Вы вошли как Гость | Гости

Материалы

Главная » Материалы » Mass Effect » Рассказы Mass Effect

Снова вы, капитан?

Автор: Saltaneta | Источник
Фандом: Mass Effect
Жанр:
Романтика, Юмор, Гет, Фантастика


Статус: завершен
Копирование: с разрешения автора

Ещё более бледная, чем обычно, Джейн Шепард поднялась на борт «Нормандии» и первым делом завернула к Джокеру.

– Я слышал, что случилось с капитаном Андерсоном. Сотню сражений пережить, а потом раз – и из–за каких–то закулисных интриг мордой в говно… – пилот говорил вполне искренне, хотя в глубине души был рад: Андерсон почему–то всегда говорил с Джокером злым голосом. Может, старый капитан сомневался в его умениях, а может, просто чувствовал к вечно несерьёзному Джокеру антипатию. В любом случае, это нервировало.

– Я чувствую себя так, будто украла его корабль, – пожаловалась новоиспеченный капитан Шепард то ли Джокеру, то ли просто в пространство.

– Посмотрим, что дальше будет, – хмыкнул пилот. – Не подставляйте никому спину, капитан, иначе ваша голова полетит следующей.

Вместо ответа Шепард так серьёзно и пафосно кивнула, что удержать пилота от неприличного хмыканья помогло только годами натренированное самообладание.

– Может, хотите что–нибудь сказать команде, капитан? Самое время.

Шепард начала вещать что–то о том, что нужно остановить Сарена, и сделать это должны именно люди. Молодец, про то, что помощи ждать неоткуда, могла бы и не упоминать.

– Зашибатая речь, капитан, – и всё–таки Джокер не сумел сдержать ухмылку. – Андерсону бы понравилось.

– Намекаете на излишний военный пафос, который так любят бравые вояки? – подняла бровь Шепард. – Андерсон отказался от всего, чтобы я получила этот шанс. Я ещё зайду к вам, Джокер.

Была ли это скрытая угроза, или просто констатация факта, пилот так и не понял.

***
– Капитан, вам что–нибудь нужно?

– Сколько ещё лететь?

– Сорок минут. Это всё, что вы хотели узнать, капитан?

Шепард ещё шире распахнула свои большие голубые глаза и уставилась на пилота в удивлении:

– Джокер, вы что, нервничаете и боитесь меня? Я всего лишь хочу лучше узнать членов своей команды.

– Ясно, – пилот насупился, поправив козырек кепки. – Вижу, к чему клоните. Ну и зашибись, я скажу вам то же, что и Андерсону. Я – лучший выпускник лётной говношколы, и у меня туева хуча разных поощрений. Да я лучший пилот, которого вы когда–либо видели в своей жизни! И никогда не просил никаких поблажек из–за болезни!

– Болезни? – на лице Шепард отразилась тревога. – Простите, Джокер, я не хотела вас обидеть. Я даже не знала, что вы больны…

– То есть, как… то есть, не знали? Эээ… – Джокер выругался про себя. Всё же иногда стоило придерживать свой длинный язык. – Ладно, раз уж я сам проболтался… У меня синдром Вролика. Врожденная хрупкость костей. Кости у меня в ногах неправильно развивались. Если приложить даже небольшое усилие, они ломаются.

– Но вы же не сломаете их, управляя «Нормандией»? – Шепард выглядела не на шутку обеспокоенной.

Джокер только фыркнул. Ставить под сомнения его профессиональные качества – это было даже обидно.

– Ну, я же не ногами управляю, мэм.

– Кто вас знает, чем вы тут управляете, когда никто не видит! – не менее раздраженно отозвалась Джейн и удалилась на капитанский мостик, гордо выпрямив спину и намеренно чеканя шаг.

В голове у Джокера промелькнула какая–то неясная мысль, пока он таращился в спину уходящей Шепард, но уже через мгновение он повернулся к панели управления.

***
– Снова вы, капитан?

– Джокер, у вас проблемы?

– Никак нет, мэм.

– Хочу узнать о состоянии корабля. Корпус не поврежден?

– Да что ему сделается? Думаете, эти спятившие поселенцы могли навредить «Нормандии»? Считайте, что они пыль протерли.

– Вас не обидит, если я спрошу ещё о синдроме Вролика?

– Любопытство, капитан? Ладно. Это очень редкая штука. Неизвестно, что его вызывает, скорее всего, что–то генетическое. В принципе, можно жрать какие–то пилюльки, но полное излечение невозможно.

– Пилюльки… – на мгновение Шепард застыла, а потом её так затрясло от возмущения, что даже темный пучок волос, собранный на затылке, задрожал, грозясь рассыпаться. – Джокер, вы что, не принимаете лекарства?!

– Принимаю, – отмахнулся пилот. – Ну, ладно, забываю иногда. Всё равно толку от них немного.

– Если «забывать» о таблетках, то конечно!

– Что вы так волнуетесь, капитан? Дайте мне «Нормандию», и я заставлю её танцевать для вас. Только меня не просите встать и сплясать за компанию, поумерьте свои садистские наклонности.

Шепард поджала губы от досады, намереваясь высказать пилоту всё, что думает о нём и его безответственном отношении к собственному здоровью, но сумела сдержаться.

– Садистские наклонности, говорите? Вы раскусили меня, Джокер. Пожалуй, закажу на Цитадели балетную пачку, специально для вас.

– Только не белую, мэм! Я больше люблю нежно–розовый цвет! – крикнул пилот вдогонку Шепард. Её уход больше походил на бегство, и Джокер довольно рассмеялся.

***
Синекожая азари мило улыбалась Шепард и даже порывалась приобнять её в знак благодарности за спасение, только почему–то всё время норовила спустить руку со спины на задницу Джейн. Панику на лице капитана мог не увидеть лишь слепой, но Лиаре было как–то всё равно. Неизвестно, что именно сказала азари добросердечной Шепард, вздумавшей проведать её в медотсеке, но паника на красивой человеческой мордашке сменилась ужасом. Джокер готов был поспорить на что угодно, что успокоение капитан придёт искать у пилота, и не ошибся. Звук шагов Шепард он уже успел выучить, и умел отличать от других.

– Пусть она будет золотая. Медалька–то, – в ответ на удивленный взгляд женщины пояснил Джокер. – Вы уж не забудьте представить меня к награде за то, что я спас вашу жо… эээ… жизнь.

Насчёт спасения пятой точки капитана, он, конечно, погорячился – Лиара Т’Сони могла это подтвердить.

– Зачем вам награда? Расслабьтесь, Джокер, вашему геморрою даже титановый диск, подложенный под зад, не поможет.

Пилот от неожиданности закашлялся, совсем не ожидая от капитана подобных слов. Шепард устроилась в соседнем кресле, устало откинула голову на мягкую кожаную спинку и прикрыла глаза.

– Вы жестоки, мэм. Не ожидал такого от вас. К тому же, все старые пилоты знают – самолично выслуженная медалька под зад – самое верное средство, никакие лекарства не дадут такого поразительного эффекта!

Шепард улыбнулась уголком губ, но позу не изменила:

– А почему вас называют Джокером?

– Ну вот, снова разговоры про мою жизнь, – вздохнул пилот. – Не я себе имя придумал. Да и звучит всё равно не так пафосно, как «лейтенант космических сил Альянса Джефф Моро».

– Джокер, не уходите от ответа.

– Доставала меня одна инструкторша в лётной школе, мол, никогда я не улыбаюсь, и стала называть Джокером, шутником вроде. Так и прилипло.

Шепард потянулась, устраиваясь поудобнее. Если бы не присутствие Джокера, она бы наверняка вытянула ноги и положила их на приборную панель.

– Не улыбались, значит… Догадываюсь, почему.

– Неужели? – Джокер скептически хмыкнул. – Да мне приходилось вкалывать за троих! Хрена бы я добился, если бы только ходил и скалился как идиот! Я летал даже лучше инструкторов, все это знали. Им всем пришлось отсосать у инвалида на скрипучих ножках. Вот уж на церемонии выпуска я посмеялся!

Шепард открыла глаза и резко повернулась к пилоту, понизив голос:

– Что, в буквальном смысле?

Глаза капитана, почти чёрные в неровном оранжевом свете мониторов, уставились на мигом покрасневшего пилота.

– Что вы имеете ввиду, мэм?.. – попытался выкрутиться Джокер.

– Отсосали в буквальном смысле?

А вот это уже был удар ниже пояса. Что ответить на такое, он даже не представлял. В первую секунду в голову пришла шальная мысль, что он спит. Не может же Шепард, капитан Шепард, первый человек–СпеКТР, спрашивать такое у своего пилота? Хотя нет, эта может.

– Нет, конечно, капитан, – прокашлялся пилот, стараясь смотреть куда угодно, только не на ехидно улыбающееся женское лицо, – вы переоцениваете моё обаяние и сексапильность.

– Жаль, – раздался грустный вздох. – Наверное, это было бы то ещё зрелище.

Чёрт. Ладно, Шепард, сама напросилась. Джокер подмигнул и «понятливо» ухмыльнулся:

– Капитан, что ж вы молчали? Если у вас такие интересы, давно бы обратились ко мне. Всё–таки, как я могу не помочь своему начальству? Поискать вам интересные видеофайлы?

– Только если на них будете присутствовать вы, Джокер, – парировала Шепард.

Пилот нервно постучал пальцами по подлокотнику кресла, придумывая достойный ответ:

– К сожалению, мэм, из меня хреновый актёр, и в экстранете ничего подобного с моим участием вы не найдете. Но, если это приказ, в свободное время я обязательно порепетирую особо драматичные моменты.

– Я подожду, – ядовито хмыкнула Шепард, поднимаясь с кресла. – Когда решите, что уже готовы к премьере, обязательно доложите мне.

Джокер не выдержал и развернулся, провожая взглядом стройную фигуру. Чёрт, хорошо, что капитан разведчик, а не солдат. Всё подкачано в меру, а где нужно – выглядит вполне себе упруго и объёмно…

Пилот помотал головой, понимая, что ещё немного подобных мыслей, и он в самом деле начнет «репетировать» на Шепард. А это ни к чему хорошему не приведёт.

***
После собрания Совета Джейн Шепард вернулась злая, как чёрт. Блокировка «Нормандии» выглядела как дополнительная оплеуха после смерти Эшли Уильямс.

Вся команда в приказном порядке была отправлена в Цитадель на двадцатичетырёхчасовую увольнительную – Андерсон обещал подумать, как помочь Шепард, но вряд ли это дело займёт пару часов, а отдых всем был необходим. Всё равно в ближайшее время никуда улететь они не смогут, так чего зря ошиваться на корабле? Когда за спиной раздались знакомые шаги, а в следующую секунду стройное женское тело устроилось на своем уже почти привычном месте, в кресле слева от Джокера, он даже не удивился.

– И вот, снова вы здесь, капитан. Как вы?

– Плохо, – честно ответила Шепард.

Уголки её губ опущены вниз, под глазами – тёмные круги. Пучок влажных после душа волос скреплен кое–как, так что Джокер мог по двум забытым над шеей прядкам оценить длину волос женщины. Даже ниже лопаток. Такие длинные мало кто теперь отращивает, а уж на военной службе в Альянсе – тем более.

– Сначала Уильямс, теперь это… Забейте, капитан. Хреново терять своих. Это жизнь, нужно только подождать, а время само всё сделает.

– Понимаю я. Чёрт возьми, – она потерла рукой лицо, – никогда ещё передо мной не стоял такой выбор.

Джокер ничего не сказал. Что он мог ответить? Хотя ему иногда приходила в голову мысль, что лучше бы Шепард спасла Уильямс, а не Аленко, но это случалось лишь в минуты острого раздражения, которое в последнее время всё явственнее ощущал пилот в присутствии лейтенанта. Но ведь не потому, что ходили слухи, будто Кайден влюблен в Шепард?

– А, кстати, какого чёрта вы остались на борту? – прервала его размышления капитан.

– Я, знаете ли, не люблю пешие прогулки. К тому же, приятно иногда побыть в тишине.

– Ваше право, Джокер, – пожала плечами женщина.

– Могу теперь я спросить вас, капитан? – решил прикинуться дурачком пилот, и продолжил после одобрительного кивка Шепард. – У лейтенанта Аленко были отношения с сержантом Уильямс? Ну то, что друзьями они не были, я знаю, но некоторые вещи можно делать, даже не познакомившись… Просто, прошу прощения, мэм, рожа у него была чересчур трагичная для человека, который пережил смерть обычного сослуживца.

– Нет, никаких отношений, насколько я знаю, – Шепард поморщилась, будто от зубной боли. – Кажется, лейтенант просто… ммм… ожидал услышать другой ответ на свой вопрос.

Выходит, слухи о том, что Аленко сохнет по капитану – не просто слухи. Хотя этот взгляд побитого щенка, направленный на сосредоточенную женщину, возвышающейся на своем капитанском мостике над всей командой, трудно было истолковать двояко. А вот то, что она не отвечает ему взаимностью – даже хорошо. Хотя, Джокер не был уверен, почему это так его радует.

– Вопрос? Какой вопрос?

– Вы слишком любопытны, Джокер. Не самое приемлемое качество для «лучшего пилота Альянса».

Мужчина горделиво выпрямился, довольно улыбаясь:

– А вот тут вы правы, самый лучший. Хорошо, что вы это понимаете, капитан. Хотя медальку всё равно ведь зажали.

– Всё мечтаете вылечить свой геморрой? – в голубых глазах Шепард запрыгали чёртики.

– Это уже ни в какие рамки не лезет, мэм! – воскликнул Джокер в притворном возмущении. – С чего вы взяли, что у меня геморрой?!

– Потому что вы торчите в этом кресле двадцать три часа в сутки, и всего один час отводится на еду и туалет. У вас уже задница превратилась в лепешку.

Джокер мысленно хмыкнул, представив, как на деле доказывает Шепард, что она ошибается, но подобное грозило лишением лицензии и выкидыванием с флота Альянса, поэтому он ограничился грустным вздохом и обиженной миной:

– За что же вы так, капитан? Довольно грубо с вашей стороны вот так вот тыкать в морду человеку его недостатками.

– Хорошо играете роль обиженного, Джокер, – улыбнулась Шепард, пропустив двусмысленность фразы пилота, – похоже, вы не теряли времени даром, репетируя «самые драматичные моменты»?

В голове у Джокера будто вспыхнула красная лампа с надписью «Опасность!». Какого чёрта капитан всё это делает? Ему, конечно, было не жалко таким нехитрым способом поднимать Шепард настроение, к тому же, подобные разговоры забавляли и помогали отвлечься ему самому. Но… Чёрт возьми, он не железный! Скорее, хрустальный… В любом случае, всё это грозило нарушением субординации и большими проблемами. За свою службу Джефф Моро уже получал выговоры за то, что не следил за своими словами. С Шепард – совсем другой случай, даже худший, чем можно себе представить…

– Без обид, капитан, – тихим серьёзным голосом проговорил пилот, – но я за вами хоть в ад пойду, да и вся команда тоже. Вот только давайте не путать тёплое с мягким. Вы–то теперь СпеКТР, и им законы не писаны, но я ещё дорожу своим креслом пилота.
Мужчина замолчал, сердито таращась в монитор и ожидая реакции Шепард.

– Вы часть моей команды, Джокер, – донёсся до пилота совершенно спокойный голос. – Считаете, что я могу допустить, чтобы из–за меня у вас были проблемы?

– Никак нет, мэм, – вздохнул он, обернувшись к женщине.

Шепард расслабленно сидела в кресле, чуть повернув голову в сторону пилота. На её лице играла весёлая нагловатая улыбка, весьма заразительная, потому как Джокер не выдержал и улыбнулся в ответ.

– Джокер, – Шепард облизнула губы, – вас останавливает только пресловутая субординация?

– Есть более подходящие объекты для ваших … ммм, тренировок в совращении, – увильнул от прямого ответа мужчина. На самом деле, он считал, что смазливый биотик Аленко с вечной мигренью – плохая партия для Шепард, но… Уж получше самого Джокера.

– Совращении? Я ещё даже не начинала. Ну же, лейтенант Моро, – поддела его Джейн, – а я–то думала, вы ничего не боитесь в этой жизни. Я сделаю себе чай, и, пожалуй, посмотрю новости. А потом вернусь. А вы пока поразмышляйте.

Шепард поднялась, и уже собиралась уходить, но в последний момент не выдержала. К щеке Джокера ласково прикоснулась горячая ладонь, всего на мгновение, но она обожгла кожу так, будто была сделана из лавы.

Пилот не оборачивался, просто таращился на приборную панель и прислушивался к звукам удалявшихся шагов капитана. На этот раз они звучали по–другому. Даже не видя Джейн, Джокер мог точно сказать, как сейчас выглядела вечно прямая фигурка – чуть сутулые плечи, опущенная голова, тревожно колыхавшийся в такт движению пучок волос. Впервые на его памяти Шепард несколько раз мазнула каблуком тяжелого ботинка стальные переборки – от уверенных гулких шагов не осталось и следа, капитан была слишком вымотана.

***
«Субординация, субординация… Чёрт, но Шепард и правда мне нравится!»

Гораздо легче было вновь достать наушники и по–тихому залезть в коллекцию порно. И не думать о том, что… А что он теряет? Шепард сама этого хочет, не нравился бы ей пилот – давно бы уже затащила в койку Кайдена, или даже Лиару. Да и Гаррус странно себя ведёт… А может, у Андерсона так и не появится мысли, как помочь, и «Нормандия» проторчит на Цитадели до того момента, как Сарен под властью и предводительством Жнеца с победным воплем «Юхууу!» разбомбит Вселенную к чёртовой матери? Можно было бы напоследок и развлечься. Разочек–другой. Или даже несколько.

О том, что это «развлечься», может окончательно сломить выстроенный им самим барьер и ударить в голову до сего момента тщательно подавляемой влюблённостью, Джокер предпочитал не думать. Что хуже – иметь и потерять, или не иметь вообще?

***
– Как дела? – Шепард вернулась через полчаса и вела себя так, будто никакого разговора и предложения «поразмышлять» не было.
Джокеру хотелось побиться головой, желательно, о металлический корпус «Нормандии». Что делать, он не знал.

– Капитан, я ведь серьёзно, – он в последний раз попытался образумить женщину, – я не самый лучший кандидат для каких–либо отношений.

– Вот он, – Джейн торжественно подняла вверх указательный палец, – вот он и настал, тот момент, когда вы начинаете использовать свою болезнь для собственных поблажек. Джокер, спятили? Что за детские отговорки?

– Но, – пилот всё ещё пытался достучаться до разума Шепард, – а как насчёт моего мерзкого характера? Вот с этим–то точно никто не поспорит.

Капитан резко встала и облокотилась на плечи Джокера, нависнув над ним сверху:

– Не заметила никакого мерзкого характера.

Чем ниже наклонялась Шепард, возбужденно сверкая глазами, тем больше цепенел Джокер.

Её губы были мягкими, нежными, и на них всё ещё ощущался сладкий привкус фруктового чая.

Джокер несмело положил руки на талию Шепард, провел по спине, прикоснулся к мягким волосам, и сам потянулся навстречу, отвечая на поцелуй.

Через несколько минут они прекратили своё занятие, пытаясь немного отдышаться. Шепард обвила шею и плечи Джокера и уткнулась лицом в его шею, счастливо выдохнув.

Лучший пилот Альянса, лейтенант Джефф Моро, крепко прижимал к себе собственного капитана, СпеКТРА Джейн Шепард, а на лице его играла самая глупая влюбленная улыбка во всей Вселенной.




avatar

Отложить на потом

Система закладок настроена для зарегистрированных пользователей.

Ищешь продолжение?


Заглянуть в профиль Olivia


Друзья сайта
Fanfics.info - Фанфики на любой вкус