы и самому записаться в сиделки. Сначала я просто сказала: «Нет», но он, словно не слыша, продолжал настаивать. Кайден говорил, что любит меня, даже такую, и сделает все, чтобы я не чувствовала себя одинокой. И тогда я на него наорала. Грубо, визгливо, по-бабьи, я выставила его вон и послала ко всем чертям, запретив вообще появляться в больнице.
Только этого мне не хватало! Ухаживать он за мной собрался! Достаточно и того, что он видит меня такой. Я не позволю ему испортить свою жизнь, заботясь о том, что давно должно быть мертво. Кайден молод, красив, чертовски привлекателен, у него есть все шансы обзавестись семьей и быть счастливым. Так какое право я имею лишать его всего этого?
Но в том, что я хочу сделать, мне может помочь только он. Я перебрала всех, и вернулась к нему. Кайден — человек, ему проще будет меня понять, он — моя единственная надежда. На какое-то время мне пришла в голову мысль обратиться к Джек, но я не смогла ее найти, после утраты значительной части своих биотических способностей, вместе с усиливающими имплантатами, Подопытная Ноль находилась не в лучшем расположении духа и куда она подалась после сражения мне было неизвестно. Точно так же я не знала, где находится Миранда, а потому, кроме Аленко не осталось никого. И мне пришлось наступить на горло самой себе и отправить ему сообщение.
— Кайден, — я облизываю пересохшие губы, — у меня есть к тебе просьба, обещай, что исполнишь?
— Конечно, Джейн, ты же знаешь, что я все для тебя сделаю, — отвечает он, сжимая мою руку в своей.
— Тогда наклонись, — прошу я и шепчу ему на ухо то, о чем мечтаю уже год.
Услышав, чего я хочу, Кайден тут же резко бросает, почти выкрикивает:
— Нет. Не проси.
— Но ты же обещал, — спокойно напоминаю я.
— Только не это, Шепард, Я не смогу, — повторяет он.
— Ты должен. Я бы сделала это для тебя, — я пытаюсь быть убедительной, это слишком важно для меня. — Я не могу тебе приказать, я больше не твой капитан, а поэтому я прошу.
— Я... — он сильнее стискивает мои пальцы. — Нет.
— Кайден, ты единственный, кого я могу об этом попросить, — я медленно перевожу дыхание. — Сделай это, в память о прошлом, обо всем, что у нас с тобой было, — я замолкаю, а потом добавляю совсем тихо, — пожалуйста...
— Нет, — Аленко отпускает мою руку, я слышу, что он поднимается и шагает к двери. — Ты сама еще передумаешь, Джейн.
— Предатель! — коротко, отчаянно и зло бросаю я. — Пошел вон в таком случае! Тряпка! Слабак! Ничтожество!
Я знаю, что каждое слово сейчас хлещет Кайдена наотмашь, но мне его не жаль. Господин Аленко не очень-то был ко мне милосерден! Громкий хлопок двери сообщает мне о том, что я снова осталась одна. Моя попытка провалилась, а надежда только что рухнула. Будь ты проклят, Кайден!

Проходит еще несколько месяцев. Я узнаю, что у Гарруса родился сын, а Тали  начала встречаться с сыном адмирала Кориса, которому удалось уцелеть в том страшном сражении. Моя милая кварианочка как-то шепнула мне, что он предложил ей «соединить скафандры», и она ответила согласием. Я радуюсь вместе с ней, ведь это действительно хорошая новость.
Лиара с головой ушла в какой-то новый проект и появлялась у меня редко. Рекс сошелся с одной из коммандос-азари и, похоже, дело у них пойдет на лад. Он по-прежнему тоскует по Тучанке и Бакаре, но жизнь продолжается, а одиночество явно не к лицу великому вождю.
Жизнь продолжается. Для всех, кроме меня.

Этот день начался как обычно, та приятно пахнущая девушка впорхнула в мою палату и прощебетала:
— Доброго дня, Шепард! А у меня для вас сюрприз! Ваш друг, майор Аленко прислал вам то, что вы просили!
— Апельсиновый сок? — как можно спокойнее уточняю я.
— Он самый! — по её голосу слышно, что моя сиделка улыбается. — Выпьете его сейчас?
— Да, мне как раз ужасно хочется пить! — я нетерпеливо облизываю губы, ощущая противный холодок внутри.
Неужели мне страшно? Нет. Просто мне давно пора туда, за океан. К тебе, Тейн.
Аккуратно поддерживая мою голову, девушка помогает мне напиться. А я, не торопясь, делаю один глоток за другим, наслаждаясь таким знакомым вкусом. И мне совершенно не мешает легкая горчинка. Наконец я выпиваю всё и откидываюсь на подушку. А затем, улыбнувшись, говорю медсестре:
— Спасибо. Можете идти.
— Вам больше ничего не нужно? — спрашивает она.
— Нет. Я хочу отдохнуть.
— Хорошо, — она тихо притворяет за собой дверь и к темноте, окружающей меня, присоединяется тишина. Сейчас её нарушает только постепенно затихающий стук моего сердца. Господи, как же мне хочется спать...

Мне показалось, или я слышу плеск океанских волн? Свежий бриз ласково коснулся моего лица и донес аромат моря. Вот на щеки упали холодные, соленые капли, и я провела ладонью по глазам, а когда убрала руку от лица, увидела Тейна. Он улыбался мне, быстро шагая навстречу по пенящимся гребням волн, и протягивал ко мне руки. И тогда я тоже сорвалась с места и побежала к нему...

Похороны легендарной Джейн Шепард были пышными и на редкость помпезными. Проводить коммандера в последний путь явились не только все её друзья и соратники, но и члены правительства, представители каждой расы, населяющей теперь Землю. Все, кроме Кайдена Аленко. Последние полгода были для него нелегкими. Особенно трудным оказалось отыскать вещество, способное остановить сердце Шепард и не оставить следов.
В конце концов ему это удалось, хоть и заняло не один месяц. Но она так хотела, Джейн было не нужно, чтобы он, исполнивший её самое заветное желание, стал для всей галактики преступником номер один. И в тот момент, когда мертвому телу Шепард салютовали и произносили нескончаемые речи, майор Аленко сидел в своей комнате совершенно один и опрокидывал одну рюмку перуанского виски за другой, изо всех сил надеясь, что теперь сможет спать спокойно, не слыша её умоляющего шепота: «Сделай это. Пожалуйста...»



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?

Кайден, Olivia, Шепард
Заглянуть в профиль Olivia


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус