Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Рассказы Mass Effect

mass effect novel; III

Автор: medici
Фандом: Mass Effect
Жанр:
, Экшн, Психология, Романтика, Юмор, Ангст, , Драма, Гет, Философия, Фантастика


Статус: в работе
Копирование: с указанием ссылки

Цитата
Во время войны все мечтают о мире, но ни у кого не хватает мужества сложить оружие и сказать: «Довольно! Хватит с меня!


Шепард

Взяв небольшой привал рядом с закрытой преградой, солдаты дали себе пару минут отдохнуть. Горло жутко пересохло, а вблизи не было ни намека на воду. Взбираться по гористой дороге даже штурмовику бывает тяжело, тем более что Эшли нужно было перевести дух и многое перебрать в голове. Так сразу и не поймешь, о чем она думает и что творится в ее душе. Она кажется спокойной, уверенной, решительной и чаще непоколебимой - настоящий солдат Альянса, немного резкий и беспринципный. Но она все равно была женщиной, и в больших ее карих глазах все чаще блестело сожаление, смешанное с ненавистью.
Инициатором паузы стала она, но так и не нарушала повисшего молчания. Начать разговор решился Шепард:
- Что ты знаешь о маяке? – Его взгляд был устремлен куда-то за пределы преграды, куда-то, где все еще их дожидается протеанский маяк, ради которого они сегодня потеряли товарища и много хороших солдат.
Боль от потери Дженкинса кольнуло его в область груди внезапно, но ни одна мышца на хмуром лице капитана ни дрогнула.
«- Ричард!» - слышал он крик Кайдена, он все еще помнил тот взгляд, который Кайден поднял него, ища поддержки. Солдаты умирают, сказал тогда Джон, мы помянем его, когда все закончится. Но теперь, когда он переводит взгляд на ржавый горизонт Иден Прайма, ему кажется, что ад, в котором они начали терять товарищей, только начался и конец ему не близок.
- Здесь проводились раскопки, чтобы построить железную дорогу. – Эшли указала куда-то в сторону линии горизонта за горами, видимо очерчивая план строительства дороги. – Это позволило бы расширить колонию. Несколько недель назад ученые откопали какие-то протеанские руины … и маяк. И вдруг, – возразила Эшли, вставая со своего места – все, как будто помешались на этом маяке! Вот нас и послали охранять это чертово место. Я почти ничего не знаю о самом маяке. Но, я слышала, как один ученый говорил о каком-то открытии века.
- А что случилось с исследователями? – Спросил Шепард, перезаряжая оружие и приготавливаясь к выходу.
Величайшее открытие века, унесшее жизни многих людей. Все великое обязательно требует жертвы, в конечном итоге.
- Не знаю. – Помотала головой Эшли, подаваясь примеру капитана и тоже перезаряжая единственный сохранившийся у нее пистолет. – Они лагерь у раскопок разбили. С ними был отряд два – тридцать два. Может быть, им больше повезло.
«Геты…» - прикрыл глаза Шепард, задумываясь: «Что здесь делают геты?». Синтетики, неорганическая форма жизни с ограниченным искусственным интеллектом. Поодиночке они весьма не опасны, но соединены в общую сеть; когда их количество растет, умственные способности возрастают до того, что они могут применять целые стратегии и действовать, как одна команда.
- А Спектра-турианца, не видели? – Дав приказ идти, спросил Шепард. Найлус уже долгое время не выходил на связь.
- Ну… - задумчиво пробормотала Эшли, а потом серьезно выговорила: - На Иден Прайм нет турианцев. Я ни одного не встречала. К тому же, как Вы себе представляете, я могла бы узнать Спектра?
- Да если бы Вы его увидели – узнали бы! – Легко засмеявшись, выговорил Кайден, завершая собой вереницу из трех солдат. – Оружия у него достаточно, чтобы разнести целый взвод. К счастью, он за наших.
- Извините, турианцев лично я не видела. – Настаивала на своем Эшли.
Выйдя за пределы преграды, и обогнув небольшой холм, они вышли в место, которое просто кричало о том, что здесь должно быть что-то важное. В центре траншеи земля была покрыта специальным покрытием, а по сторонам от просторного круга в небо высилось несколько белых башен и данное место не осталось без наблюдения врага, с которым так и пришлось расправиться.
- Раскопки здесь проводили. – Осматривая большую площадку, выговаривала Уильямс.
А Кайден, видимо, занялся своими делами и даже успел вскрыть пару ящиков, осматривая лежащее там оружие. Значит, все-таки здесь была охрана, но теперь охранниками являлись только геты. Не было даже трупов, что и удивляло Шепарда, который, в отличие от Аленко искал мертвые тела.
- И маяк был тут. – С некоторым разочарованием оглядывалась Эшли. – Наверное, его перенесли.
- Ага, еще нужно понять, наши или геты. – Захлопывая ящик с боеприпасами и протягивая Уильямс дополнительный пистолет, добавил Кайден.
- Откуда мне знать. Узнаем в лагере ученых, они-то, наверное, точно знают, что и где раскапывали.
- Далеко? – Подал голос Шепард, бросая взгляд на гору, которая теперь преграждала им путь.
- За уступом, сэр.
Ну, что же, выбор у них небольшой. Либо они все-таки найдут маяк и вернутся хотя бы с чем-то, либо найдут хоть кого-нибудь из живых ученых. Ученые, как известно, всегда находят способ и метод спрятаться, в то время как другие прикрывают их отход. Ценные кадры; остается надеяться, что есть хоть кто-то, кто смог пережить этот ужас, творящийся вокруг, но с каждой новой милей, что они проделывались вдоль уступа, надежда их таяла на глазах.
Шепард повидал многое в жизни. Трудно бояться чего-то еще, когда испытал все виды боли и страха. Чего бояться, когда смерть порой дышала тебе в затылок? Смерть на Иден Прайм была буквально под ногами. Земля впитавшая кровь, крики, которые словно приносил ветер откуда-то со спины и одно понимание, что куда бы он не бежал, всех ему не спасти.
«Найлус был прав…», мелькало в голове у Джона, когда он в очередной раз натыкался на свежий сгоревший труп или забрызганный кровью пушистый куст. На планете была устроена настоящая бойня, и он стал частью ее, когда ступил на эту землю. Но все пути сходятся в одном – на маяке.
Подняться на уступ было не так сложно, как всходить на холм. Преодолели они это препятствие быстро и без особых остановок. Однако как только они вышли на тропу – первое, что бросилось в глаза - выступающие из-за камней острые пики с насаженными на них людьми. Один, второй, третий, как только они зашли в опустевший лагерь ученых, дыхание их словно свернулось где-то в области груди. Он прошел войны, он терял людей, но подобный ужас он видел впервые. Свежая и не очень кровь стекала по высоким шпилям, а на самом конце их, словно куклы, насаженные люди то ли гнили в духоте, то ли превращались в чудовищ. Некоторые уже давно не были похожи на самих себя, а запах, который усиливался с каждым их шагом по этой маленькой долине смерти, просил весь съеденный ужин обратно.
Внимание привлекло два разгромленных вагончика в самом конце заваленной трупами и вещами поляны.
- Удобное место для засады, не находите? – Приготовив штурмовую винтовку, спросил Кайден.
«Это хаски…» - люди, насаженные на пики не были уже людьми, к такому выводу приходил Шепард, внимательно изучая неподвижные серо-бурые тела, лежащие с открытыми ртами прямо под ногами. Их тела сгнили, искаженные лица все еще напоминали о том, какие страдания прошли эти люди, а раскрытые рты и затуманенные синие глаза просили немого спасения. По центру, прямо в груди голубым светом горел яркий диск, от него искусственные тонкие трубки пересекали тело с едва заметно циркулирующей голубоватой жидкостью.
Хаски больше не люди, хотя когда-то были ими. Превращенные однажды, они больше никогда не возвращаются к жизни.
Словно почуяв кого-то живого, хаски позади и впереди них стали оживать. Они поднимали свои сморщенные помятые головы и обращали на них взгляды бело голубых глаз в проваленных черных глазницах, издавали протяжные стоны, словно умирающие, просящие воды, протягивали руки и медленно плелись в направлении них. От кого зрелища даже самый опытный солдат растерялся бы. Джон Шепард убивал живых существ, но подобного никогда в жизни не видел.
- Они еще живы! – Нацелив прицел на мишень Кайден продвигался ближе к только что ожившему хаски.
- Что с ними сделали геты? – Оборачивалась Эшли, наблюдая, как одна колонна за другой опускала на землю уже живых, переработанных и полностью изменившихся мертвых людей.
- Неважно, что они с ними сделали. Они убьют нас или мы убьем их. – Выдавил через зубы Шепард, но ни один из ее спутников не шевельнулся с места. – Огонь!
Его крик заставил Эшли и Кайдена проснуться ото сна и начать палить в каждого приближающегося, словно обезумевшего от командного крика хаски. Один выстрел за другим только ранил тело и отрывал от них струпья, все вокруг покрывалось серо бурой плотью и не многие падали замертво даже от выстрелов в голову.
- Кайден, гранаты! – Приказывал Шепард, в тщетной попытке отстреливать живучих тварей.
Очередной взрыв подорвал с десяток приближающихся монстров и поднял еще большие клубы дыма и обрывков земли, дышать становилось все тяжелее. Но встать после этого хаски уже не смогли.
Перевести дух удалось только через несколько минут, когда Эшли занялась замком на уцелевшем вагончике, а Кайден и Джон прикрывали ее спину, иногда отстреливая приближающихся с самого конца хасков. Но, в конце концов, эта маленькая поляна, ранее служившая исследовательским центром, превратилась в кладбище для зомби, и смрад поднялся невыносимый.
- Эшли, что с дверью? – Пытаясь открыть замок к наглухо закрытом вагончике, Эшли потратила уже около десяти минут штатного времени.
- Открыла, сэр. – Наконец-то заветный замочек щелкнул, и металлическая створка полетела вверх, открывая путь в залитое теплым светом помещение.
- Люди! Хвала создателям! – Громкий женский голос даже успел припугнуть напряженных солдат.
В тесном вагончике, набитом компьютерами и вычислительной техникой находилось два человека в одежде ученых – женщина и мужчина. Нервно перебирали какие-то вещи, а глаза их засветились от счастья.
А ведь странное чувство – быть загнанным в угол. У них не было ничего кроме этих пяти метров и надежды, что их кто-нибудь найдет, думал Шепард, осматривая их маленькую обитель, ставшую для них, видимо, вторым отчим домом.
- Быстро! – Рявкнул мужчина у заднего угла; он нервно дергался из стороны в сторону и мотал головой, сминая ладони. – Закрывайте дверь! Они найдут!
- Не волнуйтесь. – Отозвался Шепард, выходя к ученым с улицы и пытаясь успокоить их жестом рук. – Вы в безопасности. Мы вас защитим.
- Спасибо, - выдохнула женщина и расправила плечи. По всей видимости, она единственная, кто осталась при своем уме. – Похоже, никого кроме нас не осталось…
- Вы же доктор Уорен? – Выступила вперед Эшли, разглядывая ученую при едва излучаемом от единственной лампочки в помещении свете.
Молодая женщина с короткой стрижкой, русыми волосами, в белом халате осторожно кивнула головой, переводя взгляд с одного солдата на другого. Обычная гражданская, ничем не примечательная.
- Вы были главной на раскопках! Что случилось с маяком? – С явным беспокойством донимала ее Эшли.
- Сегодня утром его перевезли в космопорт. – Совершенно спокойно и рассудительно отвечала доктор Уоррен. – Мы с Мануэлем остались здесь, чтобы помочь свернуть лагерь. Когда началась атака, пехотинцы сдерживали их, чтобы мы смогли спрятаться. Они отдали жизнь, чтобы мы могли спастись…
Опуская глаза, доктор прекрасно видела расстрелянных на улице хаски - вот во что превратились спасающие их люди. Они дали шанс им спастись, став жертвами более страшных страданий.
- Никто не спасся. – Зашатался на месте ненормальный доктор Мануэль, причитая это себе под нос. - Время людей закончилось. Скоро здесь будут только руины и трупы.
Если бы это сказал здравомыслящий человек, Джон бы даже призадумался над его словами, но выглядел этот ученый неважно. Его голос дрожал, как и он сам, шатаясь назад-вперед, словно в каком-то припадке. Страшнее всех этих хасков, которых они недавно не без труда одолели.
- Слуги разрушителя. Предвестники тьмы. Глашатаи нашего исчезновения! – В панике выдавал одно за другим Мануэль, вызывая к себе разве что сочувствие. – Мы освободили сердце зла. Разбудили зверя. Выпустили на свободу тьму!
- Мануэль, пожалуйста, сейчас не время! – Успокаивала его доктор Уорен, слегка поглаживая по спине, словно маленького ребенка.
- А что с Вашим помощником случилось? – Оглядывая впавшего в панику ученого, спрашивал Шепард. Чем он ему помочь может? Разве, что дать успокоительное даст или прикладом по голове.
- Мануэль – блестящий ученый. – Понимающе заулыбалась Уорен, внимательно смотря на капитана. – Но он всегда был немного… странным. Гений и безумец – две стороны одной медали.
Но относилась она к нему, как мать к ребенку. С должным терпением и, по всей видимости, уважением. Джон лишь заулыбался, смотря на всю эту картину, как и безнадежно мотал головой Кайден, выдавливая улыбку.
- Видеть будущее – это безумие? – Разочарованно спросил Мануэль, обращая просящий о чем-то взгляд на Шепарда. – Что, нас всех ждет гибель! Понимать, что спасения нет! Надежды… нет… Я не сошел с ума! – Внезапно воскликнул он, заставляя Джона сильно нахмуриться. – Я единственный, кто не сошел с ума!
- После нападения, я ему двойную дозу дала успокоительного. – Тяжело вздохнула Уорен.
- Скажи, ты не видел здесь турианца? – Делая вид, что абсолютно понимает его, Джон обратился к безумцу, который был его пониманием тронут.
- Я видел. Он – пророк! Он вел в бой наших врагов. Он был здесь перед нападением…
Джон с секунду молчал, а потом повернулся к товарищам, на лицах которых увидел задумчивость и нахмуренность. Особенно выделялся Кайден, которому было, как показалось, что сказать на этот счет. Турианца они привезли с собой одного – уж Шепард знает, откуда здесь объявился еще один?
- Это невозможно. Найлус был на Нормандии. – Словно читая мысли капитана Кайден обращался к Джону. – Он никак не мог оказаться здесь.
- Извините. – Помотала головой Уорен, с некой жалостью смотря на погрузившегося в размышления Шепарда. – Мануэль немного не в себе. Мы не видели турианца. Мы здесь с тех пор, как началась атака.
- Хорошо, Уорен. – Кивнул Шепард и резко развернулся.
Его голова была забита, нужно было скорее со всем этим разобраться. Больше тратить время нельзя и если хотя бы одно слово безумного ученого было правдой, поторапливаться нужно в еще большем темпе. Предвестники тьмы, глашатаи исчезновения… отчего-то Шепарду казалось, что дело тут совсем не в туриацах и гетах. Лишний раз он попытался установить связь с Найлусом, однако его радиосвязь неприятно пищала в ответ, заставляя капитана едва заметно тревожиться. На маяке вся эта история не закончится. Она на ней и не начиналась, думалось Джону.
- Уильямс – поведете нас в космопорт. – На что Эшли согласно кивнула, а Кайден проводил взглядом, кажется, рассерженного капитана.
- Вам это не остановить! – Пулей выскочил за Шепардом доктор Мануэль. – Никому не остановить! Грядет тьма. Тьма вечности.
К нему практически сразу подбежала Уорен и попыталась поднять с земли на колени павшего безумца, помогла ей в этом и Эшли, стараясь не выпускать из цепких рук брыкающегося доктора. Ей богу, лучше бы вкололи ему тройную дозу, так ведь не только себя в могилу сведет, но еще и напарницу своими выходками.
- Тише, Мануэль, иди приляг… - Уводила его обратно в вагон Уорен, при этом сверлив взглядом спину Джона. – Тебе станет лучше…
- Мы уходим, доктор. Будьте осторожны. – Тихо выговорил Шепард и быстрым шагом направился прочь от лагеря ученых, все еще погруженный в мысли.
«Второй турианец? Зачем все это гетам? А может быть…»
- И не гетам это надо было, а? – Услышал он голос Аленко за спиной, который, кажется, очень тихо перешептывался с Эшли, которая предпочла оставаться при своем мнении и на вопрос загадочно пожимала плечами.

Найлус

Прикрывая глаза, он ни о чем уже не думал, кроме выполнения задания. Долг превыше всего – учили его с самого детства. Долг выше людских жизней, долг выше твоей собственной жизни. Он привык пускать себя в расход и рисковать своей жизни. Найлус никогда не был антигероем, но порой поступал против своей морали. Когда ты турианец и Спектр это становится в два раза сложнее. Твои собственные принципы не всегда помогают выполнить поставленную задачу, но в Совете провалы не принимаются. Ты умрешь за провал, но вернуться ни с чем ты не имеешь права. Найлус всегда был падок на долг и жертвовал своей совестью, спокойным сном и всем прочим ради того, чтобы верно выполнять свою работу. Именно это отличает Спектров от всех остальных. Он не борется с системой, зная, что всякая борьба – всего лишь ее часть.
Возможно, Шепард был другим человеком, думал Найлус. Люди – невероятные существа, души которых полны тайн и сюрпризов. Он готов изменить мир вокруг себя, он способен пойти против себя ради того, чему предан. Именно такие люди способны изменять галактику, пока все остальные идут на какие-то жертвы. Жертвы своего народа, жертвы ни в чем не виновных людей, жертвуют своей душой и ломают в себе личность, которую строили многие годы. Ради выполнения задания. Ради того, чтобы сделать все правильно. И если он, Найлус, не может ничего изменить в себе, возможно, стоит поискать людей, которые смогут изменить что-то вокруг него. Да, без сомнения, Джон Шепард был именно таким человеком.
Но вместо того, чтобы наблюдать за Шепардом, он сражается за собственную жизнь. Столько гетов в одном месте он уже давным-давно не видел. Тем более, гетов, которые способны устраивать тебе целые облавы. Уставший, потрепанный, он пытался на протяжении последних нескольких минут найти информационный буй и установить связь с Нормандией или хотя бы Шепардом, но что-то в этом месте глушит сигнал. Найлус, при этой мысли, машинально поднимал глаза на небеса. Кажется, что совсем рядом стоял тот самый загадочный корабль. Он отпугивал своей энергетикой.
«Шепард не подведет» - уверял себя Найлус, сидя в засаде за небольшим ящиком в космопорте. За спиной доносились тяжелые и медленные шаги, слышалось чужое дыхание, однако кто бы там ни был, он должен закончить миссию. Или ее закончит Шепард за него.
Выскакивая со своего места, Найлус машинально направляет пистолет в ту цель, которую так долго выслеживал и в глазах его блестит удивление.
- Сарен? – Опуская оружие вниз, шокировано спросил Спектр.
На другом конце платформы мирно вышагивал второй турианец. Черты его лица были намного суровее, намного острее.
- Что ты тут делаешь? Это мое задание. – Недовольно обрушил на него обвинение Найлус.
- Совет решил, что тебе не повредит моя помощь. – Постучал ободряюще по плечу Найлусу Сарен, выдавливая из себя улыбку.
Найлус помотал головой. Совет посылает на задание Спектра еще одного Спектра? Этого никогда раньше не бывало, но у Крайка нет ни единого снования не доверять словам товарища. Сарен – один из наиболее успешных и знаменитых Спектров во всей галактике.
- Я не ожидал встретить здесь гетов. – Расслабившись и отвернувшись к Сарену спиной, рассуждал Найлус, обращая свой взгляд на небо, затянутое красными облаками и корабль, конца которому не видно из-за густых туч. – Сложная ситуация.
- Спокойно. – Тихо отозвался Сарен.
Найлус тяжело выдохнул, опуская темные уставшие глаза куда-то на землю. Все под контролем. У Совета всегда все под контролем, повторял себе Найлус Крайк, проглатывая неприятное чувство опасности, что росло в нем с каждой новой секундой. То чувство он тупил всегда, как не нужный заостренный нож, что мешает, порой, выполнению своей работы.
Но поворачиваясь спиной к другу, никогда не знаешь, в какой момент он превратится во врага.
- У меня все под контролем.
Найлус услышал, как пистолет был снят с предохранителя. Он резко поднял глаза и развернулся к Сарену, видя перед собой, только дуло. В такие моменты любой бы потерял дар речи и последнее, что он успел увидеть – холодные серые глаза Сарена, наполненные полным безразличием.
«Почему?», успел подумать он прежде, чем звук выстрела оглушил его, а перед глазами наступила тьма.

Шепард

- Шепард! – Окликнул капитана лейтенант, когда совсем недалеко громко раздался выстрел. – Вам нужно это видеть, капитан…
Кайден загадочно застыл на холме, ожидая, когда подуставшая женщина и придерживающий ее капитан подтянутся к горе, но когда Джон все-таки поднялся он так же застыл на месте. Совсем недалеко в небо поднимался космический корабль, складывая свои металлические острые пальцы, охваченные красными разрядами тока. Уши закладывало от разрезающего, кажется, череп пополам звука и Эшли начала неприятно жмуриться, практически повиснув на поддерживающем ее капитане. Джон же лишь нахмурился, пытаясь сделать хоть какие-то выводы, но любая мысль испарялась в голове, словно ее там и не было, легкое одурманивание и слабость в ногах охватила их всех.
- Это корабль! Какой огромный! – Слушал реплики Эшли Шепард, передав ее на попечение Кайдена, и вопреки собственной слабости наоборот прибавил шагу в сторону космопорта.
Что-то в нем заставляло его бежать, что-то, что Шепард не мог объяснить. Интуиция, шестое чувство, инстинкт выживания, все, что угодно, но он сорвалась с места, и побежал, задрав голову, наблюдал, как в небо с неистовым звуком, навлекающим на душу страх и трепет, поднимается неведомый корабль. И только когда он полностью оторвался от земли, можно было узнать в нем подобие… жука. Тянущиеся впереди длинные лапки, по бокам такие же, только гораздо меньше, тело в форме листа, с уходящим вверх длинным хвостом. Невероятно огромных размеров.
Оставляя за собой красный дым, он оставлял Иден Прайм, вдоволь наевшись жертвами и … возможно, забрав…
- Маяк! Нужно найти маяк! – Отдал приказ Шепард и махнул своим товарищам, которые быстро нагнали своего командира.
Их головы не отрывались от небес, большие глаза Эшли сверкали, а губы ее были растянуты в улыбке, однако выражение лица Кайдена было совершенно другим. Густые его длинные темные брови настолько нахмурились, что Шепард даже заулыбался – и этого человека называют легкомысленным? Губы изогнулись в обратной улыбке.
- Кайден, зачищаешь территорию, Эшли – ты прикрываешь отход. Я найду Найлуса.
Однако в космопорте все пошло не по плану. Там их встретила целая куча воинственных гетов, которые то и дело вылезали из всех уголков, которые только были в космопорте. Шепарду пришлось применить свои биотические навыки, отчего после начинало сильно садить в затылке, все-таки его мозг не приспособлен к биотике, в отличие от Кайдена, который умело пользовался скрытыми возможностями своего мозгового имплантата. Эшли же стреляла превосходно, прямо в цель, геты с характерным треском и пиканием падали наземь. Только пару их пуль все равно проскочили через неприступную крепость двух талантливых напарников и задели Джона в левое плечо.
- Капитан! Вы ранены? – Оставив последнюю пару гетов-камикадзе на Эшли, Кайден подскочил к командиру, придерживая его за руку.
- Все в порядке, у меня хорошая броня, Кайден, а вот тебе не помешало бы укрепиться. А то будешь вместе с Дженкинсом лежать. – Тяжело выговаривал Шепард, вводя себе в руку дозу обезболивающего. Ранения пустяковые, пара царапин, а вот боль может сильно пошатнуть волю и самообладание.
Дорога до космопорта оказалась не из легких. Там почти не было нормальных тропинок, пришлось даже лазать по каким-то камням. Все это постоянно сопровождалось ворчанием Кайдена, однако Эшли вела себя терпеливо, хотя, думал Джон, была бы Уильямс выше Аленко по званию, давно бы сказала пару ласковых. Но без всяческих комментариев от этой парочки на подобном задании было бы совсем непросто. Джон лишний раз убедил себя в том, что команда, которая прикрывает твою спину и перевязывает раны – лучше, любого дробовика и пистолета. С друзьями не соскучишься? И хотя эти двое были ему еще не друзьями, он благодарен им за то, что несколько раз прикрыли его спину и отбили атаку гетов. Уж это задание он еще долгое время не забудет.
Тем временем космопорт горел огнем. Когда трое солдат все-таки дошли до этого места, они увидели только горящие руины. Уцелела лишь небольшая часть космопорта и прямо в ее центре лежало тело турианского Спектра Найлуса с пробитой головой.
Искали Найлуса? Нашли Найлуса. Отчего-то Джон даже совсем этому не удивился, словно ожидал, что так все и будет.
- Найлус… - Безнадежно помотал головой Джон, прикрывая глаза.
Спектр, боец, которого очень трудно победить был так просто застрелен? На собственном задании, когда он должен был проверять его? Какой-то странный гнев поднимался и вырывался в приглушенном рычании. От отчаяния и не знания, что делать. Но, ведь Джон Шепард всегда знает, где выход, Джон Шепард всегда знает, что делать, Джон Шепард… Джон Шепард был растерян в тот момент. Дженкинс, теперь еще и Найлус. Эти два солдата были в сравнении, как небо и земля, но смерть у них была одинаковой, смерти все равно, кто ты – солдат или командир.
- Кто мог убить Спектра… - Шокировано склонялся над ним Кайден, однако всех отвлекла Эшли, снимающая с предохранителя пистолет.
Джон пожал плечами. Говорить ему сейчас хотелось меньше всего, и он осторожно закрыл турианские глаза, в которых, кажется, еще отражался его убийца. Геты бы не застрелили его вот так просто. Выстрел пришелся в упор и раздробил большую часть его не защищенного черепа.
- Движение! За теми ящиками! – Наставила она на цель дуло, ее же примеру последовали и все остальные.
- Погодите! Не стреляйте! – Из-за углов показалось человеческое лицо и мужчина осторожно ступил перед ними, поднимая вверх глаза.
Народ на Иден Прайм не робкого десятка, как оказалось.
– Я такой же, как и вы. Человек.
- Из-за того, что ты здесь прятался, тебя чуть не убили! – Строго отчитал его Шепард, не убирая пистолет.
- Я… извините… я… прятался от этих уродов. – Причитал он, смотря в дуло наставленному на него оружию, и только когда Джон убрал его, мужчина мог заговорить смелее. – Я Пауэлл. Я видел, что случилось с этим турианцем. Его убил другой турианец.
Джон заметно тяжко вздохнул, кивнув головой. Гений и безумец, две стороны одной медали, да, доктор? – промелькнуло в его голове. История, кажется, была яснее некуда – один турианец предал другого турианца, при этом… стоп, но откуда здесь второй турианец? Он явно прилетел на том корабле и ему явно был нужен маяк. Если бы только мертвые могли говорить, если бы только у Шепарда была хотя бы секунда, чтобы спросить Найлуса о том, кто это сделал. Жажда посмотреть его убийце в глаза охватила Джона с ног до головы.
- Мне нужно знать, как погиб Найлус. – С сожалением и заметной горечь обратился к нему Шепард, приседая к трупу бывшего Спектра.
- Тот, другой, пришел сюда первым. – Пауэлл указал на взорванный конец некогда большой станции. – Он ждал, пока появится ваш друг. А ваш друг назвал его Сареном. Похоже, они были знакомы.
«Сарен…?» - Шепард раскрыл глаза, чувствуя, как кровь застывает в его жилах. Он уже слышал это имя. Много-много раз. Нет, наверное, никого, кто не знал бы этого Спектра в военных рядах. Шепард медленно поднялся на ноги, слушая напуганного Пауэлла затылком, пытаясь все собрать в целостную картину происходящего. Сейчас это было крайне необходимо, потому что никто не знает, что случится дальше.
Геты, Найлус, Сарен и он в центре событий. Некоторые части складываются, а некоторые явно отпадают.
«Что же ты скрывал, Найлус?», жаль, что ответы на все вопросы он унес с собой в могилу и теперь он лежит у его ног с пробитой головой, в луже собственной крови. Жаль, что мертвые не могут говорить. Какая-то странная жалость завладела Джоном, и он еще раз взглянул на успевшее остыть тело Спектра. Мира и покоя тебе, Найлус.
- Ваш друг расслабился, потерял бдительность и Сарен замочил его. Выстрелил в него, хорошо, хоть меня не заметил!
- Нам сказали… - Выдавил из себя Шепард, стараясь отвести тему от Найлуса и перевести ее в нужное русло, закончить миссию и потом уже оплакивать погибших, – что в космопорт привезли протеанский маяк. Где он?
- Он на другой платформе. – Пауэлл указал куда-то дальше взорванной части космопорта, за небольшой холм. – Наверное, туда направился этот Сарен. Прыгнул на грузовой поезд, как только замочил вашего друга.
Взгляд Шепарда пал на небольшую железную дорогу, которая уходила куда-то за холм. Там их ждала разгадка всего, ради чего они здесь оказались. Маяк, унесший много хороших жизней, и Джон невольно спрашивал себя, а стоило ли оно того? Он хотел как можно больше спасти, однако сегодня больше потерял, чем спас. Рапорт на Иден Прайм будет довольно большим и очень содержательным…

Сарен

Неконтролируемая злость охватила, накрыла его с головой. Она поднималась рычанием из самых глубин и заставляла его скалиться, торопиться, стараться не делать ошибок. А ведь все у него практически в руках. Он осторожно поднимает свои глаза на светящийся маяк и делает уверенный шаг в его сторону. Он непонятно манит к себе, он заставляет душу успокаиваться, заставляет шагать к себе, словно зачарованный. В нем знания тысячелетий, знания утраченной цивилизации, погибшей культуры. Знания, которые он так долго искал, знания, которыми он обязан владеть. И Сарен заметно улыбается, понимая, что выиграл. Он встал на этот путь и назад уже не свернет, одержимый лишь одной идеей, он свернет ради нее горы, убьет любого, кто встанет у него на пути.
И если Найлус надеялся на Шепарда, то Сарен будет вынужден разочаровать своего уже мертвого друга. Джон Шепард ничего не стоит. Покров между жизнью и смертью так тонок, во вселенной существует огромное множество способов убить человека. И если Шепард настолько умен и сообразителен, что посмеет вмешаться в их дело, он не пожалеет своего времени и уничтожит его. Впрочем, Найлус уже ничего не расскажет, тем лучше. Пусть все они поломают головы, пока он вкушает сладкий вкус победы.
Победы, которая досталась ему большой нервотрепкой.
- Ставьте заряды. Уничтожьте всю колонию. Никто не должен узнать, что мы были здесь. – Выговаривал он внимательно слушающему его гету в белой броне.
Заметай следы, делай все, ради собственной цели. Неважно, что ты захотел, ведь, если ты захотел – назад пути нет. Он убьет тысячу людей, он уничтожит их, как неважных насекомых, если потребуется. Смерть никогда не доставляла ему удовольствия, но он уже свыкся с ней. Он убил Сарена, которого многие знали. Порой жестокость – цена величия, а Сарен очень жесток.
Он больше не боится своих врагов. Скоро все будут бояться его. Однако вопреки всему, Сарен искал не дурной славы. Его планы и цели были куда выше, и о себе он думал в последнюю очередь. Он итак достаточно искупался в крови, чтобы жаловаться на то, что погряз в грехах. Грехи – это то, на что глупые люди сбрасывают неугодные им вещи. Давайте, духи, забирайте душу Сарена в объятия неведомых.
Маяк стоял на самом краю платформы. Прозрачная зеленоватая дымка поднималась к небесам и развеивалась на сотни блестящих крупинок – воистину протеанское сооружение. Невероятно простое в обращении, но сделано настолько гениально, что и не верится, что подобная цивилизация существовала. Существовала и оставила всем им наследие, оставила им историю. Сегодня Сарен будет ею владеть. Тем, к чему он стремился долгие годы, тем, что туманит его рассудок и пьянит лучше любой барной бодяги. Он сделал еще один шаг навстречу маяку и тот, словно отзываясь на его немую просьбу показать, что сокрыто, охватывает турианца неведомой силой и приподнимает в воздух. Сарен напрягается и стискивает острые зубы, дабы не кричать от разрывающей голову боли. Знание – великая сила; знание – великая боль.

Шепард

Нахмуренным взглядом капитан Шепард оглядывал ту самую злополучную станцию, куда и вели его все дороги с самой высадки у точки один. Где-то здесь должен быть маяк. К тому же тщетная попытка работящего гета установить бомбу свидетельствовала о том, что все они пришли по адресу. Сарен пытается замести следы, так, получается, он уже нашел маяк? На выяснение деталей времени не было совсем, поэтому убивая всех, кто попадется на пути, Шепард поднимался наверх и бежал к концу платформы, к погрузочному стыку, где величественно располагался маяк, а рядом с ним быстро натикивала бомба – прощальное письмо от Сарена, по всей видимости.
- Невероятно. – Прошептала Эшли, подойдя к маяку, который просто манил энергией, исходящей от него.
- Нормандия. – Вызвал Шепард, оглядываясь назад в сторону горизонта. – Маяк в порядке. Просим эвакуировать нас.
- Это восхитительно! – Зачарованно наблюдала за маком Эшли, приближаясь к нему все ближе и ближе. – Действующая протеанская технология! Невероятно… Но он так себя не вел, когда его только раскопали.
Эшли Уильямс, отличающаяся любопытством и смелостью, шагнула навстречу маяку, внимательно вглядываясь в каждый изгиб элегантного сооружения. Словно загипнотизированная, она шла в направлении ему, не отводя от маяка ни на секунду своего внимательного взгляда.
- Наверное, что-то его активировало.
Шепард тщетно искал на небе Нормандию или хотя бы след от нее. Связь они установили быстро, как только неизвестный корабль вышел с орбиты Иден Прайм, здесь быстро наладилась связь и всех, началась массовая эвакуация выживших, но их оказалось так мало, что одного спасательного корабля Альянса вполне хватило. Это место стало кладбищем людских амбиций. И людей.
- Вас поняли, Нормандия. Ждем.
После такой долгой дороги, услышать печальный голос Джокера, было просто отрадой для души. Скоро все закончится, а в стенах родного корабля все переносится немного легче. Звук моторов успокаивает, а суета, которая не прекращается на палубах заставляет немного забыться. Джон Шепард родился и вырос в космосе и корабли становились ему домом. Если один разбивался или выходил из строя, он находил себе новый дом, но на Нормандии все было по-другому. Там витала, конечно же, особенная атмосфера и после всех пережитых ужасов, которые будут приходить к ним во снах еще долгие ночи, хотелось исключительно на Нормандию.
Джон Шепард успел заметить все краем глаза. Как неведомая сила тащила брыкающуюся женщину в сторону маяка и приподнимала в воздух. Шепард уже не слышал, что сказал ему Кайден, возникший у него на пути, он просто бросился в сторону Эшли, выдавая громкое:
- Уильямс!
Со всего разбегу он хватает ее за туловище и всем своим весом выталкивает из невидимого поля, создаваемого маяком, оставаясь сам в подвешенном состоянии. Все его тело немело с каждой секундой и он уже практически не мог шевелить даже пальцами, а голову его машинально запрокидывало куда-то назад. Странный свист в ушах сменился головной болью, заставляющий его только скалить зубы, не имея возможности выдавить из себя ни слова.
- Капитан! Шепард! – Услышал он тревожный голос Эшли позади себя и даже попытался повернуть голову, но внезапный желтый свет в глазах и еще большая боль, стучащая по голове молотком, приказывала ему не двигаться.
- Нет! Не трогай его! Это опасно! – Громко отвечал ей Кайден.
А там, для Джона Шепарда все время остановилось. Перед глазами его возникали картины, смысл которых он не мог понять. Словно вспышки, размытые, слишком яркие или слишком темные и, собирая волю в кулак, Шепард с рыком открывает глаза, но картины, словно какую-то программу, маяк насильно записывает в его голову, заставляя смотреть, призывая понимать. Последнее, что он видел – яркая зеленая вспышка, а дальше – наступающая темнота и холод, однако сознание его было при нем и еще с минуту он чувствовал, как пара крепких рук поднимают его с земли, после чего, Шепард полностью потерял сознание, не в силах сопротивляться с абсолютным отсутствием сил.

Сарен

- Мы установили, что за корабль приземлился на Иден Прайм.
Ее голос, наполненный мудростью, спокойный, размеренный, лишенный лишних эмоций успокаивал первое время. Он любил слушать ее, он любил, когда она разговаривала с ним. Каждое ее слово было наполнено смыслом; она очаровывала одним своим тоном голоса.
Сидя в кресле, он слышал, как она приближалась на каблуках к нему, пересекая длинную холодную комнату. Единственным источником света в ней были лишь горящие перед ним мониторы. Виляя привлекательными бедрами, она шла прямо к нему и остановилась за его спиной. От азари приятно пахло чем-то свежим, горьковатый запах приводил в сознание лучше людского нашатыря. Молодость ее осталась далеко в прошлом, но красота ее не увядала даже после пяти ста лет. Зрелая, волнующая даже самые юные умы, эта азари могла свести с ума кого захочет. Ее синеватая идеальная кожа блестела в тусклом свете мониторов, ее глаза светились какой-то загадочностью. Азари невозможно прочитать, как открытую книгу. Ее темное платьев в пол прилегало к красивой вытянутой фигуре, ее руки с длинными пальцами осторожно и как-то нежно опустились на его скалистое плечо.
- Это Нормандия. Судно Альянса. Под командованием капитана Андерсона.
Сарен, прикрывая лицо когтистой рукой, поднял свой взгляд. В серых его глазах угадывалась злость, он резко подался вперед, впиваясь когтями в ручки широкого кресла.
- Им удалось спасти колонию. – Продолжала азари, не взирая на его злость, осторожно поглаживая его по плечу, словно тщетно успокаивала.
- А что маяк? – Перебил ее Сарен, рывком поднимаясь со своего места и заставляя азари отдернуть соблазняюще тонкую руку назад.
- Похоже, им воспользовался один из людей. – Практически без интереса ответила она, наблюдая, как быстро набирает оборот буря в нем.
Тихое рычание становилось все громче и громче, а после переросло в неистовый хриплый, наполненный яростью от безысходности вопль. Он сделал все, чтобы этого не произошло. Нужно было уничтожить его, нужно было предпринять больше мер, и в глубинах его сознания голос шептал ему: «ты недооценил этого человека», но более Сарен не допустит подобных ошибок. Сейчас ему хотелось разрушать вокруг себя и убивать, не контролируемая ярость накрыла его с головой и, поддавшись эмоциям, он одним широким шагом преодолел расстояние между ним и азари, сильно стиснув свои руки на ее хрупком горле.
Но она не дрогнула. Какая-то страсть и храбрость блестели в ее больших глубоких синих глазах, она опустила длинные ресницы и стерла улыбку со своих губ, сама крепко сжимая его пальцы своими. Он тяжело дышал ей в лицо, и бегающие его глаза требовали чего-то, неведомое ему самому.
- Этого человека нужно уничтожить. – Мрачно прохрипел он, не отворяя от нее глаз.
Уничтожить. И никак иначе.



avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?

Mass Effect, Шепард
Заглянуть в профиль Medici


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус